Как потомки викингов и Чингисхана торговали, воевали и дружили

О непростых взаимоотношениях между татарами и Северной Европой: XIII — XVIII века

Как потомки викингов и Чингисхана торговали, воевали и дружили Фото: rg.ru

Украинский историк Ярослав Пилипчук специально для «Реального времени» подготовил цикл статей о взаимоотношениях татарских государств (Золотой Орды и постордынских государств) со странами нынешнего Европейского союза. В своей колонке, написанной специально для «Реального времени», он рассказывает об истории непростых взаимоотношениях между татарами с Северной Европой.

Ордынский приказ Рюриковичам: «Немцев пустить»

Связи представителей будущего татарского этноса с Северной Европой можно сказать, что были установлены, когда еще татар в современном понимании не было. Так, хан Улуса Джучи (впоследствии получит название Золотая Орда) Менгу-Тимур указывал Рюриковичам, чтобы они «открыли путь немецкому гостю», то есть купцам из Ганзейского союза (политический и экономический союз, объединявший почти 300 торговых городов северо-западной Европы с середины XII до середины XVII веков).

Золотая Орда была заинтересована в налаживании торговых связей с новыми торговыми партнерами.

По данным исландских анналов в Норвегии при дворе короля Эрика в 1286 году с визитом пребывал посланник от Золотой Орды. Упоминание же новгородского летописца о намерении ордынского баскака Амрагана идти походом на Ревель (Таллин), который принадлежал тогда датчанам, не подтверждает ни в скандинавских, ни в немецких хрониках. Далее в отношениях скандинавских стран и татар был значительный перерыв.

Сведения шведских хронистов Эрика Олая и Олая Петри об участии татарских контингентов в осаде крепости Орешек у истоков реки Нева в 1348–1349 годах (до того в 1348 году захваченного шведами) не находят подтверждения не только в русских летописях, но и у хронистов с острова Готланд, которые были прекрасно информированы о событиях в Новгородской республике и циркумбалтийском регионе. Можно сказать, что до вооруженного столкновения между татарами так и не дошло в золотоордынское время.

Зимой 1572-1573 гг. Иван IV Грозный отправил свое войско во главе с касимовским царевичем Саин-Булатом (после крещения Симеон Бекбулатович) в Эстонию. Фото history147.ru

Как касимовские царевичи прорубали окно в Европу для Ивана Васильевича

Из постордынских государств серьезные отношения со Швецией и Данией были в основном у Крымского ханства. Казанское ханство, несмотря на то что было намного ближе к Скандинавии, все-таки не контактировало с этими государствами. Сибирское ханство же также не поддерживало отношений со Скандинавией. Преградой были территории Новгорода, а потом Московского государства.

Татары воевали со шведами только в составе русских войск во время ряда циркумбалтийских войн, известных в историографии под названием Ливонская война. Зимой 1572–1573 гг. Иван IV Грозный отправил свое войско во главе с касимовским царевичем Саин-Булатом (после крещения Симеон Бекбулатович) в Эстонию. В походе с ним был царевич Михаил Кайбулович (сын астраханского царевича Абдуллы Ак-Кубекова и брат касимовского правителя Мустафы-Али). Саин-Булат находился в центре, а вместе с царем был царевич Будалей.

Когда Иван Грозный вернулся в Новгород, Саин Булат находился под Виттенштейном (Пайде) вместе с герцогом Магнусом (сыном датского короля Кристиана). Саин Булат все также находился в центре и при нем находился Иван Сеитович Городецкий. Часть войск была направлена на Таллин, и когда шведы напали на русских, то Саин Булат этого не ожидал и потерпел поражение от значительно уступавшего в численности врага. Таким образом, Саин Булат был союзником представителя датского королевского дома. Иван IV Грозный сделал Магнуса марионеточным королем Ливонии. Сам королевич привел с собой малое количество воинов, так что вместе с Саин-Булатом он руководил войском из русских и татар. В конце концов, Магнус перешел на сторону врагов русского царя.

