Как беженцы из Украины выживают без паспорта, гостиниц и пособий

В прошлом году треть граждан из братской республики покинули Татарстан

Год назад истек срок пребывания большинства беженцев из Украины в пунктах временного размещения в Татарстане. С того времени часть вынужденных переселенцев покинула республику, другая часть приняла решение остаться в регионе. Кому-то из них даже повезло устроиться на работу официально. О том, как сложилась судьба украинских беженцев спустя год, — в материале «Реального времени».

За койко-место — 6 тысяч

После начала вооруженного конфликта на Юго-Востоке Украины в Татарстане обустроили и открыли 10 пунктов временного размещения (ПВР). Большинство из них функционировали в Казани (шесть ПВР), еще два работали в Набережных Челнах и по одному — в Зеленодольском и Лаишевском районах. Часть беженцев предпочла остаться там даже после истечения срока пребывания во временном пристанище, хотя и на коммерческой основе.

— Насколько я знаю, в гостинице «Стрела» (бывший ПВР в Казани, — прим. ред.) стоимость койко-места — 6 тысяч рублей в месяц. Пенсионеры, которые там остались, они платят за проживание в том же отеле. Была там пара инвалидов, но что с ними, я не знаю, — говорит Ирина Минчук, возглавляющая татарстанский «Союз-землячество вынужденных переселенцев из Донбасса».

Многие бывшие постояльцы «Стрелы», по словам Минчук, были вынуждены вернуться на родину. «Мать троих детей, Аня Тюляева, обратно на Украину уехала с детьми. Город им продлил ненадолго пребывание, но они все равно были вынуждены уехать в Донецкую область, в город Марьинку, где идут обстрелы», — продолжает собеседница.

Возможность остаться в бывшем ПВР, некогда существовавшем на базе набережночелнинской гостиницы «Камазжилбыт», предоставилась маме троих детей Валентине Малыхиной. Женщина снимает комнату в гостинице. Говорит, большое участие в судьбе ее семьи, где младшему ребенку едва исполнилось два года, принимает администрация гостиницы.

— Я сильно не жалуюсь, управляющая (гостиницей, — прим. ред.) идет навстречу. И долг бывает за квартплату, но она понимает мое положение — ни на какие пособия я не имею права, так как я не гражданка РФ, люди чем помогают, тем и живем.

Сколько потратило государство на проживание

Аналитическая служба «Реального времени» проанализировала проведенные тендеры на площадке госзаказа.

В 2014 году на гостиничные услуги для вынужденных переселенцев из Украины в Казани было суммарно потрачено 33,5 млн рублей. Услуги включали в себя проживание и питание. Эти деньги были распределены между 14 заказами. Крупнейшими исполнителями тогда оказались ООО «Отель Стрела» (11 млн рублей в двух заказах), ОАО «Казаньоргсинтез» (на детской базе отдыха «Солнечный» — 5,3 млн рублей в одном заказе), АО «Кварт» (4 млн рублей в одном заказе), Регина Скоблионок (3,17 млн рублей в двух заказах). Также среди исполнителей — ООО «Экспресс», Казанский государственный пороховой завод, санаторий-профилакторий КНИТУ-КАИ, Владимир Гаврилов. Заказчик — МКУ «Управление гражданской защиты города Казани». За тот же период в Набережных Челнах было заключено 7 контрактов на 25,9 млн рублей. Все они заключены с ЗАО «Камазжилбыт».

Суммарно в двух крупнейших городах Татарстана, таким образом, в 2014 году на размещение беженцев из Украины было потрачено около 60 млн рублей. Информацию о размещении беженцев в других городах найти не удалось. В 2015 году уже только в одних Набережных Челнах на размещение беженцев было потрачено больше — 57,8 млн рублей. Все они, как и годом ранее, были направлены «Камазжилбыту». Они были размещены в 11 заказах. Заказчиком выступило МКУ «Исполнительный комитет муниципального образования город Набережные Челны». В Казани же в 2015 году на размещение беженцев из Украины потратили сумму, меньшую, чем в Набережных Челнах, — около 40 млн рублей. Как и годом ранее, всего было 14 заказов между теми же исполнителями.

Всего в 2015 году в Казани и Набережных Челнах на размещение беженцев было направлено чуть меньше 100 млн рублей. В 2016 году аналогичных госзаказов в Казани найти не удалось, а в Набережных Челнах на эти цели выделено лишь около 3,5 млн рублей. Суммарно в 2014—2016 году на размещение беженцев было потрачено чуть меньше 165 млн рублей. Стоимость проживания и трехразового питания по самому крупному казанскому заказу в 2015 году — с ООО «Отель Стрела» — составила 800 рублей в сутки. Аналогичная стоимость проживания указана и в челнинском заказе с «Камазжилбытом».

