Дружественного АСВ продавца залогов отодвигают от «бизнеса на костях ТФБ» в Татарстане

«Конкурсники» один за другим отказываются от услуг РАД по продаже имущества из-за «слишком высокого вознаграждения»

Дружественного АСВ продавца залогов отодвигают от «бизнеса на костях ТФБ» в Татарстане
Фото: wikipedia.org

Как стало известно «Реальному времени», Российский аукционный дом, получивший в свое время в Татарстане от АСВ чуть ли не карт-бланш на продажу имущества банкротящихся банков и связанных с ними компаний, в последнее время стал получать один «отвод» за другим. Так, от его услуг при продаже имущества уже отказались арбитражные управляющие мусинской «Бытовой электроники», «Сувар Девелопмента», «Татинк-Финанс», «центровой» компании Роберта Мусина «Новая нефтехимия» и обувной фабрики «Спартак». Управляющие берутся организовать торги самостоятельно — якобы в целях экономии на вознаграждении профессионального продавца.

«Всегда считали Татарстан ключевым регионом»

АО «Российский аукционный дом» (РАД) получило в Татарстане зеленый свет на продажу активов лопнувших банков. Это случилось с легкой руки госкорпорации «Агентство по страхованию вкладов», ставшей конкурсным управляющим потерпевших крах кредитных организаций. Например, именно на площадке «Российского аукционного дома» были проданы офисы банков «Спурт» и «Татагропромбанк» в Казани.

Гендиректор Агентства по госзаказу Татарстана Яков Геллер констатировал в СМИ, что к РАД в том числе попало имущество, которое было передано ТФБ в качестве обеспечения выданных кредитов. Кроме того, у того же Роберта Мусина была масса компаний, на балансе которых числились и дорогие объекты недвижимости, и автопарки из авто премиальных марок. Одним словом, фронт работ РАД был обеспечен.

«Мы всегда считали Татарстан и Казань ключевыми регионами и точками роста Российского аукционного дома», — заявлял генеральный директор АО Андрей Степаненко. Фото Сергей Ермохин / dp.ru

Как рассказывало «Реальное время», «Российский аукционный дом» на исходе 2019 года даже открыл в Казани свой филиал. «Мы всегда считали Татарстан и Казань ключевыми регионами и точками роста Российского аукционного дома», заявлял тогда нашему изданию генеральный директор АО Андрей Степаненко.

Он отмечал, что по всей территории России, в том числе и в нашей республике, растет объем «стрессового» имущества. Возглавляемая им компания развивает это направление продаж в партнерстве с корпорацией АСВ: «РАД — основной агент АСВ по продаже имущества банкротящихся банков».

По словам руководителя РАД, значительную часть этого «нового пласта имущества» составляет недвижимость: кредитные организации охотно берут в залог здания и сооружения. И вот теперь она, оказавшись в свободной продаже, «вызывает настоящий ажиотаж среди покупателей».

Представители аукционного дома подчеркивали, что работают в комплексе, не ограничиваясь предоставлением электронной площадки для продажи. РАД в одном лице — и организатор торгов, и консультант, и брокер. Одним словом, ведет работу от упаковки товара до самой продажи и последующей регистрации сделок, что особенно важно при работе со сложными активами. И рынок банкротного имущества — лишь одно из его направлений.

В «Российском аукционном доме» не скрывали, что возлагают большие надежды на Татарстан. Продав в нашей республике в прошлом году имущества на 600 млн рублей, агент АСВ ставил новую планку: нарастить ежегодные продажи до миллиарда.

Яков Геллер констатировал, что к РАД в том числе попало имущество, которое было передано ТФБ в качестве обеспечения выданных кредитов. Фото Максим Платонов

Есть возможность провести торги самостоятельно

Однако, как стало известно «Реальному времени», РАД в последнее время стал получать «уколы» от конкурсных управляющих «околотфбшных» компаний: они просто-напросто отказываются от его услуг. На этот момент «Реальному времени» известно как минимум о пяти «отводах» Российскому аукционному дому.

