Председатель Квалифколлегии судей Татарстана: «Главное — не навредить авторитету судебной власти»

Об эвакуации судейских авто, представлениях Бастрыкина и наказании за ошибки в декларациях — в интервью Радика Гилманова. Часть II

Председатель Квалифколлегии судей Татарстана: «Главное — не навредить авторитету судебной власти» Фото: Тимур Рахматуллин

Почему у людей в мантиях нет аккаунтов в соцсетях, как отставной судья первым в России лишился статуса и судейской пенсии за политику, и когда глава Следкома в последний раз обращался с ходатайством о привлечении служителей Фемиды к уголовной ответственности, рассказал «Реальному времени» председатель Квалификационной коллегии судей Татарстана. В первой части интервью речь шла о «непроходных» и не служивших кандидатах Фемиды, а также принципах работы суда над судьями.

Жалоба на судью и на его решение — разные вещи

— Радик Равилович, пожалуйста, поделитесь — часто ли жалуются на судей? Какие суды в лидерах по этой части?

— Не могу сказать, что жалоб становится все больше. Да, был какой-то пик в 2014 году — тогда Квалифколлегия судей Татарстана рассмотрела более 950 жалоб на судей. Но вот уже в 2015 году их было 805, в 2016-м — 895. По текущему году пока 660. Значительного роста я не вижу. Но надо отметить, основная масса жалоб касается несогласия с вынесенными судебными актами. А квалификационная коллегия основывается в своей работе прежде всего на принципах независимости и невмешательстве в судебную деятельность. И если поступает нам такая жалоба, мы заявителю разъясняем порядок обжалования вот этих постановлений, решений, определений в процессуальном порядке. Сами в судебный процесс не вмешиваемся — права не имеем.

Но если эта жалоба связана с вопросами, которые затрагивают авторитет судебной власти, которые наносят ущерб репутации судьи, естественно, мы с нею будем тщательно разбираться и проводить проверку. И при наличии виновного поведения [судьи] уже будем принимать соответствующее решение.

Примерно 90—94 процента жалоб за последние 4 года — жалобы на несогласие с судебными актами. Потому что люди думают: квалификационная коллегия — это коллегия, которая наказывает судей. И поэтому ищут у нас правду. Но, к сожалению, у нас нет таких полномочий. Согласно положению о Квалифколлегии судей РТ, мы занимаемся только вопросами, связанными со статусом судьи и с теми вопросами, которые касаются именно авторитета судебной власти.

— А в оставшихся процентах какая часть жалоб подтверждается?

— В оставшуюся часть входят жалобы и на грубое нарушение процессуальных сроков, и жалобы, содержащие информацию о признаках коррупционных правонарушений, есть жалобы, связанные с несоблюдением судьями Кодекса судейской этики при осуществлении правосудия. Например, раньше поднимались вопросы, связанные с отсутствием мантии у судьи при осуществлении им правосудия. Сейчас таких вопросов уже не возникает, это требование соблюдается всеми. Есть жалобы на сотрудников аппарата судов — кого-то не выслушали, кому-то нагрубили. Мы пытаемся разрешать и эти моменты, направляем такие жалобы в адрес председателей райсудов.

У нас вот в гражданском процессе, как правило, две стороны. И если состоялось решение в пользу одной стороны, она нас хвалит, благодарит, уходя из процесса, желает здоровья, счастья. Такое бывает. А недовольная сторона возмущается, иногда про себя, наверное, и проклинает

— Так какая часть жалоб подтверждается и какие решения следуют?

— Я даже не могу вспомнить, какую жалобу мы передавали на рассмотрение Квалифколлегии. Такого не было.

— А привлеченные по жалобам к дисциплинарной ответственности судьи есть?

— По таким фактам нет. Но бывает, что в ходе каких-то проверок люди добровольно уходят в отставку.

— Какой суд в Татарстане лидирует по жалобам на судей?

