Шурале: дитя природы неизвестного происхождения

Знаменитые «бренды» Татарстана, часть 32-я

Шурале: дитя природы неизвестного происхождения
Фото: Максим Платонов

Большинству из нас среди персонажей татарской мифологии знакомы разве что Су Анасы да Шурале — сказки Габдуллы Тукая стали для современных татар практически единственным окошком в пантеон древних духов, которых боялись наши предки. Недавно в широкое употребление еще вернулся Убыр, спасибо Наилю Измайлову за одноименную книгу. Есть еще Бичура (женский аналог домовенка Кузи, у нее даже рубаха красная), Убырлы Карчык (двоюродная сестра Бабы-яги), Дию пэрие (нечисть, которая, впрочем, не прочь заключить брак с человеком) и другие маловлиятельные представители нечистой силы. Но самым «распиаренным» и «забрендованным» среди них всех остается Шурале.

Шурале и сказка Тукая

Согласно каноническим представлениям, Шурале — дух леса. Он живет в чащобе, видом страшен, космат, одежды не носит, у него есть рог. По некоторым данным, у него перевернуты ступни ног: пятки смотрят вперед, а пальцы назад. Вид наш герой имеет устрашающий. Вот как писал Тукай:

«До чего он безобразен, поневоле страх берет!
Нос изогнут наподобье рыболовного крючка,
Руки, ноги — словно сучья, устрашат и смельчака
Злобно вспыхивая, очи в черных впадинах горят,
Даже днем, не то что ночью испугает этот взгляд!
Он похож на человека, очень тонкий и нагой,
Узкий лоб украшен рогом в палец наш величиной.
У него же в пол-аршина пальцы на руках кривых —
Десять пальцев безобразных, острых, длинных и прямых».

По сказке Тукая, любимое хобби Шурале — убивать людей щекоткой (для этого ему и нужны длинные и умелые пальцы). Но бедняга не слишком-то и умен: джигит-дровосек его обхитрил в два счета, зажав пальцы Шурале в щель бревна. А в ответ на просьбу назвать свое имя представился как Былтыр (в переводе с татарского — В-прошлом-году). И когда соплеменники (да-да, шурале в лесу не один, они живут племенем) спрашивают его, кто его обидел, тот вполне логично отвечает: «Пальцы прищемил В прошлом году». Помощи бедный дух не получает даже от своих соплеменников: «Прищемлен в году минувшем, что ж ты в нынешнем ревешь?»

Фото: Олег Тихонов

Интересный факт: Тукай подписывал свои сатирические стихотворения псевдонимом «Шурале». И на это ссылался Наки Исанбет, когда искал в Шурале проявления татарского духа:

  1. Шурале, как и все татары, обожает лошадей;
  2. «он вечно радостный, вечный оптимист»;
  3. бесстрашный, не выдающий своего страха;
  4. свободолюбивый. В общем, настоящий татарин.

Что умеет Шурале

Татарские народные сказки, в которых фигурирует Шурале, рисуют его как хитрого, бойкого и веселого персонажа. Он этакий недоделанный трикстер, у которого в конечном итоге ничего не получается. Он любит шутить и проказничать. Обожает по ночам воровать лошадей и загонять их чуть ли не насмерть — и деревенские жители его ловят, измазав спину коня смолой. Он боится воды, поэтому от него легко спасаются, перепрыгнув через ручей или войдя в речку (хотя там поджидает Су Анасы).

Венгерский ученый Габор Балинт в 1875 году, татарский просветитель Каюм Насыри в 1880-м, Таип Яхин в сборнике сказок 1900 года издания приводили разные варианты рассказов о Шурале. Одним из этих рассказов и руководствовался Тукай — он, кстати, признавался, что пример взял с Пушкина, который тоже обрабатывал сюжеты народных сказок, услышанные от сказителей.

Акварели Баки Урманче. Фото: Ринат Назметдинов

Есть три самых популярных сюжета о Шурале. Первый — про Былтыра. Второй — о ловле Шурале на смолу. И третий — о том, как дух заманил в непроходимую чащу старика, но тот благодаря молитвам муллы смог выйти из леса живым и невредимым. Как видим, Тукай выбрал самый показательный для того, чтобы продемонстрировать сноровку и ум татарского дровосека. Еще из полезных сведений о Шурале — его можно обмануть, переодев на себе одежду наизнанку, а новые шурале родятся из капель крови старого, причем по несколько штук сразу (гидра, у которой на месте отсеченной головы вырастают две, просто отдыхает по сравнению с татарским лешим). Впрочем, если очень захочется убить этого героя, надо исхитриться добраться до его левой подмышки — там дыра, через которую можно с большим удобством вынуть сердце.

