Наказание за «огненный рейс»: «Он 14 человек убил, и ему дали 4 года. Я не согласна!»

50 млн рублей требует с осужденного водителя «Неоплана» мать погибшей пассажирки, водитель твердит о невиновности

Наказание за «огненный рейс»: «Он 14 человек убил, и ему дали 4 года. Я не согласна!» Фото: Ирина Плотникова

В Заинский горсуд подан первый иск о возмещении морального вреда за «огненный рейс» с тяжкими последствиями. Как сообщили «Реальному времени» адвокаты осужденного за это ДТП Александра Ижмукова, мать погибшей в автокатастрофе выпускницы Самарского медуниверситета Марии Галимовой требует 50 млн рублей с водителя и «Евразийской корпорации автовокзалов» (ЕКА). Вчера в Верховном суде РТ женщина пыталась оспорить и приговор Ижмукова, считая, что он легко отделался. А не признавший вину водитель и три его защитника убеждали Фемиду — вина не доказана.

Приговор Ижмукова не устроил и обвинение, и защиту

Из двух десятков потерпевших в Верховный суд Татарстана приехали лишь трое — пережившие дочку татарстанцы Регина и Раушан Галимовы и самарец Валерий Мельников, которого «огненный рейс» лишил жены и двух сыновей. Поддержать осужденного в суд приехали его сын, брат и трое адвокатов. Сам Александр Ижмуков участвовал в заседании апелляционной инстанции по видеосвязи, сейчас он находится в СИЗО-3 (Бугульма).

Напомним, крупнейшая автокатастрофа в Татарстане произошла в ночь с 1 на 2 июля 2017 года — в Заинском районе пассажирский автобус «Неоплан» врезался в грузовик «МАН», который, в свою очередь, находился на буксире у КамАЗа. У автобуса вырвало колесо, он завалился на бок и на скорости юзом проехал еще метров сто, после чего загорелся. Выжили 15 человек, включая двух водителей, 14 пассажиров погибли. 15 февраля 2018 года Заинский горсуд признал Ижмукова виновным в грубых нарушениях правил дорожного движения, которые привели к трагедии. И наказал его 4,5 годами колонии-поселения с лишением права управлять автомобилем после освобождения.

В силу приговор не вступил, поскольку его оспорило и гособвинение. Прокурор Заинска Ринат Каримов счел условия колонии-поселения слишком мягкими для Ижмукова — просил «пересадить» его в колонию общего режима. Осужденный и трое его адвокатов настаивали на отмене приговора и возврате дела следователям, ну а мать погибшей Марии Галимовой потребовала в своей жалобе приравнять виновника ДТП к убийцам и наказать строже. Еще в марте женщина подала иск к Ижмукову и его работодателю — АО «ЕКА», но до вступления приговора в силу Заинский суд приостановил рассмотрение. Свои страдания от потери дочки она оценила в 50 млн рублей, других гражданских исков в суд пока не поступало, рассказали «Реальному времени» защитники осужденного.

Из двух десятков потерпевших в Верховный суд Татарстана приехали лишь трое — пережившие дочку татарстанцы Регина и Раушан Галимовы и самарец Валерий Мельников. Поддержать осужденного в суд приехали его сын, брат и трое адвокатов

Осужденный: «Я эти показания не давал»

Вкратце озвучив суть апелляционных жалоб, судья ВС РТ Рашит Файзуллин предоставил слово Александру Ижмукову. Осужденный заявил, что за 35 лет работы на пассажирском транспорте ни правила со скоростным режимом, ни трудовую дисциплину никогда не нарушал. Аварию под Заинском он назвал трагедией и возложил вину за произошедшее на водителя КамАЗа, который буксировал МАН.

