«Вы что, именем нашего мэра назвали свою компанию – ЭЛСУР? Исправьте уж на «И»

К концу года нефтегазохимический комплекс Татарстана подходит с ростом 4% на фоне роста мировых цен на нефть и роста курса валюты

«Вы что, именем нашего мэра назвали свою компанию – ЭЛСУР? Исправьте уж на «И» Фото: tatarstan.ru

Накануне Рустам Минниханов весело подшучивал над российской «дочкой» чешской инжиниринговой компании JBP, пришедшей в республику локализовать частотные преобразователи высшего класса мощности для энергетики. Несмотря на легкую иронию в речи президента, члены совета директоров «Татнефтехиминвест-холдинга» с большей, чем прежде, симпатией выслушивали презентации отечественных разработчиков ноу-хау. Особенно старался развеять мифы о превосходстве иностранных технологий генеральный директор нижнекамского завода «ТМИМ» Феликс Давлетшин, показавший на иллюстрациях разрушительные последствия работы своего ближайшего конкурента GEA, претендующего сейчас на крупный контракт в татарстанской нефтехимии. Отобьет ли он немцев на своей земле? Подробности — в материале «Реального времени».

Побить 1 триллион

Вчерашнее раздражение президента РТ по поводу ухода бизнеса «в серые схемы» в налогообложении, прозвучавшее на республиканском совещании по исполнению бюджета за 9 месяцев 2018 года, в полной мере загладил постоянный донор казны — нефтегазохимический комплекс Татарстана.

На очередном заседании совета директоров «Татнефтехиминвест-холдинга», собравшемся следом после разгромного отчетного выступления главы УФНС по РТ, гендиректор холдинга Рафинат Яруллин наглядно показал, какие «золотые потоки» продолжают генерировать нефтедобывающие и нефтехимические компании Татарстана. Почти 1 трлн рублей выручки заработали предприятия нефтегазохимического комплекса РТ по итогам 9 месяцев этого года, сообщил Рафинат Яруллин. Скачок гигантский — почти на 38% выше уровня прошлого года, уточнил он. Разумеется, что денежный дождь пролился и над республиканской казной, получившей щедрые отчисления.

По словам Рафината Яруллина, налоговые отчисления в консолидированный бюджет республики выросли на 30% — до 57 млрд рублей. На фоне общей экономической стагнации (ожидается рост в 100,5%), татарстанский ТЭК показал невероятный, по сравнению с остальными отраслями, рост производства в 4%. Одним словом, на этой стороне татарстанской экономики снова светло и ясно.

Рафинат Яруллин наглядно показал, какие «золотые потоки» продолжают генерировать нефтедобывающие и нефтехимические компании Татарстана. Фото tatarstan.ru

ТАИФ-НК в лидерах по темпам роста

Говоря о динамике производства, Рафинат Яруллин назвал абсолютных лидеров по темпам экономического роста. По его словам, наибольший рост показал ТАИФ-НК и шинный комплекс «Татнефти». На слайдах за его спиной можно было увидеть, что татарстанский производитель топлива вырос на 117%, а производитель автомобильных покрышек — на 112%. Стремительное увеличение производства моторного топлива докладчик объяснил тем, что «ТАИФ-НК в lll квартале весь произведенный объем вакуумного газойля направил на комплекс глубокой переработки». По его словам, эта мера позволила нарастить выпуск дизельного топлива, прямогонного бензина и легких углеводородных фракций. В итоге ТАИФ-НК увеличил выпуск производства на 17%, а выручку — на 64%, что следовало из представленных слайдов. В свою очередь шинники нарастили выпуск легковых шин на 12% — до 8 млн штук, достигнув максимальных объемов. При этом выручка поднялась на 16%.

Заметную лепту в рост производства внесла «Татнефть». По словам Рафината Яруллина, в lll квартале нефтяники оперативно увеличили добычу в соответствии с июньским решением стран-участниц «ОПЕК+». Правда, в итоге получилось увеличить ненамного — на 0,5%, зато эффект оказался фантастическим. Эти полпроцента роста производства дали рост выручки сразу на 47%. Рафинат Яруллин объяснил «чудеса» известными гормонами роста: средние цены на нефть, нефтепродукты и большинство химических веществ были выше, чем в предыдущем году, и росла валюты, что способствовало увеличению доходов от экспорта. Другая радостная тенденция для нефтехимиков: на нефтехимическом рынке также стали восстанавливаться цены на бутадиеновые каучуки, хотя уровень цен на изопреновые каучуки остается низким, отметил Рафинат Яруллин.

Отдельно он отметил изменения в структуре товарной продукции группы компаний «Нэфис». По его словам, доля химического бизнеса за 6 лет снизилась с 48 до 37%. «Почти половина продукции группы приходится на «Нэфис Биопродукт», — констатировал он, оставив сообщение без комментариев.

