Мистика «Кремлевских» улиц Казани и новое рождение Ташаяка

«…Как-то на Успенской, угол Триумфальной» краеведа Алексея Клочкова

Мистика «Кремлевских» улиц Казани и новое рождение Ташаяка
Фото: Вид на улицу Ташаяк с Кремлевского холма. Фото Андрея Останина. 2019 г.

Одним из самых любопытных районов Казани является Забулачье — в прошлом Мокрая и Ямская слободы. Когда-то эта часть города славилась обилием культовых сооружений и набожным населением, а рядом размещались заведения с весьма сомнительной репутацией. Этим необычным местам посвящена вышедшая в свет книга краеведа Алексея Клочкова «Казань: логовища мокрых улиц». С разрешения издателя «Реальное время» публикует отрывки из главы «…Как-то на Успенской, угол Триумфальной» (см. также части 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 21, 22).

Почти по Булгакову

Для того чтобы нам с вами можно было двигаться дальше, следует сделать небольшое, но весьма важное лирическое отступление. Касается оно в первую очередь нескольких казанских улиц, которым в разные исторические эпохи присваивалось имя «Кремлевская». Признаюсь, изложить понятным широкой публике языком все топонимические и топографические трансформации наших «Кремлевских» (и не только) оказалось настолько непростым делом, что в начале книги я совершенно сознательно решил оградить неподготовленного читателя от целого ряда нюансов.

Судите сами, читатель открывает книгу, и с первых же страниц на него наваливается пространное рассуждение примерно такого рода: «Нынешняя улица Ташаяк — это бывшая улица Ново-Кремлевская, но не та Ново-Кремлевская, которая сегодня Кремлевская, а та Ново-Кремлевская, которая проходила когда-то совсем рядом с другой Кремлевской, бывшей Триумфальной». Между прочим, в этой фразе все верно, но что скажет читатель, если это прочтет — да он совершенно точно решит, что у автора с головой не все в порядке.

Вся эта чехарда с «Кремлевскими улицами» мне почему-то напомнила страдания буглаковского персонажа Ивана Бездомного, который из сумасшедшего дома писал заявление в милицию о гибели Берлиоза. Помните, в «Мастере и Маргарите»: «…Заявление. Вчера вечером я пришел с покойным М.А. Берлиозом на Патриаршие пруды...». И сразу поэт запутался, главным образом из-за слова «покойным». С места выходила какая-то безлепица: как это так — пришел с покойным? Не ходят покойники! Действительно, чего доброго, за сумасшедшего примут! Подумав так, Иван Николаевич начал исправлять написанное. Вышло следующее: «...С М.А. Берлиозом, впоследствии покойным...». И это не удовлетворило автора. Пришлось применить третью редакцию, а та оказалась еще хуже первых двух: «...Берлиозом, который попал под трамвай...» — а здесь еще прицепился этот никому не известный композитор-однофамилец, и пришлось вписать: «...Не композитором...».

Улица Кремлевская (бывшая Триумфальная) на плане Казани 1940 г.

Все это я к тому, что успел намучиться с этими «Кремлевскими» не меньше, чем булгаковский персонаж «с Берлиозами». А теперь, когда мы немного подурачились, стоит разобраться в этом деле обстоятельно и серьезно.

Перво-наперво забудем на время о нынешней Кремлевской (той, что идет от Кремля до Университета) и вновь обратимся к Триумфальной улице, пересекавшей Мокрую слободу поперек — от Булака до железной дороги. По уже известным читателю причинам в начале книги я не стал вдаваться в детали и с известной долей допущения отождествил современную улицу Ташаяк с бывшей Триумфальной. Между тем, строго говоря, это не совсем так.

Все дело в том, что историческая Триумфальная улица шла не точно по оси нынешней магистрали Ташаяк, а под некоторым к ней углом и с небольшим смещением к югу. Иными словами, осевая линия Триумфальной выходила точно в створ между северной стороной нынешней «Пирамиды» и южной стороной Ледового дворца. Именно эту несуществующую ныне улицу постановлением Казгорсовета от 27 января 1926 года переименовали в Кремлевскую. Вот она, первая по счету Кремлевская улица, на плане 1940 года.

