Гаяз Исхаки — чешский солдат

Анализируем дневники великого татарского писателя в эмиграции

Продолжаем читать дневники Гаяза Исхаки, изданные Институтом языка, литературы и искусства. Он уже пожил в Японии, немало пережил в Харбине. В прошлой части мы оставили Исхаки во время проверки паспортов на пути во Владивосток. Он должен сесть на чешский пароход, который довезет его до Европы под видом солдата.

Пан Хайнек Схазел

Писатель проехал немало километров. Сначала Москва — Казань — Самара — Уфа — Петропавловск. Потом Токио — Иокогама. Далее долгий путь до Харбина: на поезде Иокогама — Окаяма — Симоносеки, пароходом до Пусана и поездом через Корею (Шэньян — Чанчунь — Куаньчэн — Харбин). Он становится свидетелем бойни в Ичане.

«Вот еще один контролер. На этот раз военный контролер: отдаю наши паспорта, вздрагивая изнутри, — свое фальшивое удостоверение. Офицер внимательно смотрит. Сейчас спросит, почему я в штатском. Или с помощью других вопросов поймет, что мои бумаги фальшивые. Но офицер, не сказав ни слова, возвращает документы, подтвердив, что я могу въехать во Владивосток. Идем в номера. Там нет комнаты. Подсуетившись, заселяемся в комнате одного учителя, вместо него самого. И этот вопрос решен».

Через пару дней выясняется, что с комнатой вновь возникли проблемы: «Стучим, внутри человек. «Кто вы, откройте». — «Я, — говорит, — хозяин комнаты. Вы взяли комнату у учителя, а она не учительская, она одного мишара. Даже не самого мишара, нет, а одного казанского татарина».

Пребывая по сути нелегально во Владивостоке, нигде не отмечаясь, Исхаки идет в чешский штаб, где ему дают новое имя — «Һайнек Схазел, Hynek Schazel», под которым он сядет на ближайший пароход.

На пароходе музыка играет

3 октября Исхаки отправляется в новый путь на пароходе «Кarachi maru»: «Наше место внизу, с солдатами, не очень хорошо. Пароход новый, поэтому не грязный. На месте мы понимаем, что у нас нет ничего с собой поесть. Отправили провожающего нас Исхака за продуктами. В три часа проводить пароход приезжают чешские высокие чины. Здешние солдаты встречают их с музыкой. Чехи играют свой национальный гимн. Право играть у них есть. Они из ниоткуда создали новое государство».

С едой, но без чайника (не успел его Исхак довезти) начинается путешествие в 60 дней. Мимо Китая, Кореи, Сингапура, Шри-Ланки, Юго-Восточной Африки, Саудовской Аравии, Италии, Австрии.

скриншот realnoevremya.ru из видео «Мәңгелеккә татар! Гаяз Исхакый туган якларда һәм чит илдә / Гаяз Исхаки на родине и заграницей»/youtube.com, аккаунт «Институт Татарской энциклопедии».

«Когда увидим сушу, когда ступим, снова ступим на землю, когда вновь появимся на российской земле — одному Аллаху известно. По словам здешней команды, мы не будем останавливаться в Шанхае, плывем в Сингапур. Мы будем в Сингапуре через десять дней. До этого нигде не остановимся. Это сообщение портит наши планы, значит, наши письма в Милли Идарэ (Национальное правление мусульман тюрко-татар Внутренней России и Сибири, — прим. пер.) в Харбин не будут отправлены до Сингапура. И смогут быть отправлены только через французскую, английскую цензуру. Одно это портит настроение. Но что поделать? Весь наш план сейчас состоит из случайностей. Наша цель — также пленница в руках случая».

Кругом вода

Через два дня их настигает шторм: «Сегодня встали в пять утра. Снаружи льет как из ведра. На море поднялся ветер. Играет нашим пароходом как мячиком. Облака настолько низкие, что задняя часть парохода окутана туманом. Где море, где облака — не различишь. Вода внизу, вода вверху, вода справа, вода слева. Вода в туалете, вода в комнате отдыха, и в каютах тоже вода. Посидеть негде, море бушует, большинство людей лежит. Но не спят. Растянулись, болеют. Наша комната теперь похожа на больницу. У меня сильная головная боль из-за сильного гриппа. Настроение очень подавленное».

«Еду на 12 часов нам подают только в шесть вечера. Чай на четыре часа — в девять. Мало того, наш пароход получил телеграмму, что сильный тайфун приблизился к острову Формоза (Тайвань, — прим. пер.), что находится на нашем пути. Поэтому мы вынуждены укрыться в бухте недалеко от одной корейской деревни. Долго ли это будет — одному Аллаху известно. Наступает ночь. Хотя волны и не спали, пароход на приколе качает не так сильно. Луна, звезды, гоняясь одна за другой, купаются в море. Словно танцуют лезгинку, бегают друг за другом. Мы долго не ложимся спать. Потому что все любуемся чистым воздухом, красивым небом и звездным морем».

«Когда мы проснемся сегодня, наш пароход все еще будет в заливе в Корее. Прекрасный день. Погода ясная. Но дует очень сильный ветер. В нашу бухту вошли еще два парохода. Говорят, что отправимся после полудня. Но к вечеру новость оказывается ложной. Мы остаемся ночевать в бухте. По сообщению радиотелеграфа, один английский пароход был потоплен тайфуном у берегов Японии. Тайфун все еще властвует в открытом море. Весь день проходит медленно. Оркестр чехов один или два раза дает концерт. Группа певцов несколько раз собирается и поет. Персонал парохода — японские парни — устраивают фехтование».

Подготовил Радиф Кашапов
ОбществоИстория Татарстан

Новости партнеров