Артиллерийские казармы Казани: сложная «прописка» 2-й артбригады и новый мобилизационный план перед войной

Казанские казармы. Часть 2

Снос казарм Октябрьского городка в Казани стал поводом для новой дискуссии горожан по поводу церкви, находившейся (предположительно) на их территории. Краевед и колумнист «Реального времени» Лев Жаржевский в продолжение предыдущей авторской колонки о военных храмах свои сегодняшние заметки посвятил непосредственно казармам.

В прошлом выпуске заметок автор попытался рассказать о военных храмах в Казани в начале ХХ века и пообещал поговорить об Артиллерийских (Арских) казармах, ставших частью Октябрьского городка.

Как обычно, придется сказать несколько общих слов. Слово «казармы» по отношению к казанским строениям использовалось часто. И это слово не обязательно означало строение для размещения военнослужащих: зачастую в казармах располагались рабочие крупных предприятий — Суконной мануфактуры, Алафузовских фабрик. Часто казармы назывались по их владельцам: Осокинские, Образцовские, Журавлевские, Лебедевские, Баратынские. Иногда по местности, например, Академические. Об одних известно довольно много (например, об Осокинских или Каргопольских), о других — практически ничего, кроме названия и места расположения. Именно к ним относятся Артиллерийские казармы.

Без ссылки на Меркушина

Поисковики в своих выдачах приводят множество ссылок на страницы, где говорится об Артиллерийских казармах. Но при ближайшем рассмотрении ссылки содержат лишь сведения (зачастую искаженные) об истории частей и военно-учебных заведений, располагавшихся в Артиллерийских казармах, но не о них самих. Из этих сведений мы не узнаем ни имени архитектора-автора проекта, ни архитектора-производителя работ, ни размера ассигнований на постройку. Единственные несколько строчек конкретики на этих страницах выглядят так:

«В Казани на Сибирском тракте на глазах вырастает целый военный поселок. На земле, купленной военным ведомством у общества крестьян села Клыков, против психиатрической лечебницы, возникает теперь целый поселок. Кроме выстроенных в прошлом году амбаров для нужд военного ведомства там строится теперь еще девять огромнейших зданий для казарм нижним чинам и три здания для офицерских квартир. Здания казарм сооружаются в три этажа, офицерские же будут двухэтажные. Рядом с этим военным поселком, вдоль шоссе, строится целый ряд деревянных домов частными лицами под торговые помещения: мелкие лавочки, чайные, трактиры и т. п.» («Камско-Волжская речь», №105, суббота, 14 (27) мая 1911 года).

Причем абсолютно все, приводящие эту газетную цитату, не сообщают о том, где они ее увидали. И у доверчивого читателя создается впечатление, что именно автор того или иного материала терпеливо листал подшивку «Камско-Волжской речи». Хотя на самом деле листал ее Михаил Меркушин, драматический актер и создатель замечательного интернет-проекта davnosti.ru, где собраны заметки из разделов «Казанская хроника» местных газет начала XX века. На цитировании найденной у М. Меркушина заметки исследовательский потенциал многочисленных написаторов исчерпывается: работать в архивах гораздо затруднительней копирования текстов из сети. Хотя в копировании нет греха, если указываешь сетевой источник — это просто вопрос соблюдения приличий.

Итак, благодаря Давностям.ру мы знаем время начала строительства Артиллерийских казарм, мы знаем, что строились они не на городской земле, знаем мы количество и тип строений (в основном). И это все, что мы знаем об истории Артиллерийских казарм в строительном отношении. Сведений о частях и военно-учебных заведениях, имевших отношение к этим казармам больше, однако и в этих сведениях есть довольно много небрежностей.

Казарма 41-й артиллерийской бригады в Витебске

«Прописка» для 2-й артбригады

Вот еще один ресурс пишет:

«В казармах квартировала 2-я артиллерийская бригада в составе шести легких батарей. На одном из сайтов сообщается, что бригада вошла в состав вновь образованного 15-го армейского корпуса 10 апреля 1879 года. Именно тогда она была расквартирована в Казани».

В Казани действительно была расквартирована 2-я артиллерийская бригада. Она действительно входила в состав XV армейского корпуса. Но она никогда не квартировала в интересующих нас казармах, потому что 1 ноября 1888 года 15-й армейский корпус был переведен в Варшавский военный округ. С ним туда же передислоцирована из Казани и 2-я артиллерийская бригада. А казармы в мае 1911 года только еще начинали строиться.

«В канун вступления России в Первую мировую войну 2-я артиллерийская бригада была переброшена из Казани в Загреж Варшавской губернии. На ее месте с середины лета 1916 года размещалась 2-я запасная артиллерийская бригада» — снова удивляют нас исследователи. Но нельзя отправить в Загреж из Казани бригаду, которая и так стояла в этом самом Загреже аж с 1910 года. То есть можно, конечно, но только сначала переместив ее из Загрежа в Казань, а потом снова отправить в Загреж.

Причем все это не какое-то сокровенное знание: в Сети нет недостатка по истории частей Русской императорской армии и, в частности, расписаний войск (т. е. сведений об их дислокации). Единственное, что нужно, так это быть внимательным при чтении.

Поскольку метод составления исторических справок о казармах один — «copy/paste», то во всех справках встречаем такое: «Основные строения Октябрьского военного городка были построены между 1903 и 1911 годами за восточной границей Казани, на Арском поле (современная улица Ершова)». Если попросить написавших объяснить, откуда взялся 1903 год, если землю под казармы купили гораздо позже, и почему 1911 год указан как год завершения строительства, хотя в мае того года оно только развертывалось, то наверняка ничего вразумительно не услышим.

