Экономический коллапс в Ливане: как некогда процветающая страна катится в пропасть

Экономический коллапс в Ливане: как некогда процветающая страна катится в пропасть
Фото: Анхар Кочнева

Ливан оказался в глубоком финансовом кризисе, его Центробанк исчерпал все ресурсы. Государство несколько месяцев не может закупить топливо и медикаменты у иностранных партнеров. Международный валютный фонд намерен выделить Ливану $1,135 млрд, пока же большая часть населения страны пребывает за чертой бедности. На фоне очередной волны пандемии коронавируса и событий в Афганистане ливанский кризис остался несколько незамеченным мировой общественностью, хотя по своему масштабу его уже называют историческим для страны. Колумнист «Реального времени», экономист с многолетним банковским стажем Артур Сафиулин в очередной статье для нашего издания пытается разобраться, что происходит в Ливане и почему.

Масштабы кризиса

Почти два десятилетия Ливан был тихой гаванью для всего Ближнего Востока, объятого войнами и нестабильностью. В ливанскую экономику приходили инвестиции из стран региона, где полыхали политические кризисы, особенно ценились банки страны — благополучные и доходные (Ливан имел репутацию ближневосточной Швейцарии), стремительно развивался туристический сектор. Ситуация катастрофически изменилась.

По оценке Всемирного банка (структура ООН), острый и затяжной экономический спад в Ливане войдет в тройку самых серьезных кризисов, обрушившихся на экономики стран мира с середины XIX века. В 2020 году ВВП страны упал на 20,3%, годом ранее падение составило 6,7%. Прогноз на 2021 год — дальнейшее падение на 9-10%. То есть мы видим сокращение экономики на 40% за 3 года, которое привело к обесцениванию ливанского фунта и росту инфляции до 84% годовых по результатам 2020 года. Половина населения живет за чертой бедности, резкое падение покупательной способности местной валюты ударило по всем слоям общества. Для примера, солдат ливанской армии получает порядка 1,25 млн ливанских фунтов в месяц, что равняется примерно 800 долларов США по официальному курсу. Но теневой курс таков, что эта сумма сейчас эквивалентна 80 долларам США. Как говорится, все налицо.

В обменных пунктах Бейрута, Библоса, Триполи (второй по величине город Ливана — прим. ред.) нет валюты, в магазинах не хватает товаров, банки работают с серьезными ограничениями, улицы Бейрута стоят без освещения ночью, в домах не горит свет — у людей нет средств на оплату электричества, вдоль дорог стоят брошенные машины — нет топлива на АЗС (на которых вспыхивают конфликты в очередях). Армия, которая всегда нейтральна, остается единственным игроком, который обеспечивает безопасность на улицах. В июне 2021 года руководство армии обратилось к международному сообществу с просьбой о гуманитарной помощи для солдат — средств не хватает на провизию и лекарства.

По оценке Всемирного банка, острый и затяжной экономический спад в Ливане войдет в тройку самых серьезных кризисов, обрушившихся на экономики стран мира с середины XIX века. Фото: globalcentre.hse.ru

Другой власти нет, так как правительство парализовано политическим кризисом (о котором чуть позже). По сути, страна в любой момент может провалиться в гражданскую войну, когда люди просто выйдут на улицы и пойдут грабить зажиточных сограждан. На этом фоне, международные рейтинговые агентства постоянно снижают кредитный рейтинг Ливана. Объем ливанского госдолга составляет 150% ВВП, золотовалютные резервы — на исходе, фактически это страна-банкрот. В этом году Ливан должен выплатить 6,5 млрд долларов по кредитам. Понятно, что таких средств в бюджете нет и не будет. В числе кредиторов — другие арабские страны, международные инвесторы, Всемирный банк, свои граждане (через государственные займы). В стране наблюдается явный кризис доверия к властям.

Причины спада

Надо отметить, что экономический спад возник не в один день и не в один год, он идет все последнее десятилетие. Причины носят как внутренний, так и внешний характер. Из внутренних причин это повсеместная коррупция, паралич власти — с осени 2019 года в отставку подали три правительства подряд и в данное время новое не сформировано.