Дания после торга с Магнусом выторговала для себя остров Эзель и город Пильтене в Курляндии (владения, которые герцог Магнус смог удержать при себе). Датский посол Якоб Ульфельдт, побывавший в Русском государстве как дипломат в 1578 году, сообщал, что около Феллина (Вильянди) их встретил отряд татар из 1 тыс. чел. Отмечалось, что дорогу от Пскова в Ливонию прошло большое количество татар на протяжении одного дня. Русские сообщали датскому послу: татар в русском войске 5 тыс., а за ними будут еще 20 тыс. (эти новости должны были запугать датчанина, реально в русском войске было несколько тысяч татар). Александр Гваньини сообщал, что в 1577 году русские вместе с татарами вторглись в Инфлянты (Лифляндию) и взяли много городов и овладели всем краем кроме Ревеля (Таллина) и Риги. Бальтазар Руссов сообщал, что в 1577 году лагерь татар находился у Еверкульского озера. Русские и татары взяли в осаду Таллин и стояли там с большим войском. 12 февраля 1577 года прибывшая в Таллин финская женщина сообщала, что татары воевали и в Финляндии (которая тогда принадлежала шведам). Там действовало 1,2 тыс. татар. Почти половина из них погибла, провалившись под лед Финского залива. 14 февраля часть татар во главе с Булат-мирзой перешла на сторону таллинцев. В 1578 году русские и татары напали на шведов в Оверпалене и взяли город. В битве под Венденом (Цесисом) 21 ноября 1578 года поляки и шведы победили русских и татар.

В 1579 году состоялся набег татар на Эстонию. Они напали на шведское войско, которое неудачно штурмовало Нарву. Понеся значительные потери, шведы отступили. Татары, став лагерем у Шенгофа, опустошили мааконды Ревель (Ревеле) и Гарриен (Харьюмаа).

В письме своему сыну Эрику от 15 сентября 1556 года шведский король Густав Ваза упоминал о крымском хане, который может собрать 80 тыс. воинов. Фото wikipedia.org

В поисках друзей в Тридцатилетней войне

Касательно же отношений шведов с крымцами уже в письме своему сыну Эрику от 15 сентября 1556 года шведский король Густав Ваза упоминал о крымском хане, который может собрать 80 тыс. воинов (это преувеличение, крымский хан максимально мог собрать в одном месте максимально 40 тыс.). По сведению хроники времен короля Юхана III в 1579 году в Стокгольм прибыл посол от Мехмед Гирея ІІ и декларировал желание хана выступить в поход на русских во главе войска в 200 тыс. (это значительное преувеличение). Шведский король принял предложение хана о союзе и щедро одарил посла. В 1591 году крымцы и шведы нанесли скоординированные удары по русским, но были разбиты ими. В 1592 году в Крым прибыло посольство во главе с Эриком Фальком и Зигфридом Роламбом. Они несколько задержались в дороге, добираясь в Крым через Речь Посполитую. За опоздание Фальк получил выговор от короля Юхана, что способствовало тому, что Фальк перешел на сторону польского короля Сигизмунда ІІІ Ваза. Посольство хана в ответ оказалось безрезультатным, поскольку русским удалось отразить и шведское, и крымское вторжение, и шведский король считал, что лучше заключить мир с русскими.

Восстановление отношений с крымцами произошло только в правление короля Густафа Адольфа. В 1630 году в Швецию прибыло крымское посольство во главе с Камбер-агою. Джанибек-Гирей предлагал совместный поход на немецкие земли, Речь Посполитую и Россию. Шведский король выбрал немецкое, то есть австрийское направление. В ответ было направлено шведское посольство во главе с Бенджамином Бароном, который отправился в Крым через Россию, но там заболел и пробыл до 1632 году. Прибыв в Крым только в 1632 году, шведский посол все-таки встретил теплое отношение хана. Крымский хан заявлял о готовности вести политику, независимую от Османов. Собранных для похода на Сефевидов-воинов, хан предлагал послать в Европу на помощь шведам против австрийцев. За это он просил денег. В обратный путь Бенджамин Барон отправился вместе с крымскими послами и был на некоторое время задержан в России и после некоторого времени прибыл в Стокгольм. Нурали-оглан предстал перед риксродом (королевским советом), однако вельможи не стали принимать самостоятельного решения и отправили к Густаву Адольфу. Но королю и Нурали-оглану так и не пришлось встретиться, поскольку Густав-Адольф умер в битве. А. Оксеншерн вежливо отказал в помощи крымцам. В 1637 года в Швецию прибыло очередное крымское посольство с предложением союза против любого из врагов. В 1650 году крымский посол Хаджи-Мустафа предлагал союз королеве Кристине. Однако предложение Ислам-Гирея ІІІ относительно союза казалось регенту А. Оксеншерну нереалистичным, и он снова в вежливой форме отверг предложение крымцев. Иоханес Майер планировал через Речь Посполитую прибыть в Крым, однако его намерения были расстроены новой украинско-польской войной и обострением русско-крымских отношений, которые сделали нереальными путешествие в Крым.

Однако предложение Ислам-Гирея ІІІ относительно союза казалось регенту А. Оксеншерну нереалистичным. Фото chrontime.com

«Английские газеты сообщали, что татары готовы возвратиться»

Существенное оживление отношений со скандинавскими странами произошло в 1654 –1655 годах. Посольство в Данию происходило в конце декабря 1654 – июле 1655 года. Самих документов о контактах в Датском королевском архиве не осталось, но их черновики сохранились. Это были ответы на предложения татарской стороны. Посольство крымцев в Данию коррелировало со стремлением Речи Посполитой противопоставить шведам датчан. Из ответа датчан крымцам можно сделать вывод о том, что датскому королю пришло шесть писем от крымского хана, его главной жены, калги Гази-Гирея, нуреддина Адиль-Гирея, визиря Сефер Гази-Аги, казначея Джан-мирзы-аги. Хан писал королю, что заключил союз с Яном Казимиром и что предлагает ему с таким же уважением, как и он относится к польскому королю. Ленчицкий воевода Я. Лещинский упоминал о датском шкипере, перевозящем татарского посла. Ответ датского короля крымцам был написан 20 (30) июня 1655 года. Крымский посол должен был прибыть в Данию в середине или второй половине мая. Вернувшись в свою столицу 8 (18) июня датский король Фредерик планировал дать аудиенцию крымцам. На этой аудиенции крымский посол сообщал о восхождении на престол Мехмед Гирея IV и уверял в дружбе. Хан планировал использовать Данию для участия в антирусской коалиции. Шведский дипломат Магнус Дюрель сообщал, что хан предлагал датчанам напасть на русских морем со стороны Норвегии. 30 июня (10 июля) крымский посол получил ответ, что у Дании нет никаких причин воевать с русскими. Кроме того, крымский посол просил датчан повлиять на Швецию, чтобы она заключила мир с Речью Посполитой. Упоминание об этом есть в письме К. Тышкевича Я. Радзивиллу. Крымский хан требовал от поляков, чтобы они для войны с русскими вели переговоры с англичанами и голландцами. 19 мая 1655 года польское посольство отправилось в Нидерланды, идя навстречу просьбам хана. Крымские послы после 20 (30) июня на протяжении еще месяца находились в Копенгагене. Английские газеты сообщали, что татары готовы возвратиться, лишь ожидают воли на это датского короля. В конце июля крымские послы оставили Данию и возвращались через Речь Посполитую, где встречались с Яном Казимиром, государственным и военным деятелем.