А почему он именно дух леса? Да очень просто. И мусульмане, и христиане — все они когда-то были язычниками. Память тысячелетий не так-то просто вытирается из культурного кода народа. Поэтому подспудные верования в духов и сказания о веселой пантеистической компании разнообразных мелких божеств совершенно естественным образом оставались рядом с татарами вплоть до самой революции. Как и с русскими: сказки про леших и русалок, обрядовые традиции, да ту же Масленицу вспомним — все это вообще не имеет никакого отношения к христианству. А духов почитали каких? Правильно, соответствовавших месту, в котором жили. Есть домовые, есть водяные, а есть и лешие.

Чей Шурале?

Кстати, за него (а в некоторых вариантах даже за нее) с татарами борются башкиры, уверяя, что это чудище принадлежит им. Ссориться, на самом деле, не из-за чего: Шурале есть в сказках обоих народов, просто татарский более популярен. А вот в Башкирии он есть даже в топонимике — там есть Шуралетау (гора Шурале), Шуралекая (скала Шурале) и прочие элементы рельефа, принадлежащие неутомимому лесному духу.

У башкир шурале вполне может быть женщиной — самых красивых ловили уже известным нам способом, на смолу, и выдавали замуж за человеческих джигитов. Дети, говорят, удивительные получались, есть даже деревни, население которых пошло от таких вот «близкородственных скрещиваний». Но красавиц среди шурале немного — к примеру, в башкирских поверьях говорится, что у них такие длинные груди, что они на бегу закидывают их за спину. Кстати, этот же физкультурный прием использовали и русалки в славянских поверьях — ведь бледными загадочными красавицами их представляли далеко не всегда и не везде. Впрочем, не будем отвлекаться от шурале.

Фото: Михаил Козловский

Чей же он на самом деле? Есть версия, что татары и башкиры позаимствовали Шурале от своих ближайших финно-угорских соседей — удмуртов и марийцев. А те, в свою очередь, возможно, переняли его прообраз от других народов: ведь и в Сибири, и в Восточной Европе, и на арабском Востоке верили когда-то в половинников. Эти существа называются у всех народов по-разному, но характеризуются тем, что у них только один глаз, одна рука, один рог и половина души. Они смешливые, щекочут скот и людей до смерти (узнаем брата Шурале!). Злой лесной дух смеялся или «гукал» как сова — и недаром, кстати, на юге Удмуртии словом «шурали» или «урали» называется филин. Марийцы сову и филина называют «шур-лочо». А в старочувашском языке было слово «сурали» — оно обозначало человека, в которого вселился черт-половинник (он назывался сура).

Корень «сур-»/«шур-» некоторые исследователи объединяют со славянским «чур». Согласно разным лингвистическим и этнографическим теориям, «чуры» — это духи предков у славян. Отсюда и восклицание «Чур меня» — из него, скорее всего, выпало слово «храни», то есть изначально это была просьба от человека к чуру, к предку — «охрани меня, пожалуйста, уважаемый прадедушка». А ввиду взаимопроникновения языков разных народов славянский потусторонний персонаж чур мог превратиться в чувашского половинника сура и духов леса марийцев и удмуртов — шуров. Тут-то его и «подрезали» наши татарские предки, а поскольку Шурале антропоморфный, он вполне может быть как раз тем самым человеком, в которого вселился черт-половинник.

Есть версия о том, что Шурале возник на булгарской базе и потом от них перешел к татарам Поволжья, от которых, в свою очередь, его переняли мари, чуваши и башкиры. Впрочем, башкирские исследователи утверждают, что это лесное чудище пришло к ним от далеких иранских предков, а татары переняли его и узурпировали.

Так что на вопрос о том, чей Шурале, мы доподлинно ответить точно не можем. Скажем так, общий, причем пришедший из доисламских времен. Но сказка Тукая сделала свое литературное дело, и теперь Шурале прочно воспринимается за пределами республики как чисто татарский персонаж.