Как можно понять, первая Кремлевская улица начиналась от крепостных стен, спускалась к Булаку, далее пересекала т. н. Жарковский мост, переброшенный через эту протоку (о нем — в следующей главе), а другим своим концом упиралась в улицу Коротченко (бывшую Первую Мокрую), к юго-западу от современного Ледового дворца.

Вид на улицы Ново-Кремлевскую, Кремлевскую и Ташаяк с высоты птичьего полета. Архив Сергея Саначина. 1970 г.

Ну, а далее (в самом деле, как по Булгакову) опять начинается мистика — на плане 1940 года северо-западнее Кремлевской улицы мы видим улицу Ташаяк. Так вот, «это не та Ташаяк, которая сегодня Ташаяк» (опять чувствую себя Иваном Бездомным в сумасшедшем доме), а несуществующая ныне совсем коротенькая улочка, которая некогда спускалась от кремлевских стен аккурат к главному входу в нынешний Центральный стадион. В 2000 году всю историческую застройку к юго-западу от кремлевских стен (вместе с прежней улицей) смахнули, а название «Ташаяк» оставили в наследство сегодняшней современной магистрали, проходящей вдоль юго-восточной ограды стадиона — от «Пирамиды» до железной дороги. Ее-то уж точно все знают.

На фото Ю. Филимонова — участок Кремлевской улицы со стороны крепости. 1967 г.

Поехали дальше. Когда в середине 1950-х годов Булак отрезали от Казанки, а Жарковский мост (оказавшийся буквально в считанных метрах от «глухого» конца обновленной протоки) за ненадобностью демонтировали, старая Кремлевская улица оказалась разорванной на две неравные части.

К открытию в 1960 году Центрального стадиона вдоль его юго-восточной ограды проложили дублирующую магистраль, которую назвали Ново-Кремлевской улицей. Основные автомобильные потоки пустили по Ново-Кремлевской, а трамвайное движение оставили за старой Кремлевской улицей. На топографической карте Казани, выпущенной в 1973 году, показаны одновременно и Ново-Кремлевская улица (отображена в виде почти горизонтальной оранжевой полосы), и собственно Кремлевская, направление которой хорошо прослеживается по трамвайным путям, показанным в виде изогнутой линии, протянувшейся от глухого конца Булака до железнодорожных путей. К слову, в том же 1973 году трамвайные пути со старой Кремлевской улицы будут переброшены на набережную Казанки.

Кремлевская и Ново-Кремлевская улицы на топографической карте Казани. 1973 г.

В свете сказанного теперь уже не составляет никакого труда установить точное местоположение триумфальной арки — надо только прочертить воображаемую линию вдоль оси северо-западной аллеи стадиона (начального участка старой дамбы), мысленно продолжить эту линию до Московской улицы, и в точке ее пересечения с трамвайными путями окажется место нашей арки. Оно находится точно напротив юго-восточного угла Ледового дворца в середине проезжей части нынешней Московской улицы.

Трамвай идет по Кремлевской, «Волга» — по ул. Кирова. Фото С. Токарева. 1970 г.

Ну а далее не имеет смысла продолжать: в 2004 году, накануне празднования 1000-летия Казани, с целью закрепления исторического топонима, оставшегося еще с ханских времен, Ново-Кремлевская улица была переименована в улицу Ташаяк. Старая Кремлевская улица прекратила свое существование еще раньше — в 1996 году, когда были снесены последние строения на месте сегодняшней «Пирамиды». В том же 1996 году новое, уже третье по счету, имя «Кремлевская» получила бывшая улица Ленина.

Старая улица Кремлевская (бывшая Триумфальная) в 1968 году. Фото Льва Попова

С Кремлевскими улицами мы вроде бы разобрались, можно уже ставить точку?!... Как бы не так, чудеса продолжаются. Взгляните на план города 1940 года, и вы без труда найдете улицу Коротченко, в которую упирается наша старая Кремлевская. Не знаю, как вы, но когда я нашел улицу, названную именем Коротченко, на плане 1940 (!!!) года, то снова почувствовал себя Иванушкой Бездомным в сумасшедшем доме. Вначале я даже не сообразил, что меня так изумило: ну, Коротченко какой-то, может, революционер или летчик… Еще не понимаю ничего, но чувствую подсознательно — что-то тут не так. И вскоре я догадался, что меня смутило.