Самый ранний из попавшихся на глаза в базе данных Арбитражного суда Татарстана имеет отношение к члену союза арбитражных управляющих «Возрождение» Елене Рогожкиной. Последняя известна как финансовый управляющий самого Роберта Мусина. Однако в данном случае речь идет о компании ООО «Бытовая электроника».

9 декабря прошлого года татарстанский арбитраж рассматривал вопрос разногласий по продаже имущества компании-банкрота (паи «ЗПИФ недвижимости «ТФБ-Рентный инвестиционный») между «Татфондбанком» в лице АСВ и «конкурсником» «Бытовой электроники». Вопрос был вполне четкий: кому поручить продавать? ТФБ, которому упомянутые паи в свое время заложили по кредиту, называл РАД. Но финансовый управляющий заявила, что привлечение организатора торгов (по крайней мере, на этих условиях) не отвечает целям и задачам конкурсного производства. Он работает за вознаграждение, а это дополнительные расходы, да еще и, как выяснилось, немалые. К тому же у самой Рогожкиной есть навыки «организатора продаж», заявлялось в суде. А «гонорар» для РАД был оговорен такой: 25 тысяч рублей «железно» плюс 5 процентов от начальной цены имущества на торгах в случае его продажи и 30 процентов от суммы превышения цены продажи имущества над начальной. В то же время продавец не должен заработать больше 15 процентов от цены реализации, включая НДС.

Продав в нашей республике в прошлом году имущества на 600 млн рублей, агент АСВ ставил новую планку: нарастить ежегодные продажи до миллиарда. Фото Владимир Бургнов / rapsinews.ru

Представитель банка в суде говорила, что привлечение РАД в качестве организатора торгов принципиальная политика госкорпорации. Но их оппонент упирала на то, что запрашиваемый их протеже «гонорар» не обоснован. Суд тогда принял сторону Рогожкиной, утвердив ее вариант положения. До самих торгов с ее участием, впрочем, дело так и не дошло. 26 июня Елену Александровну освободили от обязанностей управляющего «Бытовой электроники». А она, надо сказать, «рулила» конкурсным производством в этой компании почти целых два года, с 9 июня 2018 года.

Связана ли как-то эта «отставка» с ее активной позицией в части продажи имущества компании-банкрота? Выяснить это у самой Рогожкиной «Реальному времени» не удалось. Она ответила, что комментариев СМИ не дает: «Все в официальных источниках». Имущество «Бытовой электроники», по поводу продажи которого спорили в суде, не реализовано до сих пор, потому что АСВ «тормознуло» торги. Госкорпорация заявила, что хочет оставить упомянутые паи за собой, на что как конкурсный кредитор имеет полное право. 11 сентября суд по заявлению госкорпорации принял обеспечительные меры до назначения нового «конкурсника», а с его кандидатурой должны определиться не раньше чем в середине октября.

«Тренд», то ли заложенный Рогожкиной, то ли просто ею поддержанный, развили дальше ее коллеги. 16 июля конкурный управляющий Артур Зайнутдинов в противовес ТФБ-АСВ заявил аналогичные требования в банкротном деле ООО «Татинк Финанс». Суд с ним согласился, отметив, что организация торгов по общему правилу возлагается на арбитражного управляющего. Привлечение же сторонней организации нужно обосновать, скажем, экономией расходов должника на проведение торгов либо другими положительными эффектами.

28 августа просил разрешить подобные же разногласия и конкурсный управляющий ООО «Сувар Девелопмент» Иван Кондратьев. А именно: внести корректировку в пункт 3, предложив заменить организатора торгов с АО «РАД» на себя самого. Причина все та же: у предложенной ТФБ специализированной организации «вознаграждение определяется по формуле и его размер является значительным». И тоже добился желаемого.