Фото: Максим Платонов

Шурале после Тукая

Конечно, Тукай открыл Шурале длинный и светлый путь в татарское искусство. В этом ряду прежде всего невозможно не упомянуть первый татарский балет Фарида Яруллина — он как раз о нашем лесном духе. Либретто писал Ахмет Файзи. Балет «Шурале» должен был быть впервые поставлен в августе 1941 года в Москве, во время декады татарской литературы и искусства. Но он предстал перед зрителями гораздо позже. Балетмейстер Леонид Якобсон, тяготевший к классической балетной школе, решительно переработал либретто, выкинув из него множество национальных мотивов и усилив социальную составляющую. Файзи хотел сохранить фольклорность и национальный колорит, Якобсон стремился сделать «Лебединое озеро». В результате, когда Файзи заболел, Якобсон своего добился. В представленном 15 февраля 1941 года варианте либретто получилось концентрированное сценическое действие: стройная драматургия сценария, классический балет. Но национальную самобытность балетмейстер практически уничтожил, на что указывал и Муса Джалиль, который был завлитом Оперного театра: «Образы, названные Якобсоном Былтыр и Шурале, не рисуют перед нами тех героев, которые знакомы нам из народных сказок и произведений Тукая. Шурале представлен злым демоном и скорее напоминает другой мифический образ — Дию». Зато музыка у Яруллина получилась глубокая и своеобразная. Премьера состоялась только 12 марта 1945 года — через полтора года после гибели композитора на фронте…

Фото: Максим Платонов

Есть и зримые образы Шурале. В первую очередь упомянем Баки Урманче, который создал канонические иллюстрации к тукаевской сказке. Можно встретить лесного духа и на улицах Казани. Своеобразный барельеф с его изображением (довольно скорбного вида, надо сказать) есть в декоре кукольного театра. А на площади перед театром Камала стоит скульптура «Загадки Шурале» — подарок городу от одной из телекоммуникационных компаний. Здесь Шурале выглядит почти как вполне симпатичный веселый человек. Отличается только рогом (одним, как и положено), полным отсутствием одежды и наличием некоторого количества шерсти. Асия Миннуллина, автор композиции, объясняла: «Он дитя природы, он же голый, лишь чуть-чуть прикрыт шерстью. Он «голый» и перед людьми, но при этом искренний, доверчивый — каждый может обидеть его». Есть байка о том, что один из высокопоставленных городских чиновников даже с проверкой приезжал перед открытием памятника — инспектировал, нет ли случайно у Шурале ничего срамного в зоне прямой видимости, не станет ли лесной дух в авангарде эксгибиционизма прямо на площади у национального театра. Обошлось, ничего у Шурале не видно.

Фото: Елена Сунгатова/art16.ru

Кстати, образ Шурале как «дитя природы» сегодня облекается в новые идеи (экологичность сознания, бережное отношение к окружающей среде, сохранение видового разнообразия, если можно так сказать). Но и сам Тукай, похоже относился к нему с иронической любовью — Шурале в его интерпретации не однозначно отрицательный персонаж, он очеловеченный. Художник Ахсан Фатхутдинов в 1986—1993 годах создал серию более чем из 50 живописных работ, в которых показал Шурале именно с этой стороны — он живой, его надо беречь, он хранитель родной земли и этнический символ народа. Например, картина «В лунную ночь» — два шурале тревожно вглядываются в огни ночного города...

