Свидетель по делу экс-министра Татарстана: «Меня попросили против Садретдинова показания не давать»

В Казани лидер группировки «Квартала» заявил о пытках, а подстрекатель к убийству вновь поменял показания

Свидетель по делу экс-министра Татарстана: «Меня попросили против Садретдинова показания не давать»
Фото: Ирина Плотникова

Новая сенсация в судебном процессе по делу бывшего главы Минэкологии Татарстана Агляма Садретдинова о подстрекательстве к убийству и взятках. Накануне ключевой свидетель обвинения заявил, что в колонии и СИЗО Казани на него было оказано давление, поэтому на двух прошлых заседаниях говорил неправду об отсутствии у Садретдинова желания расправиться с непокорным буинским активистом. В свою очередь лидер группировки «Квартала» заявил о пытках и полностью отказался от показаний против подсудимого. Детали — в репортаже «Реального времени».

Лидер «Кварталов» о буинском агрессоре и пытках

Осужденного за участие в ОПС Фарида Галиуллина в зал Приволжского суда Казани доставили под конвоем. Активист группировки «27 квартал» в свое время подозревался в причастности к организации заказного расстрела в 2003 году буинского активиста Рашида Садыкова, однако позже был переведен в статус свидетеля.

Больше десяти лет назад показания Галиуллина помогли вынести обвинительный приговор Верховному суду Татарстана в отношении исполнителя убийства Виталия Токинова (его напарник Динар Галимджанов не дожил до суда) и подстрекателя — бизнесмена Маскуда Назмиева. Полностью признавший вину Токинов получил 7 лет колонии строгого режима, Назмиев отделался четырьмя годами и вышел на волю уже в 2012 году. Но снова загремел за решетку в 2017-м — ему дали пять лет за присвоение «взятки», которую близкие осужденного за наркотики давали в надежде смягчить его приговор.

Галиуллина за преступления банды «Квартала» в 2008-м приговорили к пожизненному, однако в 2010-м суд смягчил наказание, ограничив посадку 25 годами колонии. Сам осужденный объясняет послабление так: «Я дал показания на членов ОПС, раскрыл ряд тяжких и особо тяжких преступлений, которые интересовали следствие, и мне заменили наказание».

Галиуллина за преступления банды «Квартала» в 2008-м приговорили к пожизненному, однако в 2010-м суд смягчил наказание, ограничив посадку 25 годами колонии.

В этом году за соучастие в убийстве главы казанского «Водоканала» Григория Арутюнова суд «обнулил» уже отбытый срок — назначил группировщику 12 лет колонии строгого режима и по совокупности с первым приговором приговорил все к тем же 25 годам «строгача». Заметим, что на суде «Фара» уверял — оговорил себя и других, признавшись в том, чего не делал.

На заседании Приволжского суда Казани по обвинению Садретдинова Галиуллин пытался отказаться от дачи показаний. Но председательствующий судья Тимур Зарипов напомнил — за отказ предусмотрена уголовная ответственность. Тогда осужденный свидетель поведал, что с буинским бизнесменом Маскудом Назмиевым познакомился еще в 90-х годах. Рассказал: Назмиева «крышевали» группировщики Динар Галимжанов и Айдар Яруллин, и по их просьбе не раз отвозил их в Буинск на своей машине, потом эти парни начали потреблять наркотики, и он перестал с ними общаться. Зато с Маскудом сдружился — приезжал в гости с семьей, финансировал его бизнес суммами от 500 тысяч до 1 млн рублей, давал советы.

Отвечая на вопросы двух адвокатов подсудимого, лидер ОПГ «27 квартал» дал своему буинскому приятелю не самую лестную характеристику: «Назмиев — агрессор, видел только себя в этом бизнесе и хотел, чтобы у него не было конкуренции». Галиуллин сообщил: ему известно, что в Буинске имели место поджоги, взрывы и грабежи магазинов предпринимателей, в том числе тех, кого Назмиев считал конкурентами. За часть этих преступлений ответили члены казанской группировки, включая самого Галиуллина. Впрочем, он свою причастность к этим зачисткам отрицает до сих пор.

А еще на допросе по делу Садретдинова группировщик отрицал свои показания десятилетней давности о том, как Назмиев хвалился дружбой с главой Буинского района Аглямом Садретдиновым и просил по его просьбе «наказать жалобщика Садыкова». 23 июля текущего года Галиуллин заявил суду: «В действительности этого не было. Это была моя линия защиты, после того как я заключил соглашение со следствием».

Отвечая на вопросы двух адвокатов подсудимого (на фото), лидер ОПГ «27 квартал» дал своему буинскому приятелю не самую лестную характеристику.