А 11 сентября, как уже сообщало «Реальное время», татарстанский арбитраж рассудил конкурсного управляющего «центровой» фирмы экс-главы группы ТФБ Роберта Мусина «Новая нефтехимия» Зайнутдинова и ее кредиторов. ТФБ для продажи имущества вновь изначально предлагало РАД. Но «конкурсник» посчитал оговоренную для Российского аукционного дома сумму вознаграждения (должна была составить не менее 19,6 млн. рублей) завышенной. Он заявил, что у него есть возможность провести торги самостоятельно, и суд с ним согласился. Торги управляющий организует сам на электронной площадке «Альфалот». В лот №1 включено имущество по адресу: Казань, ул. Баумана, 9а по начальной цене 398,59 млн рублей — сам земельный участок, нежилые подвальные помещения и автостоянки, расположенные на кровлях зданий.

9 декабря прошлого года татарстанский арбитраж рассматривал вопрос разногласий по продаже имущества компании-банкрота между «Татфондбанком» в лице АСВ и «конкурсником» «Бытовой электроники». Фото Максим Платонов

Та же ситуация сложилась и с продажей части имущества обувной фабрики «Спартак» (21 735 890 штук акций «Акибанка»). 14 сентября Арбитражный суд РТ утвердил порядок реализации в редакции, предложенной конкурсным управляющим. Зайнутдинов (кстати, коллега Рогожкиной по СРО арбитражных управляющих «Возрождение») намерен распродать упомянутые ценные бумаги (а, возможно, и остальные активы местного обувного бренда) без помощи РАД. Как представитель конкурсного кредитора ТФБ ни убеждал, что работа профессионального организатора торгов (РАД) поспособствует привлечению наибольшего числа участников , что даст возможность продать имущество по наиболее высокой цене, последнее слово осталось за конкурсным управляющим. Он заявил, что намерен организовать торги сам. Во-вторых, подсчет возможного «заработка» РАД (а он по максимуму мог «извлечь» из этих торгов 10,69 млн рублей) убедил его в том, что цена услуги явно завышена и просто не разумна.

Суд подчеркнул, что деятельность арбитражного управляющего должна быть прежде всего направлена на минимизацию расходов, которые вообще-то «оплачивает» должник: брать организатора торгов со стороны нецелесообразно. Даже с учетом того, что за него проголосовало собрание кредиторов (или ТФБ как мажоритарий). По закону о банкротстве услуги лиц, которых решило привлечь собрание кредиторов, оплачиваются за счет средств последних, но ТФБ — сам банкрот. Одним словом, акции продаст сам «конкурсник». 23 сентября продажа очередной партии имущества обувной фабрики (его список в резолютивной части решения не приводится) суд снова утвердил на условиях, предложенных конкурсным управляющим.

Та же ситуация сложилась и с продажей части имущества обувной фабрики «Спартак». 14 сентября Арбитражный суд РТ утвердил порядок реализации в редакции, предложенной конкурсным управляющим. Фото: kazanfirst.ru

«Получается, ребята заинтересованы в затратах: чем их больше, тем лучше»

Как выяснило «Реальное время», причина того, что арбитражные управляющие считают каждую копеечку, кроется не только в заботе об интересах кредиторов.

Региональный представитель Ассоциации «Саморегулируемая организация арбитражных управляющих Центрального федерального округа» Шамиль Гарипов отмечает, что у арбитражных управляющих есть лимит по расходам: «Бывает, что на всю процедуру дается пара миллионов». Услуги же организатора торгов, которого предлагает кредитор («лицо безответственное»), могут стоить, скажем, 5 миллионов.

Шамиль Гарипов наслышан, что у РАД очень большая сумма вознаграждения. «Они берут проценты от суммы реализации. Если 5 процентов, получается, что от 100 миллионов им нужно заплатить 5 миллионов. А у нас, по-моему, самый большой лимит 3 миллиона», — говорит он. — Когда я начинаю работать на предприятии, расписываю все моменты, — делится он опытом. — Процедура продлится года два. У меня будет бухгалтер, юрист, архивариус, кто-то еще. Исходя из этого, я примерно понимаю, какие расходы должны быть».

Старший юрист юрагентства «Юнэкс» Рушан Маликов уточняет, что закон о банкротстве устанавливает определенные лимиты по расходам с привязкой к балансовой стоимости активов должника. Например, если балансовая стоимость активов составляет более 250 тыс. рублей, то арбитражный управляющий может израсходовать не более 10 процентов от этой суммы. Одним словом, установленные лимиты не дают управляющему полной свободы действий.

Если «арбитражник» превышает установленный лимит расхода средств, то, как замечает Гарипов, «фактически должен быть готов за свой счет их оплатить». При прогнозируемом превышении «порога» он должен идти в суд, «но не факт, что тот увеличит расходы». Иначе говоря, это огромные риски того, что придется самому покрыть все убытки. Он напоминает, что к арбитражным управляющим легко могут быть поданы иски с такими требованиями.

Причина того, что арбитражные управляющие считают каждую копеечку, кроется не только в заботе об интересах кредиторов. Фото sibadvokat.ru

Маликов уточняет: по заявлению лиц, участвующих в деле о банкротстве, суд может снизить размер оплаты привлеченного лица, если будет доказано, что он не обоснован (несоразмерен ожидаемому результату или значительно превышает рыночную стоимость подобных услуг). Необоснованные же выплаты в пользу привлеченных лиц грозят управляющему отстранением и все тем же взысканием убытков.

По общему правилу, в качестве организатора торгов выступает сам арбитражный управляющий, напоминает старший юрист Маликов. Но с согласия собрания кредиторов организация торгов может быть возложена и на специализированную организацию. По словам Гаприпова, считается, что конкурсный управляющий сделает это даже лучше: «Он заинтересован в продаже больше, чем все остальные. А эти ребята, получается, заинтересованы в затратах: чем их больше, тем им лучше».

Гарипов подтверждает, что сами по себе торги по продаже имущества конкурсные управляющие организуют бесплатно: «Все за счет этих 30 тысяч (ежемесячное вознаграждением арбитражного управляющего)». И электронные площадки берут за свои услуги не такую большую сумму. Например, у «Фабриканта» она составляет 30 тыс. рублей в год или 3—5 тыс. за процедуру. «Затраты на электронную площадку (10—11 тыс. рублей) на уровне миллионов, которые требует РАД, это копейки», — резюмирует он.

Вознаграждение же самого арбитражного управляющего зависит от суммы реализации имущества: эти итоги подводятся уже в конце банкротной процедуры. При этом, отмечает Гарипов, «без разницы кто продаст: я или кто-то другой».

Даже если продажей имущества занимается специализированная организация, арбитражный управляющий вправе рассчитывать на вознаграждение, соглашается Маликов. А его размер, напоминает он, состоит из двух частей: фиксированной части (для конкурсного управляющего — 30 тыс. рублей) и процентов. При этом сумма процентов «привязывается» к размеру удовлетворенных требований кредиторов (например, 7 процентов от размера удовлетворенных требований, включенных в реестр, в случае удовлетворения более 70 процентов требований).

«Если сумма сэкономлена большая, в ходе торгов выручено много, за сами торги ничего не заплатили, соответственно, и процент удовлетворения кредиторов будет больше, потому что больше средств из конкурсной массы будет направлено по целевому назначению — на оплату их требований», — рассуждает юрисконсульт юридической фирмы «Татюринформ» Анна Андреева.

«Мы не берем за торги ни копейки: это деньги наших братьев и сестер»

«Я знаю общую политику «Российского аукционного дома» (РАД), — говорит глава агентства по госзаказу РТ Яков Геллер. — У РАД это бизнес. Ему с высокой колокольни видится татарстанский народ и пострадавшие вкладчики».

По словам Геллера Рустам Минниханов предвидел это задолго до сегодняшнего дня: «Он сказал мне: «Делай что хочешь, но чтобы торги по банкротным делам «Татфондбанка» и «Интехбанка» проходили на площадке Агентства по госзаказу!»

