Павел Купчихин: «Подписались на Загитову в «Инстаграм»*, но лично с ней так и не пообщались»

Чемпион Беларуси по хоккею — об «Ак Барсе», Жлобине и канадском креативном хоккее

Воспитанник казанского хоккея Павел Купчихин переехал в Беларусь, из юниорского хоккея во взрослый, и в первый же сезон стал чемпионом страны. В эксклюзивном интервью «Реальному времени» он вспоминал, как выступал в Казани под руководством Ильназа Загитова, толкался с воспитанником «Ак Барса», защищая партнера по команде, и «забыл» о своем чемпионстве буквально через неделю.

«Мы начали строже относиться к тому, что едим и пьем»

Павел, 2016 год, когда ты сыграл на юношеской Олимпиаде, — это время тотального давления на российский спорт на Олимпиаде в Рио, «мельдониевых» скандалов.

Тогда еще юниорская сборная до 18 лет не стартовала на чемпионате мира. Но с нашим возрастом ничего подобного не припомню, единственно, что мы очень часто начали сдавать допинг-тесты. Да и сами мы прониклись и начали строже относиться к тому, что ешь-пьешь.

Тогда еще Виталий Мутко вспоминал, что на какой-то встрече с олимпийцами обратил внимание, что спортсмены не пьют. Ему ответили, что они ничего не пьют из открытых бутылок. «Да, ладно, я же пью», — сказал Мутко, и ему ответили: «Вам не надо допинг-тест сдавать, Виталий Леонтьевич».

Мы тоже стали больше интересоваться, у доктора переспрашивать, что можно, что нельзя, тем более сейчас без сертификата РУСАДА тебя просто не допускают до чемпионата. Но в Беларуси, стоит обратить внимание, не все так строго, как у нас в России.

Мы уже подбираемся к этой части твоей карьеры, назовем ее этнографически-спортивной. Но, завершая с Россией, был ли вариант перебраться из «Ирбиса» в «Барс»?

Вызывали на сборы «Барса» в пандемийный год, но это не имело продолжения, меня вернули в «Ирбис». И это к лучшему, потому что сезон у нас сложился очень удачно, мы заняли третье место, завоевали бронзовые медали, руководство нас потом наградило поездкой в Дубай как частью восстановительного сбора. Тогда нас тренировал Артем Анисимов.

Легенда казанского хоккея в исторической ретроспективе, поскольку он был первым казанцем, задрафтованным в НХЛ.

В «Ирбисе» я еще поработал с Ильназом Загитовым, у которого Анисимов был в штабе. А затем его назначили главным, и он не «потерялся», несмотря на свой первый сезон, очень грамотный сезон провел. Знал, на кого надавить, кого подбодрить, поэтому мы и стали в итоге третьими. Там еще надо понимать, что мы играли своим составом, а у соперников были усиления, когда из плей-офф вылетали команды более старших возрастов, и там целыми пятерками переходили, чтобы обеспечить положительный результат.

Фото: irbis.ak-bars.ru
Для нас он был тренер, а на то, что это еще отец олимпийской чемпионки, популярной фигуристки, мы как-то даже внимания не обращали

«У нас было много внутрихоккейного общения в школе»

Внимание всех любителей фигурного катания: сейчас будет разговор про Алину.

Да ничего такого рассказать не могу, потому что Ильназ Насихович ничего не рассказывал. Мы иногда видели, что она приходит на игру, когда приезжала в Казань на Новый год, но что-то такое спросить, узнать из личного — такого не было. Для нас он был тренер, а то, что это еще отец олимпийской чемпионки, популярной фигуристки, мы как-то даже внимания не обращали. Подписались на нее в «Инстаграме»*, и все.

Реалии нынешнего общения. Я иногда вижу, как в транспорте едут рядом девушка с парнем и сидят, уткнувшись каждый в свой телефон. Может быть, так и между собой общаются.

Ха-ха-ха. Со своей стороны я могу сказать, что у нас было много внутрихоккейного общения в школе. Например, как только мы зашли в спецкласс, то там еще доучивался 96-й год рождения, вот его мы знали, как и дальнейшие возраста, с которыми много общались.

На твой взгляд, кто из «Ак Барса» не оправдал надежд, хотя на него делались большие ставки, а кто, наоборот, раскрылся?

Мне кажется, Эдуард Насыбуллин пока еще не раскрылся, ему пророчили хорошую профессиональную карьеру. С другой стороны, Артем Валеев не особо котировался по 1997 году, а затем заиграл, сейчас в Альметьевске. В «Ирбисе» я застал Павла Рыженькова, который был партнером по паре защитников с Михаилом Сергачевым и в «Ак Барсе», и во всех сборных, котировался, наверное, близко к Сергачеву. Самого Михаила я по школе не особо помню, мне кажется, он чуть ли не сразу в «Ирбис» переходил, когда меня там еще не было. В 1999 году Артем Галимов был то во втором, то в третьем звене, а сейчас в «Ак Барсе». В первом звене были, например, Айрат Замалиев, Олег Холоденин или Данил Пьянов, который тоже уже закончил, как и названный Рыженьков.

К счастью, ты нашел продолжение своей карьеры, перейдя из молодежного хоккея во взрослый, в чемпионат Беларуси. Как это происходило?

Руководство клуба стало заниматься вопросом трудоустройства, подыскивая варианты, там звучали Ангарск, Самара. Тогда, кстати, Самара представлялась неплохим местом (названные Замалиев, Холоденин там и играли). Но со временем выяснилось, что там совсем плохо с финансами и команда стоит перед фактом закрытия. Мне главный тренер позвонил, предложил просмотровый контракт, что меня не совсем устроило, потому что это максимум месяц на контракте, во время которого клуб решает, брать тебя или нет. И тут уже агент предложил такой же просмотровый контракт со Жлобином, но немного с другими условиями. Там первый день сбора был 13 июня, гораздо раньше остальных, но это давало вариативность: если я не подойду команде, то у меня будут возможность и время переехать на просмотр в другую команду. Ознакомился с составом Жлобина, нашел там опытнейшего Алексея Михнова, его брат Андрей в нашем «Ак Барсе» поиграл, а сам Алексей выступал за сборную России на чемпионате мира 2006 года под руководством Владимира Крикунова. Он нам рассказывал, когда вместе играли, что им совсем немного не повезло на том чемпионате, чтобы завоевать медали.

Эти два факта и помогли решиться на переезд, поскольку я не то чтобы про Жлобин, я даже про Беларусь мало что знал с точки зрения нынешней жизни в стране. Ну разве что про Минск, чье «Динамо» играет в КХЛ, и про «Юность», которая на слуху. Так вот, в том сезоне «Металлург» уступил «Юности» в полуфинале чемпионата Беларуси, и то по итогам семи матчей. Тоже плюс, потому, что «Юность», что ни говори, это системная команда, известное имя. Я приехал, и уже 25 июня мне тренер Жлобина Михаил Кравченко сказал, что я остаюсь. Он сам как игрок мало кому знаком за территорией Беларуси, но там он известен, поскольку он считался очень перспективным, но закончил рано, в 21 год, из-за травмы плеча. Зато получил время рано начать тренерскую карьеру, работал в родном Гродно, затем в штабе минского «Динамо» и теперь в Жлобине. Среди плюсов — он очень хороший психолог и вообще не кричит на хоккеистов.

Фото предоставлено Павлом Купчихиным

«Весь город Жлобин, наверное, как один наш Приволжский район»

А что кричать, если вы такие молодцы, раз стали чемпионами? Я следил за Беларусью, когда там был ОЧБ, а что из себя представляет Экстралига?

Я, кстати, долгое время не мог понять, когда в разговорах всплывала эта аббревиатура ОЧБ, Открытый чемпионат Беларуси с участием команд из Латвии, Украины, большим количеством легионеров, которые на том уровне получали космические деньги. В Экстралиге только местные команды, легионеры только из России, и совсем немного казахстанцев. Был Оскар Матушкин со шведским паспортом, и тот уехал.

И то, отец Матушкина — воспитанник челябинского хоккея, долгое время играл в минском «динамо», откуда уехал в Швецию, из-за чего его сын получил местное гражданство. Как немец Кристиан Хенкель из «Ак Барса», чей отец был белорусским хоккеистом Андреем Генкелем и уже в Германии стал Андреасом Хенкелем.

Да-да, сама команда в Жлобине возникла только в 2006 году, когда как раз и игрался этот ОЧБ. Поскольку Жлобин — это Гомельская область, то в скором времени там возникло гомельское дерби, как у нас «Ак Барс» — «Салават», только в пределах Гомельской области, вместе с местным ХК «Гомель». Системная команда, которую тренирует Сергей Стась, старший брат Андрея Стася, играющего в КХЛ. Если говорить о городе, то там 77 тысяч населения, городок небольшой по нашим меркам, который можно, наверное, за пару часов обойти от границы до границы. Как, наверное, мой родной Приволжский район.

Ты не попал на политические события, которые всколыхнули всю Беларусь?

Нет, к тому времени они уже все улеглись, хотя из только что пережитого мне рассказывали, что было довольно жестко. Причем, когда собирался поехать в Жлобин, я и об этом не знал и даже не вникал. Что удивило? Например, до моего приезда не было ни одного заведения фастфуда, а когда первый открылся, там реально была очередь, люди целую неделю, наверное, туда ходили, как в нечто новое, хотя для нас это уже давно привычный сервис. По архитектуре — есть новые дома, а есть такие старые, что по ним историю можно изучать.

Ну это, на самом деле, реалии каждого мегаполиса. Я недавно в Кировском районе отошел на сто метров от проезжей дороги и, по ощущениям, оказался в начале двадцатого века, с его непролазной грязью после дождей, покосившимися деревянными домиками, некоторые из которых заброшены — чуть ли не гетто в десяти минутах езды от центра города.

Согласен. Вот и в Жлобине есть такие места, которые тебя прямо в СССР возвращают, который я знаю только по старым фотографиям. При этом достаточно близко построены современные девятиэтажки. Из транспорта там только автобусы, нет трамваев, троллейбусов, как мы привыкли. Поначалу думаешь, ну что за город, а со временем понимаешь, что там реально классно.

Фото предоставлено Павлом Купчихиным

«Сошнин говорил, чтобы я прекращал забивать Витебску»

Если говорить об итогах прошедшего сезона, то по количеству сыгранных матчей ты поделил третье-четвертое место в команде, хотя был ее новичком.

Там на самом деле все российские легионеры были новичками, за исключением, наверное, Михнова. Нас было чуть больше, чем положено по регламенту, и из-за этого я пропустил три матча на старте чемпионата, а затем играл без замен с партнером по звену Данилом Мокрушевым, который провел больше всех матчей: я — 68, он 71. Сейчас он покинул Жлобин, а я переподписал контракт 4 мая. У нас так хорошо сложилось еще со сборов, где тренер поставил в одну пару как россиян, но у нас и все звено было российским — Михнов, Мастрюков, Тимирев, который тоже ушел. А Данил больше отвечал за атаку, а я действовал сзади.

«Домосед», как принято говорить. Правда, Витебск с этим не согласится.

Да, как-то так получилось, что Витебску я забил не раз, причем бросками со средней дистанции, не с синей линии. Там один из голов я забил из-под воспитанника «Ак Барса» Никиты Сошнина, который в шутку говорил, чтобы уже прекращал с бомбардирской деятельностью. Но по рисунку игры я чаще действовал сзади, больше на разрушении.

Когда наши спортсмены из любых видов спорта начали уезжать за границу, то столкнулись с тем, что там с легионеров двойной спрос. Увы, чего не было и до сих пор нет в России.

Так и у нас было, и все звено, которое я называл, и сыграло большинство матчей в сезоне. Я еще хотел бы сказать, что мне запомнилась атмосфера на трибунах. Там очень много ходят на хоккей, поддерживают. Достаточно сказать, что на нашем финале с «Юностью» в Минске было 15 тысяч. Причем там нас поддерживали больше, поскольку приехали свои болельщики, потом из Бреста, Гродно, которые были за Жлобин, потому что «Юность» недолюбливают, как любой суперклуб в своей стране. Как ди-джей ни пытался завести трибуны в поддержку «Юности», так и не смог. Там еще президент Беларуси Александр Лукашенко затем вышел на награждение и был с нами на клубном фото.

«У Раисова была психологическая дуэль с нашим вратарем»

Как дела у татарстанских воспитанников, которые выступали в Экстралиге?

Начну с Аслана Раисова, с которым мы конкурировали в финале, поскольку он защищает цвета «Юности». Я все хотел у него спросить — что, как, но не нашлось времени, все-таки финал. У Раисова была некая психологическая дуэль с нашим голкипером Самойловым, кстати, воспитанником ЦСКА, когда один хотел забить, а другой обещал все отбить. Когда залетало, Раисов нашему вратарю «приветы» передавал. Но Аслан тоже сейчас ушел из «Юности».

Она же очень мощно выглядела по составу, в отличие от вас.

Честно говоря, на нас не ставили даже на уровне полуфинала, где мы попали на «Шахтер» из Солигорска. И вот там случилась ситуация, которую нельзя назвать справедливой. Поскольку сборную Беларуси отстранили от участия в международных турнирах, минское «Динамо» вылетело из плей-офф КХЛ, их игроки освободились и начали усиливать команды Экстралиги. В их числе несколько человек перешли в Солигорск. Но у нас к тому времени был очень сбалансированный состав, сыграли семь матчей в плей-офф, но решающий матч выиграли — 5:0. А у «Юности» решающий выиграли 3:0. Меня, кстати, и в Казани поздравляли, в Поволжском университете спорта, где я учусь, но не имею права за него играть, поскольку имею профессиональный контракт. Так вот тренер студенческой команды Сергей Лукин тоже выигрывал чемпионат Беларуси, только по второму дивизиону.

Фото: metallurg.hockey.by
На эмоциях плей-офф, мне кажется, ты просто бьешься, не думаешь ни о чем, мозг отключаешь от постороннего и думаешь только, как бы твоя команда выиграла

Как в Беларуси переживают наложенные санкции, причем они их начали переживать еще с прошлого сезона, когда лишились проведения чемпионата мира?

Там еще была потеря хоккейных еврокубков, поскольку команды Беларуси принимали участие в Кубке чемпионов, Континентальном кубке. Понятно, что никого это не радует. Сейчас укрепляется сотрудничество с Россией, только что завершился Кубок Черного моря, в планах запустить команды из Беларуси в МХЛ и в розыгрыши федеральных округов по детско-юношеским командам.

В Новополоцке играли Руслан Трубкин и Дмитрий Каштанов.

Это уже 1995 год рождения, с которыми я по Казани не был знаком. Хотя в Беларуси «познакомились» близко, когда с Каштановым сцепились на пятачке. Там был момент, когда мне показалось, что он грубо действовал против Мокрушева, и я полез в защиту. Мы потолкались, а когда нас удалили, Каштанов с той скамейки спрашивает: «Паш, ты чего, я его даже не трогал». Отвечаю: «Как ты не трогал, когда он там завалился», а потом на видеопросмотре увидел, что реально там мой партнер сам падал. Так пообщались, получается, Каштанов меня знал. Такая стычка получилась, как говорится, в пылу борьбы, как, наверное, и у Андрюхи Свечникова произошло в НХЛ с Александром Овечкиным, когда раздули, что два русских дерутся. На эмоциях плей-офф, мне кажется, ты просто бьешься, не думаешь ни о чем, мозг отключаешь от постороннего и думаешь только, как бы твоя команда выиграла.

Хоккей в межсезонье смотришь?

Да, в том числе чемпионат мира, несмотря на отсутствие наших сборных. И что меня удивляет, уже Канада играет в более креативный хоккей, чем наши команды. К примеру, ЦСКА выиграл Кубок Гагарина за счет системного подхода, там все отработано до мелочей, а Канада на чемпионате мира, пусть и проиграла финал финнам, она уже выглядела более ориентированной на комбинационную игру. Мне очень понравилось смотреть за ее действиями.

Сейчас развалился хоккейный чемпионат Украины, где было сразу два турнира и в каждой из команд порядка 10 игроков с российскими и украинскими паспортами. Один из них — Павел Медведев из «Донбасса» уже подписал контракт со Жлобином. Можно предположить, что при нынешней ротации множество хоккеистов-белорусов вернется на родину, плюс подтянутся россияне с Украины. За свое место в составе переживаешь?

Я понимаю, что даже в отпуске должен продолжать заниматься своей физической формой, мы же с вами познакомились в спортклубе. Новый сезон — новые задачи, тем более что с уходом Мокрушева и Тимирева у нас будет новое звено. Не то чтобы переживаю, но понимаю, что победа прошлого сезона завершилась где-то через неделю.

* запрещена в России, принадлежит корпорации Meta, которая признана в России экстремистской

Джаудат Абдуллин
Справка

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции «Реального времени».

СпортХоккей Татарстан
комментарии 2

комментарии

  • Анонимно 06 июн
    Умный малый, приятно читать его ответы
    Ответить
  • Анонимно 06 июн
    Интересная беседа получилась у вас
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии

Новости партнеров