«Шоу еще не закончено — саудиты всерьез взялись за войну»

Экономист Сергей Хестанов о последствиях выхода России из соглашения с ОПЕК

«Шоу еще не закончено — саудиты всерьез взялись за войну»
Фото: rtvi.com

На этой неделе нефть вновь в центре мировых новостей, как и распространение в Европе эпидемии коронавируса, — цена на черное золото опускалась ниже 30 долларов за баррель. Наступают ли в связи с нынешней нефтяной конъюнктурой тяжелые времена для России или нет, в интервью «Реальному времени» рассуждает экономист Сергей Хестанов.

«Если король саудитов решит «воевать», ресурсов у него достаточно»

— Сергей Александрович, насколько серьезными в обозримом будущем могут быть последствия от сорвавшейся сделки стран ОПЕК и России по продлению сокращения добычи нефти для стран-экспортеров и для нашей страны?

— Все зависит от того, как долго продлится противостояние ОПЕК и России. Смотрите — в настоящее время Россия накопила приличное количество золотовалютных резервов, и наш минфин храбрится, что их хватит на 6—10 лет кризиса, что не вызывает доверия, скажем так, а вот 2—3 года — это более реалистичная оценка. Почему 2—3 года? Достаточно вспомнить, как тратились российские резервы в кризис 2008—2009 годов и в 2015 году (тогда треть запасов тратилась в течение шести-восьми месяцев), чтобы понять, что для двух лет «жизни» страны запас довольно хороший, и чтобы эту устойчивость разрушить, нужно совершить просто-таки какие-то фантастические ошибки.

Но в чем тут подвох? Возможности Саудовской Аравии обострять ценовую ситуацию очень большие — оперативная стоимость саудовской нефти гораздо меньше 10 долларов за баррель, у страны удобное географическое положение, прекрасная логистика, и если король саудитов решит «воевать» до победного конца, то тут ресурсов у него достаточно, но дело в том, что эта нефтяная «война» приносит ущерб всем — и Саудовская Аравия, и Россия будут страдать от снижения доходов, а Россию могут ждать особенно тяжелые времена. Поэтому самое выгодное и разумное решение в этой ситуации — договориться и прекратить эту «войну». Прогнозировать же тонкие психологические нюансы — то есть то же решение саудовского короля — занятие бессмысленное, поэтому одинаково возможны два варианта: во-первых, договориться, а во-вторых, возможно повторение ситуации 1985—1990 годов, когда в результате действий саудитов нефтяные цены упали в 4 раза и оставались такими более 10 лет — лишь после 1998 года начался какой-то их рост. Но этот вариант очень болезненный и для Саудовской Аравии, и пойдут ли они на дальнейшую его реализацию, непонятно — пока вот пошли.

— Почему все-таки стороны не договорились? Дело действительно в американских сланцевиках, которые якобы выигрывали при условиях прошлой сделки, и Россия больше не захотела в силу такой картины продлять сокращение?

— Меня очень веселит то, что пишут по этому поводу в российской прессе. Я давно заметил, что в России значительная часть федеральной прессы цензурируется, поэтому я в основном по этой тематике просматриваю то, что пишут англоязычные издания. Первая волна сообщений о неудаче в переговорах и в российской, и в зарубежной прессе совпала — и там, и там писали, что Россия выходит из сделки ОПЕК+ по своей инициативе, но вдруг 12 марта в российских СМИ проскакивают сообщения, что якобы инициатором оказалась уже Саудовская Аравия, и сам факт такого зигзага в российских СМИ намекает на то, что кто-то, кто принимает такие решения в России, всерьез испугался, и, может быть, этот человек попробует в ближайшее время как-то отыграть назад.

В принципе, если бы у меня спросили по поводу того, что рационально делать в такой ситуации на переговорах, я бы сказал, что надо торговаться, а потом пойти на уступки, чтобы и себя поддержать. Смотрите, вот сейчас Россия находится на максимуме добычи нефти, и технической возможности заметно нарастить добычу у нашей страны нет, и хотя наш министр энергетики Новак хвастается, что Россия может увеличить добычу на 200-300 тысяч баррелей в сутки, но по сравнению с нашим нефтяным экспортом (5 миллионов 700 тысяч баррелей в сутки) это просто смешно и глупо с целью устроить войнушку — прибавка слишком маленькая.