Он не скрывает, что это был тяжелый процесс — получить лицензию. «Но спасибо АСВ в том числе. Они согласились, мы оформили разрешение. И основные торги по ТФБ Агентство по страхованию вкладов размещает у нас», — констатирует гендиректор Агентства по госзаказу.

«Это наш социальный проект: мы проводим аукционы за счет наших внутренних резервов. Я еще несколько лет назад, когда все это начиналось, обещал «Союзу вкладчиков», что ни одной копейки из этих денег мы брать не будем. И мы не берем, понимая, что это деньги наших братьев и сестер, — заверил Геллер «Реальное время». — Мы федеральная площадка, расположенная в Татарстане, и большинство вкладчиков «Татфондбанка» — жители нашей же республики».

«Я знаю общую политику «Российского аукционного дома», — говорит глава агентства по госзаказу РТ Яков Геллер. — У РАД это бизнес. Ему с высокой колокольни видится татарстанский народ и пострадавшие вкладчики»

«На банкротных делах наживается кто угодно, но только не кредиторы. Все пытаются что-то урвать, пока не разберут всю конкурсную массу: кто на зарплаты, кто на проценты, как этот аукционный дом», — убеждена вкладчица инвестиционной компании «ТФБ Финанс» Дина Шакурова.

Кредиторы же в основном ничего не получают особенно третьей очереди: «Первая еще может что-то получить из конкурсной массы, а до выплат третьей дело практически никогда ничего не доходит». По словам Дины Шакуровой, так происходит во всех банкротных делах: «Мы изучали много разных процессов предыдущих лет».

«Например, нам, вкладчикам инвестиционной компании «ТФБ Финанс» только по прошествии трех лет раздали по 500 тысяч рублей из Республиканского фонда поддержки. Если бы не добрая воля Рустама Нургалиевича, мы и этих денег бы не увидели», — рассказывает женщина.

Как известно, вкладчиков «ТФБ Финанс» фактически ввели в заблуждение относительно сущности их вложений: «Мы до конца не понимали ситуацию: наши вклады оказались не застрахованы. Вкладчики — в основном пенсионеры, которые мало смыслят в таких вопросах: как сказали в банке, так они и сделали. Поэтому преобладающее большинство (до 90 процентов) смогли вернуть до страховой суммы в 1 миллион 400 тысяч либо гораздо меньше». Да и те вот уже 3 года не могут получить. «Наши деньги совсем обесценились», — напоминает Шакурова.

«Значительно повышает шансы на продажу лотов по справедливой стоимости»

Узнать точку зрения на происходящее АО «Российский аукционный дом» не удалось. На момент публикации материала ответ на запрос «Реального времени» получен не был. В свою очередь, ГК «Агентство по страхованию вкладов» предоставила нашему изданию развернутую позицию по этому вопросу.

«Эффективность продажи имущества ликвидируемой организации в значительной степени зависит не только от адекватной начальной цены лота, но и от качества предпродажной подготовки», — сообщили в АСВ. Поэтому, по мнению госкорпорации, важно, чтобы организатор торгов обладал достаточным опытом и профессионализмом в вопросах юридической экспертизы и сопровождения сделок, подготовки заключений, работы с клиентской базой, а также организации рекламных кампаний и т. д. Это, как подчеркивают в Агентстве по страхованию вкладов, влияет на эффективность реализации имущества и «значительно повышает шансы на продажу лотов по справедливой стоимости».

В госкорпорации пояснили, что в указанных в запросе «Реального времени» случаях Агентство как конкурсный управляющий ПАО «Татфондбанк» предлагало привлечь к реализации имущества компаний-банкротов АО «Российский аукционный дом» — «организатора торгов, обладающего соответствующей экспертизой и компетенциями».

При этом размер вознаграждения организатора торгов, говорится в ответе АСВ, предлагалось установить «в зависимости от того, насколько эффективно реализуется соответствующее имущество». «Это соответствует принятой рыночной практике и отвечает интересам кредиторов», — резюмирует АСВ.

Любовь Шебалова
Справка

АО «Российский аукционный дом» (РАД) основан 31 августа 2009 года по распоряжению правительства РФ. Один из основных учредителей — ПАО «Сбербанк».