На углу улиц Коротченко и Сакко и Ванцетти. Фото Льва Попова. 1966 г.

Судите сами: в широко растиражированном справочнике улиц города Казани «Казань: где эта улица, где этот дом?» (Казань, издательство «Казань», 1995) его автор, уважаемый мною Кафиль Фахразиевич Амиров, пишет: «улица названа в честь Коротченко Демьяна Сергеевича (1894—1969), партийного и государственного деятеля Украины». Думаю себе, с какого это перепугу некоему неведомому партийному работнику Украины оказана такая высокая честь при жизни. Беру другой справочник, «Казанских улиц имена» (авторы — К.Ф. Амиров, Р.Х. Ахметзянова, В.В. Вениаминов), выпущенный в Казани в 2010 году, и удивляюсь еще больше: «Коротченко — (бывшая Мокрая 1-я, переименована протоколом комиссии Казгорсовета от 27.01.1926 № 51)... Названа в честь Коротченко Демьяна Сергеевича (1894—1969), партийного и государственного деятеля Украины, Героя Социалистического Труда...»

Вроде бы, и ссылочка имеется на документ о переименовании, но как сказал бы Иванушка Бездомный, «опять получалась какая-то безлепица» — не мог Демьян Сергеевич в 1926 году быть еще ни видным партийным и государственным деятелем, ни известным героем Гражданской войны, ни тем более Героем Социалистического Труда, ибо это звание будет учреждено гораздо позже — Указом Президиума Верховного Совета СССР от 27 декабря 1938 года. И зачем, скажите мне на милость, имя совершенно неизвестного в 1920-е годы молодого человека при его жизни присваивать некоей улице Казани, пусть даже самой задрипанной?!

На углу переулка Рустема Яхина и улицы Коротченко. Фото Андрея Останина. 2019 г.

Чтобы не пойти по стопам булгаковского персонажа, решил призвать на помощь архивистов, которые в Национальном архиве отыскали нужную мне бумажку: «Назвать именем Коротченко, убитого черносотенцами в 1905 году бывшего участника железнодорожной забастовки на станции Казань товарная — Первую Мокрую улицу, протокол комиссии Казгорсовета от 27.01.1926 №51, лист 131». Вот так, и никак иначе! И притом, заметьте, в документе 1926 года о переименовании улицы не указано имя Коротченко. Просто «Коротченко», и все — никаких инициалов! Его и тогда не знали! Чего уж говорить о дне сегодняшнем?

Что тут скажешь? Неохота заслуженных авторов припирать к стенке, но ничего не поделаешь. И что-то подсказывает мне, что сведения о Демьяне Коротченко «тяпнули» они из Википедии — нашли некоего «выдающегося государственного и партийного деятеля Украины» с подходящей фамилией — и «тяпнули», не потрудившись хотя бы мельком глянуть на даты рождения и смерти. Между прочим, Роза Хабриевна Ахметзянова, один из авторов справочника, долгие годы была главным специалистом по топонимике аппарата Администрации города Казани… Такие дела… А мы еще удивляемся, откуда у нас в Казани появляются улицы Нурсултана Назарбаева?!

Вид на Жарковский мост с точки нынешнего завершения протоки Булак. 1914 г.

И вдобавок еще несколько фактов: тем же постановлением от 27 января 1926 года были переименованы еще две улицы: Вторая, или Задняя Мокрая стала просто Мокрой, ну а наша Триумфальная — улицей Кремлевской. Двумя годами позже Поперечная Мокрая улица будет названа в честь Николы Сакко и Бартоломео Ванцетти — американских анархистов-революционеров, выходцев из Италии, казненных в США 23 августа 1927 года по обвинению в трех убийствах. Что ж, для Мокрой слободы — название вполне подходящее.

