Финансирование DOMO и подмена активов: о чем знал Банк России за месяц до краха «Татфондбанка»?

Финансирование DOMO и подмена активов: о чем знал Банк России за месяц до краха «Татфондбанка»?
Фото: realnoevremya.ru/Максим Платонов

«Проверка указала на ухудшение положения в связи с операциями по замене рыночных активов на технические»

Чуть более чем за месяц до отзыва лицензии Банком России, 31 января 2017 года, в «Татфондбанке» завершилась очередная двухнедельная проверка АСВ, показавшая большую долю «технических» активов, существенное завышение стоимости имущества и недооценку кредитных рисков банком. Аналитическую часть отчета в Вахитовском райсуде зачитывал накануне прокурор Руслан Губаев в ходе длящейся уже почти 3 месяца процедуры оглашения доказательств, собранных следствием по уголовному делу экс-главы ТФБ Роберта Мусина.

Еще за год до финальной для «Татфондбанка» ревизии, в конце 2016-го к тому моменту недавно назначенная временная администрация из представителей агентства Банка России указала на значительное ухудшение положения ТФБ. В качестве причин назывались операции по замене рыночных активов на технические, ухудшение финансового положения заемщиков банка и формирование кредитных обязательств «условного» характера. Последняя же проверка АСВ установила не только сам факт «оригинальных» кредитных ходов ТФБ, но и нюансы предоставления кредитов подконтрольной Мусину, «флагманской» компании группы DOMO, через межбанковское кредитование.

— В начале декабря 2016 года банк начал испытывать существенные проблемы с ликвидностью, которые пытался решить самостоятельно путем продажи рыночного кредитного портфеля и привлечения ликвидности от связанных с ним банков. Драйвером данных проблем послужило закрытие лимитов на банк со стороны Банка России и других банков по сделкам РЕПО и МБК. После полной потери ликвидности банк отразил в отчетности картотеку неисполненных платежей. По состоянию на дату проверки у банка отсутствует доступная ликвидность средств, которые позволяли бы в полном объеме исполнять обязательства перед кредиторами и вкладчиками, — цитировал гособвинитель выдержки из анализа «текущего уровня ликвидности» ТФБ на 2017 год.

Аналитическую часть отчета зачитывал прокурор Руслан Губаев. Фото realnoevremya.ru/Олега Тихонова

Согласно отчету, за год, прошедший с даты предыдущего анализа, активы банка уменьшились на 14,9 млрд рублей или на 6,9% и к 31 января 2017 года составили 202 млрд 100 млн рублей. Картотека неисполненных платежей ТФБ была оценена «ревизорами» в 8,1 млрд рублей, при этом на группу банков, связанных с ТФБ через «бенефициара Мусина», приходилось 1,9 млрд рублей активов, 23,7 млрд рублей обязательств и 4,6 млрд небалансовых обязательств. Размер ссудной задолженности составил 127,7 млрд рублей, выданных МБК — 2,8 млрд рублей, корпоративный кредитный портфель, включая приобретенное право требования и векселя, — 106,5 млрд рублей, розничный кредитный портфель — еще 18,5 млрд рублей.

— Ссудная задолженность кредитных организаций представлена задолженностью «Тимербанка», «РГС Банка», «Интехбанка» и другими банками. По результатам анализа межбанковских кредитов установлено, что кредит ПАО «РГС Банк» предоставлен под залог обеспечения в виде паев ЗПВ «Невский», при этом в период проведения проверки заемщик предъявил оферту от 23.09.2016 на заключение договора об уступке прав требования на задолженность ООО «Бытовая электроника». Таким образом, представители агентства полагают, что данный актив сформирован в результате осуществления фидуциарной сделки по финансированию компании ООО «Бытовая электроника», которая является подконтрольной бенефициару Мусину, — зачитал Руслан Губаев.

Проверяющие резюмировали, что после предъявления оферты задолженность «РГС Банка» должна замениться на задолженность ООО «Бытовая электроника», и предположили, что ТФБ целесообразно было бы сформировать резерв по задолженности «РГС Банка» в размере 100%, а также скорректировать задолженность.