В цене Россия уже потеряла прилично — более 30 процентов, и шоу еще не закончено — саудиты всерьез взялись за войну (дают даже скидку на нефть), хотя саудовский и российский сорта нефти очень хорошо совпадают. А американские сланцевики от этой войны вообще не страдают — они добывают вообще другой сорт нефти, который ни нашей, ни саудовской не конкурентен: в России добываются тяжелые сорта нефти, а в США как сланцевики, так и остальные нефтяники добывают легкую, низкосернистую нефть, и конкуренция тут просто невозможна! Да, американская нефть хорошо подходит для производства бензина, но она не подходит для производства мазута, поэтому сказки про американцев — это какой-то элемент пропаганды: для полной выгоды США от нефти просто отсутствуют технические возможности.

Фото vesti.ru
Возможности Саудовской Аравии обострять ценовую ситуацию очень большие — оперативная стоимость саудовской нефти гораздо меньше 10 долларов за баррель, у страны удобное географическое положение, прекрасная логистика, и если король саудитов решит «воевать» до победного конца, то тут ресурсов у него достаточно, но дело в том, что эта нефтяная «война» приносит ущерб всем — и Саудовская Аравия, и Россия будут страдать от снижения доходов, а Россию могут ждать особенно тяжелые времена

«Коронавирус лишь обострил ситуацию на нефтяном рынке»

— Коронавирус сильно повлиял на цену нефти?

— Никакой коронавирус на это не повлиял и повлиять не может! Коронавирус имеет три разных вида влияния на экономику — первый заключается в заболевании людей, и он ничтожно маленький, и сейчас от коронавируса умерло в 50 раз меньше людей, чем в день людей давят автомобили. Вы много видели людей, которые впадают в истерику от вида автомобиля и требуют его запретить? Я таких не встречал, хотя автомобиль в 50 раз смертоноснее!

Второй вид влияния вируса — это карантинные меры, и тут все серьезнее: от 0,4 до 1 процента ВВП тот же Китай точно потерял на коронавирусе, и да, для большой экономики это немало, но это не катастрофа — это неприятность среднего масштаба.

И наконец, третий вид влияния коронавируса — это паника, и тут с точки зрения влияния на биржи коронавирус себя проявил, и шоу продолжается. Дело в том, что динамика этого вируса похожа на динамику распространения других болезней такого типа, и так как сейчас есть данные по динамике коронавируса в Китае, можно надежно предполагать, что нас ждет еще пара месяцев нарастания истерии в Европе и Америке, а затем пара месяцев спада истерии, пока все не сойдет на нет. Поэтому основные события с запретами, паникой, биржами еще впереди.

Внушает оптимизм то, что вирус не любит тепла — ему не нравится, когда температура стоит выше 27-28 градусов, и есть надежда, что весна-лето собьют эпидемию. Но масштабы эпидемии для Европы и Америки будут более заметны, чем в Китае, где режим карантина для людей был более жестким — с правами человека в КНР не особенно считаются.

Коронавирус лишь обострил ситуацию на нефтяном рынке, а сама болезнь экономические проблемы создать неспособна. Если называть вещи своими именами, то решение саудитов опустить цены спровоцировано действиями России — саудиты видели, что из-за коронавируса падает экономическая активность и предлагали еще раз укоротить добычу на полтора миллиона баррелей для всех стран — экспортеров нефти. Для всех! И что — неужели ужаться и сократить добычу всем странам так тяжело? Нет, конечно. Гораздо проще было договориться, потому что от нас саудиты просили сокращение только на 200—300 тысяч баррелей в сутки, а большую часть сокращения добычи саудиты готовы были взять на себя, что они делали и раньше, и кстати, всегда перевыполняли свои обязательства — сокращали чуть больше, чем обещали. Ситуация просто идиотическая, и всей реакции тех же саудитов мы еще не знаем. Но коронавирус здесь сыграл лишь косвенную роль — да, он снизил спрос на нефть во всей мировой экономике, но снизил он ее не так страшно — даже упомянутые мною китайские данные по падению ВВП показывают, что снижение его даже на 1 процент нельзя назвать чем-то страшным, особенно на фоне китайского роста ВВП последних лет в 5-6 процентов.

Фото ren.tv
Динамика этого вируса похожа на динамику распространения других болезней такого типа, и так как сейчас есть данные по динамике коронавируса в Китае, можно надежно предполагать, что нас ждет еще пара месяцев нарастания истерии в Европе и Америке, а затем пара месяцев спада истерии, пока все не сойдет на нет

«Любые попытки держаться приведут к девальвации рубля»

— Все-таки шансы договориться России и Саудовской Аравии высокие?

— Тут уже перед нами чистая политика, а не экономика, плюс чистая психология — не забывайте, что руководитель нашей страны имеет достаточно специфический нрав, да и саудиты гуманизмом и толерантностью особо не страдают: вон, журналиста (Джамаля Хашогги, — прим. ред.) заманили в посольство и распилили на части.

— Вы уже слышали, что есть вероятность, что саудиты готовы продавать нефть и по 25 долларов в ближайшее время. Какова опасная цена нефти для России — 20 долларов за баррель, 15 долларов?

— Все зависит от срока действия такой цены! На короткий срок даже цена нефти в ноль для России не опасна, а если премьером при 10 долларах назначат Кудрина и он все почистит в расходах госбюджета, то можно со скрипом в зубах продержаться и лет пять, но какова будет цена всего этого? Любые попытки держаться приведут к девальвации рубля — сейчас рубль уже упал, а месяца через два-три вполне вероятно, что вверх рванет и инфляция, и будет не 4 процента инфляции. Но чем длиннее срок дешевой нефти, тем драматичнее все для нас становится — для России, чтобы сохранить сегодняшнюю экономическую ситуацию и не тратить свои хорошие запасы, нужна нефтяная цена в районе 42—43 долларов за баррель. Любая цена ниже этой цифры будет означать либо заметное урезание госрасходов и частичное ослабление рубля, либо трату резервов.

— Конечно, сомнений нет, что нефтяные доходы будут важны и в тяжелое время. Что предпримет государство в отношении нефтяных компаний?

— Тут и гадать не надо — нефтяников оно будет доить. Просто сейчас государство выжидает — все произошло на нефтяном рынке резко, и подобные события происходят едва ли не каждый день, и в этих условиях все, кто принимает решение, банально ждут — им самим нужно понять, что происходит. Когда до таких людей дойдет, что высокая цена на нефть в ближайшем будущем не вернется, тогда они начнут действовать. К примеру, начнут «резать» расходы бюджета, потом тоже самое будут делать регионы — да, Татарстану в этом плане будет легче, но тем не менее он будет это делать, кроме того, возрастет налоговый прессинг — так как у нас экономика почти на 70 процентов государственная, всю ту ораву, которая работает в госсекторе, надо будет кормить, поэтому налоговая нагрузка на бизнес возрастет, и конечно, возрастет на нефтяников — им-то деваться некуда. Да и Мишустина не зря назначили премьером — это тоже знак.

— На прошлой неделе Эстония объявила о том, что в стране наступил экономический кризис. О мировой экономике так рано говорить или уже пора?

— Для того, чтобы официально провозгласить кризис, необходимо, чтобы хотя бы один квартал закрылся в минусе, а официальная рецессия длилась бы два квартала. По сланцевым рынкам нефти для кризиса падение должно составлять 30 процентов — этого пока нет, но картина очень близкая. С точки зрения экономики в целом не факт, что даже первый квартал уйдет в минус — думаю, тут будет пятьдесят на пятьдесят, но то, что по большинству отраслей в мире будет сильный спад экономической активности, сомнений нет — это уже заметно по транспортному сектору, скорее всего обанкротится треть туроператоров, уже видны трудности у розничной торговли — людей-то в магазинах становится меньше.

— А не внушает экономический оптимизм то, что Китай прошел пик эпидемии?

— Я не уверен, что Европа и Америка смогут повторить такой успех Китая — китайцы в борьбе с эпидемией действовали методом грубой силы, очень жестко, ведь у них карантин обеспечивали бэтээры с пулеметами, а в европейской стране такого сделать никто не решится, поэтому оптимизма нет.

Фото forbes.ru
Я не уверен, что Европа и Америка смогут повторить такой успех Китая — китайцы в борьбе с эпидемией действовали методом грубой силы, очень жестко, ведь у них карантин обеспечивали бэтээры с пулеметами, а в европейской стране такого сделать никто не решится, поэтому оптимизма нет

«Будь я на месте Центробанка, я бы повысил ключевую ставку и повысил хорошо»

— Возможен ли доллар в России по 100 рублей?

— Для тех нефтяных цен, что есть сейчас, это фактически предопределено, и, возможно, доллар будет стоить дороже. Но прогнозировать курс доллара очень сложно, и вот почему — он зависит от многих факторов: здесь важна и цена на нефть, и уровень госрасходов, покупка или продажа золотовалютных резервов. Что уже сделал Центробанк России? Он перестал покупать валюту и даже обещает ее продавать, но мы не знаем, будет это делать сильно или же слабо — это неизвестно, нам неизвестен уровень госрасходов — да, их пока не трогают, но зная опыт конца 2014 — начала 2015 годов, мы знаем, что госрасходы тоже подрезали — к примеру, расходы на строительство, так как эта мера могла пройти без больших последствий. Да и какой будет нефть в ближайшее время? Вот если предположить, что два фактора, кроме нефтяного, не меняются, тогда это легко мне спрогнозировать, и я могу сказать, что доллар будет стоить 110 рублей, но я уверен, что эти факторы будут изменены, а вот как они изменятся, в правительстве и Кремле, думаю, пока не знают — они всё будут решать по ходу событий. Поэтому прогнозировать курс рубля на ближайшее время — задача почти неразрешимая.

— 20 марта Центробанк должен объявить очередное решение по ключевой ставке? Ряд экспертов предполагает, что регулятор оставит ее на нынешнем уровне в 6 процентов. Вы разделяете их точку зрения?

— Будь я на месте Центробанка, я бы ее повысил и повысил бы хорошо — это решение притормозило бы отток капитала, и так далее. Но тут опять может вмешаться политика — в данном случае наша внутренняя политика: 22 апреля у нас ожидается некое эпохальное голосование, и в силу этого дела ставку повышать страшно, и думаю, ради сохранения ставки даже резервы потратят. Политика!

— Можно сказать, что экономически власти в ближайший месяц до голосования по поправкам в Конституцию будут проводить политику успокоения общества, бизнеса?

— Наверняка они постараются это сделать, и ближайший месяц будет очень хорошим временем для тех, кто захочет что-то купить или продать.

— К примеру, купить или продать доллары?

— На коротком горизонте наши резервы позволяют творить все, что угодно. Я просто помню, как все непросто было перед прошлыми думскими выборами в 2016 году — Центробанк сознательно тратил резервы, укреплял рубль для того, чтобы только выборы прошли хорошо.

Фото dailystorm.ru
Будь я на месте Центробанка, я бы ключевую ставку повысил и повысил бы хорошо — это решение притормозило бы отток капитала, и так далее. Но тут опять может вмешаться политика — в данном случае наша внутренняя политика

«Базовый сценарий для экономики России — это спад, примерно похожий на 2015 год»

— Как вы относитесь к смелому заявлению экономиста Демуры, что через два года экономика России рухнет? Это пиар, хайп?

— Человек не Бог и он не может знать будущее, но это не мешает нам, экономистам, иметь два или три, как в моем случае, сценария развития. Один сценарий — базовый: это то, что произойдет с вероятностью в 80 процентов, но я почти всегда делаю и второй. пессимистический сценарий «а мало ли», и — да, скорее всего, он не случится, но знать о нем иногда полезно. И третий сценарий — оптимистичный, когда все пойдет гораздо лучше, чем ранее.

Я думаю, что базовый сценарий для экономики России — это спад, примерно похожий на 2015 год, то есть мы будем иметь вяло ползучий рост экономики, рост инфляции, ползучее ослабление рубля, рост безработицы. Если вы помните поздний СССР, то это будет похоже на ситуацию 1987—1989 годов — тогда также благосостояние граждан медленно снижалось, ситуация медленно ухудшалась, но длилось это все долго — без каких-либо скачков, и таковой сценарий, вероятно, ждет в ближайшее время Россию. А насколько мы будем идти вниз, зависит от того, на каком уровне «успокоится», стабилизируется нефть — если сейчас саудиты угрожают 25 долларами за баррель, то 100 рублей за доллар будет недостаточно для укрепления нашей экономики, и тут, скорее всего, речь может пойти о 150—180 рублях за американскую валюту. И учитывая, что у нас в России треть потребительской корзины — это импорт ( хотя он, может быть, сократится), при 25 долларах за баррель падение жизненного уровня может быть довольно сильным.