Отметим, что эта сумма фиксированная, выделенная на проживающих в пунктах временного размещения. Месячное проживание одного беженца из Украины обходится федеральному бюджету примерно в 24 тысячи рублей. Помимо этого, в 2014 году УФМС России по Татарстану направило 3 млн рублей Республиканскому клиническому кожно-венерологическому диспансеру на оказание медицинских услуг беженцам из Украины. На аналогичные цели в Нижнекамске было направлено 225 тысяч рублей (Нижнекамской центральной районной многопрофильной больнице), в Альметьевске — 348 тысяч рублей (Альметьевской городской поликлинике № 3). Также в 2015 году 350 тысяч рублей было направлено АО «ФПК» от УФМС — на железнодорожные пассажирские перевозки в поездах дальнего следования для беженцев. В 2016 году Мининформсвязи РТ направил 1 млн рублей на техподдержку информационной системы «Единая база данных граждан, вынужденно покинувших территорию Украины и прибывших на территорию республики Татарстан».

«Для Украины это нож в сердце»

Возвращение на родину не планирует ни одна наша собеседница. У каждой свои причины, объединяют которые страх за своих детей.

«Не могу вернуться домой, так как муж в ополчении, а город мой — Константиновка — под украинскими военными. За себя я не так, как за детей, переживаю. Могу даже и не доехать до дома. Дети учатся в кадетской школы, все равно что военизированное училище, а для Украины это нож в сердце. Было негласное объявление — без суда и следствия….», — объясняет свое нежелание вернуться в Донецк Малыхина.

При этом женщина отмечает, что в кадетскую школу, где уже обучалась ее средняя дочь, сына перевела после того, как он не сумел адаптироваться в обычной средней школе. «Здесь самое главное, что и не выделяют ни в лучшую, ни в худшую сторону».

«Я не собираюсь (возвращаться, — прим. ред.), у меня сын. Я не могу туда вернуться, я приехала сюда из-за сына», — говорит Минчук.

Объединяет многих украинских беженцев в России, по мнению Минчук, общая проблема — трудности официального трудоустройства.

— Паспорта по закону миграционная служба забирает на хранение, вместо него дают временное удостоверение, с которым мы ходим. Считается-то оно равноценным документом, не знаю, почему очень тяжело украинцам устроиться здесь на работу. Очень от многих слышу, что как узнают, что украинец — все, отказывают. Я думаю это негласное распоряжение, а что так-то? Когда только приехали, и брали на работу, и предлагали ее.

Слова Минчук отчасти подтверждает Валентина Малыхина.

— Куда бы я ни пыталась устроиться, говорят: «Мы работаем с гражданами РФ». Туда, куда меня могут взять с моими документами, я не могу идти — у меня маленький ребенок, садик мне не дали, мне некуда его девать. Хотя есть среди моих знакомых те, кто устроились на кондитерское производство, завод…

Путешествовать в пределах РФ, а тем более за ее пределы обе собеседницы себе позволить не могут. Поэтому известие о том, что владельцы паспортов Донецкой и Луганской народных республик могут пользоваться услугами российской железной дороги, авиакомпаний и гостиниц женщины восприняли без энтузиазма.

— Я за два года и не выезжала никуда, тем более у меня паспорт украинский, — говорит Минчук.

Требуются рабочие руки

По данным Общества русской культуры в РТ, девять из десяти вынужденных переселенцев в Татарстане работают на неофициальных условиях. В основном они заняты в сфере обслуживания, также работают на складах, фасовщиками, на стройке многие трудятся, женщины в том числе, единицы — на государственной службе.

Вполне официально трудятся беженцы с Юго-Востока Украины на заводе «КАМАЗ».

— Полтора — два года назад беженцы активно трудоустраивались на завод. Потом многие уехали обратно, но часть осталась работать на КАМАЗе, — сообщил руководитель пресс-службы компании Олег Афанасьев.

Впрочем, точное число беженцев, пребывающих в Казани, не смогли уточнить нашему изданию ни в городской мэрии, ни в МВД республики. По информации Минтрудсоцзащиты РТ, с начала вооруженного конфликта на Юго-Востоке Украины в республике побывало около девяти тысяч вынужденных переселенцев.

В свою очередь, исследование аналитической службы «Реального времени», установило, что Украина занимает третье место среди стран, из которых в нашу республику едет больше всего трудовых мигрантов.

Поток украинцев в республику резко вырос в 2014 году. Если в 2012 к нам прибыли 382 гражданина братской страны, а в 2013 году 370, то в 2014 году после обострения ситуации на Донбассе — уже 1 149. В 2015 году республика официально приняла 1 291 человека. В 2016 году в Татарстан прибыли 975 граждан Украины, а выбыли из республики 324.

Таким образом, по сравнению с 2012 годом доля украинцев в общем потоке официальных мигрантов в Татарстан выросла в четыре раза — с 5 до 20%. Судя по данным официальной статистики, в отличие от узбеков и таджиков, украинцы предпочитают не возвращаться на Родину — выбыли за 2012—2016 годы обратно на Украину из регионов Поволжья всего 14 616 человек. Однако в Татарстане они не оседают — из 4 167 прибывших сюда за 4 года украинцев отбыло из республики 3 650 человек.


Дамира Хайруллина, Максим Матвеев, Фаиль Гатаулин
Управление федеральной миграционной службы по РТ

Новости партнеров