Людмила Губаева
ОбществоКультура Татарстан
комментарии 12

комментарии

  • Анонимно 27 ноя
    А связано ли это как-нибудь, интересно, с татарским словом «шүрләнү» (опасаться). Может, изначально, оно обозначало то, что – человек оказывшийся в некой ситуации неопределенности, как бы, неизбежно становился зависим от воли того самого «чура» – некого духа или божества-покровителя?
    Ответить
    Анонимно 27 ноя
    очень интересный комментарий!
    Ответить
    Анонимно 28 ноя
    Шурале может быть производным от французского «шевалье» (chevalier). В Средние века словом шевалье (chevalier) во Франции называли рыцарей, особенно странствующих.
    Шевалье (chevalier — «едущий на коне», то есть рыцарь, кавалер) — младший дворянский титул в феодальной Франции.
    Имя Шевроле, кстати, также происходит от французского «шевалье».
    То есть, Шурале – это заколдованный рыцарь, дорогие друзья)) Заколдованный татарский Дон-Кихот))) Вот откуда у него страсть к верховой езде.
    Ответить
  • Анонимно 27 ноя
    классная фотка
    Ответить
  • Анонимно 27 ноя
    Шурале, наверное, ближе к лешему в фольклоре
    Ответить
    Анонимно 27 ноя
    Ну да, он же дух леса, для кикиморы - воды боится.
    Ответить
  • Анонимно 27 ноя
    На южном Урале не шурале, а мискэй (мискәй).
    Мискэй это тоже мифический персонаж, дух леса, который заставляет людей заблудиться, заплутать. Есть отдельные места, в которых по поверию местных жителей обитает этот мискэй. Например, леса возле горы Ямантау. Люди остерегались туда ходить, говорили, что там живет этот злой мискэй, это его владения, если туда зайдешь, то не выйдешь. Потеряешь ориентир, заблудишься, будешь ходить по кругу и никак не найдешь обратный путь домой. Там и помрешь.
    Ответить
  • Анонимно 27 ноя
    татар много разных мифических персонажей: джин, пэри, шайтан, албасты, яэджуж-мээджуж, мискей, убыр, убырлы, убырлы карчык, юха, бичура, дию (русскон диво от татарского дию), өрәк, акман-токман, шагали-шакман, су анасы, елга угезе (это именно он орет в крупных реках), самругкош, карачум, разные всевозмоңные ия (духи-хозяева): йорт иясе, урман иясе, тау мясе, абзар иясе и т.д.
    Ответить
  • Анонимно 27 ноя
    Славянский чур – от татарского чура. Это есть во всех справочниках.
    Ответить
  • Анонимно 27 ноя
    Шурале чей, татарский или башкирский?
    Башкиры – только часть татар, и поэтому такая постановка вопроса не совсем уместна. Но на Южном Урале и в Зауралье, где живут сами этнические «башкиры» (на самом деле отатарившиеся финугры (истяки, Южный Урал)), и татары-монголы Бату хана (табыны, барыны, телевцы, катаи, куваканы и др из которых состоит «башкирсое» население Зауралья - как раз те самые племена, из которых состояло армия Бату хана) не знают шуоале.
    Ответить
  • Анонимно 28 ноя
    Шурале ставил один из татарских театров, Мензелинский или Альметьевский. В 60-е годы. Тогда я был еще очень маленьким, нам детям тоже показывали этот спектакль отдельно днем. Сюжет: шурале ворует скот у населения, в основном лошадей. Один хитрый крестьянин намазывает на лошадь смолу, и этот шурале сядет на нее, чтоб на ней ускакать, но не сможет, так его и поймают.
    Ответить
    Анонимно 29 ноя
    Город без памятников, без музеев скучный, без памяти. Чем же привлечь туристов в Казань?
    Скульптурная композиция Шурале (лешего) и смекалистого парня на бревне установлена среди фонтанов - на площади театра имени Галиаскара Камала на железобетоне и на полированной гранитной плите, а не в лесной чаще, то есть не на том месте. Это искусственная ложь. Все наоборот – в сказке правда, а в жизни - на площади – ложь!! «Жить ли во лжи»?
    В 150 метрах от этой композиции памятник Г. Тукаю - автору сказки «Шуруле». Для литературной истины, которая дороже, не перенести ли бревно с персонажами к памятнику Г. Тукаю, под елочки, на камень? Добавить ли еще с другой стороны памятника поэту композицию с показом сказки «Водяная» – водяную, которая мчится за плохим парнем, укравшего золотой гребень водяной, да еще и свору собак?
    Эти композиции зимой и летом увидит каждый прохожий, проходящий по ул. Татарстан, и проявит более глубокий интерес к татарской поэзии.
    Кстати, архитектор А. А. Любимов при установке памятника поэту, начертил «на счастье» подкову, который уже много лет уже памятник.
    Иметь ли по поэме Тукая на берегу озера Кабан скульптурную композицию «Сенной базар, или Новый Кисекбаш»? Или показать на стене эскиз Баки Урманче по сказочной поэме. В Симферополе, в Евпатории… есть голова из поэмы Пушкина, а в Казани сказочной головы из поэмы Тукая пока нет.
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии

Новости партнеров