Ева Меркачева: «За колючей проволокой может оказаться любой»

Правозащитница Ева Меркачева, сценарист Олег Сироткин и врач-психиатр Василий Бейнарович — о популярности жанра true crime и тюремной культуре

Ева Меркачева: «За колючей проволокой может оказаться любой»
Фото: Петрова Екатерина

В последнее время большой популярностью пользуется литература в жанре true crime. Это документальные книги о реальных преступлениях. Но дело не ограничивается только литературой. Не меньшей популярностью пользуются сериалы на бандитскую и тюремную тематику. Зашкаливающие просмотры сериала «Слово пацана» тому прямое подтверждение. Журналистка, писательница и правозащитница Ева Меркачева, сценарист Олег Сироткин, врач-психиатр, автор и ведущий трукрайм-проекта «Фауст XXI века» Василий Бейнарович рассказывают о романтизации тюремной культуры и популярности жанра true crime.

Зачем снимают и пишут о маньяках и убийцах

Не секрет, что искусство — это безопасная форма приобретения личного жизненного опыта. Можно, сидя в комфортном кинозале или уютно устроившись на диване, узнать, что ждет человека, который совершает преступление. С одной стороны, это безопасная форма путешествия в темные уголки нашей души. Но с другой — это поучительный урок, когда на экране зритель видит как бы грозящий палец, который предостерегает от пересечения грани. Сценарист, преподаватель теории драматургии и сценарного мастерства Олег Сироткин считает, что грань между поучительным художественным произведением и романтизацией преступления очень тонкая и во многом зависит от целеполагания создателей.

«Одна цель — это поделиться жизненным опытом для того, чтобы людей обезопасить, чтобы они не проходили этот путь самостоятельно. Другая цель — заманить их, вскрыв оборотную сторону медали для того, чтобы люди увидели привлекательность темного уголка. А душа человеческая всегда идет в темную сторону, поскольку так выражается познавательный инстинкт», — сказал Сироткин.

Сценарист, преподаватель теории драматургии и сценарного мастерства Олег Сироткин. Екатерина Петрова / realnoevremya.ru

Он считает, что показывать темную сторону жизни нужно, но показывать честно. В качестве примера Сироткин привел любителей экстремального вида спорта. Видео с их трюками выглядят красиво. Но честнее показывать не только красоту, но и переломы, которые стоят за этим мастерством. Аналогично и с фильмами, сериалами и книгами про преступления.

«Превратил маньяка в душку»

Врач-психиатр, психотерапевт, автор и ведущий трукрайм-проекта «Фауст XXI века» и подкаста «Дела» Василий Бейнарович считает, что романтизируют маньяков именно художественные произведения. «Сериал «Джеффри Дамер» превратил маньяка в душку, милейшего парня, который на самом деле ни в чем не виноват. У зрителей создается впечатление, что он не такой, его сделали таким. Но это не так. Маньяки и убийцы — это чудовища, они должны находиться в тюрьмах и под специализированным присмотром. Преступник должен осознавать, что он нарушил законы общества, и мы, как общество, не хотели бы его в дальнейшем видеть», — добавил Бейнарович.

Главное, что помогает не романтизировать преступников, — это отсутствие личной оценки. По словам Бейнаровича, как только появляются рассуждения о личности преступника или его мотивах, тогда появляется поле для оправданий. К примеру, в некоторых трукрайм-подкастах ведущие начинают оценивать убийц и маньяков с точки зрения мужской привлекательности. С этого ракурса книга Евы Меркачевой «Кому на Руси сидеть хорошо» можно назвать настоящим произведением в жанре true crime. Это большая исследовательская работа. Меркачева ездила по тюрьмам, общалась с заключенными и показывала их жизнь ровно такой, какая она есть. Без оценок.

Подборку книг в жанре true crime можно найти здесь.

Врач-психиатр, автор и ведущий трукрайм-проекта «Фауст XXI века» Василий Бейнарович. Екатерина Петрова / realnoevremya.ru

Еще один важный момент: true crime — это не только истории про маньяков. Это еще и про людей, которые стали жертвами преступлений.