— У нас такая статистика не ведется. Совет судей РТ ежегодно обобщает нашу работу в этой сфере и, как правило, отмечает отдельные суды. Могу лишь сказать, что чем больше дел рассматривает суд, тем больше поступает жалоб. Поэтому Вахитовский райсуд Казани — он в числе лидеров негласных. Также там есть Набережночелнинский городской суд, Советский, Ново-Савиновский суды. Причем, повторюсь, жалобы пишут на судей, а аргументы приводят по поводу несогласия с их решениями. Вот в чем тонкость. «Судья не разобрался», «судья меня не понял, — пишут. — Я пытался представить доказательства, он меня лишил этой возможности», «не предоставил своевременно протокол...»

Начинаешь разбираться, и получается, что все это возможно оспорить в рамках процесса. Подать возражения, апелляционную, частную жалобу — никаких проблем нет. В гражданском процессе почти всегда одна сторона остается недовольной судебным разбирательством.

— Мне рассказывали довольно старую историю, как адвокат при изучении материалов дела перед процессом нашел проект приговора по нему, то есть судья до удаления в совещательную комнату фактически уже выработал решение. Это недопустимо?

— А решение было подписано?

— Нет.

— Ну тогда не стоит говорить о том, что оно было окончательным. Проект может быть и один, и другой. Более того, кто мог его изготовить? Может, это и не судья был. Иногда прикладывают к жалобам и приговоры из других гражданских, уголовных дел — для изучения практики. Так что мне тут сложно отвечать, поскольку ясности нет. А так, конечно, это недопустимо, закон запрещает! У нас предписано — все вопросы обсуждать в совещательной комнате, оценив все обстоятельства и доказательства.

К нам таких жалоб не поступало. Поведение людей во многом зависит от принятого судьей решения. У нас вот в гражданском процессе, как правило, две стороны. И если состоялось решение в пользу одной стороны, она нас хвалит, благодарит, уходя из процесса, желает здоровья, счастья. Такое бывает. А недовольная сторона возмущается, иногда про себя, наверное, и проклинает. Это не совсем приятно, конечно. Но это субъективная оценка. Поэтому мы говорим: обжалуйте наше решение.

Почему судьи с соцсетями не дружат

— Есть ли у вас и ваших коллег аккаунты в соцсетях? И правда ли, что за публикацию каких-то личных снимков судья может получить дисциплинарное взыскание?

— Что касается соцсетей, то распоряжением правительства РФ, кажется, от 28 декабря 2016 года на госслужащих возложена прямая обязанность предоставлять нанимателю, работодателю всю информацию о наличии у них аккаунтов в социальных сетях. Что касается судей, такой обязанности нет. Но мы должны понимать, кто такой судья. Поэтому и председатель Верховного суда РТ Ильгиз Идрисович Гилазов (председатель Верховного суда РТ) настоятельно всем рекомендует отказаться от этих вещей. Чтобы не навредить. Не навредить высокому статусу судьи. И авторитету судебной власти.

Фотографии же разные бывают — одна на лоне природы, а другая — в какой-то нелицеприятной ситуации может быть. То есть по-разному к ней могут отнестись обыватели. И чтобы не скомпрометировать себя, чтобы у людей не появлялось недоверие прежде всего к судье — я думаю, такие факты нужно исключить в нашей работе.

— Помню, на заседании Госсовета РТ упрекали кандидата в мировые судьи за публикацию снимка со спиртным на столе, однако рекомендацию она получила...

— Мне трудно давать оценку, не помню такого факта. Наличие аккаунта в соцсети говорит о доступности — каждый может зайти, посмотреть, что на этой страничке есть. И если кому-то что-то не понравится, любой человек, которого обидели в судебной системе, может использовать информацию против конкретного судьи. Поэтому рекомендация есть такая, судьи к ней прислушиваются.

По работе судья — человек публичный. Мы ведем открытые процессы. Участники процесса могут самостоятельно вести аудиозапись, сейчас по КАСу (Кодексу административного судопроизводства, — прим. ред.) вообще ведутся аудиопротоколы. С разрешения суда допускается также фото и видеозапись — в этом ничего такого нет. А вот социальная сеть — это личное. Личное не должно вредить высокому статусу. Законодатель неслучайно заложил такие требования к судье — избегать всего того, что может умалить авторитет судебной власти. Поэтому, может, кто-то и хочет этим заниматься, но ты должен иметь в виду, что ты судья.

Даже находясь в общественной обстановке, где обсуждается тема, по которой у тебя есть и свое мнение, ты должен подумать: а стоит тебе об этом говорить или нет. Потому что сегодня ты высказал свое мнение, а вдруг завтра тебе придется разрешать именно этот спор уже в статусе судьи.

Вообще, порядок представления и исследования письменных доказательств по делу регламентирован процессуальным законом. Сходу сложно определить, какой на самом деле представлен участником процесса документ

Ошибки в декларациях

— За что же наказывают судей?

— Дисциплинарная ответственность судей предусмотрена федеральным законом. Они несут ответственность за дисциплинарный проступок. Его понятие также прописано в законе — это виновное действие или бездействие, выразившееся в нарушение закона РФ «О статусе судей», Кодекса судейской этики, которое повлекло умаление авторитета судебной власти и нанесло ущерб репутации судьи.

В 2017 году фактов привлечения к дисциплинарной ответственности судей в Татарстане не было. В 2016 помню три факта, поскольку я участвовал в заседаниях коллегии, докладывал эти материалы. Все факты были связаны с декларационной компанией. Каждый год сейчас судьи сдают декларации в отношении себя, супруга (супруги) и несовершеннолетних детей. К сожалению, по итогам их проверки выявляются отдельные ошибки.

Все трое судей были привлечены к дисциплинарной ответственности в виде замечаний. Серьезного там ничего не было: кто-то не указал счет ребенка, кто-то ошибочно указал не те площади в объектах недвижимости, которые выявились в результате сопоставления с данными налоговых органов и Роснедвижимости. То есть формальные нарушения есть, и за них все равно надо отвечать. Ведь это вопросы, связанные с противодействием коррупции. Раньше их, если помните, вообще не было — судьи не сдавали декларации.

— Помните, как в 2014-м, на посту председателя татарстанского арбитража Николай Новиков просил ККС РТ отправить в отставку свою подчиненную, которая без проверки положила в основу решения сфальсифицированный документ? Такие обращения еще поступали?

— Нет, не было. Если такие вопросы где-то и возникают, то до разбора и наказаний в квалифколлегии они не доходят. Могу предположить, что разрешаются на другом уровне. А что касается Николая Алексеевича, он, как председатель суда на тот момент решил отреагировать таким образом — направил материал в квалифколлегию судей. Действительно, такой материал рассматривался, и судье было объявлено предупреждение. А вообще, порядок представления и исследования письменных доказательств по делу регламентирован процессуальным законом. Сходу сложно определить, какой на самом деле представлен участником процесса документ.

«Эти штрафы должны оплачивать не только судьи»

— Правда, что судей-автомобилистов не штрафуют за нарушение дорожных правил?

— Если вы имеете в виду нарушения ПДД по фотофиксации, сейчас всем приходят письма, в которых лежат постановления о наложении административного взыскания в виде штрафа за нарушения ПДД. Никаких проблем в этом нет, нужно просто взять и оплатить этот штраф. И председатель Верховного суда республики в своих выступлениях об этом не раз говорил коллегам: если есть факты нарушения и доказательства — спорить с этим не нужно, нужно оплачивать. Но сам факт получения постановления не говорит о том, что именно судья находился за рулем в момент нарушения. Этой же машиной, как зачастую выясняется, могли пользоваться и сын, и супруга. К тому же в законе предусмотрен порядок отмены таких постановлений в случае выявления таких обстоятельств, и должностные лица ГИБДД могут переоформить постановление на того, кто действительно управлял автомобилем.

— А в квалифколлегию за время вашей работы были обращения за разрешением привлечь судью, скажем, за нарушения ПДД, которые выявляются непосредственно на дороге?

— Таких обращений не было. То есть на дороге может быть составлен протокол, а вот постановление о привлечении к административной ответственности может выноситься только после предварительных разрешительных процедур без участия квалифколлегии. При фотофиксации нарушений есть свои особенности. Постановления выписываются собственникам транспортных средств. А что он судья, органы ГИБДД ведь не знают. Они выписывают штрафы владельцам автомобилей.

Председатель Верховного суда республики в своих выступлениях об этом не раз говорил коллегам: если есть факты нарушения и доказательства — спорить с этим не нужно, нужно оплачивать

— В том числе штрафы и за неправильную парковку с эвакуацией?

— Такие ситуации тоже бывают. У нас возле Верховного суда Татарстана машины часто подбирают… Конечно, наши коллеги возмущаются, потому что парковки на всех не хватает, и бывает неприятно, когда в конце рабочего дня выходишь, а твоего автомобиля нет. Забираем сами [со штрафстоянки], как и все, оплачиваем штраф — вопросы таким образом снимаем. Перед законом все равны.

— То есть не отбивают судьи штрафные санкции, мол, не имели права привлекать?

— В данной ситуации это было бы злоупотреблением своим положением. Другой вопрос — если ты не соглашаешься с тем, что виноват, и оспариваешь само нарушение. Но мы же говорим о фотофиксации нарушения ПДД. А эти штрафы при доказанности нарушений должны оплачивать все, и не только судьи.

— Если уж мы затронули тему парковки, то не могу не вспомнить скандал в Бугульме, по итогам которого председатель суда решил уволиться. Как вы восприняли эту историю?

— Я ее комментировать не хочу, поскольку Наиль Миншакирович (Хаертдинов, экс-председатель Бугульминского горсуда, — прим. ред.) написал заявление об уходе в отставку по собственному желанию. Ильгиз Идрисович сказал, что это мужественный поступок. Что там случилось, мне до конца не понятно. Та информация, которая была представлена в СМИ, — это взгляд одних людей и лишь с одной стороны.

Это еще раз говорит о влиянии СМИ на нашу работу. Там у вас вопрос был ко мне про давление. Средства массовой информации иногда даже не просто давят, а создают общественное мнение, чтобы склонить ту или иную спорную ситуацию в сторону обиженных или оскорбленных. Но судьи — это те же люди, которые так же общаются, читают новости, имеют доступ к интернету. Конечно же, у них может складываться определенное мнение. И когда накануне заседания по какому-то делу уже создан общественный резонанс той или иной публикацией, бывает очень сложно коллегам принять решение.

Поэтому если уж доводить информацию, то доводить ее с обеих сторон. И сохранять свою беспристрастность по отношению к тому материалу, который выходит.

Поднял флаг — потерял статус

— Насколько за время вашей работы в суде изменилась процедура разбора и привлечения судьи к дисциплинарной ответственности?

— Ничего не изменилось. Как и раньше, основанием для возбуждения дисциплинарного производства является собранный материал о нарушении судьей требований закона «О статусе судей в РФ». Возбудить дисциплинарное производство вправе председатель Верховного суда РТ, направив соответствующее представление в отношении судьи, либо орган судейского сообщества, как правило, этот может быть Совет судей республики — у них тоже есть такие полномочия по обращению в квалифколлегию.

Коллегия, рассматривая такой материал, прежде всего устанавливает: был ли действительно факт дисциплинарного проступка или нет. Если был — переходит к избранию меры наказания. Их три: замечание, предупреждение и досрочное прекращение полномочий — самая крайняя мера.

Это вообще единственный случай в России, когда прекратили отставку в связи с тем, что судья стал заниматься политикой. Даже в статусе судьи в отставке он должен был соблюдать все эти ограничения и запреты

— На вашей памяти, татарстанская квалифколлегия крайнюю меру применяла?

— Мне запомнился случай с судьей, находящимся в отставке.

— С Галишаном Нуриахметом?

— Да. Очень непростая история. Это вообще единственный случай в России, когда прекратили отставку в связи с тем, что судья стал заниматься политикой. Даже в статусе судьи в отставке он должен был соблюдать все эти ограничения и запреты. А он напрямую высказывался относительно того, что происходит в республике, давал интервью различным изданиям, выходил с пикетами — все его публичные выступления были зафиксированы. До того, как обращаться с таким представлением, неоднократно с ним проводили беседы и Марат Максутович Хайруллин и Ильгиз Идрисович Гилазов (зампред и председатель Верховного суда РТ, — прим. ред.), разъясняли ему, что он — судья, чтобы он все-таки осознал и прекратил свою политическую деятельность, либо по собственному желанию прекратил свою отставку. Но он эти предупреждения не услышал, и в конечном итоге все это привело в 2012 году к рассмотрению представления. Оно было удовлетворено. Он с решением ККС РТ не согласился. Обжаловал его в Верховный суд РФ.

В Верховном суде РФ я участвовал в заседании, представляя интересы Квалифколлегии. Помню, что судебное заседание откладывалось, приглашали мы переводчика, потому что там были высказывания на татарском языке. Оценив в совокупности все, что было представлено, Верховный Суд России согласился с нашим решением и оставил его без изменения. А трагичность всей этой истории в том, что наш коллега лишился не только отставки, но и материального обеспечения, то есть судейской пенсии. А это значительная сумма. Поэтому здесь мне было человека жаль, тем более он все-таки длительное время проработал в нашей системе. Но у него какие-то определенные жизненные принципы появились. В данной ситуации он считал, что мы не правы и не можем вмешиваться в его жизнь и оценивать его деятельность в таком качестве.

Лишенные статуса по представлению Бастрыкина

— А ходатайства главы Следкома о привлечении судей к уголовной ответственности вам лично приходилось рассматривать?

— Да, такие вопросы у нас рассматривались. Только не лично, а коллегиально. В 2016 году прежним составом квалифколлегии рассматривалось ходатайство председателя Следственного комитета России Александра Бастрыкина о даче согласия на возбуждение уголовного дела в отношении судьи Конституционного суда РТ. Ситуация не из приятных. Коллегия удовлетворила это обращение. Да он и сам не возражал против этого, говорил, что готов пройти все эти процедуры, чтобы объективно разобраться во всей этой сложившейся ситуации.

В таких случаях квалификационная коллегия не рассматривает вопрос о доказанности или недоказанности доказательств причастности или вины лица. Мы только изучаем вопрос — влияла ли его судейская деятельность на этот процесс, то есть не было ли это связано с его деятельностью в качестве судьи. По тем материалам и доводам, которые были приведены, стало понятно, что речь идет о деятельности, которая была до назначения этого человека судьей. И поскольку не было установлено никакой связи с его судебной деятельностью, ходатайство СК по результатам тайного голосования было удовлетворено.

— В итоге Рашид Гафиятуллин был осужден. А вот в привлечении Ильшата Суханаева в том же 2016-м коллегия отказала. Почему?

— Вы и эту историю знаете?.. Да, отказала. Коллегия внимательно подошла к этому вопросу. Там действительно был установлен сам факт нанесения телесных повреждений потерпевшему в результате ДТП с участием матери Суханаева, но в конечном-то итоге были представлены документы и объяснения, свидетельствующие о том, что вопрос уже исчерпан и все стороны помирились. В такой ситуации Уголовно-процессуальный кодекс РФ предписывает либо отказать в возбуждении уголовного дела, либо прекратить уголовное преследование.

Но следственные органы настаивали на даче разрешения на возбуждение уголовного дела, и позиция их была связана именно с особым статусом судьи. Коллегия отклонила это обращение, в дальнейшем оно было оставлено без изменения, а жалоба следственных органов без удовлетворения. И Высшая квалифколлегия судей РФ указала на то, что в данной ситуации статус судьи не препятствует следствию вынести процессуальное решение об отказе в возбуждении уголовного дела, поскольку вопрос уже исчерпан. Они тоже не нашли оснований для дачи согласия на возбуждение уголовного дела.

Процедура рассмотрения ходатайств прописана в законе, это настоящий судебный процесс. Представление поступает к нам и передается лицу, в отношении которого ставится вопрос. Он, естественно, имеет право представить возражения, давать пояснения, более того — знакомиться со всеми материалами

— А другие отказы Бастрыкину были?

— Не было. Где-то в 2012—2013 годах было еще одно ходатайство в отношении мирового судьи в отставке по Приволжскому району. После ее отставки стали поступать заявления от потерпевших от мошенничества. Долго длилась эта история. В конечном итоге, ходатайство было удовлетворено.

Процедура рассмотрения ходатайств прописана в законе, это настоящий судебный процесс. Представление поступает к нам и передается лицу, в отношении которого ставится вопрос. Он, естественно, имеет право представить возражения, давать пояснения, более того — знакомиться со всеми материалами. С одной стороны, на заседании выступает представитель Следкома — обычно руководитель регионального управления Павел Николаев или его подчиненные, а с другой стороны — этот судья. А квалификационная коллегия, выслушав стороны и материалы дела, тайным голосованием определяет свое отношение к этому документу. Для удовлетворения ходатайства нужно, чтобы не менее двух третей членов коллегии его поддержали.