— Государство будет по максимуму поддерживать жизненный уровень хотя бы сегодняшнего дня?

— Если его хорошо поддерживать, у государства закончатся 500-миллиардные золотовалютные резервы — тем более если падение цены на нефть будет глубоким. А что будет дальше, мы не знаем — саудиты вполне могут опустить цену до 4 долларов за баррель, если король им прикажет. При таком подходе российская экономика рухнет не через два года, а раньше, ведь кроме экономики есть еще социология и политология. Понимаете, когда жизненный уровень людей падает слишком сильно, тогда это уже ведет к потере социальной стабильности — когда СССР распадался, трупы голодных на улице, конечно, не валялись, но людей тогда тяжелая экономическая ситуация настолько достала, что Советский Союз лопнул так быстро, что даже противники СССР удивились — за рубежом еще в ноябре 1991 года считали, что ситуация была у нас стабильной, а через месяц страны не стало. Поэтому многие процессы, а тем более распад страны, непредсказуемы заранее, но если падение жизненного уровня людей произойдет очень резко, полностью исключить сценарий распада страны нельзя.

Беседовал Сергей Кочнев
ПромышленностьНефтьЭкономикаАналитика
комментарии 13

комментарии

  • Анонимно 20 мар
    Мы вышли с ОПЕК, и нам же гордятся предъявить новые санкции
    Ответить
    Анонимно 21 мар
    уже все нормализуется, выгоды им нет, как все посчитали...
    Ответить
  • Анонимно 20 мар
    Вы неправы, для саудитов как раз все и закончилось.
    Ответить
  • Анонимно 20 мар
    Китайцы взялись, закрыли все города, сделали настоящий карантин. А у нас и в европе жалеют
    Ответить
  • Анонимно 20 мар
    Мне очень страшно. Не хочу чтоб была нефтяная война с Саудитами
    Ответить
  • Анонимно 20 мар
    Бэтеэр с пулемётов нам только не хватало на карантине. Ужас
    Ответить
  • Анонимно 21 мар
    Как вас много - паразитов/ предателей, увещевающих, что всё пропало. Сибирь по вам плачет!
    Ответить
  • Анонимно 21 мар
    Умничка Хестанов, всё трезво.
    . . . . .
    С рефлексией и привычками русской стороны более менее понятно.
    Вопрос по-факту в саудитах и их переговорах с США. Каждый из них более крупный игрок на рынке нефти, уступают они лишь размером социальных обязательств перед гражданами (в США и Аравии они существенно выше) и неготовностью урезать свои соц.обязательства, в т.ч. ронять курс валюты.
    Проще говоря, "князья" будут задорно воевать ровно столько, сколько они могут себе позволить пролить "соков" граждан.
    Русским привычно страдать. Главные события 2020 года ещё впереди.
    Ответить
  • Анонимно 21 мар
    Очередной фрик возомнил себя Нострадамусом. К лету о нем забудут и найдут другого прорицателя. Как эти либероиды предсказуемы и как быстро после брехни вновь уходят в неизвестность.
    Ответить
  • Анонимно 21 мар
    Где то этого чувака я уже слышал . Не умеет он угадывать . Так что не обращайте на него внимание.
    ХОтя все зависит от поведения властей РФ.
    Но точно Кудрин не решит никак проблем. В свое время он уже продемонстрировал свои таланты.
    Ответить
    Анонимно 22 мар
    согласен
    Ответить
  • Юрий Плотников 21 мар
    Чушь полная! Горе экономист
    Ответить
  • Анонимно 21 мар
    Как ни странно многие сомневаются в адекватности действий руководства страны по поводу выхода из соглашения "ОПЕК+".
    Вот и обнулились: и стабильность и уверенность в завтрашнем дне.
    Только вот не ясно страна "поднялась с колен" и "совершила прорыв" или все еще только планируем?
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии

Новости партнеров