Марк Шагал «Солдаты». Репродукция с сайта avangardism.ru

В соответствии с новым мобпланом

Зато при внимательном чтении сетевых ресурсов узнаешь, что с 1910 года в Казани была расквартирована 41-я артиллерийская бригада, двухдивизионного состава. Каждый дивизион состоял из трех батарей. Сорок первая артбригада прибыла в Казань из Витебска, в котором и по сию пору сохранились казармы, в которых она была расквартирована (ул. Буденного, 1, 5 и 7). Внимательный читатель, скорее всего, заметил, что в один и тот же год в Казань прибыл и 5-й Каргопольский драгунский полк, и 41-я артиллерийская бригада. Но прибыли не только эти части. В Казань были перемещены XVI корпус и входившая в него 41-я пехотная дивизия: в Казани был размещен штаб дивизии и два из четырех ее полков — остальные два были в Симбирске. Усиленная передислокация соединений и частей в это время была не случайной: вооруженные силы (да и вся страна) переходили на новое мобилизационное расписание (в исторической литературе называемое также мобилизационным планом 1910 года).

Мобплан 1910 года был разработан тогда, когда с очевидностью выявилась антироссийская направленность политики Германии и Австро-Венгрии и их высокая степень готовности к войне с Россией. Документ был утвержден, и тут же началось его проведение в жизнь, поставившее «на уши» все органы военных сообщений: сеть железных дорог с трудом справлялась с графиками перевозок частей и материальных ресурсов к новым местам дислокации. Лихорадочно достраивались военные городки, в том числе и в Казанском военном округе. Но все равно многим частям пришлось поначалу размещаться во временных помещениях или на обывательских квартирах, что сильно осложняло боевую подготовку частей и снижало их боеготовность. Обычно строительство начинали с помещений для имущества и обоза, затем приступали ко всему остальному: казармам, конюшням, столовой, помещениям для учебной команды, квартирам для офицеров, помещениям для офицерского собрания, лазарету. Полковые церкви появлялись сразу далеко не во всех полках, часто обходились «портативными» храмами.

Мобилизационное расписание подвергалось уточнениям, порой серьезным, но на Казани это не сказалось: расписание войск (не путать с мобрасписанием) не менялось здесь до начала войны. По мобплану того времени каждый округ выставлял по одной армии. На базе штаба Казанского округа было создано управление 4-й армии, куда вошел и 16-й корпус со всеми подчиненными ему соединениями и частями, в т. ч и 41-й пехотной дивизией, составной частью которой была 41-я артиллерийская бригада, размещавшаяся в новопостроенных казармах. Кстати, в 4-ю армию вошла и 5-я кавалерийская дивизия с 5-м Каргопольским драгунским полком, всего лишь 3 с небольшим года занимавшим свои новые казармы, получившие по этому полку свое название.

А теперь несколько подробностей. Прежде всего, заметим, что пребывание 41-й артиллерийской бригады в Витебске увековечено Марком Шагалом в его работах «Солдаты» и «Солдат пьет»: на форме солдат отчетливо видно число «41». Еще одна подробность. В университетской библиотеке хранится печатный каталог библиотеки офицерского собрания 41-й артиллерийской бригады. Благодаря этому каталогу мы знаем, что офицеры бригады могли читать первое русское издание второго тома «Капитала» Карла Маркса. Отметим и то, что в библиотеке 5-го драгунского полка было одно из немецких изданий всех томов «Капитала».

Марк Шагал «Солдат пьет». Репродукция с сайта guggenheim.org

И уж если речь зашла об офицерском собрании, то нелишним будет показать посуду из его столовой: в Сети нашлась и она.

Все это хорошо, скажет читатель, но где же сведения о строительной истории казарм? Но я хочу напомнить читателю, что обещал поговорить об Артиллерийских казармах, а не выкладывать историю их строительства. Эти сведения хранятся там, где им и надлежит храниться — в архивах. Причем дело для немосквичей осложняется тем, что документы военного характера до 1918 года сосредоточены в одном месте — в РГВИА, Российском военно-историческом архиве. Какие-то крохи, возможно, остались и на местах, но вероятность найти здесь что-то полезное для темы очень невелика, если не сказать, что этой вероятности нет вообще. В РГВИА все гораздо проще: человек полностью просматривает соответствующий архивный фонд (не стоит пугаться, нужный нам фонд невелик и состоит всего лишь из трех дел), заказываются, если не жалко денег, копии, и человек с чувством глубокого удовлетворения возвращается в Казань, к руинам городка.

Ну и совсем уж последнее. Любителям старых казарменных зданий родительски советую заказать в больших библиотеках (РНБ в Петербурге или РГБ в Москве) копии опубликованных в «Военном сборнике» в 1900 году образцовых проектов казарменных и прочих сооружений для военных городков, разработанных Военным министерством. «Военный сборник» есть и в нашей университетской библиотеке, но вот как раз 1900 год там отсутствует.

Посуда из столовой офицерского собрания

P.S. При подготовке этих заметок внимательно прошелся по финским ресурсам. У них такая же проблема, можно сказать, один в один: армия уходит из городков, здания передаются муниципалитетам и те вынуждены думать, что с ними делать. Тоже дискуссии, тоже разные предложения. Итоги обнадеживающие городки получают новую жизнь. Там есть все: и жилье, и обслуживающие заведения, и музеи. Главное: сохраняется весь городок. Никакого фетишизма: в некоторых из них к старым зданиям прибавляются новые, все выглядит соразмерно и уютно.

Лев Жаржевский, иллюстрации предоставлены автором
ОбществоИстория

Новости партнеров