Автоклавы неотделимы? Есть ли шанс у федералов отбить имущество у ОКБ Симонова

Минобрнауки России подало апелляцию на определение АС РТ не отдавать КНИТУ-КАИ автоклавное оборудование, которое закупали на бюджетные деньги

Автоклавы неотделимы? Есть ли шанс у федералов отбить имущество у ОКБ Симонова
Фото: Ирина Плотникова/realnoevremya.ru

Министерство науки и высшего образования России вступило в борьбу за изъятие комплекса по автоклавному формованию Olmar из конкурсной массы АО «Научно-производственное объединение «Опытно-конструкторское бюро имени М.П. Симонова». Ранее КНИТУ-КАИ вчистую проиграло спор в Арбитражном суде РТ, так как автоклавы оказались неотъемлемой частью производственного здания ОКБ Симонова. По данным источников, Минобрнауки намерено оспорить сам факт передачи движимого и недвижимого имущества в залог уральской компании, после чего вернуть технологический комплекс в федеральную собственность. Однако опрошенные «Реальным временем» эксперты считают, что шансы на пересмотр судебного решения все-таки невелики — спасут только неожиданные юридические ходы.

Вперед пойдут юристы Фалькова

В апреле будет предпринята новая попытка вернуть в федеральную собственность уникальный производственный комплекс по автоклавному формованию, который ушел с баланса структур КНИТУ-КАИ (находились на балансе ОАО «КАИ-Лазер»). В судебный спор по исключению этого имущества из конкурсной массы ОКБ Симонова, который начался еще в прошлом году, решил вмешаться головной учредитель «пострадавшего» вуза — Минобрнауки России.

До этого федеральное ведомство наряду с Минобороны РФ участвовало в судебном процессе лишь в качестве третьего лица. Но на этой неделе 11-й апелляционный суд в Самаре принял к рассмотрению его самостоятельную апелляционную жалобу по защите интересов КНИТУ-КАИ. При этом аналогичной жалобы от самого потерпевшего не подавалось, хотя обычно это делается совместно.

Как следует из опубликованного определения, Министерство науки и высшего образования РФ продолжило оспаривать действия конкурсного управляющего ОКБ Симонова — Владимира Заплавы, который включил автоклавное оборудование в конкурсную массу обанкроченного предприятия. В министерстве считают эти действия необоснованными, так как автоклавное оборудование приобреталось на федеральные средства, рассказал «Реальному времени» источник, знакомый с обстоятельствами дела.

Минобрнауки России вновь требует обязать конкурсного управляющего не включать комплекс в конкурсную массу и не реализовывать его на торгах в составе недвижимого имущества. Основное требование — обязать арбитражника передать это оборудование КНИТУ-КАИ.

«Покупалось на средства КНИТУ-КАИ, а теперь оказалось в чужих руках»

На кону — европейский «умный» завод для выпуска различных конструкций из композиционных материалов, собранный испанской фирмой Olmar. Как следует из материалов арбитража, к спорному имуществу отнесли:

  • программно-аппаратный технологический комплекс автоклавного формования крупногабаритных элементов конструкций из композитных материалов с обеспечением контроля качества изделий (комплекс автоклавного формования),
  • автоматизированную станцию управления модулем автоклавного формования,
  • программный комплекс обеспечения контроля технологических параметров и управления модулем автоклавного формования,
  • системы охлаждения, шумоподавления, нагнетания воздуха, контроля качества и прочих технологических средств, обеспечивающих работу комплекса.

Кроме того, здесь находятся дорогостоящие итальянские и чешские портальные фрезерные станки. По оценке источника в руководстве КНИТУ-КАИ, сейчас их стоимость оценивается свыше 100 млн рублей. Но ценность в другом — их больше не завезти в Россию. Все это оборудование находится в здании на Ак. Павлова, 2а, где раньше располагался инжиниринговый центр «КАИ-Композит».

— Все это покупалось на средства КНИТУ-КАИ, а теперь оказалось в чужих руках, — переживает собеседник издания.

Согласно материалам арбитража, автоклавное оборудование является неотъемлемой «частью недвижимого имущества НПП «Опытно-конструкторское бюро имени М.П. Симонова», находящегося в залоге у ООО «Инвестиционно-промышленная компания». Именно по этой причине Арбитражный суд РТ отказал в удовлетворении заявления КНИТУ-КАИ о его изъятии, так как демонтаж оборудования невозможен. До этого в октябре прошлого года арбитраж наложил арест на использование движимого и недвижимого имущества инжинирингового центра, которое, как считают в вузе, неправомерно включили в конкурсную массу ОКБ Симонова. Арест не снят, что остановило реализацию имущества.

В отношении гендиректора Александра Гомзина было возбуждено уголовное дело. Фото: Ирина Плотникова/realnoevremya.ru

О том, что в защиту интересов КНИТУ–КАИ выступил федеральный учредитель, в самом вузе, похоже, узнали лишь от корреспондента «Реального времени». В ответ на запрос издания поступил следующий комментарий:

— Арбитражным судом Республики Татарстан вынесено Определение, в соответствии с которым КНИТУ-КАИ отказано в удовлетворении жалобы о признании действий конкурсного управляющего Заплавы Владимира Христиановича о включении оборудования в конкурсную массу АО НПО «ОКБ им. М. П. Симонова» и реализации его на торгах в составе недвижимого имущества незаконными. КНИТУ-КАИ считает, что Арбитражным судом Республики Татарстан при вынесении определения от 06.02.2023 не учтены существенные обстоятельства, связанные с принадлежностью спорного оборудования к федеральной собственности.

«Реальное время» уточнило в пресс-службе вуза, почему не указали на вступление в судебный процесс федерального ведомства, после чего последовал ответ, что не располагали данной информацией. Апелляцию Минобрнауки РФ рассмотрят сегодня.

Дедлайн — до 1 июня 2023 года

Как рассказывало «Реальное время», опытно-конструкторское бюро им. Симонова занималось разработкой тяжелого беспилотника «Альтиус» по заказу Минобороны России. Летом 2021 года ОКБ было признано банкротом. Среди кредиторов — НПК «Авионика» им. Успенского, казанское АО «Сокол-инвест», Министерство обороны России. Одновременно в отношении гендиректора Александра Гомзина было возбуждено уголовное дело — его подозревали в мошенничестве сначала почти на 1 млрд рублей, злоупотреблении полномочиями и нецелевом расходовании бюджетных средств. Позже эту сумму сократили в два раза. Конкурсное производство продлено до 1 июня 2023 года. А значит, другого времени отыграть имущество у федерального вуза не остается.

Независимые профессиональные юристы оценивают шансы на пересмотр судебного решения первой инстанции как невысокие. «Отказ суда в исключении спорного имущества из состава конкурсной массы должника основан на двух обстоятельствах. Во-первых, это невозможность физического демонтажа оборудования из недвижимого имущества, принадлежащего должнику и уже входящего в конкурсную массу. Во-вторых, отсутствуют доказательства того, что это имущество принадлежит КНИТУ-КАИ», — разъяснил суть решения казанский адвокат Павел Тубальцев.

«Из материалов арбитража следует, что КНИТУ-КАИ выделялись бюджетные субсидии, но суд пришел к выводу, что это не порождает само по себе права собственности на данное имущество у третьих лиц. Основным аргументом суда является то, что автоклавное оборудование неотделимо от недвижимости. Тем более КНИТУ-КАИ отказалось от проведения технической экспертизы об отделимости спорного оборудования от недвижимости. Мне представляется, что определение суда довольно мотивированно», — заключил Тубальцев.
Луиза Игнатьева
ПромышленностьМашиностроениеОПК Татарстан
комментарии 7

комментарии

  • Анонимно 03 апр
    Конечно, разорили успешное предприятие, теперь даже ВУЗ оттуда забрать имущество не может… а потому что надо другим федералам все это!
    Ответить
    Анонимно 03 апр
    Вуз потратил на закупку оборудования (фрезерные станки, автоклавы и др.) многие сотни миллионов бюджетных рублей, денег налогоплательщиков.
    Вы пишите, что "предприятие" было "успешным", т.е. Вы в теме этого конфликта.
    Скажите пожалуйста, насколько успешным было "предприятие", сколько прибыли оно принесло вузу (сотни миллионов, миллиарды рублей), на сколько повысились зарплаты преподавателей вуза (в два раза, в четыре)?
    Спасибо.
    Ответить
    Анонимно 03 апр
    Само ОКБ было успешным, прибыльным предприятием, а с КАИ была программа, где ВУЗ устроил научно-исследовательскую лабораторию на площадях ОКБ. В итоге, предприятие разорили, а площади попали в конкурсную массу
    Ответить
    Анонимно 03 апр
    Понял, спасибо.
    ОКБ было "прибыло ным предприятием".
    А вузовская "лаборатория" за многие сотни миллионов бюджетных рублей?
    Прибыльное или убыточное?
    Прибыль вузу приносило?
    Если приносило, то надо все отдать вузу - пусть и дальше обогащается.
    Ответить
  • Анонимно 03 апр
    Кто и когда в университетах способен заниматься бизнесом?
    Любой бизнес требует огромных сил и 24 часа в сутки.
    Профессора должны все время передавать знания студентам, а в немногие оставшиеся часы попытаться получить новые знания (заниматься Наукой).
    Когда профессорам заниматься бизнесом?
    Или это имитация?
    Образования, науки, бизнеса?
    Ответить
  • Анонимно 03 апр
    Все решилось бы проще, если признать договор о залоге недействительным, а не об оспаривать действия арбитражного управляющего. Все оборудование демонтируемо, т.к. оборудование покупалось отдельно от здания. Для этого не нужно проводить никакие экспертизы. Это общеизвестный факт и П.Тубальцеву это известно. Или оборудование поставили на фундамент здания и лишь потом это здание достроили - стены, крышу,...?
    Ответить
  • Анонимно 03 апр
    Странно, но среди кредиторов нет КАИ. Почему спал Алибаев и его предшественник?
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии

Новости партнеров