Дом-музей Каюма Насыри: дважды горел, дважды восстанавливался

Бывший дом муэдзина Галеевской мечети, в котором проживал просветитель и летописец

Дом-музей Каюма Насыри: дважды горел, дважды восстанавливался
Фото: Anisantha / wikipedia.org / CC BY-SA 4.0

На улице Парижской Коммуны теперь осталось не так много исторических зданий, но каждое достойно отдельной статьи. Одно из них — дом-музей Каюма Насыри, история которого связана и с находящейся рядом Галеевской мечетью, и с градозащитным движением, получившим развитие в 1970-е годы.

Дома переносят

Насыри родился в 1825 году в деревне Верхние Ширданы Свияжского уезда Казанской губернии. Сейчас это Малые Ширданы, где в прошлом году открыли библиотеку-музей. Кроме того, есть музей Насыри в селе Большие Ачасыры в 18 километрах. Причем находится он в доме, в котором Насыри неоднократно бывал. Но находился он в тех же Малых Ширданах! В 1947 году его разобрали на бревнышки, а потом перевезли в Ачасыры. В 1982 году по завещанию владельца Габдельгани Зарипова его передали под музей, который открылся в 1997-м.

Насыри учился в Казани в медресе «Касимия», выучил русский и потом сделал то, на что не решались единоверцы, — пошел преподавать татарский сначала в Казанское духовное училище, потом в Казанской духовной семинарии. Также он пытался открыть свою русско-татарскую школу — уже для татар, но не сошелся во взглядах с инспектором татарской, башкирской и казахской школ Казанского учебного округа Василием Радловым, так что проработал там только в 1871—1876 годах.

Фото: nasiyri.tatmuseum.ru

Насыри писал словари, учебники по фонетике, грамматике, арифметике, географии, ботанике, собрал энциклопедию из 40 разделов «Плоды для собеседников по литературе», занимался историей и этнографией. С 1871-го по 1897-й он почти ежегодно выпускал календари. Зачастую гиды рассказывают о жизни, исходя, к примеру, из трудов Карла Фукса. Читать творения Насыри не в пример веселее — кажется, что это пишет твой сосед, словно ведет страничку в социальной сети. Насыри постоянно собирал факты — и писал о них в тех же календарях, рассказывая об обычаях, одежде, нравах. До Насыри этим занимался Хусаин Фаисханов, ученик Марджани, который уехал из Казани в 1864-м, в связи с переездом Восточного разряда Казанского университета в Петербург. К примеру, у Насыри есть статья, причем на русском языке — «Народная литература казанских татар». В архивах есть материалы о Емельяне Пугачеве, о лютом Луке Канашевиче.

А еще дома горят

Открыть музей ученому предлагали уже в 1922 году, когда в Казани проходила конференция, посвященная 20-летию со дня смерти. Решение приняли в 1995-м, музей начал работать в 2002-м. Дом, в котором находится музей, был построен во второй половине XIX века, в нем исследователь закончил свой путь. Это типичный мещанский татарский дом, которых было немало на нынешних улицах Сары Садыковой и Нариманова. Насыри снял в этом доме две комнаты в 1887-м, то есть он прожил здесь более 15 лет. Владелец — муэдзин Галеевской мечети Мухамедбедиг Мухаметгалимович Хусаинов, Насыри был его родственником. Хусаинов призывал мусульман на молитву с 1875 года, а в 1923 году передал эту должность сыну, Мухаметрафигу.

В 1970-е дом сгорел. Было решено его восстановить и перенести в другое место, по проекту реставратора Рафика Билалова в 1980 году. Напомним, Билялов также занимался Булгарским городищем, домом Шамиля, Азимовской и Сенной мечетью и многими другими зданиями. Но под давлением общественности было решено оставить его на углу Парижской Коммуны и Нариманова. А потом он вновь сгорел, в 1991-м, но его восстановили повторно!

Дом, где жил Каюм Насыри (ул. Парижской Коммуны). Фото Р. Шамсутдинова. 1983 г. / из книги А. Клочкова «Казань: логовища мокрых улиц»

Сад памяти

Говорят, что интерьер рабочего кабинета ученого восстанавливали по воспоминаниям из журнала «Шура» 1912—1913 годов. Также предметы для экспозиции собирали по Старо-Татарской и Ново-Татарской слободам, что-то нашлось и в Зеленодольском районе, правда, не хватает и сейчас много чего: мебели, музыкальных инструментов.

Возможно, самое занятное в нем — даже не дом, где хранятся сундук, трость, часы-хронометр, учебник медресе по логике с личной печатью Насыри, а «Сад памяти», в котором проходят экскурсии по книге «Цветы и травы». Странно, почему здесь до сих пор не открылась чайная.

Любопытно, что за углом, на нынешней улице Татарстан, стоял дом Фатихи Аитовой, также просветителя, открывшей сначала в Суконной слободе, а потом рядом с современным домом на Татарстана, 7 начальную школу для девочек из бедных семей. Конечно, Насыри знал об этом, и не менее важно, что это неординарный, неоднозначный человек стал примером для следующего поколения татар-джадидистов. Куда это завело татарскую интеллигенцию в стремлении к европеизации — другой, запутанный и сложный вопрос.

Радиф Кашапов
ОбществоИсторияОбразование Татарстан
комментарии 2

комментарии

  • Анонимно 29 сен
    Не сгорел, а сожгли! Весь центр выжгли, чтобы новоделом застроить. Застройщики раньше так решали проблемы свои.
    Ответить
    Анонимно 29 сен
    91м и 70 разве так решали? не думаю
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии

Новости партнеров