Банкиры Татарстана: «Прирост остатка задолженности по кредитным картам — ящик Пандоры»

Бизнес-бранч газеты «Реальное время» с представителями банковского сообщества Республики Татарстан. Часть 2

Банкиры Татарстана: «Прирост остатка задолженности по кредитным картам — ящик Пандоры»

Очередной бизнес-бранч газеты «Реальное время» на тему «Тенденции розничного кредитования банковского сектора РТ 2014/2015 гг.» состоялся 18 марта в ресторане Chateau. Участие во встрече приняли представители татарстанского банковского сектора, которые обсудили ключевые тенденции и перспективы отрасли, переживающей период неопределенности, а может быть, формирования новой экономической реальности.

Окончание. Начало читайте здесь.

Участники:

Михаил Марин — заместитель управляющего отделением «Банк Татарстан» ОАО «Сбербанк России»

Александр Михалицын — и. о. управляющего ВТБ24 в Татарстане

Алексей Бойко — заместитель председателя правления банка «Аверс»

Марсель Зиляев — управляющий казанским филиалом ОАО «БИНБАНК»

Василя Муллина — заместитель директора татарстанского филиала ОАО «Россельхозбанк»

Ринат Сафин — заместитель начальника операционного офиса «Казанский» филиала «Уфимский» Уральского банка реконструкции и развития

Денис Удачин — заместитель директора по развитию розничного бизнеса «Локо-банк»

Сергей Кощеев — главный редактор деловой интернет-газеты «Реальное время»

Фаиль Гатаулин — руководитель аналитической службы деловой интернет-газеты «Реальное время»

Какой у меня сейчас уровень просрочки, меня не сильно волнует

Денис Удачин: Соглашусь с коллегами, сейчас главная задача — максимально снизить риски по портфелю. Розничное кредитование сегодня находится, скажем так, на промежуточном этапе. Нет задачи его сильно развивать. Объемы упали значительно и находятся сейчас на уровне «для галочки». Когда что изменится? Не знаем.

Кощеев: А ваш банк сейчас чем живет? Вы, мягко говоря, не особенно заметны на рынке в Татарстане.

Удачин: В Татарстане, может быть, да, но в целом по стране позиции у нас сильные. На самом деле, банк изначально был рассчитан на малый и средний бизнес. Потом ввиду экономических обстоятельств, когда в 2010 году все рьяно ринулись в розницу, «Локо-банк» тоже пошел в этот сектор и завоевал неплохие позиции. По объему автокредитного портфеля мы входили в топ-15 по России. Автокредиты являются одним из наиболее защищенных продуктов. Сейчас акцент делается на комиссионную составляющую.

Денис Удачин: «Сейчас главная задача — максимально снизить риски по портфелю»

Кощеев: И как себя чувствует сектор автокредитования?

Удачин: Объемы по автокредитованию упали значительно.

Кощеев: Из ста заявок по скольким вы отказываете? По ста?

Удачин: Порядка 75 процентов.

Кощеев: А в 2012 году?

Удачин: Тогда это было порядка 45 процентов, наверное.

Кощеев: Почти в два раза разница. А количество заявок по сравнению с 2012 годом как изменилось?

Удачин: Упало раза в три.

Кощеев: То есть даже от упавшего втрое количества заявок вы одобряете лишь 25 процентов. Но по сектору малого бизнеса, пожалуй, ситуация была бы еще хуже, потому что, как известно, он самый проблемный с точки зрения просроченной задолженности.

Марин: Сейчас такой проблемы уже нет. Сейчас и малый бизнес, и розничные заемщики по поведению и просрочке схожи.

Михалицын: Сейчас основная задача банков по работе с просроченной задолженностью, кроме формирования новой выдачи и работы со старым портфелем, — чтобы прирост просрочки находился в рамках плановых значений. Поэтому какой у меня сейчас уровень просрочки, меня не сильно волнует. Мне главное — сформировать качественный новый портфель. Если я формирую качественный портфель, то я понимаю, что умещаюсь в резервы. И при этом я должен выполнить план по продажам.

Бойко: Лукавство же. Кто из банкиров готов через год просто взять и списать 100 процентов своих резервов? 16 процентов портфеля просто взяли и ушли куда-то. Все ли на это готовы?

Михалицын: Если я создаю просроченную задолженность и соответствующие резервы в плановом уровне, меня это устраивает.

Марин: Уровень резервов как показатель качества я бы не рассматривал. Очень такой творческий показатель…

Бойко: Я бы тоже не рассматривал.

В период кризиса традиционно смещается акцент на более короткие виды кредитования

Кощеев: Ваша позиция понятна. Василя, каково ваше мнение насчет просрочки и какова ситуация по вашему кредитному портфелю?

Василя Муллина: По кредитному портфелю у нас сейчас, как и у многих других банков, здесь присутствующих, наблюдается небольшое снижение. Наш банк направлен на аграриев, поэтому ситуация лучше. В сельском хозяйстве все определено, все понятно. Сейчас стартуют сезонные полевые работы, идет импортозамещение, заявки по потребительским кредитам выросли в 3 раза. От фермеров и жителей села, которые ведут личное подсобное хозяйство, в день мы принимаем порядка 160-170 заявок на среднюю сумму около 240 тыс. рублей.