Проводит торги на собственной интернет-площадке ЭТП РАД lot-online.

Работает на всех рынках продаж: государственного, корпоративного, банковского, проблемного и частного имущества. Также является консультантом по продаже бизнеса, земли и коммерческой недвижимости, движимого имущества, цессий, организации и сопровождению сделок.

С 2010 года РАД является аккредитованным федеральным агентом по продаже имущества казны РФ, а с 2015 года лидирует на этом рынке — 85% поступлений в бюджет от продажи федеральных пакетов акций приходилось на аукционы «Российского аукционного дома». Еще одним всероссийским проектом РАДа стала организация продажи непрофильных активов государственных корпораций и компаний с госучастием. Совместно с корпорацией АСВ занимается организацией и проведением публичных торгов по продаже активов ликвидируемых финансовых организаций и их должников.

В 2019 году РАД открыл 4 региональных филиала, нарастив представительскую сеть до 15 офисов. Площадки открылись в Казани, Иркутске, Ярославле и Волгограде. Рост выручки филиальной сети РАДа, по сравнению с прошлым годом, составил 33%.

Также в прошлом году «Российский аукционный дом» вышел на новый сегмент рынка госимущества — продажу квот на вылов морских биоресурсов.

Создатель и бессменный руководитель «Российского аукционного дома» — Андрей Степаненко. Работает в сфере недвижимости с 1994 года. В ноябре 2012 года был избран президент-электом Гильдии управляющих и девелоперов. Ранее, на протяжении 9 лет, возглавлял Фонд имущества Санкт-Петербурга, крупнейшую в России региональную аукционную площадку по продаже государственного имущества.

Бизнес Татарстан Геллер Яков Вениаминович
комментарии 12

комментарии

  • Анонимно 30 сен
    Не знал, что от аукциона продавец и тот кто организовал это мероприятие получают ещё денег
    Ответить
    Анонимно 30 сен
    Бесплатно никто не работает и ничего бесплатно не делается! Любой труд должен быть оплачен
    Ответить
    Анонимно 30 сен
    Они же не волонтеры
    Ответить
  • Анонимно 30 сен
    Жаль, что Спартак закончили плохо
    Ответить
    Анонимно 30 сен
    Бывают уж в жизни огорчения
    Ответить
    Анонимно 30 сен
    донашиваем пару из последних коллекций. предприятие, которое действительно очень жаль, прошляпили такой завод! Просто позор. ПОЗОР!
    Ответить
    Анонимно 30 сен
    Народное достояние же было, дед еще там пацаном был - работал!
    Ответить
  • Анонимно 30 сен
    Зачастую арбитражный управляющий и сам может торги провести, а привлечение специализированных организаций пустая трата времени.
    Ответить
  • Анонимно 30 сен
    все правильно, никто не захочет переплачивать
    Ответить
  • Анонимно 30 сен
    А как это может быть, что одна фирма и участников ищет, и консультирует,и анонимные торги проводит? И на каком конкурсе именно РАД получает права торговать акциями или правами на лов рыбы? Что то слишком гладко. .. И почему тогда (если есть площадка в Татарстане) не на этой площадке торгуется имущество? Если тем более Геллер стоит на стороне интересов татарстанцев ... может быть газета ответит на эти вопросы?
    Ответить
  • Анонимно 07 окт
    Все понятно почему их хотят убрать, как обычно это у нас бывает "раздербанить потихоньку" среди своих. На какие средства управляющий будет рекламировать, если у него установлены лимиты, ждать когда все за копейки уйдет и кредиторы ничего не получать, молодцы! правильно идем...
    Ответить
  • Анонимно 24 окт
    Ну если бы заботились о народе Татарстана,то Татфондбанк и Интехбанк сегодня бы работали,а не было бы разорённых предпринимателей и людей по всему Татарстану,людей просто ограбили,выдавая аффилированным компаниям невозвратные кредиты.
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии

Новости партнеров