«Я знаю со всей точностью, определенностью и хищностью, что именно мне хочется сейчас съесть!»

Отрывок из книги «Сюрреальные нити судьбы: Сальвадор Дали, Гала и Казань»

«Я знаю со всей точностью, определенностью и хищностью, что именно мне хочется сейчас съесть!»
Фото: www.m24.ru

О таких понятиях в системе питания испанского гения, как иерархия и мистика, рассказываем сегодня в очередном фрагменте из главы-эпизода, написанной заведующей кафедрой философии КИУ Еленой Яковлевой для книги «Сюрреальные нити судьбы: Сальвадор Дали, Гала и Казань».

Любовь к точности и определенности блюда обнаруживается и у Галы. Возможно, данное качество ей привили в детстве, в ее семье. Во всяком случае, ее отец Д.И. Гомберг избирательно относился к пище, не терпя никаких смешений в рецептах. Так, в небольшом рассказе-воспоминании Н. Касаткиной «Гомберг» описывается следующий эпизод. «В другой раз, когда бабушка от всей души наложила ему целую глубокую тарелку киселя из сухофруктов, в нем вдруг проснулась подозрительность. «Как называется это блюдо?» — спросил он. Бабушка простодушно ответила: «Кисель-компот». Тут в Гомберге, видимо, заговорили гены далеких немецких предков, не терпевших неопределенности. Он резко отодвинул тарелку и сказал: «Я никогда не буду есть «кисель-компот». Я ем или кисель, или компот». Вот такой был сложный человек наш Гомберг. Но мы любили его таким, каков он был» [1].

Возвращаясь к бесформенному шпинату, обратим внимание на одну деталь. В книге «Моя тайная жизнь» маэстро объяснил свою нелюбовь к нему: шпинат застревает в зубах, что делает жующую личность отталкивающей. Тем не менее во многих рецептах далианской кулинарной книги мы можем обнаружить шпинат! Именно в противоречии самому себе, а не только окружающим людям заключаются парадоксальность и эпатажность гения. Сам маэстро подчеркивал, что ему присущ «врожденный дух противоречия» [2], который нередко усложнял жизненные ситуации. Как мы отмечали, именно на противоречии рождались многие далианские мифы, сбивающие с толку окружающих людей и не дающие понять подлинного Сальвадора Дали.

Ты художник, и прав, отмечая флажками

очертанья границы, размытые ночью.

Да, ты прав и не хочешь, чтоб форма размякла,

как нежданного облака ватные клочья [3].

Обладая приятным вкусом и огромным количеством полезных веществ (высокое содержание белка, витамины С, А, В1, В2, В6, РР и др.), шпинат различается по полу: специалисты классифицируют его форму на мужскую, обладающую мелкими и редкими листьями, и женскую, отличающуюся крупными листьями. Шпинат наделен тонизирующими свойствами, способствует восстановлению сил, помогает справляться со стрессом, оказывает успокоительное воздействие на организм, препятствует нарушению познавательных способностей и старению, поддерживает красоту, дарит крепкий сон. Более того, шпинат стимулирует выработку тестостерона, мужского гормона. И это несмотря на его бесформенность! Возможно, наличие огромнейшего количества полезных свойств шпината и его мягкость обусловили скрытый интерес Сальвадора Дали к растению, вуалируемый негативными отзывами о нем.

Фото: pxhere.com

ИЕРАРХИЯ, то есть порядок подчиненности. Любая иерархичная система выстраивается на основе строгости и точности («это первое условие действенности любой иерархии»), приводящих к ограничению и принуждению [5]. Именно иерархичная матрица становится моделью для отливки форм. Несмотря на свободу в самовыражении, Сальвадор Дали в области гастрономических практик мирился с иерархичностью, называя ее «святой инквизицией». Он пафосно провозглашал: «Будучи гением, я вынужден заботиться о теле, давшем приют этой гениальности, и посему я принимаю этот священный долг, я с радостью принимаю эту святую инквизицию» [4].

Осязаемость, точность, задача и мера.

Это взгляд архитектора на обветшалость.

Ты не любишь земли, где растут мухоморы,

и на знамя глядишь, как на детскую шалость [3].

Далианская иерархичность была связана с систематичностью, проявившейся в довольно раннем возрасте, став предметом гордости гения. Как считал Сальвадор Дали, системность, подразумевающая выстраивание иерархий и дисциплинарное следование им, привела его к славе. «Я скрупулезно расписал подробную программу, где все было заранее обдумано и отмерено: не только мои занятия, но и те эмоции, которые должны были меня посещать по ходу пьесы» [5]. Помимо детализированной продуманности и постановочности взаимодействий с окружающим миром и выходов на публику, в жизни испанского художника порядок был связан с режимом питания, четким осознанием гастрономических желаний и пристрастий. Сальвадор Дали подчеркивает: «Я знаю со всей точностью, определенностью и хищностью, что именно мне хочется сейчас съесть!» [5].

Фото: publicdomainpictures.net

Но нередко Сальвадор Дали нуждался в том, чтобы его вкусовые впечатления, активизирующие рецепторы во рту, были направлены кем-то авторитетным, в чем усматривается его подчинение иерархичности гастрономическим практикам. На данную особенность указывает один из эпизодов его жизни. «Однажды вечером, в Солье, М. Дюмейн (известный шеф-повар) сказал мне: «Видишь ту пелену тумана, наполовину покрывающую аллею тополей вон там? Над верхушками деревьев небо ясное, и звезды светят ярко. А у их корней можно сосчитать количество лепестков растущего рядом клевера. Я прошу тебя как следует насладиться этим зрелищем, потому что только в такие вечера, «когда туман висит в воздухе именно на такой высоте, у меня получается приготовить идеальное pâté en croûte, которое я, кстати, собираюсь сейчас испечь для тебя».

Я сел за стол, внимательно глядя на окружающий меня пейзаж, и за ужином получил наивысшее гастрономическое удовольствие. Без той небольшой речи шеф-повара я бы проглотил это pâté en croûte и даже не заметил бы этого» [4]. Чувственность и образное мышление шеф-повара увлекло Сальвадора Дали, который смог по-новому оценить блюдо и получить наслаждение от вкушаемого.

Более того, иерархичность в жизни четы Дали была связана с текущими гастрономическими тенденциями или гастрономической модой. Как подчеркивал гений, гастрономические практики должны подчинятся вкусовым предпочтениям экспертов в данной области или известным фигурам (сегодня, безусловно, массмедиа), а также меню знаменитых ресторанов. Сам маэстро называет такие именитые заведения, как Maxim’s, La Tour d’Argent, Lasserre, Buffet de la Gare de Lyon, заимствуя в своей кулинарной книге некоторые их рецепты. Будучи гурманом, маэстро задавал базовый тон в области гастрономии и гастрономических предпочтений элиты, стоя на вершине иерархии, о чем свидетельствует и составленная им книга рецептов Les Diners de Gala.

Подчеркнем, несмотря на признание себя гением, Сальвадор Дали всегда и во всем считал себя «верным учеником» Галы (в чем проявилась их семейная иерархичность). Муза научила гения разнообразнейшим способам получения удовольствий. Именно она привила Сальвадору Дали и правила застольного этикета. Гала, в детстве увидевшая достаток и изыск в семье Цветаевых, любила есть со вкусом, великолепно зная тонкости застольного этикета. Подобного нельзя сказать о Дали. При вхождении в высший свет Парижа он не обладал светскими манерами и мог пользоваться ограниченным количеством приборов. «Одно дело рестораны, где за своим столиком можно и отложить какой-то замысловатый столовый прибор, иное светский прием, где рядом масса умеющих пользоваться всякой всячиной хоть с закрытыми глазами» [6]. Но незнание тонкостей этикета на званом обеде стало поворотным пунктом в жизни Сальвадора, способствуя публичному появлению Дали-мистификатора как визитной карточки гения. На вопрос МариЛор Ноайи о состоянии здоровья художника маэстро ответил, что «переваривает съеденный дома десерт из стекла и дерева!». И эту тираду Сальвадора поддержала Гала: «Дали ел на завтрак именно битое стекло и грыз плашку из мореного дуба — любимый утренний десерт» [6]. Эпатажный диалог четы с налетом мифизации помог выйти из затруднительного положения. Сальвадор и Гала Дали взяли на вооружение собственную экстравагантную выходку. Впоследствии они постоянно прибегали к подобным диалогам, подыгрывая друг другу. Сальвадор и Гала осознавали, что «мир безумен в своей глубине, безумен, так сказать, без всякого умысла», что позволило им выдавать себя за безумцев и фиглярствовать [7]. Ведь, чтобы «идти до конца, надо извести себя, выдюжить одиночество, перетерпеть, нужно отказаться от признания, быть выше этого, быть так, словно тебя нет, словно у тебя нет ума, воли, надежды, словно ты не здесь, а где-то там» [7]. В этом заключалась сила четы и сюрреализма, позволявшего Сальвадору Дали рвать границы, выходить за пределы, но при этом оставаться в своем панцире, где-то там, в состоянии одиночества и отчуждения.

Buffet de la Gare de Lyon. Фото: soundlandscapes.wordpress.com

МИСТИКА. Как заметил Э. Канетти, во время еды «происходят многие загадочные процессы, о которых мы даже не задумываемся. Еда — это самое древнее в людях, и даже то, что многое в этих процессах объединяет нас с животными, до сих пор не вызывает в нас любопытства» [8]. Мистика еды связана не только с процессом насыщения человека, но и с практиками особого колдовства на кухне, где происходит преобразование разнородных ингредиентов в единое гармоничное звучание блюда, рождающего колоссальную симфоническую партитуру вкусовых восприятий и ощущений. При этом каждый ресторан и шеф-повар утаивают особые секреты приготовления фирменных блюд, передавая их избранным.

Для Сальвадора Дали одним из жизненных кредо была мистическая составляющая, которую он обнаружил в том числе и в пище. Гений считал, что мистицизм и реализм единосущны, поэтому «необходимо включить трансцендентную реальность в любой случайный фрагмент чистой реальности» [2]. Чувственно-гастрономический опыт не только связан с жизненными удовольствиями, но и выступает мощным средством отодвигания страхов, (временного) забывания о них. Чувственность вкушения и его рационализация открывают личности ее Я, способствуют поддержанию жизненных сил и становятся импульсом к творчеству: «Мое просветление рождается и передается через мое нутро» [4]. Вспомним хотя бы, что идея кинофильма «Андалузский пес» пришла Сальвадору Дали и Луису Бунюэлю после обеда во французском ресторане.

«Андалузский пес», кадр из фильма. Фото: kinoart.ru

Вкушение пищи оказывалось точкой мистического превращения материи в дух. Еда преобразовывала гения, у которого тут же проблескивало сознание, становящееся стимулом к интеллектуальной и творческой деятельности. Особое значение в мистическом преображении играл не только рот, но и разум, пробуждающийся при вкушении. Рефлексивное захватывание чувственных ощущений приводит к их переработке, что рождает всеведение и непогрешимость. Неслучайно маэстро всегда подчеркивал: «Я знаю с безжалостной точностью, что именно я хочу есть» [4].

Мистической составляющей гастрономической культуры можно назвать ее повторяемую неповторяемость/неповторяемую повторяемость. С одной стороны, существует фиксированный рецепт приготовления блюда, но, с другой стороны, не существует одинаковых результатов (даже у одного шеф-повара). Перефразируя Гераклита, воскликнем: «В одну и ту же тарелку нельзя войти дважды!» Более того, нередко искусные шеф-повара и хозяйки, для того чтобы блюдо не приедалось, импровизируют на кухне, улучшая вкус еды, например, изменяют добавки к мясу или супу. Каждая подобная импровизация привносит новый вкусовой оттенок в блюдо.

ИСТОЧНИКИ

1. Касаткина Н. Гомберг.

2. Дали С. Дневник одного гения. СПб.: Азбука, 2014. 288 с.

3. Лорка Ф. Г. Ода Сальвадору Дали.

4. Dali S. Les Diners de Gala, 1973.

5. Дали С. Моя тайная жизнь. Минск: Попурри, 2017. 640 с.

6. Дали Г. Жизнь, придуманная ею самой. М.: Яуза-пресс, 2017. 240 с.

7. Батай Ж. Человек перед страхом смерти и пустоты // Ж. Делюмо,

Ж. Батай. Пустота страха. М.: Алгоритм, 2019

8. Канетти Э. Масса и власть. М.: Ad Marginem, 1997. 527 с.

Елена Яковлева
ОбществоИсторияКультура Татарстан
комментарии 2

комментарии

  • Анонимно 14 авг
    Когда еда занимает большую часть времени, это означает, что Жизнь превратилась в существование.
    "Жить, чтобы есть или есть, чтобы жить?".
    Гала и Сальвадор выбрали первое.
    И это их выбор
    Но не человечества.
    Если человечество пойдет по пути Галы и Сальвадора, то человечество вымрет.
    Кстати, почему у пары не было детей?
    Это поважнее вопроса, что пара ела на завтрак.
    Ответить
    Анонимно 14 авг
    потому что они не хотели иметь детей, ответ простой.
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии

Новости партнеров