Эмигранты Казанского ханства: чемерисы и липки на службе у Богдана Хмельницкого и турецкого султана

​История татарской и марийской диаспор в Великом княжестве Литовском и Речи Посполитой

Эмигранты Казанского ханства: чемерисы и липки на службе у Богдана Хмельницкого и турецкого султана Фото: репродукция картины Артура Орленова «Богдан Хмельницкий» (orlenov.arts.in.ua)

Колумнист «Реального времени», украинский историк Ярослав Пилипчук откликнулся на материал другого нашего автора Марка Шишкина об участии марийцев в войне после падения Казани (Черемисская война). В своей колонке он рассказывает о забытом сюжете — как покинувшие Казанское ханство черемисы (украинцы их называли на свой лад — чемерисы) и татары ушли в Восточную Европу, где поступили на службу к литовским князьям и польским королям.

Когда львовские татары — не те татары

Важную роль в истории литовско-татарских отношений сыграла община польско-литовских татар, известных более как липки. К слову, именно из липков происходил известный польский писатель Генрик Сенкевич. Касательно их истории существует внушительная научная литература представленная работами украинских ученых Е. Русиной, Б. Черкаса, М. Якубовича, русских ученых И. Зайцева, С. Думина, Я. Гришина, литовских ученых Г. Мишкинене (она происходит из липков) и К. Федорвайте, польских ученых С. Кучынского, С. Крычинского, П. Боравского. Я. Тышкевича, белорусских ученых З. Канапацкой (она тоже из липков) и А. Любой. Татары в Великом княжестве Литовском были провинциальными князьями, шляхтой, казаками, переводчиками, послами.

К литовским татарам нельзя отнести львовских татар, которых в своем сочинении «Тройной Львов» упоминал хронист Б. Зиморович. Он перенес современный ему этноним на потомков кыпчаков, поселившихся в Галичине в XIII в. Татарами были крымцы, поселенные на Волыни. Часть из них была расселена в регионе после побед, одержанных Констатином Острожским над татарами в начале XVI в. Они были поселены около Острога, в Хорове, Подлужье, Полонном (в моем родном городе, так, в одно время там был 21 татарский двор, при том что население города при польской власти составляло всего несколько тысяч), Староконстантинове. Потомки пленных сохраняли мусульманскую религию своих предков и охраняли юго-восточную Волынь от вторжения крымцев.

Если же говорить о других регионах, то татары появились намного раньше. Это касается как пограничных Киевщины, Брацлавщины и Подолья, так и внутренних регионов около Вильнюса, Тракая, Гродно и Лиды. Массово переселяться в Великое княжество Литовское они стали при Токтамыше, а отдельные татары поступали на службу к литовцам еще ранее. В большинстве случаев татары поступали на службу к Гедиминовичам добровольно. Литва была известна Муинн ад-Дину Натанзи и Гаффари как страна Либка. В этом государстве проживала община татар. В рукописи «Хан-Наме» упомянута страна Лебне. Эвлия Челеби, описывая ситуацию XVII в., упоминал о мусульманском народе липки, говорящем на языке близком польскому. О них писал Ибрагим Печеви, сообщая о 60 татарских поселениях и стольких же джами (мечети). В переписке Мехмеда-Гирея с великим князем литовским упоминалось о литовских татарах как о деревенских жителях. Османский султан Мурад III знал, что в Польше около границы с Москвой проживало 15 тыс. суннитов. Селим-Гирей в письме русскому государю в 1674 г. писал, что польский король изолирует липков от ислама и заставляет становиться христианами.

Именно из липков происходил известный польский писатель Генрик Сенкевич

Факт насильственной христианизации действительно был, иначе бы Саид-Мухаммед Риза в знаменитой хронике «Семь планет» не говорил о том, что липки просили Селим-Гирея, чтобы их переселили в Буджак. При этом крымский автор забыл добавить, что к татарам и туркам бежала только часть липков. Представитель этой части липков Шабан Липка был одним из тех, кто находился в нижнеднепровских крепостьях Крымского ханства, которые являлись вместе с Ор-Капы (Перекопом) ключом к Крыму.

На службе у «белых царей»

Многие татары принимали христианство добровольно, правда, в большинстве своем не католичество, а православие. Поселившиеся в Великом княжестве Литовском Глинские и Яголтаи буквально в следующем годупосле переселения поколении переходили в христианство. Они становились православными христианами и получали перспективу сделать карьеру. Те же татары, которые оставались мусульманами, сохраняли свою религиозную и этническую идентичность. Более того, в польских источниках сохранилась память о кланах Ширин, Барын, Сиджиут, Джалаир, а также Кунграт и Найман. По данным переписи войска Великого княжества Литовского 1528 г. литовские татары выставляли 600 воинов. В середине XVI века литовские татары перешли на белорусский и польские языки, однако сохранили свою религию и этническую самоидентификацию. Липки писали на белорусском языке арабицей.

Родоплеменное деление сохранялось среди липков в XV—XVII вв. Сохранялась собственная аристократия с системой титулов — бек, оглан, султан, ага, сейид. В правовом отношении она находилась в том же положении, что и шляхта, только без права влиять на политику государства. Простые татары-мусульмане имели статус, аналогичный служебным боярам и казакам.

Среди литовских татар были два рода, представители которых назывались султанами. Это были роды Острынских и Пунских. Великий князь литовский и король польский назывались литовскими татарами «белыми царями» (белыми падишахами) аналогично тому, как татары позже называли русских государей.

Государство в государстве

Однако много было и тех, кто переходил в христианство. Показателен пример Глинских, которые были потомками Мамая. Появление первых «служилых татар» на службе литовских князей Б. Черкас относит к 1370 г. Уже тогда при походе литовцев против Тевтонского ордена в их войсках присутствовали татары. С того времени татары активно участвовали в войнах против Тевтонского ордена. Примечательно, что Жильбер де Ланноа, находясь в Каменце, упоминал о мусульманине, находящемся при Витовте.

С расширением границ Великого княжества Литовского до Черного моря тюркский компонент должен был только усилиться. Предоставление Глинским владений вблизи Ворсклы произошло уже при Витовте-Александре. Вопрос, когда это произошло. Более вероятно, что земли были предоставлены Глинским уже в конце правления Витовта, поскольку существование княжества Глинского на Полтавщине в эпоху, когда в Золотой Орде был силен Идегей, было вряд ли возможно, так как при первом удобном случае улус Глинских был бы угнан в степь этим беклерибеком.

К времени Витовта относят также предоставление земель Долгоглатам. Про 1427 г. упоминал Долгоглат Долгоглатович, сын Долгоглата, переход которого к Витовту Л. Войтович относил к концу XIV в.

В ярлыке Менгли-Гирея Сигизмунду упоминалась тьма Яголтая. Этот Яголтай происходил из клана Сарай. В «Литовской Метрике» имя Яголтая упоминалась два раза в диапазоне между 1440 и 1486 гг. Последнее упоминание о Яголтае было связано с Романом Яголтаевичем. Патроним Яголтай, по мнению Е. Русиной, был родовым прозвищем. Потомками Яголтая была безымянная дочь Зиновия Яголтая и другой сын Яголтая Роман. Ф. Петрунь считал Яголтаевщину, как и Глинщину, татарским улусом на окраинах Великого княжества Литовского. В состав Яголтаевщины входили Оскол, Мужеч, Милолюбль. Как единое владение Яголтаевщина прекратила существование в 1497 г. Вопрос о времени существования и дате основания Яголтаевщины как отдельного владения остается открытым. Неясно также, как образовался этот улус, и не предоставил ли его великий князь литовский татарскому аристократу?