На вопрос адвокатов, кто именно просил давать показания против Садретдинова, свидетель заявил: «Были заинтересованные люди. Я не буду называть их — они до сих пор у власти. Думаю, эти люди вынуждали и следователя... Мне было сказано, чтобы я главу оговорил: сказал, что убийство было по заказу, хотя заказа, как такового, не было».

На вопрос защиты, откуда в таком случае Галиуллину стали известны подробности совершенного преступления, он ответил: «Информацию довели до меня. Не буду говорить об этом, потому что сижу еще, и у меня семья, дети».

— Не хотите попросить суд о госзащите? — уточнил адвокат обвиняемого Равиль Туктаров.

— Нет. Я просил уже раз. И все равно сижу здесь, все равно нас судят и вменяют эпизоды, к которым мы не имеем отношения...

— А ранее вы заявляли, что на вас оказывается давление? — вмешался сын убитого Реналь Садыков.

— Мы даже в суд подавали, заявляли, что на нас оказывается давление, что нас пытали током. Все это вывели в отдельно производство, и во время суда, уже не ссылаясь на эти материалы, сказали нам: к нашему процессу они отношения не имеют. Хотя пытали нас именно по этому делу, — отвечал Фарид Галиуллин, не конкретизируя, о каком деле идет речь.

Сам обвиняемый Аглям Садретдинов поинтересовался у свидетеля — говорил ли ему Назмиев, что человека из Буинска нужно именно убить. Ответ был отрицательным: «Такого не было, он говорил — нужно поговорить с жалобщиком».

Сам обвиняемый Аглям Садретдинов поинтересовался у свидетеля — говорил ли ему Назмиев, что человека из Буинска нужно именно убить.

«Отказные» показания Галиуллина о помощи в поджогах конкурентов Назмиева

На суде огласили данные с допроса того же свидетеля за март 2010 года. В тех показаниях Галиуллин заявлял о «связях успешного коммерсанта» Назмиева с чиновниками в Буинске и за его пределами. Еще говорил, что подыскать людей для убийства Садыкова Назмиева, с его слов, просил глава района: предлагал инсценировать под несчастный случай или бытовое убийство, а когда исполнение просьбы затянулось, начал угрожать помехами бизнесу.

«Я постоянно отказывал Назмиеву. До этого он обращался с просьбами организовать поджоги объектов конкурентов, и я помогал ему в этом. Но убийствами я сам никогда не занимался. И советовал ему не принимать участие в этом грязном деле. А потом встретил Токинова, и он рассказал — по просьбе Назмиева они с Динаром убили человека и получили за это по 90 тысяч рублей», — заявлял в 2010-м Галиуллин.

После оглашения этих показаний осужденный свидетельствовал, что подтверждает их лишь частично. «Вписать туда мою фамилию кто-то настаивал?» — спросил подсудимый. «Вынуждали», — отвечал Галиуллин. На вопросы, какого рода давление было на него оказано, отвечать отказался.

Позиция свидетеля вызвала недоумение у гособвинителя Семена Полякова и судьи Тимура Зарипова. Оба поинтересовались, почему ранее из боязни неких лиц Галиуллин давал одни показания, а сейчас, продолжая бояться, изменил их. Свидетель на это отвечал лишь одно — то была его «линия защиты», но «Маскуд никогда не обращался с вопросом по поводу убийства — объяснял, что нужно поговорить с жалобщиком».

После оглашения этих показаний осужденный свидетельствовал, что подтверждает их лишь частично.

«Каким вашим показаниям верить?» — спросил у свидетеля судья. «Тем, которые я даю сейчас», — заявил Галиуллин. Адвокат Роберт Халиуллин уточнил, согласен ли Галиуллин на перекрестный судебный допрос с бывшим буинским приятелем. Оказалось, не согласен. Впрочем, ходатайство о таком формате допроса суд посчитал преждевременным, поскольку начавшаяся еще на прошлой неделе процедура допроса Маскуда Назмиева де-факто не завершилась до сих пор. На каждом из трех заседаний этот свидетель обвинения давал разные показания и здорово запутал всех участников процесса.

Свидетель-«хамелеон» менял показания на каждом допросе

Напомним, первый допрос выпускника института культуры и бывшего заведующего буинским ДК Маскуда Назмиева состоялся 21 июля. На нем осужденный за подстрекательство к убийству Рашида Садыкова, расстрелянного в своем дворе в 2003 году, отказался от показаний о причастности Агляма Садретдинова к этому преступлению. Он заявил, что был вынужден свидетельствовать против бывшего главы и министра, и заметил, что за такие показания ему обещали условный срок по делу об убийстве.