Кризис в системе управления страной имеет корни в прошлом страны, когда в 1943 году, при провозглашении независимости Ливана, был принят компромиссный вариант в виде равного доступа всех общин к власти, в частности президентом всегда избирался христианин-маронит, а премьер-министром мусульманин-суннит. После туристического и банковского бума 60-х разразилась гражданская война между всеми общинами страны — христиане, сунниты, шииты, друзы, к которой подключились израильтяне и палестинцы (которых приютил Ливан и которые с его территории вели войну с Израилем).

Война шла 15 лет и закончилась в 1989 году путем подписания Таифских соглашений. Современная политическая система Ливана обрела свои очертания. Вместе с доступом к власти различных религиозных течений открылся и канал для лоббизма со стороны их стран-покровительниц — Сирии, Ирана, Саудовской Аравии, к которым примкнула и Франция, чьей колонией была эта территория. Таифские соглашения должны были обеспечить переход страны к гражданскому обществу, убрав так называемое «сектантское» представительство в парламенте. Все группировки сложили оружие, кроме шиитского проиранского движения «Хезболла», которое аргументировало отказ необходимостью продолжать борьбу с Израилем. Это породило возникновение двух армий в стране — национальной ливанской и неофициальной армии «Хезболла», и фактически ознаменовало создание «государства внутри государства». Представляете насколько плотный клубок проблем и хитросплетений в одной маленькой стране, которая просто не в силах сопротивляться внешнему влиянию, так как не имеет монолитной, сильной власти.

Это породило возникновение двух армий в стране — национальной ливанской и неофициальной армии «Хезболла». Фото: wikipedia.org

Несколько влиятельных семейных кланов поделили страну в экономической сфере, работая картельными методами и опутав коррупционными сетями правительство и министров. Одни и те же фамилии долгие годы управляют банками, назначаются министрами, распределяют гуманитарную помощь в нужном для себя русле. «Хезболла» создала свою теневую экономику, которая базируется на помощи из Ирана, наркоторговле, контрабанде.

В таком случае, роль спасителя могло бы сыграть правительство «технократов», не связанных с политическими элитами. Но такие правительства в других странах региона быстро попадали под влияние старых групп или оказывались слишком слабыми, чтобы проводить жесткий политический и экономический курс. Как следствие, одни и те же фамилии фигурируют в выборных списках из года в год. Как пример, семья Харири — Саад Харири был премьер-министром последние несколько лет и является основным претендентом на этот пост в данный момент. Его отец, Рафик Харири, возглавлял страну после окончания гражданской войны, и во многом благодаря ему был отстроен Бейрут и началось послевоенное возрождение Ливана. Перед его сыном стоит еще более серьезная задача — восстановить доверие граждан к системе, обуздать вооруженные группировки (включая «Хезболлу»), покончить с коррупцией (доходит до того, что половина из приходящей в страну помощи просто разворовывается). На мой взгляд, Ливану нужна новая политическая система, но ее возникновение может привести к новой гражданской войне. В этом отношении стране не позавидуешь.

Теперь немного о внешних причинах кризиса. Нынешнее состояние экономики можно увязать с политическим кризисом 2008 года, когда страна находилась без правительства около года, так как стороны не могли договориться о его составе. Вооруженные силы «Хезболлы» в это время, воспользовавшись решением правительства ликвидировать телефонную сеть, принадлежащую движению, захватили Западный Бейрут. Только при посредничестве Лиги арабских государств (ЛАГ) удалось этот конфликт потушить и примирить стороны. По факту, уже тогда страна скатывалась в гражданскую войну.

После столь сильного усиления шиитской части ливанского политического спектра, Саудовская Аравия существенно урезала свое финансирование страны. Для информации, после окончания гражданской войны в 1990 году, саудовцы оплачивали 7% расходов по восстановлению Ливана. Последовавший за этим мировой экономический и нефтяной кризисы привели к уменьшению инвестиций стран региона в банковский сектор страны. Саудовская Аравия пострадала от падения нефтяных котировок и финансового кризиса, и, лишившись влияния на ливанские власти, практически перекрыла канал помощи Ливану. Окончательным разрывом послужило назначение шести представителей «Хезболлы» на министерские должности в 2016 году.

Саад Харири был премьер-министром последние несколько лет и является основным претендентом на этот пост в данный момент. Фото: kremlin.ru

Как следствие, страна вынуждена была занимать на внешних рынках — МВФ пришел на помощь, но традиционно займы МВФ требуют сокращения бюджетных расходов (с целью балансирования бюджета, в этом ничего такого нет, это простая математика). Чаще всего урезаются социально-ориентированные статьи бюджета. Сами понимаете, что такие меры ухудшают положение населения, подрывают его покупательную способность, в целом приводят к замедлению экономической активности.

В 2011 году к финансовым проблемам добавилась новая — необходимость содержать сирийских беженцев. Надо напомнить, что вместе с палестинцами общее количество беженцев в стране составляет порядка двух миллионов человек. И это при населении в шесть миллионов. Нагрузка на бюджет оказалась колоссальной плюс большая часть международной экономической помощи оседала на счетах людей, которые руководили распределением помощи — банальное воровство и коррупция.

Для покрытия дефицита бюджета, ливанское правительство наращивало внешние заимствования, в итоге загнав их под планку в размере 150% от размера ВВП страны. Неудивительно, что сейчас никто в мире не стремится дать Ливану взаймы — страна по факту является банкротом и имеет зашкаливающий уровень коррупции. Многие из нас наверняка помнят взрыв селитры в порту Бейрута в 2020 году, когда погибло много людей и была разрушена чуть ли не половина города, настолько сильным был взрыв. Про необходимость перескладирования селитры говорилось много раз, были даже выделены средства, но они попали в карманы чиновников и руководства порта без устранения проблемы.

Огромное давление на финансовую сферу страны оказывают и антисирийские санкции США — так называемый «акт Цезаря». Компании из Ливана долгие годы оказывали помощь Сирии в обхождении ограничений на поставки санкционных товаров и проведении денежных платежей. США надавили на МВФ с целью прекратить помощь Ливану, пока правительство и бизнес страны не прекратит сотрудничество с Сирией.

Многие помнят взрыв селитры в порту Бейрута в 2020 году, когда погибло много людей и была разрушена чуть ли не половина города. Фото: tk.media

В заключение хотелось бы отметить, что судьба страны находится в руках самих ливанцев, у них есть опыт по преодолению политических кризисов. Но, учитывая долговую нагрузку и тотальный крах экономики страны, складывается ощущение, что уже поздно и поезд ушел, условно говоря. Все вышеперечисленные факты и факторы внешнего влияния создают благоприятные условия для конфликтов и столкновений в стране, которые выльются в новую гражданскую войну, с эскалацией насилия и распадом страны. Ливан — искусственное образование, типичное failed state (неспособное существовать в настоящем виде). Опять пытаться подружить 17 общин стран кажется не лучшей идеей. Если страна не найдет «новое равновесие» (цитата одного оппозиционного политика из общины друзов) в ближайшее время и не выйдет из экономического пике, то перспективы у этой некогда относительно процветающей страны печальные. Банковский сектор и туризм любят тишину и покой, а на чем-то еще Ливан зарабатывать не умеет.

Артур Сафиулин
Справка

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции «Реального времени».

ЭкономикаФинансыБюджетБанкиИнвестицииИсторияКультураВластьОбщество
комментарии 7

комментарии

  • Анонимно 16 сен
    И все это делают миллирдеры
    Ответить
  • Анонимно 16 сен
    В мире денег не может быть иначе
    Ответить
  • Анонимно 16 сен
    Триполи - столица Ливии. Какое отношение имеет к Ливану - непонятно. С учетом подобных ошибок по тексту - настороженное отношение к написанному.
    Ответить
    Анонимно 16 сен
    А еще это второй по величине город Ливана. Гугл в помощь
    Ответить
    Анонимно 16 сен
    Ещё город Триполи есть в Греции...
    Ответить
  • Анонимно 16 сен
    Там у них ещё остро стоит вопрос с мусором, его уже негде складировать.
    Ответить
    Анонимно 16 сен
    Это бич всех мусцльманских стран, почему-то
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии

Новости партнеров