«Мы — дети сорок первого года»: знания есть надежда

Театральные постановки Татарстана: смотрим дома. Часть 54-я

«Мы — дети сорок первого года»: знания есть надежда
Фото: предоставлено realnoevremya.ru пресс-службой театра имени Тинчурина

Смотрим спектакль «Мы — дети сорок первого года» по повести Мухамета Магдеева, выполненного в формате студенческой пары (с вероятным обсуждением в финале). Истинный советский театр на основе выдающегося произведения, созданного на излете оттепели, в котором ощущения страшного времени переданы через драму и юмор.

Холодная зима в Арске

Спектакль труппа представила к праздничным датам — 2 мая 2012 года. Ее основа — повесть 1968 года, опубликованная в журнале «Казан утлары» в 1969-м, а потом дважды переведенная на русский языке.

Ее автор, Мухаммет Магдеев, истории о подростках из педагогического училища в годы Великой Отечественной войны, писал, явно вспоминая свой опыт обучения в Арском педучилище. В него он попал 13-летним подростком в октябре 1944-го и пробыл там до 1947-го.

До 1960-го он сам, не считая службы на Балтийском флоте, работал педагогом — работал пионервожатым, потом преподавал историю. После истфака КГПИ вновь вернулся в школу. И лишь потом учился в аспирантуре на кафедре татарской литературы, впрочем, продолжая преподавательскую деятельность уже в вузе.

Публиковаться он начал с рассказов под названием «Этюды». По сути, повесть «Мы — дети сорок первого года» — его первое публичное большое произведение. Вскоре его принимают в Союз писателей СССР, у него выходит сборник «Атадан бала яшь кала». Магдеев — один из представителей литературы оттепели в ТАССР: «А сегодня первое сентября — и третья по счету военная осень. Мы, повесив за спину немудреные пожитки, явились сюда на учебу; но только кто ж это придумал? Кто разлучил нас, подростков, с колхозными, упрямо сопящими быками, кто лишил нас знакомого запаха дегтя, жнивья и вспаханной земли, кто оторвал нас от голубоватых, за пашнею, лесов и от самой пашни, укутанной в синий дымок костра, в котором подгорела печеная картошка?».

А далее начинается история про систему кровообращения черного таракана, и сквозь школьный юмор нутром чуешь холод и голод.

Будущие педагоги

В 2021-м за повесть взялось «Татаркино», сделав камерный фильм, причем снимался он прямо в деревне Губурчак Арского района, где писатель родился, а также в местном училище совхоза «Урняк». Сценарий писала Альфира Магдеева, жена брата Мухаммета Сунгатовича. В частности, там появляется образ будущего автора повести в лице актера театра имени Кариева Булата Гатауллина.

В Тинчуринском спектакль ставил главный режиссер Рашид Загидуллин. Художник Роман Моров нехитрыми способами воссоздал атмосферу школы. Это компактный спектакль, который можно вывозить на показы. Инсценировку для него написала актриса Резеда Саляхова. В том же году она подготовила текст спектакля «Дороги судьбы» по стихами Разиля Валеева.

Тогда еще татарские театры не захватила мания на переосмысление прозаического наследия в виду мнимого отсутствия достойных драматургических произведений. Но сделано все по лекалам современных: с ходу Ильфак Хафизов цитирует вступление к повести, чтобы перейти к череде забавных ситуаций, в которых актеры также выступают от лица и персонажей, и рассказчиков.

А потом они, скорее, напоминают не учителей, а педагогов, которыми, по факту, они и должны стать. Только Альтафи не пошел по педагогической линии, стал в конце концов председателем райпотребсоюза... И, вероятно, это самая внятная идея спектакля: каждый учитель когда-то был учеником.

Радиф Кашапов
ОбществоИсторияКультура Татарстан
комментарии 3

комментарии

  • Анонимно 13 окт
    Поучительная история.
    Ответить
  • Анонимно 13 окт
    Алла, сугыштан коткар
    Ответить
  • Анонимно 13 окт
    Сколько, интересно, совхозов урняк было в тасср? У мен дядя тоже из урняк, но с другого района
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии

Новости партнеров