Также примером быстрой ассимиляции стали потомки Сайид-Ахмеда. Этот хан попал в плен к литовцам в 1452 г. вследствие нападения на них киевского князя Олелька Владимировича. Уже его сыновья носили нетатарские имена. Это огланы Воймин и Кирко. У Воймина был сын Ахмед, а также дочери Роза и Каника. Внук Саид-Ахмеда потомства не оставил. В переписи литовского войска 1528 г. упомянуты люди царевича, которые носили уже литовские имена. Стоит напомнить, что Саид-Ахмед жил в Каунасе. Женой плененного литовцами Шейх-Ахмеда была дочь виленского татарского хорунжего Кадыша Петровича из клана Найман.

После того как Шейх-Ахмеда отпустили к ногайцам, она разорвала брак с Шейх-Ахмедом, приняла католичество и имя Дорота, а потом вышла замуж за королевского придворного Яна Габрияловича. По мнению С. Думина, дети от брака с Шейх-Ахмеда стали родоначальниками династий Острынских и Пунских. Сам Шейх-Ахмед был арбитром в спорах между литовскими татарами.

Кладбище в Ивье. Фото kackad.com

Эмигранты из Орды

Среди украинской шляхты к князьям тюркского происхождения относились Глинские, Долголатовичи, Домонты, Половцы-Рожиновские, Темрюки, Пятигорские, Яголтаи. Половцы Рожиновские относяться к более раннему чем татары пласту, что отмечено в их патрониме. Пятигорские же князья скорее должны относиться к выходцам из региона Бештау. Княжеские роды тюркского происхождения были связаны с украинским пограничьем — Поднепровьем и Восточным Подольем. При этом нужно отметить, что князья были только элитарной прослойкой. Ниже их по рангу находились паны. В состав этой социальной прослойки входили бояре. Среди волынских шляхтичей были выходцы из тюрков Дениски-Мокосии и Сенюты, земяне Сивко Кобакович и Шырынды. Среди панов Брацлавщины и Киевщины их было больше. Тюрки составляли около пятой части местной шляхты, и их родов в регионе было 62.

В синодике Киевско-Печерского монастыря упомянуты: Балагура, Батура, Бердебьяк, Болгаринович, Булгак, Вигура, Воропаевич, Долмат, Калантай, Кичкир, Кобыз, Кожан, Коздаутович, Кончакович, Кошилович, Кощеевич, Колтакович, Кучук, Обернеевич, Тавлуй, Хлус, Чоп, Шашко, Шемет, Шепель, Шомака. Игнат Шомаков упоминается как владелец Таганчи во времена (до 1451 г.) киевского князя Олелька (Александра) Владимировича. На территории Овруцкого региона присутствовал боярский род Ущапов, который был тюркским по происхождению. От них происходили Васьковичи и Гошовичи. Ущапы получили земли еще от Витовта. В ревизии Брацлавского замка 1545 г. упомянуты Чечели, Кордыши, Козары, Кожаны, Мормулы. На территории Брацлавщины находились вотчины Халаимов, Баглаев, Базанов. Дед Базанов Урман получил свою отчину от Витовта. В округах Черкасском и Каневском владели землями Балакыри, Грибуновичи-Байбузы, Некрашевичи, Жубрыки, Домонты. Около Канева находились поселения Колтегаев, Арагеев, Ачекмаково, Чыгыри. На окраинах Остра были розданы земли «татарам киевским». Н. Яковенко относит наплыв татар в Киевщину к временам Витовта, когда великий князь литовский выделил Токтамышу и его приближенным для поселения земли около Канева и Черкасс. Еще одна волна мигрантов прибыла в конце XV в. На Подолье и Волынь в середине XVI в. после покорения русскими Казанского и Астраханского ханства также прибывали татары.

В 1637 г. беженцы из Буджакской Орды получили земли в окрестностях Черкасс и Чигирина. Татары через некоторое время принимали православие и вливались в состав запорожского (украинского) казачества.

Лиходеевские, которые были ветвью Глинских также были татарского происхождения. Княжеская династия Домонтов также была ветвью Глинских. Она получила название от Семена-Домонта Ивановича Глинского. Родоначальником династии же считался Дмитрий Семенович Домонт. Они владели землями в Слуцком повете и в Поросье, где в честь их был назван город. Кроме того, в Великом княжеством Литовском жили Байрашевичи (потомки посла Байраша), Барановские, Бербаши, Хазбейовичи, Казковичи, Меликбашевичи, Кенские, Петровичи, Ширинские, Талковские, Темирчичи, Улан-Осанчуковичи, Бердибиаковичи. Бердибиаковичи жили в Смоленской земле. Источники зафиксировали трех сыновей Ивана Бердибиаковича — Михаила, Сенька, Павла, которые умерли в конце XV в., а это значит, что их отец поступил на службу при великом князе Витовте. Татарин Асанчукович, то есть сын Хасана, поступил на службу к литовцам в середине XV в. В 1488 г. Казко Товушевич (родоначальник Казковичей) поступил на службу к Казимиру IV. Сын Тимирчи Чидыр получил привилегии от великого князя Александра Казимировича в 1494 г. Княжеский род Петровичей, происходящий от татар, упоминается уже с конца XV в. К XVI в. относится обоснование в Литве Лихача Хазбеевича (1511 г.) и Шейтана Меликбашевича (1522 г.), Алея (Али) Таклковского (конец XVI в.). Кенские получили земли в Кенске в середине XVI в.

«Мамаевские мы будем»

«Cлужилые татары» жили в с. Мошны около Черкасского замка и несли замковую службу. Татары на Киевщине во времена правления Олелька Владимировича и Семена Олельковича несли почтовую, посольскую и военную службы. Среди «служивых татар» с украинской территории известны Кузулманы старший и младший, толмач Ромодан, Уздемир из династии Гиреев (он был братом Менгли-Гирея). При этом Уздемир, а позже его сын жили под Каневом. Некоторое время в Киеве пробыли другие братья Менгли-Гирея — Айдер и Нур-Девлет. Сына Нуд-Девлета С. Крычински считал царевичем Милешом из «Литовской Метрики». У него были сыновья Темрюк и Джанибек. Ислам Джанибекович владел Пунянами в Литве. Брат Ислама Мехмед отметился в битве под Хотином в 1621 г. против турок. Родоначальником Острынских был Узбек-султан. У него были сыновья Бахадур-султан, Джанай, Чингис. От Чингиса и происходили Острынские, которые еще достаточно долго придерживались ислама. Около Канева и Черкасс в 1528—1529 гг. жил Ислам-Гирей. Эти татары продолжали оставаться мусульманами. Каневский староста в 1561 г. нанимал казаков из Буджака. История сохранила имена этих казаков — Аглаберди, Али-чембей, Акмалла-ага, Бакай-ага, Бассан-али, Джарлы-ага, Чабан-ага. В ревизии Черкасского замка середины XVI в. отмечены татарские имена Балыш, Бахта, Байдык, Брухан, Бут, Хуссейн, Каранда, Киптай, Кулаш, Махмедер, Малик-баша, Моксак, Ногай, Ахмат, Теребердей, Толук, Чарлан, Челек, Чигас, Чурба. Принимая татар в свое подданство, Великое княжество Литовское усиливало свою легкую конницу, которая была крайне необходима, чтобы противостоять крымцам и ногайцам.

Битва под Хотином. Репродукция картины Юзефа Брандта с сайта cyfrowe.mnw.art.pl

Еще в 1501 г. Шейх-Ахмед отправил письмо князям Глинским, в котором упоминалось об их происхождении от Мамая и из кыйатов. Хан Большой Орды указывал, что к ним отправил посла Чонкаира-мирзу с тяжким поклоном и легким поминком (дарами), выражал надежду на дружбу с Иваном, Василием и Михаилом Глинскими. Указывал, что кыйаты пользуються в Большой Орде большими почестями и уважением. В 1505 г. Менгли-Гирей писал Михаилу Глинскому. В письме хана было указано, что Михаил отправил к Менгли-Гирею посла Якуба с посланием. Крымский правитель ответил миссией Батуша, где напоминал, что и королю и Михаилу не нужно дружить с Шейх-Ахмедом и его родней. Сказано, что хан отправил посла с надеждой на дружбу. Это письмо свидетельствует о немалом значении, которое приобрел Михаил Глинский в последние годы правления великого князя литовского и короля польского Александра Казимировича. Хан желал ему верно служить своему монарху и дружить с крымцами. В посланиях и Шейх-Ахмед и Менгли-Гирея выявляли максимальное уважение к Глинским, несмотря на то, что в мусульманском понимании они были муртадами, то есть отступниками. Политическая конъюнктура значила для Джучидов куда более чем религиозный догматизм. И Шейх-Ахмед и Менгли-Гирей были прагматиками и рациональными людьми. Во время мятежа Глинских великий князь московский Василий Иванович не поддержал идею Менгли-Гирея о создании Киевского княжества во главе с Михаилом Глинским, что значительно испортило отношения Крыма с Москвой, поскольку одной из главных идей крымского хана было установление протектората над Киевской землей.

Марийцы на службе Великого княжества Литовского и Речи Посполитой

Интересным в истории Великого Княжества Литовского и Речи Посполитой является, то что в ней отметились, казалось бы, далекие от нее марийцы. В историографии есть несколько работ, посвященных им. В первую очередь, это энциклопедическая статья выдающегося украинского востоковеда Я. Дашкевича и изыскания марийского историка С. Свечникова. В 1527 г. из Русского государства (Московии) на территорию Великого княжества Литовского бежала группа черемисов (марийцев). Пользуясь тем, что великий князь Василий Иванович поселил их в пограничье в районе Курского края, они перешли границу и стали служить литовцам. Марийцы, по данным русского посла в Литве, прошли до Днепра, а далее спустились по Днепру и примкнули к казакам. Ягеллоны поселили их в пограничье, в частности, в Брацлавском воеводстве.

В 40-х гг. XVI в. письменные источники упоминают черемисов уже как часть воинов приграничного брацлавского старосты Бернарда Претвича, который охранял литовские и польские границы с казаками. Марийцы принимали участие в сражениях против крымцев.

В 1552 г., согласно описи Каневского замка, в нем было четыре черемиса — Солтан, Лосишец, Чуваш, Есеняк. Однако марийцы, перебежавшие в 1527 г., были только первой волной. Главным местом расселения марийцев были местности около подольского города-крепости Бар. Там они образовали автономную сельскую коммуну Чемерисский Бар. Что характерно они некоторое время сохраняли свою языческую религию, что указывает на миграцию в Великое княжество Литовское прежде всего луговых марийцев. Еще одна волна марийцев попала в Великое княжество Литовского после Первой черемисской войны.

Эмигранты из Казанского ханства

Интересно отметить, что после русского завоевания Казанского и Астраханского ханств к литвинам бежали и татары из этих ханств. В 70-х гг. XVI в. марийцев уже было 1—1,5 тыс. В перспективе количество марийцев только возрастало. Через век их было уже в районе 10 тыс. Марийцы приняли участие в войне Ивони (в 70-х гг. XVI в.) в Молдавском княжестве, куда воевода Иоан Водэ Лютый (господарь Молдавского княжества с февраля 1572 года по июнь 1574 года) пригласил войско пана Сверчовского для войны против турок и крымцев. Его войско было пестрым в этническом отношении. Кроме поляков и русинов-украинцев там были черкесы и марийцы. Последние отметились как умелые стрелки. Украинцы называли марийцев чемерисами. От этого этникона производное название одежды для верховой езды чемерки. Чемерисы сражались и пешими и конными, но в противостоянии с крымцами более запомнились именно как всадники.

Марийцы приняли участие в событиях Хмельничины (восстание Богдана Хмельницкого), выступив на стороне восставших запорожских казаков. С ними их объединяли боевое содружество и православная религия, которую марийцы со временем приняли. Они влились в состав казацких полков, но сохраняли свою самоиндетификацию.

Во время польско-турецкой войны 1672—1676 гг. они приняли сторону гетмана Петра Дорошенко, который был на стороне Османской империи.

Они перешли на сторону турок вместе с частью польско-литовских татар, которых в Речи Посполитой называли липками. Они воевали в составе войск Петра Дорошенко против отряда про-польского гетмана Правобережной Украины Николая Ханенко и против левобережных казаков под руководством Ивана Самойловича. Они приняли участие и в польско-турецкой войне 1683—1699 гг. на стороне турок и крымцев. Они были сторонниками гетманов так называемой Ханской Украины, которая находилась на территории Брацлавского и юга Киевского воеводств (район современных Черкасской, Винницкой и Кировоградской областей). После того как, согласно Карловицкому договору, Речи Посполитой возвращались утраченные в 1672—1676 гг. земли юга Киевского и Брацлавского воеводств, то марийцы, не желая мириться с политикой Речи Посполитой в отношении иных конфессий, ушли в Молдову и Валахию, а также жили у дельты Дуная. В ХІХ в. марийцы вернулись на территорию Подолья и стали известны как волошские чемерисы. К концу столетия они окончательно ассимилировались с украинцами, но еще в 50—60-х гг. боролись против крепостничества. Непокорный характер был у них в крови. Они привыкли быть служилыми, а не крепостными крестьянами. Пример чемерисов показывает, насколько долго может сохраняться самоидентификация в иноэтничном окружении. На Украине их потомки носят фамилии Чэмэрыс, Чэмэрысэнко, Чемерисин.

Ярослав Пилипчук
Справка

Ярослав Пилипчук окончил Национальный педагогический университет им. М.П. Драгоманова в Киеве в 2006 году по специальности «История и право». В 2010 г. в Институте востоковедения им. А.Ю. Крымского НАН Украины защитил диссертацию по специальности «Всемирная история. Монгольское завоевание Дешт-и-Кипчак в XIII веке».

комментарии 14

комментарии

  • Анонимно 26 окт
    Кадыш Петрович интересное сочетание
    Ответить
  • Анонимно 26 окт
    Православие только добровольно принималось во все времена
    Ответить
    Анонимно 26 окт
    Хоронят тёщу. Спрашивают у зятя от чего та умерла.
    - Грибами отравилась- отвечает зять.
    - А от чего у нее лицо разбито?
    - Да есть не хотела.
    Ответить
  • Анонимно 26 окт
    "Многие татары принимали христианство добровольно, правда в большинстве своем не католичество, а православие".
    Источник : http://realnoevremya.ru/today/46284

    Факт примечательный.
    Ответить
    Анонимно 26 окт
    И чем же факт примечателен? Их просто селили среди православных украинцев, если бы селили бы среди поляк, то принимали бы католичество
    Ответить
    Анонимно 26 окт
    причем, большая часть сохранила приверженность исламу до сегодняшнего дня
    Ответить
  • Анонимно 26 окт
    А сербский род малкочоглу, принявший ислам при османах, стали национальными героями Турции.
    Ответить
  • Анонимно 26 окт
    Последний официальный костер в России был сложен для человека в 1739 году 30 апреля, когда была сожжена башкирка Кисямбика Байрясова.
    Крестили ее насильно после пленения в одной из карательных экспедиций, трижды она сбегала, но каждый раз ее ловили и возвращали в Екатеринбург. На третий раз 60-летней женщине был вынесен смертный приговор.В архивах Свердловской области сохранились документы о казни 60-летней насильно
    крещенной башкирки Кисямбики Байрясовой, которая, несмотря ни на что, до конца минут своей жизни осталась верна Исламу. В начале XVIII века жизнь на Урале круто изменилась. В крае была создана так называемая «горная
    власть» во главе с известным государственным деятелем, главным командиром Уральского горного управления, основателем Екатеринбурга, автором «Истории Российской» Василием Татищевым. В ведении нового органа находились теперь все уральские заводы и рудники, началось активное освоение новых месторождений. Между тем, отъём земель вызвало весной 1736 года восстание местного башкирского
    населения. На бунт «горная власть» ответила карательными походами. Вот как, к примеру, сообщается о походе на аул Манчаж: «...А убито мужеска полу 40 человек, баб 15. Да с собой привезли малых робят от 10-и лет парней 19, молодых баб 14, девок 18 человек».
    В результате, повстанцев крестили насильно, а женщин и детей продавали в крепостные. Мужчины же становились «служивыми».
    Плененная башкирка Катайской волости Кисямбика Байрясова была привезена в Екатеринбург и отдана в крепостные писателю и переводчику Кириаку
    Кондратовичу. Крестила ее жена местного протопопа, а после крещения нарекли Кисямбику Катериной.
    Конечно, Кисямбика была не единственной невольницей, мечтающей о свободе. В первый раз она бежала «с девкою- полонянкою», жившей у Татищева. Но старую женщину поймали и высекли плетьми. Это не остановило ее.
    Если к первому побегу Кисямбику подговорила «девка-полонянка», то инициатором второго побега стала она сама. Вместе с ней на этот раз бежала из Екатеринбурга «дворовая женка» секретаря «горной власти» Ивана Зорина. Кисямбику поймали и на этот раз высекли уже кнутом.
    Между тем, в апреле 1738 года в Екатеринбурге был сожжен Тойгильдя Жуляков, один из новокрещен, «за то, что, крестясь, принял паки махометанский Закон». Его сожгли на костре на глазах своих детей в назидание другим новокрещенам, но и страх перед жестокой казнью не остановил Кисямбику. В сентябре того же года, ночью, она бежала в третий
    раз. Как следует из допроса в Канцелярии Главного правления заводов, беглянка, перебравшись через реку Исеть и обходя стороной деревни, добралась до родного аула Сакаова Катайской волости. Тут она прожила пять дней у знакомых. Здесь же в Сакаово жил ее сын Бекчейтей.
    (Бекчентай – авт.), но Кисямбика не рассказала о встрече с ним на допросе, вероятно, опасаясь за его судьбу.
    Далее путь ее лежал за «Урал-камень». Кисямбика больше месяца прожила у «верного» башкирского старшины Мандара. «Верными» называли служивых башкир. Повстанцы в свою очередь именовались «ворами». Узнав, что она
    была крещена и сбежала, Мандар посоветовал ей вернуться в Екатеринбург, и, дав сопроводительное письмо, отправил подальше от себя.
    Добравшись до Дуванской волости, Кисямбика два дня ночевала у родного брата Разге Байрясова. Здесь ее и задержал абыз Махмут Мемеделин, и под
    конвоем других «верных» башкир отправил в Екатеринбург.
    Кисямбика обвинялась «горной властью» в том, что она «живучи в Башкире, питалась от них, башкирцев, и ела все с ними вместе, и Богу молилась по их Закону, а не по христианскому». А также изорвала то самое сопроводительное письмо «верного» Мандара, не показав его абызу.
    В приговоре от 8 февраля 1739 года говорится: «... за три побега и что она, будучи в бегах, крещеная обасурманилась, учинить смертную казнь –
    сожечь».
    14 марта того же года генерал Соймонов подписал конфирмацию по делу:
    «Пойманную башкирку, которая была крещена и дано ей имя Катерина, за три в Башкирию побега и что она, оставя Закон Христианский, обасурманилась,
    за оное извольте приказать на страх другим казнить смертию – сжечь, дабы впредь, на то смотря, другие казнились» (ГАСО. Ф. 24. Оп. 1. Д.
    818. С. 243)
    Ответить
    Анонимно 22 ноя
    Какая она башкирка. Чушь. О ней есть работа небезызвестной Байрамовой, во всех документах она фиксируется как татарка.
    Ответить
  • Анонимно 26 окт
    ПРАВОСЛАВНАЯ ИНКВИЗИЦИЯ В РОССИИ: Глава V. Насильственное насаждение православия среди народностей России
    Верной помощницей самодержавия в его реакционной политике на окраинах была православная церковь. Угнетение нерусских народов, их русификация, а также колониальные захваты сопровождались насильственным обращением населения в православие. Это было одним из средств колониальной политики самодержавия.
    Еще в XIII-XIV ее. новгородские выходцы, утверждая свою власть в Вятском крае, насаждали христианство мечом и огнем, не останавливаясь перед уничтожением местных народов, не желавших креститься. Делалось это при помощи духовенства, следовавшего за завоевателями в новые места. Грамота 1452 г. митрополита Ионы вятскому духовенству красноречиво рассказывает, как внедрялось христианство среди нерусских народов Вятского края. Священники, по признанию митрополита, перемучили много людей, переморили, в воду пометали, сжигали в избах мужчин, старцев и малых детей, выжигали глаза, младенцев сажали на кол и умерщвляли. Расправляясь с такой жестокостью с нерусскими народами, не желавшими креститься, инквизиторы угрожали им еще «великой опалой» от государя и «конечным извержением без милости» от церкви. Митрополит не осуждал духовенство за зверскую расправу с нерусскими народами. Он предостерегал только, что кровавый террор по отношению к народам, не желавшим принять православие, может вызвать ненависть их к духовенству и нанести ущерб церкви2.
    В Казанском крае христианизация началась со второй половины XVI в. , вскоре после завоевания Казани здесь были основаны монастыри. Над татарами, противившимися крещению, совершалось дикое насилие: их сажали в тюрьмы, у них отбирали земли, их выселяли из деревень, заставляли жениться на русских женщинах, держали в цепях. При этом церковники не скрывали, что их цель — «народ от татарской веры отучить и остращать» .
    Насильственное крещение проводилось при колонизации Поволжья и Сибири в XVII в. Правительство вместе с духовными властями стремилось привлечь на свою сторону феодальную верхушку, обещая ей в случае крещения разные льготы. У мурз, не желавших креститься, отбирались поместья с православными крестьянами, они лишались права распоряжаться ими. Крестьянам при переходе в православие предоставлялись некоторые льготы на шесть лет. Упорствующих превращали в крепостных. Но и крещение не освобождало нерусские народы от крепостного и национального гнета.
    В Сибири среди остяков и вогулов огнем и мечом действовал сибирский митрополит Филофей Лещинский. Этот инквизитор разрушал нехристианские кладбища, рубил и сжигал капища, возводя вместо них часовни, силой обращал сибирские народы в православие, угрожая в случае отказа смертью. Вогулы и остяки отвергали попытки церковников задобрить их льготами по уплате ясака и подарками. «Лестью хотите отвратить лас от древней нашей веры, разорить и уничтожить нас, — говорили они. — Головы свои положим, но этого не допустим» 3. Несмотря на сопротивление местных народов, Филофей обратил в православие свыше 40 тысяч человек. В качестве одной из приманок для крещения применялось освобождение новокрещен от наказания за совершенные ранее проступки. Например, в 1723 г. за нежелание принять участие в переписи марийцы были приговорены к нещадному наказанию.
    Ответить
  • Анонимно 26 окт
    Спасибо за статью, Ярослав, особо за чемерисов! Очень познавательно! @ кин, не татарин
    Ответить
  • Анонимно 26 окт
    Чемерисы. РВ жжот.
    Ответить
    Анонимно 26 окт
    украинское название черемисов - чэмерисы/чемерисы, читайте текст, грамотей
    Ответить
    Анонимно 26 окт
    Действительно. Прошу простить!
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии

Новости партнеров