Тюрьма на втором месте после страха смерти

В своей книге «Кому на Руси жить хорошо» Ева Меркачева пыталась объяснить, что такое преступление и кто такие преступники, а также показать, что любой может оказаться на их месте: «Среди моих героев огромное количество людей, которые жили обычной жизнью, у некоторых даже была VIP-жизнь. И никто из них не полагал, что сможет сменить свой особняк на тюремную камеру. А есть огромное количество людей, которые, может быть, предполагали возможность тюремного заключения, но не были готовы к тому, с чем столкнулись. Моя книга — это, собственно, про жизнь в тюрьме, которая всегда интересовала русского человека. Особенно после времен ГУЛАГа, когда каждый понимал, что за колючей проволокой может оказаться любой», — прокомментировала Ева Меркачева.

Правозащитница также отметила, что интерес к тюрьмам и тюремной культуре в нашей стране находится на уровне генетической памяти, потому что во многих семьях были люди, которые так или иначе прошли через репрессии. А отсюда возникло понимание, что в тюрьмах сидят не только преступники.

Меркачева также рассказала, что была инициатором опроса о человеческих страхах. Оказалось, что после страха смерти на втором месте было тюремное заключение: «Это очень серьезный показатель. Я уверена, если в других странах спросить об этом же, они не поставят тюрьму на второе место. У них, возможно, там будет страх потери близких, болезнь или что-то другое. А у нас — тюрьма. Поэтому я поставила перед собой задачу — описать в книге тюрьму не страшной, а такой, какая она есть, чтобы люди были готовы, если вдруг им придется через такой опыт пройти», — сказала Меркачева.

Как не романтизировать

О проблеме романтизации криминальной жизни в целом и преступников в частности говорят уже давно, в том числе и чиновники. Только у экспертов с депутатами разные подходы. Последние предлагают все запретить. А эксперты и исследователи настаивают, что об этом нужно говорить. Вопрос только — как. Ева Меркачева предложила свое решение. Она сказала, что, по данным ВОЗ, в России 11% людей с психическими заболеваниями. Такую же цифру ей назвали в одной из женских колоний. Врач-психиатр Василий Бейнарович предполагает, что для колонии это сильно заниженная цифра. По его словам, практически все люди, совершившие тяжкие преступления, — это люди с психическими отклонениями.

«Есть люди с уже поставленным диагнозом. Есть люди, которые скрывают диагноз или не понимают, что у них хроническая депрессия или биполярное расстройство. А есть люди, которые приобретают психическое заболевание, потому что становятся жертвами жестоких пыток в тюрьме. Поэтому когда говорят про 11% людей с психическими отклонениями, то это очень красиво для бумаги, но по факту все не так», — прокомментировал Бейнарович.

Журналистка, писательница и правозащитница Ева Меркачева. Екатерина Петрова / realnoevremya.ru

В том, какой вред психике наносит тюремное заключение и что большинство попадают туда уже с поставленным диагнозом, по мнению Евы Меркачевой, и есть прививка от романтизации криминальной жизни. «Мне кажется, в true crime очень важно показать, что преступление совершает человек в болезненном состоянии, и не обязательно это психиатрический диагноз. В любом случае личность разрушена. Потому что человеку, у которого все в порядке, счастливому человек, который любит себя, уважает других, не придет в голову украсть или забрать чью-то жизнь», — сказала Меркачева.

Вспомнила Ева Меркачева и историю с «казанским стрелком». В НИИ Сербского проводили экспертизу и признали Ильнара Галявиева невменяемым. А потом следствие сделало экспертизу в другом месте, и убийца оказался вменяем. Сейчас он находится в колонии для пожизненно осужденных. «Признание его вменяемым способствовало тому, что у него много поклонников. В их глазах он совершил эти убийства ради какой-то идеи. Так думают молодые ребята. А если бы следствие честно сказало, как было с самого начала, что он невменяемый и у него масса проблем, то никто бы не захотел подражать ему. Ну кто хочет быть похож на психбольного?! Мне кажется, если все время подавать преступников именно с позиции, что это больные люди, то тогда мы избежим романтизации и повторения. Может быть, я ошибаюсь», — подытожила Ева Меркачева.

Екатерина Петрова — литературный обозреватель интернет-газеты «Реальное время», автор telegram-канала «Булочки с маком» и основательница первого книжного онлайн-клуба по подписке «Макулатура».

Екатерина Петрова

Подписывайтесь на телеграм-канал, группу «ВКонтакте» и страницу в «Одноклассниках» «Реального времени». Ежедневные видео на Rutube, «Дзене» и Youtube.

ОбществоКультура

Новости партнеров