«Господин Ибрагим»: Алексей Зильбер как Момо

Театральные постановки Татарстана: смотрим дома. Часть 52-я

«Господин Ибрагим»: Алексей Зильбер как Момо
Фото: скриншот realnoevremya.ru из видео «Спектакль | ГОСПОДИН ИБРАГИМ»/youtube.com, аккаунт «Казанский ТЮЗ»

Хорошая традиция для современного театра: спектакль, снятый с репертуара ТЮЗа в мае этого года, выложили в сеть. Смотрим «Господина Ибрагима», который шел в театре шесть сезонов. К сожалению, не все понятно в этой съемке, и это означает, что порой, после похода на спектакль, следует ознакомиться и с первоисточником. А в случае с видео это можно делать параллельно.

Из «Цикла незримого»

Спектакль по роману Эрика-Эмманюэля Шмитта впервые показали 20 октября 2017 года. Поставил его Ильгиз Зайниев. В пору, когда ТЮЗ возглавлял Туфан Имамутдинов, он сделал здесь несколько спектаклей. Сначала поставил детскую музыкальную сказку «Я считаю до пяти». «Капитанская дочка» идет в театре с 2019 года.

Эрик-Эмманюэль Шмитт родился в Лионе, у него степень доктора философии за работу «Дидро и метафизика», он работал преподавателем, а в 31 год написал пьесу «Ночь в Валони», которую поставили во Франции и за рубежом. В России наиболее известны два его произведения. Второе, роман «Оскар и Розовая Дама» многократно показывали во многих театрах, в ТЮЗе в 2007-м его поставил Владимир Чигишев.

«Месье Ибрагим и цветы Корана» сначала был написан как пьеса, причем это была работа для одного актера, Моисея, который вспоминает свое детство. В 2001-м ее опубликовали как повесть, которая получила Немецкую книжную премию. Критики отметили, что текст повести напоминает произведение «Вся жизнь впереди» Эмиля Ажара, в которой действовали три героя: мусульманский мальчик Момо, еврейская женщина мадам Роза и мусульманин монсеньор Хамиль. В 2003-м «Месье Ибрагим и цветы Корана» силами режиссера Франсуа Дюпейрона превратился в фильм с Омаром Шарифом и Пьером Буланже в главной роли.

Как и в христанском «Оскаре» Шмитт обращается к религиям, исследуя ислам (суфизм) и иудаизм, оба текста — часть «Цикла незримого». В Казани его ставили в театре на Булаке, в Доме актера. В ТЮЗе постановка шла на деньги, выделенные в рамках реализации подпрограммы «Профилактика терроризма и экстремизма в Республике Татарстан на 2014—2020 годы». Хотя, конечно, Зайниева, как драматурга, в первую очередь привлек текст. Он собрал его сам из двух переводов.

Зайниев намеренно выбрал актеров, чья внешность далека от стереотипов, связанных с героями. Моисея играет Алексей Зильбер, а араба Ибрагима (и отца Моисея) — Михаил Меркушин. С последним Зайниев был знаком давно, по учебе в Литературном институте. Дебютировала на сцене выпускница театрального училища Юлия Маширова — в роли Брижит Бардо (также ее играла Мария Мухортова). Другая эпизодическая роль, матери Моисея, — у Гузель Шакирзяновой.

Композитором выступил штатный сотрудник ТЮЗа Юрий Чаплин. А вот часть команды Зайниев взял из родного камаловского, в частности выстроившего лаконичные декорации (ширмы из жалюзи) художника Сергея Скоморохова и балетмейстера Салима Аминова. За свет отвечала Анна Шепелюк.

Ждем ответное видео с Булака

Спектакль с ходу начинается с резкого сюжетного поворота: 11-летний мальчик на деньги из копилки идет к проституткам. Это Моисей (он же Момо, он же Мохаммед), который начинает плотно общаться с суфием-бакалейщиком Ибрагимом, который заменяет ему ушедшего из жизни отца с вечным зонтом. А потом и сам становится лавочником: «Я — Момо, который держит бакалею на Голубой улице, которая вовсе не голубая. Для всех я — араб на углу. Араб означает: бакалея открыта даже ночью и по выходным».

Декорации особо и не нужны, пьеса насыщена действием, Зильбер практически не покидает сцену все полтора часа (текст повести изрядно сокращен). Отметим, что есть постановки «Господина Ибрагима», где играют до 15 актеров. Также отметим, что ничто в героях через игру актеров не выдает их национальности. К примеру, у Меркушина нет «пряного акцента», впрочем, для большего понимания все равно советуем смотреть видео с книгой в руках — звук снимали из зала. Тут обращаешь внимание, что придя посмотреть на танцующих дервишей, Момо так и не снял обувь, подаренную ему Ибрагимом. Словом, остается дождаться видео из Театра на Булаке, где этот же текст шел с успехом.

Для социальных сетей Зильбер делился подробностями репетиций: «Например, мы много разговаривали, очень много, а у Шмитта Ибрагим говорит Моисею в одной из сцен: «Если ты хочешь чему-нибудь научиться, надо не книжки читать, а с людьми разговаривать». Мы рассказывали истории своего детства, истории взросления и говорили о каких-то очень важных моментах нашей жизни. Иногда на этом репетиции заканчивались, то-есть мы могли 3 часа разговаривать, казалось бы, на отвлеченные темы, но на самом деле мы очень аккуратно подбирались к сути нашего спектакля и к тому, каким этот спектакль видел режиссер».

Радиф Кашапов
ОбществоИсторияКультура Татарстан
комментарии 2

комментарии

  • Анонимно 15 сен
    Спасибо за обзор, интересно!
    Ответить
  • Анонимно 15 сен
    посмотрю на выходных
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии

Новости партнеров