Наибольший рост показали ТАИФ-НК и шинный комплекс «Татнефти»

Малый бизнес уходит на задворки

Но и на солнечной стороне появляются пятна. По словам Рафината Яруллина, в последнее время в нефтегазохимическом комплексе снижаются инвестиции в основной капитал, что может затормозить развитие отрасли. Главный индикатор — отношение инвестиций к выручке в химической отрасли. Сейчас, по словам Рафината Яруллина, в производстве резиновых и пластмассовых изделий этот показатель несколько лет не поднимается выше 10% при необходимых 25%.

На фоне общего благополучия на экспортных рынках внутри продолжает «загибаться» малый и средний бизнес. По словам Рафината Яруллина, за последний год сократилось число малых и средних компаний республики, планирующих освоение новых видов деятельности. «Лишь 14 процентов предприятий намерены внедрять новые технологии. При этом вырос процент компаний, планирующих закрытие. 18 процентов отмечают недостаточный спрос на производимую ими продукцию на внутреннем рынке», — доложил он. Основным ограничением роста производства остаются высокий уровень налогообложения, недостаток финансовых средств, считает Яруллин.

Особо Рафинат Яруллин акцентировал внимание на проблеме перетоков трудовых ресуров в Закамье. Как следовало из его слов, работники начали уходить с Менделевского химзавода им. Карпова и устраиваться на соседний «Аммоний», где зарплата выше, или уезжают в ОЭЗ «Алабуга». В целом численность персонала в нефтехимическом комплексе за 9 месяцев несколько выросла — менее 1%. Основной прирост обеспечили «Татнефть» и резиденты «Химграда». Но есть и сокращения: «Нэфис Косметикс» оптимизирует штаты на 5%, но зато, как утверждается, увеличивает заработную плату оставшимся.

Доступ к импортным разработкам закрыт: надо идти своими силами

Перейдя к перспективным задачам, Рафинат Яруллин заявил о начале разработки стратегии развития нефтегазохимического комплекса РТ на следующие 5 лет — до 2024 года. В ее основу будут положены долгосрочные программы группы «Татнефть» (до 2030 года) и ГК ТАИФ, так как без них невозможно обеспечить конкурентоспособность отрасли. Глава ТНИХ-Х не стал вдаваться в подробности, заметив общими словами, что их действия «нацелены на максимальное использование имеющихся ресурсов и компетенций, что позволяет расширять ассортимент базовые полимеров, а многие из проектов уже обсуждались в рамках действующих программ развития отрасли».

Единственно, что беспокоит главу ТНИХ-Х в их реализации, так закрытость зарубежных технологий. «Доступ к импортным разработкам и технологиям для российских компаний закрыт, — сказал он. — Необходимо максимально использовать имеющийся потенциал импортозамещения, повышать открытость компаний». Он предложил для продвижения отечественных разработок приглашать представителей СМИ на научно-технические советы компаний, на которых рассматриваются инновационные предложения, чтобы они дальше двигались по горизонтали.

На протяжении нескольких десятилетий ТМИМ специализируется на производстве и монтаже градирен. Фото glavportal.com

ТМИМ vs ГЕО

В унисон заключительным фразам о пользе импортозамещения прозвучало достаточно смелое выступление генерального директора нижнекамского завода ТМИМ Феликса Давлетшина. На протяжении нескольких десятилетий его компания специализируется на производстве и монтаже мощных бетонных сооружений — градирен (систем охлаждения воды и воздуха), которые работают в составе энергетических блоков. Она строит охладительные башни, где используются специальные электрические вентиляторы для охлаждения теплоносителя. Основным заказчиком компании является «Татнефть». По словам Феликса Давлетшина, ТМИМ построил градирни для ТАНЕКО. « Самое большое достижение ТМИМ — изготовление градирни для нижнекамской ТЭЦ «Татнефти». Это комбинированный водоблок мощностью 410 МВт», — похвастался он.

После этого он предостерег аудиторию генералов татарстанской нефтехимии от соблазнов партнерства с иностранными компаниями. «На рынке много иностранных компаний, которые поставляют продукцию ненадлежащего качества. Конкретный случай произошел на Краснодарской ТЭЦ: через 2 года эксплуатации она разрушилась», — показал он на слайдах фрагменты обрушения, на которых значилось, что разрушения случились на объекте «Лукойл-Кубаньэнерго», а точнее градирни БМГ-3000. Как следовало из презентации, на ПГУ-410 Краснодарской ТЭЦ была успешно проведена замена на вентиляторы градирни БМГ-3000 производства ТМИМ. После этого удалось ликвидировать ограничения мощности, сообщил Феликс Давлетшин.

