«Я оговорил себя»: Верховный суд Татарстана начал допрос поволжского «душителя» Радика Тагирова

«Я оговорил себя»: Верховный суд Татарстана начал допрос поволжского «душителя» Радика Тагирова
Фото: realnoevremya.ru/ Ирина Плотникова

«Было оказано физическое, моральное и психологическое давление сотрудниками»

Только что в Верховном суде РТ начался допрос по делу о серии из 31 убийства и трех покушений с разбоем. До обеда в процессе допросили потерпевшую по первому эпизоду, теперь по обстоятельствам тех событий вопросы задают обвиняемому — слесарю Радику Тагирову, передает с места журналист «Реального времени».

После задержания Тагиров признал вину и поделился со следователями деталями тяжких преступлений 2011 годов на территории Татарстана и других регионов Поволжья, а также на Урале и в центре России. На старте судебного процесса обвиняемый кардинально сменил свою позицию и заявил о невиновности.

Фото: realnoevremya.ru/ Ирина Плотникова

Напомним, на кровавых гастролях в Уфе и Самаре Тагиров, по версии обвинения, был дважды, в Ижевске — трижды. Из одной квартиры вынес 230 тысяч рублей, из пяти после разбоев и убийств уходил с пустыми руками.

По данным СКР, началась серия в Кировском районе Казани, на улице Батыршина. 4 марта 2011 года Тагиров встретил на улице 81-летнюю Насиму Ишмуратову и помог ей донести домой тяжелую сумку с продуктами. А на следующий день в состоянии наркотического опьянения пришел к ней и стал просить денег в долг — следствие считает, что это был лишь предлог, чтобы попасть в квартиру. Женщина пустила его и получила такой удар в подбородок, что потеряла сознание. Позже на ее голове и теле эксперты насчитали еще пять ударов твердым тупым предметом, однако причиной смерти стала петля из косынки и скрученного фартука, которую преступник затянул на шее жертвы. Из этого дома он унес продукты и 1 тысячу рублей.

Допрос начался с вопросов защиты. «Где вы находились в день убийства Ишмуратовой?» — поинтересовался адвокат Марат Аширов.

— Проживал в Казани. Периодически устраивался на работу в охране или еще где-нибудь, неофициально. Менял место работы, проживал с гражданской супругой. А что именно делал 5 марта 2011 года (дата первого убийства по делу, — прим. ред.), не помню, — ответил он.

Тагиров подтвердил — ранее давал по этому эпизоду признательные показания, сейчас не признает. «Я оговорил себя», — заявил он суду и участникам процесса.

Фото: realnoevremya.ru/ Ирина Плотникова

На уточняющие вопросы гособвинителя Зульфии Музафаровой Тагиров сообщил — в марте 2011 года не бывал ни в доме на улице Батыршина, ни вообще в Кировском районе Казани. Он настаивает — с опознавшей его свидетельницей столкнуться близ места преступления не мог. На вопрос о причинах оговора ответил так: «Потому что было оказано физическое, моральное и психологическое давление сотрудниками».

Председательствующий по делу судья Ильфир Салихов спросил — может ли обвиняемый назвать звание, должность и фамилию сотрудника, который оказывал давление. Тот сказал — нет и опознать его не сможет. На вопрос о способах давления ответил так: «Были нанесены неоднократные удары каким-то предметом, сам его не видел — так как глаза были закрыты мешком или тряпкой». Тагиров утверждает — после ударов осталось не меньше четырех синяков на груди, которые были зафиксированы некими медиками в процессе перевода его из ИВС в СИЗО. Сам он за фиксацией побоев не обращался, хотя адвокату сообщал.

Далее подсудимый сообщил — по той истории с побоями трижды писал в Генпрокуратуру, ни одного ответа не получил. «Приходил следователь и сказал — прокуратура произвела проверку и ничего такого не нашла. Хотя ко мне так никто за объяснением не обратился». Судья уточнил: «Сотрудника и место назвать не можете, может, дату назовете?» Со слов Тагирова, описанные им события были 1-2 декабря 2020 года.

По версии подсудимого, давили на него в день задержания с 6 до 8.55 часов утра, до прибытия адвоката. При этом были угрозы его семье, настаивает он. Свое знание обстоятельств, расположения домов и тел жертв в квартирах он сегодня объяснял подготовкой его к данным действиям. Говорил, что ему передавали бумаги с нужной информацией, показывали на картах, ноутбуке и местности то, что он должен был знать, давая признательные показания.

«Какого-либо удовлетворения от убийств не получал»

По ходатайству прокуроров, в суде огласили показания обвиняемого по этому же эпизоду, данные в Следкоме. Тагиров против оглашения возражал, однако суд посчитал это необходимым.

После задержания в 2020-м Тагиров рассказывал, что примерно с восьми лет проживал с бабушкой, но отношения были неприязненные: «Она кричала, как мне казалось, не по делу».

Далее в протоколе допроса прозвучало, что в интересующий следствие период он употреблял наркотики — «все, что мог достать, кроме героина, в основном синтетические вещества».

— Была зависимость, не было работы. Невыносимо было находиться дома, в том числе из-за поведения пожилой бабушки. В тот период я злоупотреблял алкоголем и наркотиками. Но не покупал их — меня угощали, — огласила первую часть протокола гособвинитель Линара Чуркина.

Фото: realnoevremya.ru/Камиль Исмагилов

Далее в зале заседания прозвучала история, как обвиняемый помог бабушке донести сумку до дома, а на следующий день вновь увидел ее и попросил в долг 1 тысячу рублей. Первоначально умысла нападать не было, говорил в 2020-м Тагиров. «Желание напасть появилось, когда она взяла на балконе деньги и вышла с ними в зал. Хотел похитить и другие деньги», — признавался он. В детали совершенного убийства не вдавался, но отмечал — других денег и ценностей в квартире бабушки не нашел.

На следствии обвиняемый признавал — жертв было много, и выбирал он пенсионерок, потому что с ними было справиться легче: «Я убивал пожилых женщин, так как мне нужны были деньги. Какого-либо удовлетворения от убийств не получал. Мне нужны были деньги. В Казани в квартирах сумм более 30 тысяч рублей не похищал... Перестал совершать убийства, когда перестал употреблять наркотические вещества».

Тагиров на следствии сообщал — первое преступление совершил в состоянии наркотического опьянения.

— Как, по-вашему, оказались ваши биологические следы на халате убиенной Ишмуратовой? — спросила у Тагирова гособвинитель Музафарова.

— Не могу ответить на этот вопрос, — сказал он.

По ходатайству обвинения суд решил исследовать видеозаписи следственных действий с участием Тагирова по данному эпизоду дела.

Полный маршрут поволжского «душителя» — в материале «Реального времени».

Ирина Плотникова
ПроисшествияОбществоВласть БашкортостанКировская областьУдмуртияТатарстан
комментарии 4

комментарии

  • Анонимно 08 ноя
    долгий это процесс
    Ответить
  • Анонимно 08 ноя
    поголовно все сначала признаются, потом включают задний ход. Совпадение? Или это уже бросает тень на методы работы наших силовиков, получающих признание в ходе следствия?
    Ответить
    Анонимно 09 ноя
    Тут не только признания, а серия биоследов Тагирова совпала по всей России. Что вы все силовиков гнобите, хотите чтобы такой маньяк зашел к вашей бабушке? Кому потом пойдете жаловаться, к смотрящему за подъездом с ящиком пива?!
    Ответить
  • Анонимно 08 ноя
    история страшная
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии

Новости партнеров