Дальше Ижмуков сообщил, что две автотехнические комиссионные экспертизы основаны на его показаниях от 5 июля 2017 года и от этих же показаний отталкивались следователи. «На самом деле хочу заявить, ваша честь, я эти показания не давал. Откуда они взялись? — ошарашил собравшихся осужденный. — Я в это время находился в реанимации в тяжелом состоянии и даже не знаю, кем допрошен был. Потом узнал — следователями Багавеевым и Каримовой, я их в глаза не видел даже! Как можно ставить такие показания?!»

Со слов Ижмукова попытки достучаться до руководителя следственной группы успеха не имели. Расхождения в показаниях водителя КамАЗа о месте поломки грузовика (в одном случае тот называл Заинск, в другом — село в районе) также интереса у представителей МВД не вызвали. Судья Файзуллин напомнил, что отношения со следствием — в прошлом, по делу вынесен приговор. «Чем он вас не устраивает?», — спросил судья. Водитель вновь поделился — «не дали поучаствовать в очных ставках с потерпевшими и другими водителями», и подытожил: «Виновным себя не считаю».

Получасовое выступление трех защитников свелось к троекратному порицанию заинского приговора

Верю не верю: не те фары, сцепка и выводы эксперта

Получасовое выступление трех защитников свелось к троекратному порицанию заинского приговора. Самарский адвокат Александр Ваулин сказал, что суд дал не только неверную, но и ненадлежащую оценку доказательствам. Его коллега из Заинска Иршат Низамов рассказал о тщательной подготовке машин-«статистов» к проведению следственного эксперимента: «В частности, водителей просили протереть лобовые стекла, сигнальные фонари». По мнению защитника, это не соответствовало реальной ситуации на трассе и повлияло на результаты следствия. А еще в эксперименте участвовал МАН, задние габаритные огни которого были серийными, тогда как у пострадавшего в аварии грузовика той же марки они были заменены фарами зеленого света, утверждал защитник: «Соответственно, светопропускаемость этих фонарей была почти нулевой». Из его слов следовало — водитель автобуса такой транспорт впереди мог и не увидеть.

Низамов также напомнил: система «Платон» зафиксировала резкое — до 6 км/ч — снижение скорости грузовиков на жесткой сцепке за несколько секунд до того, как сзади врезался в автобус. Адвокат заявил, что сама сцепка была изготовлена кустарным способом, и, по версии защиты, один из крюков сорвался, что изменило траекторию движения МАНа. «Это соответствует и показаниям нашего подзащитного, что задняя часть автомобиля резко, как скала, возникла перед автобусом», — отметил выступающий, а дальше напомнил о скандальном уничтожении экспертом карты памяти видеорегистратора «Неоплана». По словам Низамова, эксперт кивал на указание следователя, но следователь в суде от таких указаний открестился.

Неправомерным защита считает и отказ горсуда в осмотре самого поврежденного видеорегистратора с указанием на то, что никакой информации тот не содержит. Тогда как по данным «ЕКА», его конструкция предусматривает сохранение информации в случае ЧП.

Московский адвокат Роман Майданчук прошелся по автотехническим экспертизам, в основу которых, по его мнению, были заложены «неверные данные» стандартных фар, скорости движения, длины тормозного пути и состояния проезжей части. Защитник уверял, что даже допрошенный в суде эксперт Средне-Волжского центра Антон Пелишенко признавал — зная о влажном асфальте и разливе топлива, он бы использовал иные параметры для вычисления скорости движения авто. Упомянул Майданчук и разделительный газон, «на котором, как кто-то говорит, была роса», что также «меняет расчетную скорость». Тут судья Файзуллин вмешался: «Вы учитывайте все-таки технические параметры. Роса у нас когда выпадает?..».

