Прокуратура: в «Татфондбанке» знали о плохом финансовом положении DOMO

Разоблачающая переписка сотрудника ТФБ с бухгалтером ГК DOMO

В Вахитовском райсуде Казани продолжается оглашение письменных доказательств, собранных Следкомом против Роберта Мусина по делу о многомиллиардных хищениях в «Татфондбанке». Днем ранее прокурор Руслан Губаев закончил оглашать документы по 50-му из 513 томов дела. Сегодня на заседании шла речь о выдаче банком 19,1 млрд рублей в виде необеспеченных беззалоговых кредитов компаниям ГК DOMO (ей принадлежала одноименная сеть магазинов).

Обвинитель зачитал переписку топ-менеджера ТФБ, по версии следствия, игравшей не последнюю роль в создании «империи подставных фирм Мусина», — начальника отдела кредитования «Татфондбанка» Ирины Ионовой и бухгалтера ряда фирм ГК DOMO Ирины Васильевой.

Васильева, к слову, стала одним из ключевых свидетелей обвинения, в декабре 2019 года дав подробные показания о фиктивных фирмах группы компаний, создаваемых исключительно для получения новых кредитов от ТФБ. Она же и занималась, согласно своим показаниям, поиском номинальных руководителей для фиктивных фирм, а также «приведением в надлежащий вид» бухгалтерской отчетности ГК для получения ими новых кредитов. Ионову Васильева называла «связующей» между DOMO и банком, заявив, что указания получала лично от нее.

— Переписка касается группы компаний DOMO, указывается, что «Сателит», «Комфорт», «Весна» — все компании с плохим финансовым положением, — обозначил линию прокурор, приступая к цитированию отрывков переписки.

«Сегодня пришел запрос от проверяющих. Не знаю, как мы будем это делать, но нам нужна максимально чистая отчетность. Ирина Александровна, прошу исправить мои замечания по дебиторке — «Весна», «Мет-Инвест» (компании ГК DOMO, — прим. ред.)», — сообщала Ионова Васильевой.

Начальник отдела кредитования «Татфондбанка» Ирина Ионова, как сообщил обвинитель, неоднократно вела переписку с Васильевой и другими бухгалтерами ГК о возможности проведения оплат и о бухгалтерской отчетности ООО «Урман», «Весна», «Мет-Инвест» и ряда других фирм группы компаний.

Руслан Губаев привел и зачитал несколько десятков копий протоколов заседаний совета директоров и кредитных комитетов «Татфондбанка», в ходе которых фирмам ГК DOMO единогласным решением топ-менеджмента ТФБ одобрялось решение о выдаче кредитов. Фото realnoevremya.ru/Олега Тихонова

«Ирина Александровна, у нас возникли небольшие проблемы с расчетом следующих [организаций]. Банк велел их закрыть, мы закрывать счета не будем, но с сегодняшнего дня по ним закрыты депо, никаких схем по данным клиентам не прогоняем... Ирина Александровна, добрый день! О чем хочу вас попросить: у ООО «Весна» не приняли объяснения по расхождению по оценкам в балансе, фактически показали убыток, отсюда проценты. Вы вообще налоговую отчетность сдавали? Ранее я вам уже направляла «идеалы» для отчетности за первый квартал. Готовьте сразу договор о поставке и накладные…» — зачитывал прокурор содержание очередного письма Ионовой, направленного Васильевой, к которому был прикреплен и список фирм ГК DOMO.

— То есть, выходит, что сотрудники «Татфондбанка» готовят договор о поставке и накладные самостоятельно, — резюмировал прокурор.

Впоследствии Руслан Губаев привел и зачитал несколько десятков копий протоколов заседаний совета директоров и кредитных комитетов «Татфондбанка», в ходе которых фирмам ГК DOMO единогласным решением топ-менеджмента ТФБ одобрялось решение о выдаче кредитов.

По версии следствия, бенефициаром ГК являлся Роберт Мусин, а руководителями фирм номинально числились ее же сотрудники. Фото realnoevremya.ru/Максима Платонова

Империя ГК DOMO

Эпизод уголовного дела Роберта Мусина, связанный с ГК DOMO, был оценен правоохранительными органами в 19,1 млрд рублей ущерба. По версии следствия, бенефициаром ГК являлся Роберт Мусин, а руководителями фирм номинально числились ее же сотрудники. Компаниям группы в течение нескольких лет ТФБ выдавал необеспеченные кредиты общей суммой в десятки миллиардов рублей, как полагает обвинение, средства выводились в пользу Мусина и его приближенных, а банк таким образом «надувал» кредитный портфель.

Кроме того, обвинители настаивают, что полученные от ТФБ кредитные средства в дальнейшем курсировали по счетам компаний группы, движения денежных потоков не имели никакого экономического смысла и были реализованы лишь для отвода глаз: долги одних компаний ГК гасились средствами все новых кредитов других, оформляемых в «Татфондбанке». Большинство фирм ГК DOMO следствие считает номинальными, в реальности никогда не ведшими хозяйственную деятельность и не имевшими фактического имущества.

Версию следствия в суде уже неоднократно подтверждали свидетели — бывшие сотрудники, управленцы и бухгалтеры номинальных компаний ГК DOMO, а также банковские служащие ТФБ, непосредственно занимающиеся оформлением необходимых для кредитования ГК документов.

Ольга Голыжбина
ЭкономикаБанкиПроисшествияОбществоВласть Татарстан
комментарии 4

комментарии

  • Анонимно 19 авг
    Стиралку, помнится, в ДОМО покупали, а потом вон что с ними случилось. НЕприятная история была и с Александр ЛТД. Вывод - местные не могут торговать бытовой техникой чисто
    Ответить
  • Анонимно 19 авг
    Как будто Мусин один все это делал
    Ответить
  • Анонимно 19 авг
    А деньги-то все где сейчас?
    Ответить
  • Анонимно 19 авг
    Якушкина что грит?
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии

Новости партнеров