Чтобы не быть голословным, он сообщил, что на ТЭЦ использовалась продукция фирмы ГЕО. По словам Давлетшина, фирма применяла искусственные ПВХ оросители, которые привели к разрушению ПГУ-410.

Как выяснилось, предостережение прозвучало неслучайно. Как сообщил глава компании, сейчас в республике строится подобный объект с ПГУ-410 и «там также заложены оросители ПВХ этой фирмы». «Они могут выйти из строя и привести к ограничению мощности. Мы дали предложения и надеемся, что наши предложения рассмотрят», — дал он понять, что ему удастся «отвадить» конкурентов в борьбе за этот явно не маленький контракт.

Глава «Татнефти» высказал исключительно превосходные оценки системе ТМИМ. Фото Максима Платонова

«Татнефть» о ТМИМ: это как небо и земля

«Ну как у вас, Наиль Ульфатович, — взялся обсуждать ситуацию президент РТ. — Как работает система ТМИМ на вашем энергоблоке на ТАНЕКО?». В ответ глава «Татнефти» высказал исключительно превосходные оценки. «Изначально мы имели опыт общения с компанией ИТЭК. По сравнению с ними ТМИМ — это как небо и земля. Потом с удивлением узнали, что они наши, местные. Я рекомендую. И технологическое решение, которые они применяют и с точки зрения энергоэффективности. Все достойно», — отрекомендовал Маганов. «А энергетики нашу систему используют?», — подключил президент к разговору главу «Татэнерго» Раузила Хазиева.

— У нас их продукция пока не используется, у них вентиляторные градирни, они постоянно потребляют энергию — нам такие не годятся. У нас в основном используются башенные градирни, которые обеспечивают охлаждение воздуха за счет естественной тяги. Но в будущем при модернизации градирен мы рассматривает комбинированные варианты — как башенные, так и вентиляторные градирни. Мы знаем их.

ЭЛСУР или ИЛСУР: что выберут чехи

Затем слово предоставили Константину Александрову, директору по производству дочерней компании чешской электротехнической компании JB Plus. Она специализируется на разработке, производстве и сервисном обслуживание частотных преобразователей для энергетики.

«Частотники у нас, Рустам Нургалиевич, все импортные», — вздохнул Раузил Хазиев. Фото tatarstan.ru

— Мы пришли в Татарстан, чтобы создать новую систему управления частотных преобразователей, которые производятся в Чешской Республике. Мы назовем их ВПЧТ, что значит высоковольтный преобразователь частоты, и разместим здесь производство этих устройств. С обслуживанием и гарантийным сервисом. Их преимущество в том, что силовые модули (сердце преобразователя) производятся в России. Они выпускаются на заводе электроприборов в Саранске», — рассказал московский гость.

— Раузил, ты у нас за энергетику отвечаешь. Расскажи, что он предлагает и что у нас есть», — снова обратился Минниханов к главе «Татэнерго».

— Частотники (частные преобразователи электрической энергии, — прим. ред.) у нас, Рустам Нургалиевич, все импортные. Либо это ABB, Schneider Electric, — вздохнул Хазиев. — Но с этими частотниками незнакомы. Но раз они производство и обслуживание берут на себя, то мы обязательно с ними проработаем. Уйти с трибуны гостю не дали.

— Вы что, именем нашего мэра назвали свою компанию — ЭЛСУР? — вдруг заметил президент, углубившись в документы. — Вы знаете, у нас Ильсур — мэр Казани», — подтрунивал президент.

— Наше полное название: электронные системы управления и регулирования, — отнекивался Константин Александров, не уловив момента.

— Лучше сделайте через «и», — подредактировал заголовок Минниханов. — И скажете: мы компания нашего мэра! Как бы ни смеялись генералы, но это название точно запомнят.

Луиза Инатьева
ПромышленностьНефтьНефтехимияЭнергетикаЭкономикаФинансы Татарстан
комментарии 6

комментарии

  • Анонимно 26 окт
    остряк и шутник наш любимый и уапжаемый президент. все контролируеть как положено. спасибо ему.
    Ответить
  • Анонимно 26 окт
    Юморист президент.
    На самом деле - кто как хочет, пусть так и называет.
    Ответить
    Анонимно 26 окт
    тогда будет иликтрические системы)))и будем слово только так писать))) иликтро)))
    Ответить
  • Анонимно 26 окт
    За нефтегазовую промышленность можно только гордиться
    Ответить
  • Анонимно 26 окт
    Было бы хорошо если у нас появятся "наши" частотники, которые не будут ничем уступать западным
    Ответить
  • Анонимно 27 окт
    в россий бы так........
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии

Новости партнеров