«За последние несколько лет число травмированных детей выросло в геометрической прогрессии»

Открытые окна, современные площадки и электросамокаты: в ДРКБ рассказали о детском травматизме в летний период

«За последние несколько лет число травмированных детей выросло в геометрической прогрессии»
Фото: realnoevremya.ru/Максим Кокунин

С началом летнего сезона в Детской республиканской клинической больнице значительно увеличилось число пациентов. По словам специалистов, причинами тому служат несколько основных факторов: активизация уличной жизни у детей, рост количества мест досуга для них и отсутствие контроля со стороны родителей. При этом, несмотря на ежегодную профилактику, одним из самых серьезных видов травматизма остается падения из окна. К слову, только с начала этого года в Татарстане произошло 14 таких происшествий, три из которых обернулись летальным исходом. Об этом и не только говорили сегодня в ДРКБ на пресс-конференции, посвященной детскому травматизму. На мероприятии побывал и корреспондент «Реального времени».

С начала весенне-летнего сезона в ДРКБ поступило 160 обращений по поводу травм из-за самокатов

Первым выступил заведующий отделением — врач — травматолог-ортопед Ленар Дзюменко, который, как и все остальные специалисты, отметил резкий рост числа пациентов. По его словам, в настоящий момент средний показатель по неотложной помощи в день стал достигать более 130 человек. Это различные травмы, в том числе связанные с падением с самокатов или велосипедов. В целом травмы происходят как на улице, так и дома в результате бытовых происшествий.

Дзюменко уточнил, что чаще всего дети поступают в больницу с повреждениями рук и ног. Причем более половины от 130 обращений связаны с переломами, которые могут быть и осложненными. Срок лечения таких травм достигает от одного до трех месяцев, однако при серьезных случаях они могут растягиваться на четыре и более. Что касается реабилитации, то она также может длиться 1-2 месяца, а при тяжелых травмах — до одного года.

— Около 160 обращений были связаны с электросамокатами. Больше половины из них — это переломы, — подчеркнул он.

Фото: realnoevremya.ru/Максим Платонов

В свою очередь, детский хирург Владимир Линьков, специализирующийся на термальных травмах заявил, что в этом году в ДРКБ попали восемь детей, получивших тяжелые ожоги. Он уточнил, что у этих пациентов было поражено более 30% кожного покрова и все они прошли реанимацию. По его словам, в основном такие происшествия происходят из-за неосторожного обращения с горящими или горячими жидкостями, которые они зачастую встречают на шашлыках или в бане.

— Что касается горячих жидкостей, то это в основном кипяток — опрокидывают на себя чайники или чашки. Чем меньше ребенок, тем тяжелее травмы. Стоит отметить, что такая травма грозит не только ожогом, но и серьезным шоком, когда потребуется долгая восстановительная терапия. Если же это ожог лица, то может понадобиться и кислородная поддержка. Поэтому при лечении термической травмы работает не один специалист, а подключается целая команда из лоров, хирургов, реаниматологов, психологов и других. Иногда в такие ситуации вмешиваются и врачи, занимающиеся ринопластикой, которые пересаживают кожу, — рассказал он.

Линьков также пояснил, что восстановительный процесс может растягиваться на очень долгие сроки, потому как все зависит от тяжести травмы, возраста ребенка, времени воздействия и целого ряда других факторов.

Врач-нейрохирург: травматизм на детских площадках стал почти эпидемией

Заведующий отделением — врач-нейрохирург Владимир Иванов заявил, что рост числа пациентов среди детей с приходом теплой погоды является традиционным. Поскольку в это время «активизируется их жизнь на улице». Однако без отсутствия родительского контроля такая активность может привести к очень серьезным последствиям:

— Это касается и травм позвоночника, черепа, головного мозга — наиболее тяжелые виды травматизма. Из года в год это повторяется. То же касается и велосипедов с самокатами, но родители не считают нужным приобрести какие-нибудь щитки, наколенники или шлемы. Хватает денег купить какой-нибудь дорогой самокат — катайся и радуйся. А вот о том, чтобы элементарно защитить, — не думают. Мы же спрашиваем, а нам просто говорят — не думали мы. У нас много лежит детей и много выписанных с травмами головного мозга — переломы черепа, ушиб мозга. Есть и в реанимации дети, которые лежат без сознания. Это и мотоциклетные травмы, которые зачастую у подростков из деревни, которые предоставлены сами себе. Там о средствах защиты вообще говорить не приходится. Порой могут быть и не совсем трезвые, потому что подростки есть подростки. Они все получают травмы, которые в дальнейшем могут привести и к глубокой инвалидности, — сказал он.

Фото: realnoevremya.ru/Ринат Назметдинов

Отдельно Иванов выделил травматизм на детских площадках. По его словам, такие происшествия на сегодняшний день стали чуть ли не трендом, поскольку их количество не просто растет, а опережает другие показатели.

— Мне хотелось особенно обратить внимание на травматизм на детских площадках. Их очень много построили, и это действительно здорово. Облагораживают город, все красиво, ярко. Не то что раньше были ржавые горки. Но дети естественно бегут туда как мухи на мед. А что делают в это время родители? Смотрят в телефон, беседуют между собой, отлучаются куда-то. Но ведь это тоже спортивный снаряд, а присмотра никакого. От этого происходят падения, страдают конечности, голова. В основном это происходит от двух до пяти лет — активный возраст. Это как эпидемия. За сутки к дежурному нейрохирургу поступает от пяти до десяти обращений с травмами головы. Из них одного или двух мы госпитализируем. Опять здесь все происходит из-за невнимательности и недогляда, — отметил он.

«Москитная сетка — это защита от комаров, а не от падения»

В завершение своего выступления Иванов рассказал о травматизме в результате падения из окон, который, по его словам, также обрел необыкновенно высокий рост. При этом, как отметил врач, данный вид отличается наиболее высокой опасностью, которая практически в 100% случаев может грозить летальным исходом.

— Самые тяжелые травмы происходят в результате падения из окон. Чаще всего они смешанные, ведь страдает не только голова или конечности, но и внутренние органы. Сейчас у нас лежит один ребенок в реанимации и один в отделении — они выпали из окон. Неважно, какой этаж, поскольку решает возраст. Если ребенок маленький, то у него небольшой вес и ускорение меньше. Чаще всего люди открывают окна, а ребенок идет к сетке, поскольку думает, что это препятствие, и летит с ней. Бывает и такое, что старший брат или сестра помогают залезть на окно. Опять все это сводится к недогляду родителей или тех людей, которые за ними следили. Мы каждый год даем рекомендации, но, к сожалению, мы встречаемся с таким видом травматизма каждый год, и он не снижается. С весны по осень через больницу проходит 20-25, а то и 30 детей, выпавших из окон. Это как тяжелые, так и легкие случаи. Все зависит от возраста, высоты, того, на что упал, и тяжести травм, — сказал он.

В свою очередь, заместитель главного врача по хирургической помощи Михаил Поспелов дополнил слова Иванова, отметив, что в первую очередь решение этой проблемы можно найти в качественном контроле со стороны родителей.

— Москитная сетка — это защита от комаров, а не от падения. Маленький ребенок, у которого есть доступ к открытому окну, этого не понимает. Он думает, это стена, на которую можно опереться. Помимо всяких закрывашек должен быть и родительский контроль. Кроватки, диваны, полки и все, через что ребенок может забраться, должно быть убрано от окна. Бывает по-разному, дети могут быть и уже школьного возраста, но, как правило, это те, кому от двух до пяти годиков — возраст, когда человек познает мир, — подчеркнул Поспелов.

Фото: realnoevremya.ru/Максим Кокунин

«Реабилитация поможет ребенку, но не восстановит его на 100%»

Вместе с этим заведующая отделением — врач по медицинской реабилитации Эльза Ахмадуллина рассказала, что большинство этих травм заканчиваются тем, что ребенку придется проходить долгий процесс реабилитации. При этом, как подчеркнула сама врач, восстановить его полностью, после какой-либо серьезной травмы, практически невозможно.

— Наша функция заключается в том, чтобы снизить степень нарушения функций в результате травматизма. Но бывают и такие тяжелые травмы, что у человека остается инвалидность. Поэтому в первую очередь нужна профилактика травматизма. Есть травмы головы или спины, когда дети навсегда остаются инвалидами. Поэтому даже в воду нужно прыгать аккуратно. Есть большое количество посттравматических осложнений, и с этим они живут. Часто бывает, что жизнь родителей и ребенка делится на до травмы и после нее. Как бы активно мы не работали, но степень нарушения функций мы только снижаем. Мы сможем из тяжелой ситуации привести в легкую — ребенок вернется в школу и начнет социальную жизнь. Но это не говорит о том, что он будет на 100% таким, каким он был до падения, — сказала она.

Как отметила специалист, в некоторых случаях последствия травмы могут быть практически не заметны, но они в любом случае раскроются, когда человеку придется заняться какой-либо нагрузкой.

— Есть дети, которые станут колясочниками, а есть и те, кто будет нормально ходить и говорить, но не сможет считать или писать, как обычный человек. В дальнейшем им будет тяжело социализироваться, найти работу, потому что из-за этих нарушений они не смогут расти как остальные дети. Поэтому наша цель снизить эти последствия. Проблемы с головным или спинным мозгом очень глобальные, и редко когда мы можем восстановить ребенка полностью и отправить в свободное плавание. За последние пять лет мы провели анализ, в котором участвовало порядка 50 пациентов с черепно-мозговой травмой. Из них 30 человек мы полностью отпустили, а оставшиеся 20 — это наши постоянные пациенты, — подчеркнула Ахмадуллина.

Фото: realnoevremya.ru/Ринат Назметдинов

Говоря о родителях, она также отметила, что в большинстве они осознают всю серьезность ситуации еще в тот момент, когда их ребенок находится в реанимации. При этом они не просто собираются с силами, чтобы продолжать жить, но и находят ресурсы для того, чтобы объяснить другим всю серьезность таких происшествий.

— Что касается родителей, то, если ситуация тяжелая, они видят все последствия еще в реанимации. Поэтому на реабилитацию они приходят уже подготовленные. То, что происходит потом, — для них это чудо. У нас есть пара пациентов, которые после получения травм стали пропагандировать профилактику травматизма. Они создают чаты в детских садах и школах, где рассказывают о правилах безопасности, — рассказала врач.

За 2022 год в ДРКБ обратились за помощью порядка 120 тысяч детей

Заведующий отделением — врач — травматолог-ортопед Игорь Цой также рассказал о статистике детского травматизма за последние три года. По его словам, число пациентов не только не становится ниже, но даже и не останавливается на уже имеющемся количестве.

— За последние несколько лет число травмированных детей выросло в геометрической прогрессии, и оно еще продолжает расти. За 2022 год было порядка 120 тысяч детей, за 2021-й — их было на 10% меньше, и за 2020 еще на 10% меньше. Это связано с тем, что у нас появляется очень много мест для проведения детского досуга и отдыха. Площадки не всегда бывают готовы к принятию детей. При это большое количество травм связано не только с падениями, но и с ДТП, — сказал он.

Заместитель главного врача по хирургической помощи Михаил Поспелов вновь дополнил слова своего коллеги, еще раз подчеркнув, что в любом занятии должен присутствовать родительский контроль.

— Костры просто так не разжигать, шашлыки дети сами не делают. Средства для розжига, попадая на одежду, вспыхивают как спички. Все понимаю, что одежда сейчас это сплошная синтетика. Она плавится и прилипает к телу, оставляя еще более сильные ожоги. За год к нам поступает 20 детей, у которых ожоги выше 30% — то есть в тяжелой степени. В основном это летний период. Бывают и электротравмы, когда дети залезают на электрички, но надо понимать, что дуга, помимо того, что просто бьет током, еще и отбрасывает ударной волной, приводя к другим повреждениям, — подчеркнул специалист.