Устав слушать перечисление фактов, влияющих на изменение скорости, судья вмешался: «Вам свое водительское удостоверение показать и стаж?.. Не надо общих вопросов, давайте по существу. А то мы дойдем до металла — из того ли был сделан автомобиль МАН». Фото 16.mchs.gov.ru

Ответа не последовало. А Майданчук продолжил критику эксперта, заявив, что тот ошибочно принял за след торможения автобуса самый длинный из оставленных автобусом и на этом основании сделал вывод — «Неоплан» летел на скорости 113 км/ч:

— Это был след не торможения, а волочения — того самого поврежденного колеса. На это указал наш специалист, проводивший независимое исследование. Но суд пришел к выводу, что прав Пелишенко, потому что он государственный служащий и предупреждался об уголовной ответственности. А наш специалист — раз не госслужащий, то неправ, хотя он тоже предупреждался, в суде под присягой давал заключение.

По словам адвоката, эксперт лишь в суде узнал, что автобус был оборудован ограничителем скорости с верхней планкой 100 км/ч, и признался, что брал за основу базовые параметры в 120 км/ч. Защитники просили судью Заинского горсуда назначить новую техническую экспертизу, но получили отказ. Устав слушать перечисление фактов, влияющих на изменение скорости, судья вмешался: «Вам свое водительское удостоверение показать и стаж?.. Не надо общих вопросов, давайте по существу. А то мы дойдем до металла — из того ли был сделан автомобиль МАН».

«Ехал бы медленнее — смог бы остановиться»

Потерпевшая Регина Галимова упрекнула Ижмукова — мол говорит о невиновности, а нанимает трех адвокатов. С их аргументами женщина не согласна:

— Моя мама ездила на этом автобусе в 2016 году! Он все время превышает скорость — 120—130! Если бы ехал медленнее — смог бы остановиться, все люди бы вышли и остались бы живы. А он превысил скорость, и поэтому при ударе автобус более 100 метров протащило по земле.

Дальше Галимова заявила, что считает приговор слишком мягким: «Если кто-то кого-то убивает — дают 10 лет. А он 14 человек убил, и ему дали 4 года. С этим я не согласна!». Потерпевшая напомнила — раньше водитель говорил про ослепление фарами, теперь вдруг появилась «версия про росу». «Не было там никакой росы. И по поводу оказания им помощи — никто не помнит, чтобы он ее оказывал — вытащил только друга-водителя», — припечатала женщина. Ее муж также назвал приговор мягким.

Представитель прокуратуры РТ Карим Валеев поддержал представление прокурора Заинска

Потерпевший из Самары Валерий Мельников был краток: «Мне нечего сказать. Будет Ижмуков или другой — что это изменит?..». Представитель прокуратуры РТ Карим Валеев поддержал представление прокурора Заинска. Сам Ижмуков в последнем слове не стал требовать оправдания: «В данном ДТП я считаю, что я не виновен. И считаю, что вы вынесете правильное решение. Более мягкое».

Но Верховный суд РТ отменять и менять заинский приговор не стал. Таким образом, вчера он вступил в силу. Адвокаты осужденного после заседания заявили, что будут подавать жалобы в президиум ВС РТ. Прокурор Заинского района Ринат Каримов в разговоре с «Реальным временем» обвинил защитников в передергивании фактов. По его мнению, следствие по резонансному делу было проведено объективно.

Ирина Плотникова, фото автора
ПроисшествияБизнесТранспортОбществоВласть УдмуртияТатарстан
комментарии 6

комментарии

  • Анонимно 16 мая
    Псевдогуманизм для правонарушителей, системно.
    Ответить
  • Анонимно 16 мая
    ушедших уже не вернешь. А его уже жизнь наказала.
    Ответить
    Анонимно 16 мая
    И что? По закону его уже не наказывать?
    Ответить
  • Анонимно 16 мая
    В Европе за 1 убийство пожизненно сажают. А у нас вали сколько угодно народу, а как устанешь пойди отдохни лет 10 и снова за свое можешь приступать...
    Ответить
    Анонимно 16 мая
    Это было непреднамеренное. И вообще не убийство. Так сложились обстоятельства
    Ответить
  • Анонимно 16 мая
    Стечение обстоятельств....
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии