Драматический май 1926-го: утонувшая Казань

Страшное затопление города: масштабы, причины, последствия

Начавшееся в минувшие выходные в Татарстане резкое потепление грозит обернуться мощным половодьем, которое стало бичом для некоторых районов республики. В отдельные годы вода поднималась настолько высоко, что затопляло целые поселения, даже Казань, богатая водными ресурсами, нередко становилась заложницей своего «богатства». Одно из таких бедствий постигло город ровно 90 лет назад, в 1926 году. Насколько впечатляющим оказалось наводнение и как была организована ликвидация последствий, описал в авторской колонке для «Реального времени» известный казанский журналист и краевед Лев Жаржевский.

Пострадавшие Казань и Покровск

Наше Отечество, к счастью, не так богато на экстремальные и гибельные природные явления, как сравнимые с Россией по территории страны. Нас минуют кошмарные китайские наводнения, и наши губернии не опустошаются, как американские штаты, регулярными торнадо. Но порой и нам достается от природы по первое число. Так было в 1926 году, ровно 90 лет назад.

«Вследствие антициклонической погоды, преобладавшей в январе 1926 года, осадков в Европейской России повсеместно выпало меньше нормы, однако затем в течение февраля-апреля осадки стали расти, увеличивая толщину снежного покрова, который в апреле достиг в бассейне Верхней Волги 1 метра. Преобладание холодной погоды в апреле задержало таяние снега. Снег начал дружно таять лишь в конце апреля. В конце апреля 1926 года начался подъем воды в реках Волжского бассейна. В мае половодье носило исключительный характер. В Казани подъем воды составил почти 15 метров, по записям, такого наводнения здесь не было ни разу с 1719 года», — так объясняют специалисты-географы причины несчастья.

Пострадала не только Казань, но и все волжское Понизовье (местности ниже Нижнего Новгорода). Из больших низовых городов наибольший ущерб был причинен Казани, из небольших — Покровску (ныне Энгельс), большая часть которого ушла под воду.

Исторические предпосылки

Почему же больше всего пострадала именно Казань? Ну, во-первых, потому, что именно Верхне-Услонский водомерный пост отметил высший уровень прибытия воды на всей Волге. И еще потому, что топография города и его окрестностей в то время была на редкость неудачной как в гидрологическом, так и в санитарном отношении. Глядя на живописный простор Волги и Казанки с благоустроенными по большей части берегами, современный читатель слабо представляет себе Казань тех лет. Поэтому напомним, каким был город в 1926 году.

Он считался большим, но в нем жило всего 176 тыс. человек. Это был в основном деревянный город, одно- и двухэтажные дома составляли большинство построек. Существенную часть города составляли отдельно расположенные многочисленные слободы. Расположенные на низком левобережье Волги части города и его слободы периодически подтоплялись, а порой и затоплялись вешними водами.

Более или менее приличное по дореволюционным меркам городское хозяйство было подорвано во время Гражданской войны. Жилища, над которыми прокатились волны муниципализации и демуниципализации, были полностью доведены до ручки. В довершение всего Татарию постиг катастрофический голод 1921-22 годов. Без острой жалости к городу и его обитателям нельзя читать воспоминания очевидцев его состояния в период военного коммунизма.

НЭП вдохнула в истощенный город новую жизнь, появились средства на восстановление впавшего в ничтожество городского хозяйства. И еще одна важная деталь. Как-то не принято вспоминать об этом, но именно к 1926 году в городе сложилось совершенно нетерпимое положение с удалением нечистот. Канализации в Казани не было, а ассенизационный промысел после всех управленческих экспериментов был полностью расстроен. Только чудом тиф не выкосил казанцев: ведь две трети нечистот вообще не вывозились — столица Красной Татарии стояла в собственном дерьме.

Новая беда

И вот город, находящийся в таком положении, настигает новая беда. И тут следует дать слово людям, бывшим в гуще событий того памятного апреля-мая. Все написанное о наводнении имеет в основе один источник: небольшую 40-страничную иллюстрированную брошюру «Перед новой опасностью. Уроки наводнения 1926 года», вышедшую в 1927 году тиражом 1500 экз. Из всех, кто писал о наводнении словами из этой брошюры, добросовестным оказался лишь один автор — Людмила Кузнецова из Национального архива РТ: она сослалась на источник, остальным это было лень. Все, написанное ниже, основано именно на этой брошюре.

2 апреля Президиумом ТатЦИКа были созданы специальные комиссии по борьбе с наводнением — центральная, а на местах — кантонные и волостные. В состав центральной вошли представители Казгорсовета, ОГПУ, милиции, Наркомздрава, Татпрофсовета, государственного пароходства. Возглавил комиссию нарком внутренних дел Татреспублики Николай Петров (Николаю Васильевичу, бывшему эсеру, а потом большевику в ту пору было всего 29 лет).

На центральную комиссию возлагались задачи организации общих предупредительных мер борьбы с наводнением в Татреспублике, руководство и контроль за работой местных комиссий, разработка и принятие мер по оказанию помощи пострадавшему населению. На первом этапе работы комиссия брала на учет помещения (школы, клубы, другие социальные объекты), которые в случае необходимости могли бы быть использованы для размещения переселяемых из затопляемых районов людей, заранее были определены дома, подлежащие уплотнению для вселения наводненцев. (Замечу в скобках, что все подготовительные распоряжения, а их было много, комиссии кажутся и сейчас в высшей степени разумными и предусмотрительными, написанными четко и понятно). Но отдать грамотные распоряжения — это еще даже не полдела. Их надо претворить в жизнь, причем с тем населением, которое есть. А население было еще то.

«В работе комиссии с первых же дней пришлось столкнуться с невероятной косностью населения, с неверием в возможность затопления их местности, нежеланием выехать из квартиры», — вспоминает наркомвнудел Петров. Подводя итог работы по переселению, он же добавляет: «Затопление отдельных улиц города Казани началось с 1 мая и продолжалось до 19 мая, доходя до уровня 14,78 метра. За время работы комиссии в организованном порядке ею переселено более 10 000 человек».

Неисчислимые последствия

Он же приводит и текст телеграммы № 212 в Совнарком РСФСР. Вот он:

«Прибыль воды превышает предельную высоту всех предшествовавших годов. Вода продолжает прибывать. Размеры бедствия по Татреспублике неисчислимы. Пока в Казани затоплено полностью и частично 17 улиц. Разрушены дамбы Кизическая, Мельниковская, Новая на Устье, Ново-Татарская, Адмиралтейская. Прервано трамвайное и гужевое сообщение с пристанями, Адмиралтейской слободой, заводом №40 и всеми слободами. Повреждены мосты, подмыты устои и насыпные валы, предохраняющие город от разлива рек, размыты и затоплены. Встала текстильная фабрика им. Ленина, фабрика «Спартак», авторемонтная мастерская, махорочная фабрика, лесопильные заводы и ряд частных кожевенных заводов. Под угрозой завод Вахитова и ряд других фабрик, заводов и городская электростанция. <…> Необходимы экстренные средства на мероприятия по борьбе с наводнением, спасению имущества, на помощь населению, на оплату трудгужповинности и питание переселенных граждан. Просим, ввиду дефицитности и напряженности местного бюджета, предварительно перевести срочно двести тысяч рублей; дать распоряжение НКПС — предложить Волжскому госпароходству предоставить в распоряжение Татреспублики перевозочные речные средства. НР 212».

Наблюдения авторов заметок, содержащихся в брошюре, полны интересных деталей. Как и сама жизнь, детали эти то комические, то драматические. Рассказ о размещенных в Рабочем дворце в Заречье (сейчас там Татарский ТЮЗ) наводненцах увековечил Тишку Корявого, «известного заречного спекулянта», наладившего доставку продуктов от сухорецких и караваевских крестьян в полузатопленную Ягодную слободу и имевшего на том 100% дохода. Знаем мы и о «пичужнике», поднявшем цены на соловьев с 30 до 45 рублей. Знаем и о никудышном качестве горячей пищи для переселенцев.

Статья С. Заболотского дает четкую хронику наводнения и спасательных мероприятий по каждому из шести районов города: когда началось затопление, как оно развивалось, что было затоплено, сколько человек было переселено, состав и количество задействованных сил и средств. К сожалению, объем моих заметок не позволяет привести эту статью. Поэтому приведу только часть ее.

«Четвертый район. С 4 на 5 мая началась усиленная прибыль воды, которая стала затоплять Ближне- и Дальне-Архангельскую улицы. 6 мая напором воды снесен забор у сада «Спартак». Затопленными оказались Задне-Соколова, Армянская, Дегтярная, Мясницкая, Поперечно-Георгивская улицы, Мельниковская дамба и Суворинский переулок. 7 мая затопило Соколову улицу и мельницу «Крупчатка», откуда 13 красноармейцев в течение одной ночи выгрузили 2000 пудов ржи. 8 мая силами нанятых поденщиков зерно было спасено от воды. Того же числа затоплено целиком еще 8 улиц и частично — 4. 9 мая затоплены конюшни 6-й объединенной военной школы. Лошади размещены в дер. Горки. На 12 мая затоплены: Мясницкая, Дегтярная, Поперечно-Георгиевская, односторонка Соколовой, Соколова, Армянская, Ближне- и Дальне-Архангельская улицы, Мельниковская дамба, часть Георгиевской, Малого Польца, Мостовой и 3-й Поперечно-Большой улицы. Переселены 789 человек. Кроме милиции, охрану ежедневно несли от 10 до 20 красноармейцев. Большая часть патрулей несла охрану на лодках. На наблюдательных пунктах, кроме милиции, дежурили депутаты горсовета и члены общества спасания на водах. В распоряжение населения предоставлена 71 лодка».

Прошло 30 лет, была построена Куйбышевская ГЭС, а Казань получила комплекс гидротехнических сооружений инженерной защиты. Угроза катастрофических наводнений ушла в прошлое.

Лев Жаржевский, фото предоставлены автором
комментарии 13

комментарии

  • Анонимно 11 апр
    Интересная статья, как впрочем и все тексты, написанные автором.

    Автор не боится писать правду:
    "...столица Красной Татарии стояла в собственном дерьме".

    Но порой смелость ему изменяет:
    "Из всех, кто писал о наводнении словами из этой брошюры, добросовестным оказался лишь один автор – Людмила Кузнецова из Национального архива РТ: она сослалась на источник, остальным это было лень".

    Извините, но это не "лень".
    "Ученые" "это" называют красивым словом "плагиат", а на самом деле это банальное воровство интеллектуальной собственности.
    Но автора понять можно - "ученые" очень мстительные и злопамятные люди...

    Жду новых интересных историй о прошлом булгарской, ханской, имперской, красной и капиталистической Казани.
    Ответить
  • Анонимно 11 апр
    каким красивым был наш город раньше! эти двухэтажные резные домики, очень мило, спокойно... жаль, что сейчас в городе преобладают безликие высотные коробки
    Ответить
  • Анонимно 11 апр
    Многим деревенским жителям, Казань конца 19 - начала 20 веков казалась исчадием ада - пыль, смрад от выгребных туалетов, мясных и рыбных базаров, пьяные проститутки у многочисленных публичных домов, огромные 2-х и 3-хэтажные дома, нависающие над узкими грязными улицами, и тому подобное.
    В горьковских "Моих университетах" хорошо переданы ощущения "униженных и оскорбленных" "маленьких людей".

    Но была и другая Казань - широкие мощеные улицы, шикарные особняки, с кабинетами, библиотеками, гостиными, кухнями, ванными комнатами (действительно комнатами - с окнами и площадью в 20 квадратных метров), ванными и туалетными комнатами с мраморными и "резными" литыми чугунными бассейнами и ванными, фаянсовыми унитазами, писсуарами и биде и т.д.

    Все познается в сравнении.
    Жителям центра Нью-Йорка Казань покажется "милой и спокойной", с невысокими "резными домиками".
    Но жить они уедут в свой "родной" город.
    Надо жить там, где нравится, где душа отдыхает.
    И неважно где это - в деревне, маленьком городке или в мегаполисе.
    Главное - просыпаться утром с радостным чувством, что ты в "родном" месте.
    Ответить
    Анонимно 11 апр
    тут уж точно каждому свое
    Ответить
    Анонимно 15 апр
    Однако из Казани в Нью Йорк, Париж, Лондон и тд уехало гораздо больше, чем оттуда к нам.
    Ответить
  • Анонимно 11 апр
    "В распоряжение населения предоставлена 71 лодка" почему так мало?
    Ответить
  • Анонимно 11 апр
    южная венеция:)
    Ответить
    Анонимно 11 апр
    Может быть "северная" или "восточная" Венеция?
    Ответить
    Анонимно 11 апр
    северная Венеция уже есть - это Питер
    Ответить
  • Анонимно 11 апр
    Представляю, если сейчас такое наводнение случится в городе. Власти вряд ли смогут столь оперативно сработать. Они будут только себя спасать.
    Ответить
    Анонимно 11 апр
    неправда, у нас всегда оперативно реагируют на какие-то ЧС, и другим городам и даже странам помогают
    Ответить
  • Анонимно 11 апр
    Надеюсь, уроки извлекли чиновники из того происшествия
    Ответить
  • Анонимно 11 апр
    А мне вот интересно, где находилась Мельниковская дамба?
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии

Новости партнеров