Фото: realnoevremya.ru/Максим Платонов

Психолог: родителям надо формировать критическое и прогнозическое мышление

Медицинский психолог Лия Бодрова рассказала, что профилактика травматизма неразрывно связана с самим воспитанием детей. По ее словам, учить ребенка тому, что опасно, а что нет, необходимо еще с самого рождения. Однако в этой сфере, как и во всем остальном, важно то, как родитель предоставит ему эту информацию.

— Для того чтобы более подробно разобраться в психологии ребенка, нужно начать с самого его рождения. Тогда, когда у него формируется ощущение собственного тела, благодаря маминому вниманию. Когда мама его пеленает, и он начинает понимать, где у него ручки и ножки. Бывает, что присутствует родительская отстраненность, когда мама редко берет его на руки, проводит купание и другие процедуры, связанные с кожно-тактильным генезом. Кожа не считывает эти сигналы, и поэтому у ребенка в будущем могут возникнуть трудности с восприятием собственного тела, которые могут привести к трудностям с ориентацией в пространстве, координацией. Если мы говорим о маленьких детях, то здесь в первую очередь нужно работать с мамами и папами и развивать осознанное родительство. Мы очень много работаем над профилактикой инфантильного родительства, когда, например, родитель думает, что если он сказал ребенку один раз не подходить к окну, то он и не подойдет. В этот момент у родителя нет осознанного восприятия того, что ребенку недостаточно один раз проговорить что-то. Надо формировать критическое и прогнозическое мышление, когда в диалоге со своим ребенком мама сможет объяснить, что с ним может быть, если он подойдет к открытому окну, — рассказала психолог.

Вместе с этим Бодрова рассказала и о том, с какими проблемами наиболее часто обращаются к детскому психологу:

— На сегодняшний день большое количество запросов к детскому психологу связанно со стрессовым состоянием. Сейчас у нас идут экзамены, и это больше сезонная проблема. Также это эмоциональная нестабильность, высокая эмоциональная чувствительность к окружающему миру. Сниженный эмоциональный интеллект и критическое мышление, детские страхи, в том числе перед цифровым пространством. Ребенок в интернете может наталкиваться на неприемлемый контент, который может пугать, вызывать различного рода депрессивное или деструктивное состояние, — сказала она.

Фото: realnoevremya.ru/Максим Платонов

Слова Бодровой дополнил врач-нейрохирург Владимир Иванов, который отметил, что психологическое состояние родителей не менее важно, так как от него зависит само отношение к ребенку. Особенно если речь идет о младенцах, которые еще даже не умеют ходить.

— Больше 100 детей в год, которые попадают к нам с травмой головного мозга, — это младенцы. В основном это падения с небольшой высоты. Например, с пеленального стола, дивана или даже стиральной машины. При этом не спасает ни ламинат, ни линолеум. У таких детей соотношение частей тела отличается от взрослых, и поэтому ребенок всегда падает вниз головой. Происходят переломы костей свода черепа. Но при этом младенцы переносят их довольно легко. Бывают и такие редкие случаи, когда родитель на радостях подбрасывает ребенка вверх и он бьется головой о потолок. Также в современном мире существует такая вещь, как жестокое обращение с детьми. Ребенок плачет, а родитель и так жизнью придавлен. Поэтому он начинает его трясти, а это может привести к травмам головного мозга. Это касается не только молодых родителей, а всех возрастов, — заключил он.


Подписывайтесь на telegram-канал и группу «ВКонтакте» «Реального времени».

Максим Кокунин

Подписывайтесь на телеграм-канал, группу «ВКонтакте» и страницу в «Одноклассниках» «Реального времени». Ежедневные видео на Rutube, «Дзене» и Youtube.

ОбществоМедицина Татарстан

Новости партнеров