Еще один интересный момент: в некоторых хозяйственных и финансовых документах Казгоркоммунхоза (управления Казанского городского коммунального хозяйства), относящихся ко второй половине 1920-х годов, фигурирует некий «Кремлевский мост через протоку Булак», без какой-либо привязки к местности. Так вот, я полагаю, что когда в 1926 году бывшая Триумфальная улица стала Кремлевской, Жарковский мост получил в наследство то же имя, что и новая улица, но оно, очевидно, употреблялось только в официальных бумагах. В конце концов, хотя и ненадолго, но победа все же осталась за историческим именем — в документах 1930—1950-х годов снова мелькает «Жарковский деревянный мост», да и казанцы в повседневном обиходе продолжали по привычке воспроизводить старый топоним. К примеру, мой дед продолжал называть этот мост не иначе как «Жарковским», вплоть до самого его разбора летом 1956 года.

На улице Сакко и Ванцетти. Архив Георгия Фролова. 1984 г.

Продолжение следует

Алексей Клочков
ОбществоИсторияИнфраструктура Татарстан
комментарии 21

комментарии

  • Анонимно 26 май
    Супер! Спасибо. Все расставили по своим местам
    Ответить
  • Анонимно 26 май
    Некоторые улицы изменились до неузнаваемости, а многие так и сохранили свой облик
    Ответить
    Анонимно 26 май
    Да там уж не осталось ни одной из прежних улиц - все ухайдакали
    Ответить
    Анонимно 26 май
    Как же не осталось. Вы даже на фото посмотрите, улицы тех времен выглядят также как и сейчас
    Ответить
  • Анонимно 26 май
    Все смешалось в доме Облонских...
    Ответить
    Анонимно 26 май
    действительно, путаница
    Ответить
  • Анонимно 26 май
    Город развивается - и это хорошо.
    Но и Историю помнить надо.
    Спасибо уважаемым автору и РВ за сохранение Памяти.
    Ответить
    Анонимно 26 май
    Присоединяюсь. Огромная благодарность автору
    Ответить
  • Анонимно 26 май
    А почему Клочков прекратил писать про бандитов, бомжей и блудниц?
    Ответить
    Анонимно 27 май
    Автор пишет о разных сторонах жизни дореволюционной Казани. Вы судите лишь по одной главе (из двадцати). Ну, писал о жрицах любви - и что с того... Теперь пишет о другом.
    Ответить
  • Анонимно 26 май
    Я вот не понимаю, почему улица названа Ташаяк? Насколько мне рассказывала мама, там раньше был базар, на котором продавали посуду, и назывался базар Ташьяк. Улица, видимо, названа по названию базара и должна звучать как Ташяк а не Ташаяк.
    Ответить
    Анонимно 26 май
    у нас в городе вообще названия улиц довольно странные - ташаяк, дуслык, иман и др.
    Ответить
    Анонимно 26 май
    Ташаяк в переводе - это Каменная чаша. Название восходит ко временам ханской Казани
    Ответить
    Анонимно 27 май
    Таш аяк - это Каменная чаша,по легенде во времена ханской Казани все торгующие туда клали монеты-пошлину хану ,за право торговать .
    Есть похожее слово -чын аяк ( дословно -китайская, то есть фарфоровая) чаша,чашка
    Ответить
  • Анонимно 26 май
    Иллюстрации прекрасны
    Ответить
    Анонимно 26 май
    Текст не менее прекрасен
    Ответить
    Анонимно 26 май
    да. здесь все органично
    Ответить
  • Анонимно 26 май
    С Жарковым и мостом тоже не все так просто, как пишет автор. Купец к нему имел такое же отношение, как Сююмбике к одноименной башне в Кремле.
    Ответить
    Анонимно 27 май
    А вот тут вы неправы от слова "совсем". Иван Степанович Жарков, будучи городским головою, самолично руководил строительством этого моста и спрямлением протоки Булак. В первоначальном варианте мост был разводным, но в 1815 году сгорел. В 1823 году восстановлен на средства вдовы Жаркова и ее сестры Крашенинниковой уже в неразводящемся варианте. Кстати, Жарковы и их многочисленные родственники и жили рядом с этим мостом -
    Ответить
    Анонимно 27 май
    Не судите по тому обрывку, что опубликован. У автора очень подробно и документально безупречно все изложено в следующих главах. Дождитесь продолжения - и только
    Ответить
  • Анонимно 10 июл
    Очень классная статья, фото передают атмосферу той Казани, которую я люблю, она мне ближе и роднее
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии