Фотомарафон «100-летие ТАССР»: вход на судостроительный завод «Красный металлист», 1932 год

Проект «Реального времени»: от Татарии — к Татарстану, часть 60-я

Фотомарафон «100-летие ТАССР»: вход на судостроительный завод «Красный металлист», 1932 год

Еще в 1895 году на Волге близ Казани основали Паратские судоремонтные мастерские. В 1918-м в Паратск (сейчас — Зеленодольск) были переведены некоторые части Балтийского и Ижорского заводов. Мастерские стали Волжским автономным судостроительным и механическим заводом Морского комиссариата. В 1922 году это громоздкое название заменили на простое и звучное — «Красный металлист».

В 1920-х здесь делали не только корабли, но и сельхозтехнику (веялки, молотилки, плуги), в которой так отчаянно нуждалась страна, лежавшая в руинах. Нуждался в этих заказах и сам завод: к 1922 году его коллектив сократился вдесятеро, и госзаказ на сеялки и веялки, полученный в 1925 году, спас предприятие. А к концу года пошли и первые заказы на сухогрузные тентовые баржи.

Завод «Красный металлист» к началу 1930-х годов. Фото zdship.ru

Но по-настоящему возрождаться предприятие стало, когда здесь начали производить буксирные колесные пароходы: за паратским заводом базу их постройки и ремонта закрепили по решению коллегии ВСНХ СССР. Возродили конструкторское бюро, на работу сюда ехали лучшие инженеры-судостроители со всей Волги.

В 1929 году на базе молодежных ученических бригад открыли заводскую школу ФЗУ, где ковали кадры. Правда, «школяров» приходилось учить с нуля: многие к концу 1920-х даже читать-то не умели. Но в 1930-е годы все вошло в свою колею: на заводе научились готовить высококлассных специалистов.

План технической учебы рабочих завода «Красный металлист» на 1936 год. Фото из фондов Государственного архива РТ

На завод поступало новое оборудование, к 1930 году была проведена полная реконструкция завода: в строй ввели стапельную площадку, плаз, компрессорную станцию, судокорпусный, судокотельный, механический, деревообделочный и кузнечный цехи.

Реконструкция цехов завода «Красный металлист»

В 1932 году завод был назван именем А.М. Горького. В 1934 году он уже получил первый оборонный заказ, начав выпуск речных бронекатеров. С 1936 года в цехах предприятия соревновались стахановские бригады, завод становился крупным и мощным предприятием. Впоследствии, в годы Великой Отечественной войны, он внесет огромный вклад в создание военной техники для победы над врагом.

Сейчас мы знаем его как Зеленодольский завод имени А.М. Горького.

Людмила Губаева
Справка

За помощь в подготовке материала редакция благодарит Государственный архив РТ.

Мы будем рады участию наших читателей в наполнении фотопроекта. По вопросам фотомарафона обращайтесь по адресу gubaeva@realnoevremya.ru.

ОбществоИстория Татарстан
комментарии 14

комментарии

  • Анонимно 17 окт
    Прекрасные фотографии и текст - несут массу информации о том героическом и непростом времени.

    100-лети ТАССР стремительно приближается и фото-проект, фото-марафон РВ позволяет проследить интереснейшую историю становления одной из "реперных" национальных Республик РСФСР и СССР.

    Огромное спасибо автору, РВ, ГА РТ и всем, кто каждый день вкладывает огромный труд в этот интереснейший проект, в сохранении Памяти и Истории.
    Ответить
  • Анонимно 17 окт
    Оказывается завод имеет весьма давнюю историю
    Ответить
    Анонимно 17 окт
    Можно его историю "привязать" даже в Казанскому Адмиралтейству, основанному Петром 1 в самом начале 18 века.
    Ответить
  • Анонимно 17 окт
    В плане технической учебы прописаны "курсы социалистического труда".

    Чем интересно "социалистический труд" отличается от "капиталистического труда" для рабочего?

    За первый дают грамоту ударника социалистического труда и немного денег, а за второй просто много денег?

    Зеленодольцы каждодневно совершали трудовой подвиг - строили новые цеха и строили военные и гражданские корабли.
    Ответить
    Анонимно 17 окт
    Денег за труд дают столько сколько решит собственник и диктует рынок труда (при капитализме). При социализме за труд платят исходя из стоимости продукции, выпускаемой по плану (без рыночной стоимости).
    А дальше нужно посмотреть что на эти деньги в том и другом случае можно приобрести и за что нужно (или не нужно) платить.
    Ответить
    Анонимно 17 окт
    При социализме даже больше выходит еще
    Ответить
    Анонимно 17 окт
    Одна из особенностей труда в условиях социализма — его всеобщность, которая проявляется в принципиально новой форме найма рабочей силы и объединении трудящихся в кооперативных предприятиях. Сущность найма состоит в планомерном включении рабочих и служащих в процесс общественного труда на государственных предприятиях и таким образом в соединении в процессе труда рабочей силы со средствами производства. Утверждение общественной социалистической собственности исключает возможность превращения рабочей силы в товар.
    Ответить
    Анонимно 17 окт
    Были ещё "стахановские курсы" - вторая фотография.
    Подскажите, пожалуйста, что это такое - чувствуется Вы знаток теории марксизма-коммунизма.
    Зачем рабочим нужны были эти "стахановские курсы"?
    Ответить
    Анонимно 17 окт
    Не больше Вашего)) В принципе в сети все можно найти кому интересно понять причины принимаемых в те времена решений.
    По теме. Опытные работники передавали знания и наработки по отрасли начинающим.
    Ответить
  • Анонимно 17 окт
    Почему плакаты не на татарском?
    Ответить
    Анонимно 17 окт
    Смотрите внимательнее - "плакаты" на чистейшем татарском языке написаны латиницей.
    Ещё чуть чуть и перешли бы с татарского на эсперанто.
    Всё уже было готово.
    Или Вы хотите чтобы плакаты были написаны арабицей или древними тюркскими рунами?
    Ответить
  • Анонимно 17 окт
    В повести В.П.Аксёнова есть любопытные воспоминания о Зеленодольске и Свияжске 1930 - 1040-х гг. и военной "продукции" зеленодольского завода "Красный металлист".
    Если модераторы пропустят большой "кусок", то вот текст:

    "– Яшка, ты помнишь Свияжск? – спросил я.

    Он некоторое время недоуменно молчал, потом хихикнул:

    – Помню-помню... А вот ты, Олега, помнишь те бронированные мониторы, те речные линкоры? Помнишь, как нас взяли в плен?

    И вдруг ярчайшим образом вспомнилось то, что за многие годы совсем уже утонуло в памяти, так ярко, словно включили кинопроектор.

    На Волге в те дни существовала военная флотилия. Для чего она была нужна? Чтобы в страхе держать чувашские и мордовские берега? Тогда таких вопросов никто себе не задавал. Существует, значит, необходима.

    База Волжской военной флотилии находилась где-то неподалеку от нашего пионерлагеря, и это, конечно, страшно нас интриговало. Много было разговоров о мониторах, удивительных, мелко сидящих судах с башенной тяжелой артиллерией, настоящих речных дредноутах. Увы, сколько ни вглядывались пионеры в волжские дали, не видели ничего, кроме обычных буксиров с баржами да старых колесных пароходов. В общем, эти мониторы стали нам уже казаться каким-то мифом.

    И вдруг мы их увидели, целую эскадру в кильватерном строю, четыре темно-серых, почти синих броненосца. Весь отряд был потрясен. До этого мы шествовали по каменистой тропинке вдоль высокого берега Волги под водительством все той же физручки Лидии. Только что поймали отвратительную змею, кажется медянку, для «живого уголка». Обычная пионерская рутина. Обычное с ума сводящее мелькание загорелых физручкиных ляжек. И вдруг «четыре серых» с военно-морскими флагами, с вымпелами и сигнальщиками, отмахивающими свою азбуку с верхних мостиков, каждый с двумя огромными орудийными башнями, с преогромнейшими спаренными пушками, вымирающее племя речных бронированных мониторов. Мы с Яшкой даже дар речи потеряли, разинули пасти и немо уткнули указательные пальцы в волжский простор.

    Физручка подняла трофейную «лейку», сделала снимок, помахала краснофлотцам и после этого зафиксировала свою позу с поднятой рукой, чтобы и самое себя запечатлеть в памяти этих четырех тяжелых мужчин. Вспоминая сейчас ее позу, я думаю, что это была девушка с какой-нибудь картины Дейнеки, заря социализма, один к одному.

    Вдруг произошло невероятное: весь в мелькании сигнальных флажков, задний монитор покинул строй, описал умопомрачительную дугу через всю Волгу и приблизился почти вплотную к высокому берегу, на тропе которого стоял наш отряд. Теперь мы могли рассмотреть его во всех подробностях, все трапы и люки, зенитные пулеметы и мостики. А «загорелые матросы», стоящие на палубе, лыбились нам так, что можно было все зубы пересчитать в их хавальниках. Последовала какая-то команда с мостика в мегафон, и часть команды попрыгала с борта корабля на прибрежные камни, а то и в воду. Еще через минуту они уже бежали в гору к нам, не менее десятка матросов и один офицер. Чудо из чудес – они нас окружали!

    Мы даже струхнули. Все струхнули, кроме, разумеется, Лидии, она наблюдала приближение моряков насмешливо прищуренными глазами. Задним числом мне сейчас даже кажется, что матросики сами слегка сдрейфили перед богиней солнечного социализма. Наверняка даже в онанистических снах этих бедных ребят не являлась им подобная штука.

    – Вы фотографировали боевое соединение, – сказал физручке лейтенант. Он был в куцем тесноватом кительке, мал ростом, но горбился и сгибал плечи словно высокий человек.

    – Допустим, – усмехнулась физручка и тряхнула гривой выгоревших волос. Она была на полголовы выше офицера.

    Он смотрел на нее с кривой улыбочкой, как бы давая ей этой улыбочкой понять, что не видит в ней ничего, кроме годной для употребления девки, то есть станка, но, увы, улыбочка эта выдавала его с головой, она явно указывала, что ему, по какой-то неведомой нам табели о рангах, даже и мечтать не приходится о такой особе, как наша блистательная физручка.

    – Запрещено, – выдавил он из себя.

    – Трижды ха-ха, – сказала физручка. – В «Красной Татарии» на днях был снимок этих кораблей.

    Тут воцарилась какая-то странная пауза, и вдруг лейтенантик стал быстро, профузно краснеть, фуражечка ему сделалась как бы мала, из-под нее потекли струи пота, и наконец обнаружилась причина стыда – все заметили, как брюки лейтенанта стремительно растягиваются неким странным выпячиванием, которое в конце концов приобрело форму основательного колышка, устремленного в сторону Лидии. Офицерик весь вогнулся внутрь, чтобы сгладить это выпячивание, удалить его из центра композиции, но ничего не получалось: то ли брючки были тесноваты, то ли предмет великоват.

    Мы некоторое время молчали, понимая, что происходит что-то неловкое, но относя это к фотоаппарату, к съемке военного могущества нашей реки, а вовсе не к постыдному колышку, торчащему в направлении пионерского отряда. Первыми прыснули наши девчонки, потом гоготнули матросы, потом и мы, мальчики, сообразили, что к чему. Физручка победительно сверкала дейнековской улыбкой.

    – Смирно! – пискнул офицерик своим матросам и совсем уже побагровел. – Я, конечно, извиняюсь, девушка... товарищ вожатый... но мне приказано изъять у вас аппаратуру... или... или...

    Он уже и не смотрел на физручку, уставился куда-то вбок и вниз, вроде бы на собственный каблук, но «предмет», однако, продолжал победоносно торчать, странное неуместное могущество на фоне хилой фигурки, впрочем, было в этом некоторое соответствие с тяжелым вооружением мелко сидящих мониторов.

    – Или пленку засветить? – Лидия презрительно оттопырила губу. – Нет уж, дудки! Берите «лейку», а о дальнейшем...

    – О дальнейшем, может быть, в штабе флотилии?.. – с робкой радостью вопросил лейтенантик.

    – Вот именно! Завтра же! Кто у вас главный? Контр-адмирал Пузов? Да мы с его дочкой на одном курсе, к вашему сведению!

    Она швырнула «лейку» офицеру, словно королева пригоршню серебра в толпу.

    – Ребята, за мной!

    – Завтра же... завтра... – лепетал лейтенантик, – в Зеленодольске... в штабе флотилии... уверен, что разберутся... я буду вас лично... ждать на пристани...

    – Трижды ха-ха! – скомандовала физручка.

    – Ха-ха! Ха-ха! Ха-ха! – бодро ответствовал наш отряд, покидая поле престраннейшей этой битвы".
    Ответить
  • Анонимно 17 окт
    Интересна история завода и в более позднее время, в наше время.
    Одни только суда на подводных крыльях и малые ракетные катера, которые наносят ракетные удары с Черного моря по базам международных террористов на Ближнем Востоке чего стоят.
    Ответить
  • Анонимно 18 окт
    "С 1 ноября 1918 года в Паратске частная торговля хлебом запрещалась, вводилось карточное распределение продуктов. К декабрю на карточную систему было переведено все местное рабочее население... Это был типичный "военный коммунизм".
    Давыдов Д.А. В огне Гражданской... // Мы - волжане: Из прошлого и настоящего города Зеленодольска и Зеленодольского района Республики Татарстан . - Казань: Из-во "По городам и весям", 2005 - С. 130.

    В октябре 1930 года вышло постановление ЦК ВКП(б) "О мероприятиях по реконструкции Паратского завода", реконструкция приобрела всесоюзное значение - завод стал выпускать бронекатера, которые так поразили воображение сына высокопоставленных партийно-государственных чиновников Казани, пионера Васьки - будущего диссидента В.П.Аксёнова, что он будучи уже в эмиграции в США написал повесть "Свияжск", в которой в подробностях и деталях описал зеленодольские бронекатера и сравнил их мощные орудия с "колышком" лейтенанта, возбудившегося при виде полуголой пионервожатой.
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии

Новости партнеров