Кощеев: Может быть, у вас была низкая стартовая база? Какие позиции вы занимаете в Татарстане по кредитованию физлиц?

Василя Муллина: «У нас банк направлен на аграриев, поэтому ситуация лучше. В сельском хозяйстве все определено, все понятно»

Муллина: По кредитованию физлиц мы занимаем в Татарстане пятую позицию по объему портфеля. Рынок розничного кредитования в республике в прошлом году вырос на 11 процентов, и мы были в рынке, увеличив портфель на такую же величину.

Кощеев: Это субсидируемые кредиты?

Муллина: У нас только две программы субсидируются. Это строительство животноводческого помещения и приобретение крупного рогатого скота.

Кощеев: Сколько у вас в объеме выдачи приходится на кредиты с субсидируемой процентной ставкой?

Муллина: В объеме выдачи где-то порядка 30 процентов. Только треть. Остальные — обычные розничные кредиты. И просрочка у нас по физлицам минимальная.

Кощеев: И как же вам удалось этого добиться?

Муллина: Во-первых, нам очень сильно помогают главы районов. От них действительно идет очень большая поддержка. Во-вторых, по просрочке мы работаем на опережение. Если у клиента есть временные трудности, мы можем пролонгировать кредит максимум на год. Есть реструктуризация кредита. И третье это цессия, продажа долгов коллекторам. В этом году мы, возможно, продадим портфель на 27-30 млн рублей.

Кощеев: Скажите, а чем занимаются те фермеры, которые приходят и берут у вас кредиты?

Муллина: Сейчас они берут деньги на весенние полевые работы, на покупку семян и удобрений, которые выросли в цене.

Кощеев: Но это все субсидируется?

Муллина: На каждый район есть определенные лимиты субсидий.

Кощеев: Хорошо, понятно. Ринат, пожалуйста, расскажите, как обстоят дела у вас, в Уральском банке реконструкции и развития.

Ринат Сафин: Ситуация стабильная. Направления работы у нас лояльность клиентов, именно на лояльных клиентов мы делаем основной упор. У нас идет активный оборот кредитных карт, кредиты наличными. Клиентов по пластиковым картам у нас порядка 4 000 тысяч по Татарстану. Мы работаем с 2011 года в регионе, а полноценный офис открыли только в 2013 году. В основном, у нас сейчас работает лидогенерация, упор делаем на розничных клиентов, на зарплатные проекты.

Кощеев: А каков портфель кредитный? Средняя сумма кредита?

Сафин: Портфель озвучить я не готов. Средняя сумма порядка 150 тысяч.

Кощеев: Коллеги, 150 тысяч по кредитной карте это много или мало?

Муллина: Это нормально.

Михалицын: У меня даже меньше.

То ли все хорошо, то ли человеку просто не хватает денег на жизнь

Зиляев: В период кризиса традиционно смещается акцент на более короткие виды кредитования, хотя кредитные карты это совсем другой продукт. Это как запасной кошелек. И мы от месяца к месяцу наблюдаем определенный прирост средней суммы именно остатка задолженности по кредитным картам.

Кощеев: Это мина замедленного действия.

Зиляев: Если человек удовлетворяет свои среднесрочные потребности, то нет. А если человек начинает расходовать лимиты по кредиткам на еду, то может быть, да. У нас средний лимит по кредитной карте составляет 50-60 тыс. руб. По мере того, как человек загружает лимит, качественно его обслуживает, может идти речь об увеличении лимитов.

Марсель Зиляев: «В период кризиса акцент традиционно смещается на более короткие виды кредитования»

Сейчас банки активнее обращают внимание на развитие кросс-продаж вкладчикам, наплыв которых мы ощущали в декабре прошлого года особенно. Мы научились продавать им кредитные карты, страховки. В этом направлении идет колоссальный рост объемов продаж. За последнее время проникновение кредитных продуктов среди вкладчиков выросло с нуля до 20-30 процентов. Размещая деньги в депозит, очень удобно взять карту, чтобы не снимать их со срочного депозита, если они неожиданно понадобятся.

Марин: Прирост остатка задолженности по кредитным картам лично для меня ящик Пандоры. Я не понимаю, почему он растет. То ли все хорошо, то ли человеку просто не хватает денег на жизнь. На мой взгляд, прирост портфеля по кредитным картам неоднозначен.

Бойко: Природа этого непонятна.

Марин: Да. Скорее всего, там всего намешано, но чем быстрее я пойму, чего больше, тем лучше. Пока я смотрю на эту тенденцию больше негативно. Если бы новостной фон был позитивный, я бы радовался больше. Пока все обслуживается там, все хорошо. Но что будет дальше, время покажет.

Михалицын: Качество портфеля кредитных карт сильно зависит еще от того, как они выдавались. Может быть, человек приходил к нам, брал кредит наличными, а мы просто кнопочку нажали, подарили ему карту. Навыпускали таких карт, а реально кошелек у клиента маленький. Но если ты объясняешь все преимущества сервиса, нюансы, выгоды и прочее, тогда клиент пользуется картой более уверенно.

Фото Марии Зверевой, Романа Хасаева
МероприятияБизнес-бранчи

Новости партнеров