— А бывало, что судья, зная о возникших подозрениях в свой адрес, сам обращается за снятием статуса?

— Нет. Таких случаев не было.

— В этом году представления от Бастрыкина поступали в ККС РТ?

— Нет.

Когда участникам судебного спора не хватает простого разговора

— Какие законодательные изменения, по вашему мнению, значительно улучшили работу судебной системы, а какие — наоборот?

— Мы раньше не знали, что такое сотовый телефон, а сейчас без него не можем обходиться. Положительным считаю то, что в нашей работе, я имею в виду, в гражданском процессе, стали активно внедряться элементы электронного документооборота. Посредством электронной почты уже можно подавать процессуальные документы, ходатайства через сайты судов. В арбитраже это вовсю работает, а в судах общей юрисдикции эти новшества были введены недавно. Это здорово, это удобно для участников процесса. Это шаг вперед, он влияет на организацию судопроизводства и ведет к экономии времени. Другое дело, что есть люди, неграмотные в плане коммуникаций или лишенные возможности использовать эти ресурсы.

Общество не стоит на месте. Мы видим, что законодатель сейчас пытается привлечь в суды настоящих профессионалов. Новый Кодекс административного судопроизводства прямо предписывает, чтобы в процессах участвовали юристы с образованием и дипломом. В ГПК (Гражданский процессуальный кодекс, — прим. ред.) готовятся внести изменения.

— То есть общественные защитники представлять интересы сторон не смогут?

— Не общественные защитники, а представители, которыми сейчас могут быть адвокаты или обычные люди по доверенности. Проекты изменений в ГПК уже обсуждаются. Не знаю, на какой стадии сейчас обсуждение. Но раз в КАСе это уже применяется, думаю, в ближайшем будущем это правило появится и в гражданском процессуальном законодательстве.


Было бы здорово, если бы вопросы медиации довели до логического завершения — сделали бы медиацию обязательной, то есть досудебной. Сейчас это дело добровольное. То есть мы предлагаем, а если люди не соглашаются, приходится принимать решение по существу

Процесс идет к тому, что в суде должны действовать профессионалы. Чтобы могли изъясняться четко и ясно на правовом языке, обсуждать нормы закона, фактические обстоятельства. Потому что сейчас гражданский процесс, особенно по социальным делам, состоит из эмоций. Мы выслушиваем эти эмоции, а когда доходим до закона, то обычные люди иногда его не понимают.

— А как без эмоций? Есть ведь понятие «законное решение», а есть — «справедливое».

— В идеале, здорово совместить эти понятия. Мы стараемся выносить именно такие решения, предоставив каждому слово, чтобы люди выступили, договорились между собой. Худой мир, говорят, лучше доброй ссоры. Поэтому мы, зачастую говорим сторонам: вам в любом случае придется договариваться.

Было бы здорово, если бы вопросы медиации довели до логического завершения — сделали бы медиацию обязательной, то есть досудебной. Сейчас это дело добровольное. То есть мы предлагаем, а если люди не соглашаются, приходится принимать решение по существу. А если бы это было бы в досудебном порядке прописано в законе, тогда, думаю, у нас бы дел стало меньше на порядок. И тогда бы медиация заработала по полной программе в том понимании, в каком это было заложено в законе.

Мы спрашиваем, например, участников процесса — почему конфликт, почему так случилось? Иногда, оказывается, просто не хватает разговора! Они обижены друг на друга — не могут нормально поговорить! Либо один избегает этого общения, а другой просто обижен. И мы же видим в процессе этих обиженных людей, когда спрашиваешь: «Ну, вы обиделись, что ли?» — «Да». Говоришь: «Мы забываем все обиды, оставляем вас одних на пять минут, и вы договариваетесь». И знаете — люди договариваются! Заходят в зал и говорят: «Мы договорились. Спасибо!»

Либо откладываешь разбирательство дела на неделю-две, они в следующее заседание уже с мировым соглашением приходят. То есть достаточно людям просто предоставить возможность общения на независимой территории. И медиация в этом плане играет важную роль. Не зря же ее законодатель внедряет. Но до конца в гражданском процессе ее пока применить не удается.

Мы немного от отвлеклись от темы разговора относительно работы Квалифколлегии, но я судья и не могу не сопереживать за общие вопросы судопроизводства.

— Большое спасибо за интересный разговор!

Ирина Плотникова, фото Тимура Рахматуллина
Справка

Радик Равилович Гилманов

Родился 22 января 1972 года.

Закончил Казанский государственный университет в 1995 году.

  • 1995—1998 гг. — работа в прокуратуре Московского района Казани.
  • 1998—2000 гг. – работа в прокуратуре города Казани.
  • 2000—2003 гг. — заместитель прокурора Вахитовского района Казани.
  • с 2003 г. — судья Верховного суда РТ.
  • с 2011 г. — зампред Квалификационной коллегии судей РТ.
  • с 2012 г. — председатель судебного состава по гражданским делам Верховного суда РТ.
  • с 2014 года — член Президиума Верховного суда РТ.
  • с февраля 2017 года — председатель Квалификационной коллегии судей РТ.

Стаж работы судьей — 14 лет.

Общество
комментарии 25

комментарии

  • Анонимно 07 дек
    Как он хорошо уходитт от вопросов. Не знаю , не помню , мне неизвестно.
    Ответить
    Анонимно 07 дек
    Кому надо, тот все понял правильно.
    Ответить
  • Анонимно 07 дек
    Эти люди живут в другом измерении.
    Ответить
  • Анонимно 07 дек
    Не припомню, чтобы на эти вопросы члены квалифколлегии когда-либо отвечали. Неудобно им было - свои же заклюют. Радик Равилович хотя бы пытается
    Ответить
    Анонимно 07 дек
    да, интервью качественное
    Ответить
    Анонимно 07 дек
    Да никто никого не клюёт. " По себе людей не судят".
    Ответить
  • Анонимно 07 дек
    редкие кадры гилманова. надо ловить, пока есть
    Ответить
  • Анонимно 07 дек
    В УПК РФ по статье 264 УК РФ нет такого понятия как - конфликт исчерпан и дело не может быть возбуждено. Уголовные дела по данной статье отнесены к делам публичного обвинения и подлежат возбуждению независимо от волеизъявления потерпевшего.
    Ответить
    Анонимно 07 дек
    Очень правильно.
    Ответить
    Анонимно 07 дек
    Там было дело по статье 115 УК РФ. По статье 264 УК РФ возбуждали в отношении того, кто совершил наезд на мать судьи. Надо знать факты, прежде чем строчить комменты.
    Ответить
  • Анонимно 07 дек
    В армии служили или нет?
    Ответить
    Анонимно 07 дек
    Вы военком что ли? Здесь другая тема. Комментируйте "Служу России".
    Ответить
  • Анонимно 07 дек
    Молодец ! Не боится.
    Ответить
    Анонимно 07 дек
    Да нечего ему боятся.
    Ответить
  • Анонимно 07 дек
    Авторитет судебной власти? Вот это реально смешно.
    Ответить
    Анонимно 07 дек
    Не вижу ничего смешного
    Ответить
    Анонимно 07 дек
    Так всегда найдутся по принципу "лишь бы поржать".
    Ответить
    Анонимно 07 дек
    Былобы смешно,если не грустно.
    Ответить
  • Анонимно 07 дек
    Не помню, неизвестно, статистика не ведётся. Очень содержательно.
    Ответить
  • Анонимно 07 дек
    там, в квалифколлегии есть какая-то новая тема... где коммент ?
    Ответить
    Анонимно 07 дек
    Провокация?
    Ответить
  • Анонимно 07 дек
    Браво, Радик Равилович! Отличное интервью! Настоящий профессиональный судья и председатель квалификационной коллегии (в отличие от предыдущего)! Побольше бы таких в судебной системе всей России!
    Ответить
  • Анонимно 07 дек
    А кто был предыдущий
    Ответить
    Анонимно 07 дек
    а предыдущий интервью не давал
    Ответить
  • Анонимно 08 дек
    Требования судьям должен в армиии служить, а этот откосил ...
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии