Яков Геллер: «Мы вам удочку дали, а вам надо научиться рыбу ловить»

Гендиректор Агентства по госзаказу РТ — о том, почему российские регионы не хотят переходить на антикоррупционные системы закупок и где искать ниши малому бизнесу

Яков Геллер: «Мы вам удочку дали, а вам надо научиться рыбу ловить»
Фото: Динар Фатыхов

За 2023 год малый и средний бизнес Татарстана получил 210 миллиардов рублей выручки. План на 2024-й — 238 миллиардов. Генеральный директор Агентства по госзаказу Республики Татарстан Яков Геллер рассказывает в интервью «Реальному времени», какие инструменты использует его ведомство, чтобы помочь бизнесу зарабатывать. Так, на площадке Республиканского маркетингового центра (РМЦ) ведется обучение поставщиков, размещается информация о крупных государственных и корпоративных закупках. Все это может использовать татарстанский предприниматель, чтобы получать заказы и масштабировать бизнес. Татарстан пытается «экспортировать» систему РМЦ в другие регионы, но, по словам Геллера, не все чиновники готовы делиться властью в области госзакупок. Об этих и других аспектах закупочной деятельности — в нашем материале.

«Задача Агентства по госзаказу РТ — помогать малому бизнесу зарабатывать деньги»

— В этой студии мы с вами общались не далее как в октябре прошлого года. И тогда закончили разговор на планах на завершение 2023-го года. Удалось ли Агентству по госзаказу РТ достичь намеченных показателей?

— Планы выполнены. Глава Татарстана Рустам Нургалиевич Минниханов сформулировал для Агентства госзаказа задачу: помогать в развитии малому бизнесу. Использовать наши компетенции, наши возможности федеральной площадки, наши знания для того, чтобы помогать малому бизнесу зарабатывать деньги. На 2023 год мы, коллектив Агентства Госзаказа, Минэкономики и непосредственно малый и средний бизнес Татарстана, получили выручку в сумме 210 миллиардов рублей. Что здесь важно? Даже если этот бизнес работает из расчета маржи в 5%, это означает, что они получили для себя 10—11 миллиардов рублей и понесли эти деньги в наши татарстанские рестораны, парикмахерские, магазины. Это называется вторичный оборот капитала. Деньги, которые не были «размазаны» по сопредельным территориям.

Более того, используя ресурсы РМЦ, нам удалось помочь бизнесу получить почти 40 млрд выручки за пределами Татарстана. Мы докладывали Рустаму Нургалиевичу эти цифры. Конечно, как всегда, он сказал, что этого мало. План на этот год — 238 миллиардов. За почти четыре месяца текущего года получено уже около 70 млрд. Это огромные деньги, которые мы даем возможность зарабатывать малому бизнесу!

Когда-то Рустам Минниханов сказал фразу: «Замечательно, если кто-то из малого бизнеса на закупках из Госзаказа заработает 100 миллионов. Но лучше, если 100 человек заработают по миллиону». И это вторая наша задача: не просто дать заработать, а дать это сделать за счет поставки валидной, то есть качественной, и дешевой продукции. Никто не имеет права за счет бюджетных или корпоративных средств задешево покупать или поставлять неликвид. В этом направлении мы и развиваем закупочный модуль РМЦ. Туда может попасть только глубоко идентифицированная, качественная продукция. Поэтому мы сделали с Росаккредитацией тикер: с его помощью поставщики подтверждали качество в автоматическом режиме сертификатами с сайта Росаккредитации.

— Кроме того, вы еще и оператор площадок по госзакупкам.

— При всем том, мы остаемся операторами двух федеральных площадок: одна (ZakazRF) для закупок для нужд бюджетов, и вторая — по реализации и приватизации госимущества. Это тоже огромная работа, по ней мы тоже выполнили план. Не скрою, нам сложно на этом рынке. Ведь когда-то было три федеральных площадки, а теперь их восемь. Причем там — наши партнеры и соперники: «Газпромбанк», «Совкомбанк», Сбер, ВТБ, «Роснефть», «Газпром» — есть с кем посостязаться. И Агентство по госзаказу РТ продолжает удерживаться в этой восьмерке.

Есть еще небольшие проекты: для помощи малому бизнесу мы создали подразделение «АГЗ-Снаб». В РМЦ (Республиканском маркетинговом центре) обязаны размещать свои заказы ряд компаний, подпадающих под 44-ФЗ и 223-ФЗ, а мы втягиваем в эту работу еще и частные фирмы, хозяевам которых читаем лекции на тему предупреждения смещения точки образования прибыли. Как это переводится на русский язык? Собственник компании хочет, чтобы прибыль оставалась у него, а завхоз… Когда держишь руки в меде, хочешь облизать пальцы. Мы трижды в неделю проводим вебинары: во вторник — для заказчиков, в среду — для импортеров, в четверг — целевое занятие «Как заработать с инструментами РМЦ». Учим наших частников, чтобы они тоже использовали РМЦ как инструмент предупреждения нарушений внутри компании. Компаниям, которые не подпадают под действие регулирующих вышеперечисленных законов, мы предлагаем заменить отдел снабжения и передать эту функцию нам. Дайте нам заявку, мы на торгах закупим для вас качественную продукцию.

У нас уже есть серьезные партнеры. Первым были «Ак Барс Девелопмент», «Ак Барс Холдинг», это стабильные наши партнеры. Пробуют это КАМАЗ, «Татнефть», «Челны Холод», «Челны Хлеб», «Бахетле». Это выгодно всем: заказчику — потому что мы даем реальную рыночную цену, и малому бизнесу — потому что мы создаем конкурентную среду.

Собственник компании хочет, чтобы прибыль оставалась у него, а завхоз… Когда держишь руки в меде, хочешь облизать пальцы

«На «Казань Форуме» мы настойчиво будем предлагать международное использование портала «Исламские финансы»

— И работаете по исламскому финансированию?

— В декабре Мидхат Шагиахметов, министр экономики РТ, привлек Агентство к решению этой задачи. Мы создали портал «Исламские финансы», начинаем его развивать. Это информационный, обучающий и торговый портал, в нем три функции. Задача такая: во-первых, если человек хочет жить и использовать деньги по законам шариата, этот портал поведет его, куда надо. Во-вторых, если продукция халяльная, она обеспечена сертификатами ДУМ. В-третьих, если человек хочет выгодно купить, то покупает по правилам открытых торгов, куда допускаются только поставщики халяльной продукции. Причем мало того, что продукция халяльная. Халяльным должен быть и поставщик. Нам нужно создать всю эту цепочку.

Портал работает с конца февраля, не могу сказать, что он уже развернулся в полную силу. Он работает на трех языках — русском, английском, арабском, потому что мы очень рассчитываем привлечь партнерские финансы из-за рубежа, из арабских стран. И для этого нашим партнерам не нужно нанимать переводчика. Надеемся, что в мае на «Казань Форуме» мы настойчиво будем предлагать международное использование этого портала.

Обучающую функцию он уже выполняет, мы это сделали. А вот сделать цепочку закупки халяльной продукции (мы любим говорить «зеленая продукция», а не «халяльная»), инвестирования исламских финансов — мы рассчитываем на этом форуме.

— У вас запланировано выступление на этом форуме, вы разворачиваете площадку, презентацию?

— Да, у нас будет стенд с консультантами. Пока мы находимся в стадии становления исламского банкинга. У нас все получается — получится и это. Надеюсь, что у Рустама Нургалиевича на форуме будет возможность говорить коллегам из других регионов и стран: «Ребята, все готово. Приходите, вкладывайте деньги в Татарстан». Мы подготовили перечень инвестиционных проектов, ниш, которые предлагаем освоить за счет исламских финансов.

Задача закупать халяльную продукцию — реально решаемая, понятно, как работать. А привлечь исламские финансы, инвесторов — задача непростая, но и мы (республика, АИР, Минэкономики и, конечно, главный лоббист Рустам Нургалиевич) справимся.