ООО «Бытовая электроника», основное юридическое лицо ГК DOMO, состоящее из более, чем десятка фирм, как считает следствие, бенефициаром которых являлся лично Роберт Мусин. Фото realnoevremya.ru/Максима Платонова

Выписки со счетов еще раз показали курсирование кредитных денег от ТФБ по компаниям DOMO

ООО «Бытовая электроника» — основное юридическое лицо ГК DOMO, состоящего из более, чем десятка фирм, как считает следствие, бенефициаром которых являлся лично Роберт Мусин. Именно с этой компанией связан один из самых внушительных по сумме ущерба эпизодов дела Мусина, оцененный в 19,1 млрд рублей. Именно на такую сумму компаниям ГК DOMO, как полагают следователи, аффилированным с Мусиным фирмам, выдавались необеспеченные беззалоговые кредиты. Возвращены они не были, компании обанкротились сразу после краха ТФБ.

Обвинители настаивают, что полученные от ТФБ кредитные средства в дальнейшем курсировали по счетам компаний группы, движения денежных потоков не имели никакого экономического смысла и были реализованы лишь для отвода глаз: долги одних компаний ГК гасились средствами все новых кредитов других, оформляемых в «Татфондбанке».

Руслан Губаев также огласил выписки со счетов нескольких фирм, причисляемых к ГК DOMO, в частности были озвучены подробности движений по счетам ООО «Весна». Судя по предоставленным следствию документам, после получения кредитов от ТФБ (как заявлялось ранее, выдаваемых «на пополнение оборотных средств») компания с молниеносной скоростью переводила кредитные миллионы на счета других компаний DOMO, а также тратила их на погашение других кредитов. Так, например, 24 июля 2015 года ТФБ выдает кредит «Весне» и перечисляет на ее счет 38 млн 150 тысяч 293 рубля. В этот же день «Весна» перечисляет 14 млн «Югре-Электроникс», а 23 млн уходят «Технике плюс».

— Также сейчас хотел бы обратить внимание, что после получения денежных средств они сразу же уходят в организации группы компаний DOMO — это «Торгбыт», «Фаворит», «Современная электроника», «Техника плюс», «Югра-Электроникс», «Саттелит», «Глобал-консалтинг», — пояснил прокурор.

Обвинители настаивают, что полученные от ТФБ кредитные средства в дальнейшем курсировали по счетам компаний группы, движения денежных потоков не имели никакого экономического смысла. Фото realnoevremya.ru/Максима Платонова

При этом, большинство фирм ГК DOMO следствие считает номинальными, в реальности никогда не ведшими хозяйственную деятельность и не имевшими фактического имущества. Еще на этапе допроса свидетелей, в качестве которых в суде были допрошены юридические руководители фирм группы компаний, многие из них подтверждали, что занимали должности лишь на бумаге, а сами фирмы не имели ни средств, ни штата, ни проектов. Экс-сотрудники ТФБ, курировавшие выдачу кредитов компаниям DOMO, также не раз под присягой говорили об очень странных отношениях банка и ряда компаний, включая «Весну», «Югру-Электроникс» и так далее.

Не так давно, к слову, в суде была озвучена и разоблачающая переписка топ-менеджера ТФБ Ирины Ионовой, занимающейся поиском руководителей для фиктивных фирм, с бухгалтером нескольких компаний ГК DOMO Ириной Васильевой. В документах, изъятых с рабочего компьютера Ионовой, говорится, что плохое финансовое положение «Сателлита», «Комфорта» и «Весны» было известно в ТФБ, а также подтверждается, что сотрудники «Татфондбанка» лично готовили для DOMO договоры о поставке и накладные.

После трехчасового оглашения доказательств и собранных следствием материалов перерыв в заседании был объявлен до 28 сентября. Суд продолжит заслушивать материалы дела в 9 часов утра.

Ольга Голыжбина
Происшествия Татарстан

Новости партнеров