Война престолов по-европейски

В 1655 году крымцы отправили в Швецию послов с целым комплексом документов. Перед шведами они говорили о дружбе и союзе с Яном Казимиром. В. Беневский сообщал, что посольство в Швецию было инспирировано Яном Казимиром для того, чтобы шведы не задумали воевать с Речью Посполитой. Кроме того, крымцы согласовали свои контакты со скандинавскими странами, с правительством Османской Империи. Крымский посол вез с собой письма хана, калги Гази-Гирея, нуреддина Адиль-Гирея, старшей жены хана, визиря Сефер Гази-аги, а также Тимур-Аги, сына Бахадыр-Гирея Мехмед Гирея, Али Гази-аги, Абдуллы Керим-Аги, ханского секретаря и Джана мирзы-аги. Письмо хана к шведскому королю было передано через Адильшаха-мирзу, а письмо от жены хана – Али, от нуреддина – Муртазу, от секретаря хана – Хассана, от сына Бахадыр-Гирея – Гизеля. Немецкий хронист Иоганн Георг Шредер указывал, что крымское посольство насчитывало 17 человек. Послам были даны инструкции для того, чтобы использовать шведов против русских. Польский король распоряжался, что крымских послов до Гданьска должны были сопровождать пан Юхно, а также бывший польский посол в Швеции Г. Каназилий.

Переговоры с крымцами вел шведский канцлер Э. Оксеншерн. Фото nordstjernan.com

Французский резидент в Швеции сообщал, что крымское посольство прибыло в конце января 1655 года. Шведский дипломат И. Экельбад сообщал, что татары добрались до Стокгольма 9 (19) мая 1655 года, а датские резиденты в Швеции сообщали о посольстве от перекопского (крымского) хана к шведскому королю. Необходимо отметить, что крымцы информировали о восхождении на престол Мехмеда Гирея IV и поздравляли с вступлением на престол Карла Х Густава. 16 (26) мая 1655 года крымцы получили аудиенцию у шведского короля. 22 мая (1 июня) переговоры с ними вел шведский канцлер Э. Оксеншерн. Адильшах-мирза убеждал шведов в добрых намерениях хана и в необходимости поддержания мира с Речью Посполитой. В этот же день шведский король ответил крымцам. 24 июня они получил прощальную аудиенцию, а 5 июля крымский посол, получив дары от короля, двинулся в обратный путь. В переписке крымского хана со шведским королем было предложение создать антирусскую лигу из Крымского Ханства, Речи Посполитой и Швеции. В свою очередь, Карл Х Густав писал, что союз с поляками невозможен потому что в прошлом Сигизмунд III и Владислав IV из династии Ваза неоправданно претендовали на шведский престол. Также отмечалось, что королева Кристина хотела решить противоречия с поляками, но ей это не удалось. Шведский король отмечал, что крымский хан был знаком с польско-шведскими противоречиями. Материалы переписки Сигизмунда III и Владислава IV с крымскими ханами дают нам основание говорить, что крымские ханы были прекрасно осведомлены о притязаниях этих королей и, стараясь заключить союз с Речью Посполитой, включали в титул короля Речи Посполитой титул шведского короля. Шведы просили крымцев не трогать украинских казаков и возобновить с ними союз. В общем, крымское посольство 1655 года было неуспешным.

Били шведов ради поляков

Неудача крымского посольства была обусловлена тем, что крымцы выступали как союзники Речи Посполитой. Шведы же имели на этот счет свои планы. В 1655 году они вторглись в Речь Посполитую и заняли территории, населенные преимущественно поляками и литовцами. В эту тяжелую годину крымцы не оставили своих союзников и помогли освободить им часть территорий. Летом 1656 года крымцы вместе с польным Гетьманом литовским Винцентом Гонсевским напали на шведского союзника курфюрста Брандербурга и Пруссии. Шведы были вынуждены оказать ему помощь. В битве под Простками 8 октября 1656 года сошлись войска Субхан-Гази и Винцентия Гонсевского с одной стороны, а с другой – войска Богуслава Радзивилла (литовца, перешедшего на сторону шведов) и Георга Фридриха Вальдека (бранденбургско-прусского полководца). В битве приняло участие 8 тыс. крымцев, и они отвлекли на себя внимание пруссаков, брандербуржцев и Богуслава Радзивилла, в то время как Гонсевский нанес главный удар по шведам. Поражение под Простками вынудило курфюрста расторгнуть союз со шведами. Это былочуть ли не единственное столкновение шведов с татарами как самостоятельной силой. После этого крымцы сконцентрировались на войне с трансильванским князем Дьердем Ракоци ІІ и русским царем Алексеем Михайловичем.

Крымское ханство поддерживало отношения с Швецией и после 1655 года. В феврале 1661 году хан Мехмед Гирей IV написал письмо шведскому королю Карлу Х Густаву. Также королю написал сын хана Ахмед-Гирея. Также ему писали Селим-Гирей и визирь Сефер-Гази. В 1666 году шведскому королю написал новый хан Адиль Гирей в письмах от сентября и октября 1666 году Даже ранее Адиль Гирея шведам писал Кырым Гирей в 1664–1665 годов. Писали шведскому королю также Девлет Гирей-султан, Тахт Гирей, Хусам Гирей (сыновья Фатх Гирея). В шведском королевском архиве упоминалась и некто Фарах, названная дочерью Мехмед Гирея IV и матерью Адиль Гирея. В письме от 11 июля 1668 года крымский калга Кырым Гирей напоминал шведскому королю о дружбе и братстве. Нуреддин Девлет-Гирей написал письмо шведскому монарху до 9 августа 1668 года. Посольство в Швецию возглавил Кутлуза (Кутлуг)-мирза, который прибыл в Стокгольм в 1670 году. В 1669–1670 годах Хаджи Гирей (сын Кырым Гирея) отправил письмо шведскому королю. Также писал шведам и Муртаза-Али-ага великий визирь при Адиль Гирее. Письмо было отправлено с миссией Арслан-аги. Потом наметился перерыв в несколько лет. В 1677 году шведскому королю писал хан Селим-Гирей (сын Бахадыр Гирея). Шведам предлагалось заключить с Крымским ханством союз против русских. Кроме хана шведам писал калга Селямет Гирей (сын Бахадыр Гирея) и нуреддин Сафа Гирей (сын Сафа Гирея), а также великий визирь Бахадур-ага. В 1679–1680 годах шведскому королю написал хан Мурад Гирей (сын Мубарек Гирея). Также ему написал калга Токтамыш-Гирей (сын Сафа-Гирея). Нуреддин Саадет-Гирей (сын Кырым-Гирея) написал ранее в 1678–1679 годах. За этим письмом в шведском королевском архиве были письма Хаджи-Гирея и великого визиря Ахмед Аги. 1681 годом датированы письма хана Мурада Гирея, калги Токтамыш Гирея, нуреддина Саадет Гирея (сына Кырым Гирея), султана Мубарека Гирея (сына Мехмед Гирея), великого визиря Ахмед-Аги. В недатированном письме хан Мурад Гирей говорил о своей дружбе с королем Карлом ХІ и говорил о русских делах. Письма были отправлены вместе с миссией Джаниш-аги. 1682 годом датированы письма калги Токтамыш Гирея, нуреддина Сеадет Гирея, султанов Хаджи Гирея, Гази Гирея, Мубарек Гирея.

Девлет Гирей II в переписке с турками обращал внимание на русскую опасность. Фото mywebs.su

Крым и Карл XII

Зимой 1708–1709 года в самый разгар Северной войны активизировались переговоры между крымцами и запорожцами. Ханские гонцы узнавали от украинцев о ходе дел на Украине и продвижении шведов. В январе в переписке между Головкиным и Толстовым выражалось опасение, что запорожцы и крымцы объединятся и помогут шведам. Но только часть запорожцев придерживалась прокрымской ориентации, другая часть была настроена прорусски. В феврале К. Гордиенко отправил гонцов просить помощи у крымцев, но она не пришла, а прибыли только послы. Настроенные прокрымски запорожцы в марте ожидали подхода Девлет-Гирея II. Они взяли в плен полторы сотни русских на реке Царычанке и отправили их крымскому хану, а кошевой атаман в конце марта был на аудиенции у шведского короля. Карл XII в переписке с С. Лещинским жаловался на то, что хан только обещает поддержку запорожцам, но сам ничего не делает.

При помощи запорожцев шведы смогли добиться от Девлет Гирея II согласия выступить на стороне Карла XII. Девлет Гирей II в переписке с турками обращал внимание на русскую опасность. В мае 1709 года русские атаковали и разгромили Сечь, а крымский хан так и не оказал ей помощи. Турки не соглашались дать согласие на войну крымцев, предвидя поражение шведов под Полтавой.

Весной 1709 года шведы сообщали, что Запорожская Сечь с ними заодно. Кроме того, их войска находились на одном из татарских шляхов, ожидая подхода крымцев, о чем они писали с территории Гетманщины в Швецию. Шведы имели твердое намерение объединиться с крымцами. В 1709 года османский султан позволил Девлет Гирею II собрать войско. Причиной этого было выдвижение русским царем флота из Азова. Однако этот флот послужил разменной монетой. Чтобы продемонстрировать свою добрую волю Петр I сжег флот, а также выплатил большую сумму денег Османам. Он хотел подкупить и Девлет Гирея II, однако хан с возмущением отказался. Русские, подкупив азовского кападжи-пашу и великого визиря, добился запрета выступления крымского хана против русских. Девлет Гирей II, твердый в своем намерении выступить против русских, пошел на интригу с бендерским сераскером, который обещал, что повлияет на султана. Визирь отвечал, что позволит крымцам выступить, если туркам от этого будет польза. Однако крымский хан, игнорируя позицию визиря, вышел в приднепровские степи и к моменту Полтавской битвы вышел к городу Кобеляки и реке Самара, взял ряд населенных пунктов, то есть фактически начал войну против русских. На некоторое время Османы согласились на антирусский союз с крымцами и шведами, но дипломатические переговоры между Крымским ханством, Швецией и Османской Империей позволили русским выиграть время и одержать победу в битве под Полтавой. Сторонникам И. Мазепы из Гетманщины пришлось удалиться в изгнание в Бендеры. Девлет Гирей II стоял же на Самаре и Кобеляк до августа, очевидно ожидая из Стамбула отмашки для позволения осуществить масштабный поход, а не на рейд в пограничье. Вероятно, на принятие решения также повлияло то, что на помощь русским пришла калмыкская конница тайши Аюки. В Полтавской битве участвовали отряды калмыков и донских казаков. В случае выдвижения крымцев в район битвы при Полтаве им угрожало нападение со стороны этих противников.


После поражения шведов под Полтавой и пленении многих под Переволочной Карл XII прибыл в Очаков и через своего посла Клинковштрема предлагал союз крымскому хану. Фото wikimedia.org

«а хану взамен предложили править над татарами в Казани...»

После поражения шведов под Полтавой и пленении многих под Переволочной Карл XII прибыл в Очаков и через своего посла Клинковштрема предлагал союз крымскому хану. Давид Лехно сообщал, что крымский хан Девлет Гирей II укрыл у себя короля Сивета (Карла XII). Послы русского царя требовали, чтобы хан выдал казаков и шведского короля, а хану взамен предложили править над татарами в Казани, после чего были высланы назад.

В 1710 г. шведский посол С. Лагерберг прибыл в Крымское ханство. О своем пребывании в Крыму он оставил мемуары в своем дневнике. Кроме того, он был военным консультантом. При крымском нуреддине на Кубани находился еще один шведский посол К. Скадер. Девлет Гирей предложил Карлу XII союз, на что тот ответил позитивно указывая, что к союзу нужно привлечь еще и П. Орлыка (государственный деятель Войска Запорожского, ближайший соратник гетмана Ивана Мазепы, после смерти которого был провозглашен в Бендерах гетманом Правобережной Украины).

В 1710–1711 года карачи-бей Тимур из Ширинов писал ховканцлеру Карла II. В 1709 годe Девлет Гирей II предлагал с крымско-татарскими всадниками достигнуть шведской Померании. В 1710 года крымский хан предлагал в качестве эскорта 40 тыс. всадников (это преувеличение). Для этого нужно было воевать с Австрией, но хана эта перспектива не пугала. Петр I угрожал Османам войной, если шведский король и казаки не будут выданы, в результате чего началась русско-турецкая война. В Кайрском договоре между украинцами и крымскими татарами Запорожская Сечь официально признавалась шведским протекторатом. В 1714 году Карл XII передал Запорожскую Сечь под татарский протекторат. Крымцы оказывали помощь шведским союзниками – полякам С. Лещинского и украинцам П. Орлика и К. Гордиенка.

А что же было после Карла ХІІ?

Было временное затишье, которое продолжалось ровно до очередной русско-шведской войны. Возобновление интереса к сотрудничеству с шведами произошло после русско-турецкой войны, когда Крым опустошался русскими войсками в 1736–1739 годах. В 1738 году в Стамбул прибыл шведский посол М. Синклэр, который предлагал туркам антирусский союз со Швецией. В Османскую Империю было отправлено посольство Хопкена и Карлсона. Эту миссию поддерживал французский адмирал Вильнев. Осенью 1741 году прибыл посол В. де Паради, представлявший интересы французского и шведского короля. В двух письмах упоминалась дружба крымцев и шведов с временем Каплан Гирея и Девлет Гирея. В инструкциях, подписанных Хопкеном и Карлсоном содержалась просьба атаковать русских незамедлительно. В письмах были разные похвалы хану Селямету и его храброму народу. Предлагалось возобновить и укрепить союз между странами. В 1741 году в декабре хан Селямет Гирей II писал шведскому королю Фредерику I и второй раз в мае 1742 году. В этих письмах он назвал шведского короля своим братом, но не дал конкретного ответа, потому что был вынужден оглядываться на реакцию османов. Активность крымцев обусловливалась тем, что шведы воевали против русских. Крымская дипломатическая миссия в 1742 году прибыла до капитуляции финнских городов, когда еще была надежда на перелом в войне. Однако события осени 1742 года привели к тому, что надежды на заключение союза фактически не было. После этого попытки заключить союз со шведами уже не предпринимались. После этого отношений Крымского ханства со Швецией пресеклись.


Ярослав Пилипчук
Справка

Ярослав Пилипчук окончил Национальный педагогический университет им. М.П. Драгоманова в г. Киев в 2006 году по специальности история и право. В 2010 г. в Институте востоковедения им. А.Ю. Крымского НАН Украины защитил диссертацию по специальности 07.00..02 — всемирная история. Монгольское завоевание Дешт-и-Кипчак в 13 веке.

комментарии 8

комментарии

  • Анонимно 13 сен
    Интересное исследование
    Ответить
  • Анонимно 13 сен
    Радостно видеть такие материалы на вашем сайте
    Ответить
  • Анонимно 13 сен
    Я бы хотел пожить в те времена, ух, я бы поразбойствовал
    Ответить
  • Анонимно 13 сен
    раньше жить интереснее было
    Ответить
  • Анонимно 13 сен
    Картинная галерея бесподобна. Но вот с другом спорим до сих пор-почему татары, а не булгары?
    Ответить
    Damir Nabi 13 сен
    ты болгарин ? нужны рабы в евросоюз ? не получится ), мы гордые Татары, так как мы элита. и живем по всей Азии, везде наша земля и Родина.
    Ответить
    Анонимно 27 мар
    Вы наверное хотели сказать тюркородные... Там и булгары и печенеги и половцы..
    Странно что в галерее портретов отсутсвует реконструкция ( метод Герасимова) по черепу лика сына Юрия Долгорукого ---Андрея Боголюбского...
    https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%90%D0%BD%D0%B4%D1%80%D0%B5%D0%B9_%D0%AE%D1%80%D1%8C%D0%B5%D0%B2%D0%B8%D1%87_%D0%91%D0%BE%D0%B3%D0%BE%D0%BB%D1%8E%D0%B1%D1%81%D0%BA%D0%B8%D0%B9
    http://iamruss.ru/wp-content/uploads/2014/07/andrey-bogolyubskiy-polovec-690.jpg
    Ответить
  • Анонимно 14 дек
    речь о крымских татарах, не волжских
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии

Новости партнеров