Мы очень рассчитываем привлечь партнерские финансы из-за рубежа, из арабских стран. И для этого нашим партнерам не нужно нанимать переводчика

«Курочка клюет по зернышку, и ни один рубль не должен уходить за пределы республики, если может в ней остаться»

— Во время нашей прошлой встречи вы говорили о развитии на площадке РМЦ инвестиционных ниш и о такой проблеме, как нехватка дилеров, и о необходимости их воспитывать. Чья задача воспитание людей, функция которых — продвижение? Наверное, не вашего агентства?

Наша конечная цель — воспитывать бизнес. Поэтому я не могу сказать, что это не наша задача. На вчерашний день в РТ было 484 инвестиционные ниши. Мы анализируем рынок контролируемых закупок и знаем, что на нем покупается и каковы предложения производителей и дилеров РТ. Разница между тем, что мы покупаем и предлагаем, и называется инвестиционной нишей. Профильные министерства формулируют задачи: например, Минпром говорит, что нужна проволока таких-то диаметров. А Миндорстрой говорит, что некому поставлять разметочные машины. И теперь задача снова делится на две. Первая: надо решить, какое производство мы можем локализовать. Вот, например, в Татарстане есть iPlast: производство, которое заместило нам поставки пластмассовых контейнеров для мусора. Или TatTex: делают перчатки, чтобы КАМАЗ не покупал их в Ивановской области, а покупал в Татарстане. Это малые инвестиционные ниши, в которых мы работаем.

А вторая задача — найти татарстанских дилеров, которые будут поставлять в республику то, что здесь еще не локализовано. Задание такое имеют и главы районов, и каждую субботу один из глав раису отчитывается. Раис у меня заранее запрашивает справку — например, по получению выручки малым бизнесом этого района. И глава понимает: если он большой бизнес — стекольный завод — не построит, то пусть у него хотя бы будет поставщик перчаток или сока, свой дилер. Дилеры должны быть наши, деньги должны оставаться в семье (то есть в республике).

У нас богатая республика, трудно ею не гордиться. Сейчас на ПМЭФ опять будут составлять рейтинг регионов, и мы очень хотим сохранить 2-е место. И там один из показателей — развитие малого бизнеса. Курочка клюет по зернышку, и ни один рубль не должен уходить за пределы республики, если может остаться в республике!

Поэтому да, мы занимаемся дилерами. Мы учим их. Вы можете считать, что это не наша задача. Но и этим мы тоже должны заниматься. Хозяин — тот, кто не ищет виноватых. Он виноват. Не только мы занимаемся малым бизнесом, это комплексная задача. Но я буду считать, что мы не выполнили задачу, поставленную президентом, если будет ниспадающая глиссада. За что мне зарплату платить, если я не буду выполнять задачи раиса?

Дилеры должны быть наши, деньги должны оставаться в семье (то есть в республике)

«Внедряя РМЦ, мы лишаем власти некоторых чиновников в регионе»

— Вы и другим регионам помогаете в этой работе?

— Да, например, сейчас мы плотно работаем с Новороссией, чтобы поставить и им РМЦ. Это хороший инструмент, пусть он и у них работает. Мы им говорим: «Не надо эволюции, давайте в этом вопросе сразу сделаем революцию. В два прыжка пропасть не перепрыгнуть, давайте одним прыжком». Ближе всего из новых регионов к решению в Луганске, мы уже послали им проект соглашения. Причем нам их деньги не нужны, мы бесплатно поставим им все. Рустам Нургалиевич разрешил тиражировать опыт. Мы им поставим наше «железо», дадим инструкторов, и пусть они работают, выращивают бизнес. Конечно, они на дотациях России сейчас, это понятно. Но это не бесконечно. Надо самим научиться этому алгоритму «Деньги должны оставаться внутри семьи».

Мы с ними идем ступенчато, постепенно. Была такая школа, в которой был один учитель и 13 учеников. А сейчас миллиарды людей его учение исповедуют. Знаете, кто был этим учителем? Иисус Христос. И его 13 апостолов. Ну вот и все. С чего-то надо начинать!

— Какие регионы еще проявляют интерес к вашей работе, с кем еще вы ведете ретрансляцию опыта? После прошлой нашей беседы вы как раз собирались ехать в Чувашию.

— Я вам откровенно скажу. Когда я изучал сопромат, нам профессор говорил, что сопротивление материала — это не только сопротивление бетона или железной балки. Это еще и сопротивление человеческого материала. Мы видим очень большое сопротивление внедрению РМЦ. Потому что, внедряя РМЦ, мы лишаем власти некоторых чиновников в регионе. Власть — это когда ты распоряжаешься. А мы пропагандируем равный, свободный и анонимный доступ. Конкретно я сейчас говорю про Чувашскую республику.

У нас в Татарстане легендарный Марс Сарымович Бадрутдинов занимается выявлением коррупции и созданием антикоррупционных барьеров. И в Чувашии есть замечательный силовик, Петр Карлович Куприн. Он приехал к нам, Марс Сарымович показал ему РМЦ с антикоррупционной точки зрения. Тот загорелся. Взял меня за руку, повез в Чувашию, устроил встречу с первым вице-премьером. Я видел реакцию. И потом сказал: «Петр Карлович, даже вы не смогли это сломать?» Он вздохнул: «Ну, такие обстоятельства»…

— С Ленинградской областью вы налаживали такое взаимодействие? И с какими еще регионами работаете?

— Мы перенесли наши планы. Из тех планов, которые были на год, мы смогли захватить Якутск (только город), теперь опираясь на этот плацдарм, хотим захватить Якутию. В июне у меня будет встреча с главой региона Айсеном Николаевым. Он замечательный человек, большой умница, но — сопротивление материала... Там произошла замена двух ключевых людей, и я очень надеюсь, что глава Якутии с нами подпишет соглашение, и мы начнем работать на всю Якутию.

В конце апреля мы едем в Ярославль. Губернатором в Ярославле стал Михаил Яковлевич Евраев, бывший замруководителя ФАС. Один из создателей системы закупок в стране. Он мой хороший знакомый, я постараюсь его перевербовать. Хотя он тоже находится под влиянием старой команды. Это не Татарстан, где слово президента закон для всех. Там еще надо воспитывать.

На исламский форум должен приехать губернатор Кабардино-Балкарии. Мы разговаривали с министром экономики республики, у них большой интерес.

Что касается Ленинградской области и Санкт-Петербурга, там работает наш представитель. Ключевые предприятия области и города мы частично затянули к нам в закупочный модуль. Всегда с этого начинается. Как в Кирове: сначала они поставили закупочный модуль, потом я губернатору показал экономию в 200 млн за три месяца, он удивился: «Как 200 миллионов? Я 200 миллионов дотации на сельское хозяйство у Мишустина еле выпросил, а это что — наши деньги сэкономленные?» После ревизии оказалось 238 миллионов. И теперь скажите, кто заставит губернатора Кировской области отказаться от алгоритмов РМЦ?

Мы видим очень большое сопротивление внедрению РМЦ. Потому что, внедряя РМЦ, мы лишаем власти некоторых чиновников в регионе. Власть — это когда ты распоряжаешься. А мы пропагандируем равный, свободный и анонимный доступ

Спасибо Рустаму Нургалиевичу за то, что когда в Татарстан приезжает кто-то из губернаторов, он, во-первых, в своих выступлениях всегда говорит про РМЦ. А во-вторых, создает возможность мне встретиться и постараться убедить губернатора, что это инструмент развития малого бизнеса, оставления добавленной стоимости внутри региона. Есть губернаторы, которые в этом заинтересованы. Есть те, с кем сложнее. Например, Ростов: я уже трижды с Голубевым встречался. Я понимаю, сейчас в Ростове, наверное, не совсем до этого…

У нас нет задачи завоевать всю страну. Есть задача удовлетворить интересы заинтересованных губернаторов — тех, кто это понимает. Проще, конечно, в Мордовии, там Артема Здунова убеждать не надо, потому что он один из тех, кто стоял у истоков этой системы. Просто — в Удмуртии, где Бречалов запустил это все одним росчерком пера. В Дагестане тоже все получилось — Васильев был губернатором, а Здунов — премьером. Мы запустили там РМЦ. А в Астрахани, например, пришел новый мэр и сказал: «Мне это не нужно».

Всякое бывает. Но развитие есть движение, а движение начинается с первого шага. И нельзя второй раз произвести первое впечатление.

«Я не уверен, что раис Татарстана должен ездить на «Ладе Калине»

— Кстати, о движении. Хочется спросить о реализации поручения президента РФ о том, что наши чиновники должны пересесть на отечественные автомобили. Агентство как-то участвует в их закупке?

— Мы участвуем в процессах только тогда, когда заказчик объявляет торги на закупку автомобилей. Мы не можем влиять на выбор заказчика и на его поведение. Я бы хотел, чтобы это получилось, но вряд ли.

Я с большим уважением отношусь к президенту Путину, но я очень давно живу. И хорошо помню первого вице-премьера Немцова. Когда он был губернатором Нижнего Новгорода, хотел всех пересадить на «Волги». Не получилось: есть много уловок, путей, как у Остапа Бендера, сравнительно честных способов [обойти этот запрет]. Не думаю, что это получится.

А с другой стороны: я правда не уверен, что раис Татарстана должен ездить на «Ладе Калине», при всем моем патриотизме. И премьер-министр не должен на ней ездить. И председатель Госсовета. Негоже это — мы великий Татарстан, и я уже не говорю про всю Россию. Есть атрибуты власти, они должны быть — так, президентский кабинет не может быть в подвале. Так что я не уверен… Мы еще не научились делать «Аурус» на потоке. Когда научимся, пусть все ездят на нем. А пока нет — негоже это, чтобы раис и премьер-министр великого Татарстана ездил на «Ладе Калине». А другие машины какие? Китайский «Танк»? Будет, наверное, хорошо, если мы заменим «Мерседес» на «Танк», но начнется проблема межремонтного периода, стоимости запчастей. Спорно это все.

Но президент Владимир Путин так решил? Значит, мы должны подчиниться его авторитету. Он так сказал — мы все пошли.


Мы еще не научились делать «Аурус» на потоке. Когда научимся, пусть все ездят на нем.

— А в госзакупках в направлении бензина, масел что происходит?

— Давайте разделим бензин, газ и масла. На масла у нас очень ограниченный круг поставщиков. В части топлива у нас под 1000 поставщиков (вернее, тикеродержателей). А на масла — порядка 50. Очень большой дисбаланс.

На прошлой неделе я встречался с главным советником Санкт-Петербургской биржи. Почему нам нужна Санкт-Петербургская биржа в части топлива? Чтобы ориентироваться на их цену. Я пытался наладить какой-то мостик, чтобы мы были ассоциированы с биржей, чтобы понимать цены в автоматическом режиме (не так, чтобы позвонить и выяснить). Это был первый шаг, он проконсультируется со своим руководством.

Мы — как часы, мы время показываем. А влиять на его изменение не можем. Мы не влияем на рынок, только демонстрируем его. Это очень узкий рынок, большей частью он поделен. Отслеживать картельные сговоры — задача Федеральной антимонопольной службы, и они этим занимаются.

«Жалобы бывают двух сортов: «много берут» и «мало дают»

— Поддержка бизнеса: вы сказали, что, по факту, ее можно представить в виде двух корзин.

— Да, в одну корзинку складывается все, что называется «предоставлять льготы и преференции», во вторую — все инструменты, чтобы обеспечить доступ бизнеса к рынкам закупок.

— Что-то новое в этих корзинках появилось?

— Да, в основном во второй. Во-первых, это «ГЗ-Снаб», о котором я уже говорил. Мы на 300—500 закупок в неделю расширили рынок. Это примерно 20 000 закупок в год, которые мы выводим на рынок для новых заработков нашего малого и среднего бизнеса.

Во-вторых, мы расширили действие видеоуниверситета — запустили дополнительный день на вебинарах. А в самом видеоуниверситете стали коллекционировать лекции лучших лекторов страны, начиная с наших, из агентства, и заканчивая крупными специалистами, лекции которых закупаем.

Еще в обучении мы ввели индивидуальный вебинар. Вы имеете возможность выбрать тему, назначить удобное время и получить обучающий материал. Пользуясь случаем, призываю: заходите на портал РМЦ, там есть раздел «Поддержка МСП», а в ней — «Видеоуниверситет», записывайтесь на индивидуальный вебинар. Это бесплатно!

— А как вы оцениваете, будет ли это пользоваться спросом?

— Мы рассчитываем на разум людей. Есть люди, которые добросовестно относятся к пониманию слова «бизнес» и знают — это тяжелый хлеб. Эти люди уже есть. Новые, конечно, вырастают, но медленнее, чем мы рассчитывали. А пока нам поступает очень много вопросов, которые можно перевести как «Как мне обмануть во время проведения торгов». Но есть разница между словами «бизнес» и «мошенничество»!

Когда ко мне приходит человек, я спрашиваю: «Что бы вы хотели, чтобы мы сделали, чтобы вам стало хорошо?» Я не могу заменить ему семью или соседа. Но обучить налоговым льготам — в наших силах.

— Какую еще обратную связь вы получаете?

— Когда мы командой садимся генерировать идеи, то хотим, чтобы кто-то со стороны подсказал, что нам еще внедрить. Когда я спрашиваю руководителя контакт-центра, коллекционирует ли он предложения, он отвечает: «Нет, нам звонят в основном с жалобами». Контакт-центр получает в день 600—700 звонков: с запросом на консультации и с жалобами. А жалобы бывают в основном двух сортов: «много берут» и «мало дают». Что-то третье случается редко. Предложений мало, но мы с удовольствием бы их получили.

Когда ко мне приходит человек, я спрашиваю: «Что бы вы хотели, чтобы мы сделали, чтобы вам стало хорошо?» Я не могу заменить ему семью или соседа. Но обучить налоговым льготам — в наших силах. И сейчас, пользуясь вашим ресурсом, я говорю: у кого есть предложения, ответ на мой вопрос — напишите, позвоните! Есть моя почта, есть наши каналы в мессенджерах, есть круглосуточный телефон. Я обращаюсь к малому бизнесу: ведь это вы работаете на земле. А мы парим в облаках, думаем, что знаем всё. Но мы многого не знаем. Поэтому напишите нам ответ на этот вопрос: «Что бы вы хотели, чтобы мы сделали, чтобы вам стало хорошо?»

Всего пять латинских букв или пять русских букв наберите: «РМЦ РТ» (Республиканский маркетинговый центр Республики Татарстан). Зайдите на портал, походите по разделам, посмотрите инвестиционные ниши. Может быть, это вы и есть тот самый дилер сигнальных жилетов, которые мы покупаем в Ростовской области. Может быть, это как раз вы получите эту выручку? Загляните на закупочный модуль, научитесь находить потребности Оренбурга, Мордовии, Удмуртии, Ульяновска, Самары! Мы все для этого создали: вы можете, не отходя от компьютера, узнать, какие потребности вчера опубликовали корпоративные заказчики Оренбурга. Может быть, вы им поставите необходимую им продукцию?

Научитесь с этим работать. Позвоните в контакт-центр. Подключитесь к вебинару, они проходят трижды в неделю. Мы вам удочку дали, а вам надо научиться рыбу ловить!

Реклама. Официальный партнер онлайн-конференции ООО «ТАИФ-НК АЗС»:

Беседовал Арсений Фавстрицкий. Текст — Людмила Губаева
БизнесМероприятияOnline-конференции Татарстан

Новости партнеров