Фестиваль медиаискусства «НУР» становится частью «культурного кода» Казани?

Как в Казани прошел дебютный медиафестиваль?

В Казани завершился дебютный и, как уверяют организаторы, непоследний фестиваль медиаискусства «НУР». Более десяти локаций было задействовано по всему городу, чтобы показать казанцам и гостям, что это за вид искусства, как его употреблять и почему в столице Татарстана у него есть серьезные предшественники еще с советских времен. О том, как «НУР» становится очередным крупным ивентом в культурной жизни Казани, как организаторам удалось устроить такой фестиваль без поддержки республики и города и на какие примеры ровнялись основатели казанского медиафестиваля — в материале «Реального времени».

«НУР» — продолжатель серьезных традиций. Казань со времен СССР получила статус центра светомузыки

От успокаивающего выступления московского артиста Алексея Селиверстова, передающего зрителю звуки с помощью ленточных кассет и диктофонов с прибрежной Португалии и Японии, с жаркой Калифорнии и пустынной Невады в США, до будоражащей сознание лазерных инсталляций, напоминающих образы червоточины «Гаргантюа» из картины Ноланов «Интерстеллар» в ночной программе в пространстве Werk… Так стартовал дебютный и, как уверяют наше издание организаторы, теперь ежегодный фестиваль «НУР» в Казани.

Если эмбиент-перформанс Селиверстова в Национальной библиотеке только разгонял фестиваль, сделав первый шаг, то начавшийся следом в соседнем зале фильм «Прометей» уже громко заявлял пришедшим гостям о том, что Казань, вообще-то, имеет все права считаться городом с богатыми традициями медиаискусства.

Именно в Казани еще во времена СССР широко известный в своих кругах изобретатель Булат Галеев делал из провинциального города один из мировых центров светомузыки. Здесь же СКБ «Прометей» устраивал конференцию «Свет, звук, музыка», по сути, сделав Казань одним из городов-пионеров СССР в медиаискусстве. «НУР», судя по всему, взял на себя ответственную роль продолжателя традиций.

Впрочем, вдохновился делать в Казани масштабный международный ивент основатель и куратор фестиваля Рашид Османов после поездки в Европу в 2019 году.

— Лично я вживую такой фестиваль увидел в Европе, в Праге: там проходил фестиваль Signal. Потом съездил в Берлин и уже заразился этим, — рассказывает корреспонденту «Реального времени» Османов.

Сделать такой фестиваль в прошлом году помешали известные мировые события. Уже в нынешнем году организаторы приступили к формированию состава участников, постаравшись сделать фестиваль международным. Под эгидой казанского медиафестиваля собрали более ста участников из 15 стран (в основном ближнего зарубежья). Учитывая особенности нынешних сложных времен с границами, это можно считать маленькой победой, но все же разброс и размах художников пока не такой масштабный. Организаторам будет над чем поработать к последующим фестивалям.

— На самом деле зажигает в первую очередь идея, — продолжает Рашид Османов для РВ. — И когда международный, да и любой художник общается с кем-то, он сразу может для себя определить, интересно ли ему участвовать в этом. С точки зрения формата, концептуальности, идеи. У нас не возникало ни одной проблемы, даже если дело касалось больших имен на международной сцене. Просто говорили: «Делаем фестиваль, он независимый». Объясняли концепцию, скидывали всю информацию. Нам отвечали: «Уау, супер, круто!»

Это все про комьюнити как раз. Кайф в том, что ньюарт-медиаискусство — это направление искусства достаточно молодое и новое.

Сегодня у художников, даже если очень известных, очень мало площадок, где можно выставиться. Для них лишний международный фестиваль и возможность где-то еще выставиться достаточно много значат. Потому что, кроме как в Instagram, многие ребята нигде не могут выставиться. В «Инстаграм» кто-то посмотрел, лайкнул и все. А здесь есть возможность на площадке в режиме офлайн показать свою работу на достаточно широкую аудиторию. Это интересно всем.

Что касается привозов. Немногие смогли прилететь из-за такой ситуации в мире, но мы смогли привезти из Стамбула художницу, из Баку ребят привезли. Несколько человек нам все-таки удалось привезти из-за границы, — говорит Османов.

От заброшенных фабрик до новенького «Урам»: локации для работ нашли в местах с историей и не только

Большое внимание в программе медиафестиваля организаторы решили отвести не только инсталляциям, но и музыке. Казанский андеграунд давно известен, и локаций под подобный формат в столице Татарстана предостаточно. Помимо всем известного арт-пространства Werk, обосновавшегося на территории бывшей мебельной фабрики, задействовали организаторы и швейную фабрику «Адонис», расположившуюся над «самой тусовочной улицей» Казани — Профсоюзной.

Несколько работ были представлены и в Казанском художественном училище им. Фешина. Отвели под локацию и пивной завод имени Александрова все там же, в индустриальных кварталах на улице Тукая.

Нашли применение и совсем новеньким и не таким пыльным локациям. Например, в только-только открывшемся экстрим-парке «Урам» прошли AV-перформансы медиахудожников Санкт-Петербурга, Нижнего Новгорода и Стамбула.

Фестиваль организовывали без поддержки республики

Изначально организаторы «НУРа» ставили довольно обтекаемую и звучную задачу — «идентификация культурного кода через призму медиаискусства». Однако из-за сложностей с привозами иностранцев и не столь обширным представительством, как хотелось, было решено поменять идею. Осталось только желание внести Казань в список городов, причастных к современному и актуальному искусству.

— Никому приоритет при отборе художников не отдавался. Это история кураторская, и здесь было два направления. Первое: я, как куратор, лично приглашал тех художников и артистов, которых сам бы хотел видеть. Это 80—85% отбора. Есть кураторы digital-искусства, и они также приглашали. Второй формат был объявлен open-call. Нам пришло, по-моему, 93 или 102 заявки, и из них мы отобрали 20 человек. Кто-то ушел в секцию видео-арта, кто-то — в секцию digital-арта, кто-то — на ночную программу.

— Как «зажгли» людей идеей, чтоб они все это провернули на энтузиазме, учитывая что фестиваль организован без поддержки республики и города?

— Надо понимать, что наше комьюнити и наша компания Formate — это объединение единомышленников и друзей. Не было даже разговоров о том, что не будем делать. Я говорю: «Ребят, вот такой фестиваль, надо делать». Потом, когда мы поняли, что у нас нет никакой поддержки, я спросил: «Мы готовы вложить средства, которые мы заработали». Все сказали: «Да, мы готовы». Потому что все понимают, что это такое, какой у этого размах.

Не было никаких проблем, мы просто решили все заработанные средства вложить. И уже потом подключились партнеры. Это компания Innostage, ставшая соорганизатором чисто на правах друзей. Потом уже подключились технические партнеры, которые сказали: «Да, мы тоже друзья, мы даем техническую поддержку». Это Show Time, RMS-Group, тот же Innostage. И это все ресурсы за свои деньги.

Мне кажется, если идея крутая, то она способна зажечь. Если идея сыровата, то возникают проблемы. Здесь проблем не было, — рассказал РВ соорганизатор медиафестиваля «НУР».

Фестивали медиаискусства привычны не только в культурных центрах мира, но даже в соседнем Нижнем

При этом стоит отметить, что Казань в России — далеко не первопроходец в организации подобных фестивалей. Если в Европе подобные площадки для художников визуального электронного арта — дело давно всем привычное и понятное, то в нашей стране логично стали первыми Москва и Санкт-Петербург.

Одним из самых масштабных и известных в кругах отечественных «медиахудожников» считается CYFEST (Киберфест), основанный независимыми художниками и кураторами в Петербурге в 2007 году. Двенадцатый подобный фест стартовал в Нью-Йорке, продолжился на востоке — в Венеции, Петербурге и Москве.

Стоит сказать, что и в городах не двух столиц фестивали медиаискусства на территории России уже проводятся не первый год. Буквально за две недели до старта «НУРа» в Казани нечто подобное проходило и в соседнем Нижнем Новгороде, с размахом отмечающем свой 800-летний юбилей. Фестиваль INTERVALS проходит в Нижнем уже третий год, хотя в прошлом его приходилось разбить на три части и проводить в течение сентября и октября — ситуация в мире диктовала свои правила. В нынешнем туда привезли большое количество иностранных художников: поддержка властей региона у феста была серьезной.

Как и в любой индустрии, наличие подобных медиафестивалей у двух соседствующих городов-милионников, заявляющих претензии на столичность, может родить конкуренцию. И это пойдет лишь на пользу ценителям медиаискусства и не только.

— Я проехал по локациям и с уверенностью могу сказать, что уровень абсолютно не хуже, чем у пражского медиафестиваля. По наполнению он получился еще более разношерстым, еще более кросс-жанровым. В первый день еще есть какие-то достройки, которые решаются.

У фестиваля изначально была цель стать ежегодным, и мы будем ее придерживаться, — подводит итог Рашид Османов.

Остается вопрос, станет ли «НУР» той частью казанского культурного кода, как, например, ежегодный Сombonation. Хочется верить, что эта история надолго.

Эрик Добролюбов
МероприятияЭкономикаТехнологииITТелекоммуникацииМедиаФинансыИнвестицииОбществоКультураИсторияОбразованиеИнфраструктура Татарстан
комментарии 4

комментарии

  • Анонимно 13 сен
    Спасибо, что освятили эту тему. Потому, что так хотела попасть так и не смогла вырваться из домашних дел
    Ответить
  • Анонимно 13 сен
    У меня НУР ассоциируется с одноименной компанией-производителем автокомпонентов
    Ответить
  • Анонимно 13 сен
    В статье намек- Нижний не культурный центр, а так)))
    Ответить
    Анонимно 16 сен
    А разве это не так?) Обычный провинципльный город-милионник
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии

Новости партнеров