Также Назмиев заявил суду о некоем оказанном на него давлении и попросил о госзащите. И уже на следующий день данного свидетеля в суд доставили под конвоем спецназовцев МВД, сотрудников ФСИН и замначальника ИК-18, куда Назмиева спешно этапировали из казанского СИЗО-2. Судья довел до участников процесса, что получил от данного свидетеля некое не процессуальное обращение и принял по нему неотложные меры. Какие именно, стало известно лишь вчера.

Ну а 22 июля допрос Назмиева растянулся на два часа. На нем он поменял показания: подтвердил свои показания в части дачи взяток подсудимому за содействие в получении помещений и участков. Причем, со слов свидетеля, помощь покровителя-главы помогла ему увести объекты у тех бизнесменов, с которыми муниципалитет уже начал оформлять договор. В частности, он заявил, что здание «Дома бытовых услуг» в Буинске желали купить Бикчантаеву, но досталось оно его фирме, за что благодетель получил 300 тысяч рублей сверху.

Назмиев рассказывал, что «крышу» ему навязали угрозами участники группировки «Квартала», желавшие, чтобы все предприниматели Буинска платили им дань.

На вопросы об истории убийства Садыкова Назмиев в тот день отвечал однозначно: да, жалобы он писал, и это не нравилось главе. «Аглям Киямович сказал, что нужно ребятам, которые меня крышуют, поговорить с ним, чтобы жалобы не писал... Он слова «убить» не сказал — просто поговорить», — сообщал свидетель.

Также Назмиев рассказывал, что «крышу» ему навязали угрозами участники группировки «Квартала», желавшие, чтобы все предприниматели Буинска платили им дань. Весьма неохотно отсидевший срок за убийство и отбывающий наказание за аферу подтвердил информацию о своем приговоре 2008 года за грабеж буинских предпринимателей. От части первоначальных обвинений Назмиеву в нечестной конкурентной борьбе в том процессе отказалась прокуратура, и в итоге за наводку группировщиков на магазин соседей «с целью подавления их коммерческой деятельности» он отделался условным сроком.

На том же допросе осужденный свидетель заявлял о давлении со стороны оперативников: «Они сказали: «Нам надо, чтобы было сказано — Аглям Киямович убить заказал». Я им говорю — такого же не было. А они: «Человека-то убили»... За это, сказали они, мне будет условный срок».

Заметим, что на каждом заседании перед началом допроса с Маскуда Назмиева брали подписку об уголовной ответственности за дачу ложных показаний. Эти действия даже вызвали протест у защитников Садретдинова: по их мнению, поскольку ранее с Назмиевым заключалось досудебное соглашение по этому же делу и материалы выделялись в отдельное производство, то получить иной процессуальный статус по основному делу он не может. Адвокаты ссылались на соответствующую позицию Конституционного суда РФ, однако судья отклонил их претензии со ссылкой на тот факт, что в приговоре Назмиеву 2010 года досубное соглашение не фигурирует. На момент направления дела в суд этого статуса он лишился.

В присутствии свидетеля старший помощник прокурора района Семен Поляков огласил его показания за ноябрь 2009 года.

Показания свидетеля: «Отравить водкой или сделать, чтобы пропал без вести»

Вчера в Приволжском суде перед началом третьего допроса Маскуд Назмиев пожаловался на сильные боли и две бессонные ночи. Сообщил, что его отец на днях перенес инсульт, но просить о переносе заседания не стал.

В присутствии свидетеля старший помощник прокурора района Семен Поляков огласил его показания за ноябрь 2009 года: как руководитель ДК культуры Назмиев от творческой деятельности перешел к коммерческой. Сначала занялся перевозками, затем стал торговать продуктами — скупал землю, строился и открывал магазины. «У меня налаживалась жизнь, многие завидовали. И когда в Буинске появились члены ОПГ «Квартала», они стали требовать платить им ежемесячно за «крышу». Милиция дала понять — ничем не помогут. И я был вынужден согласиться», — свидетельствовал в Следкоме бизнесмен.

С его слов, «крышевали» его два наркомана, от которых было больше проблем, чем пользы. Куда больше помощи коммерсанту оказывал глава района. «Я мог зайти к нему напрямую», — сообщил Назмиев и поделился примером с запретом на ночную торговлю водкой в районе в период сбора урожая в 2000 году. «Я понял, что это постановление выгодно для меня, и попросил главу сделать для меня исключение. Садретдинов согласился». В результате, когда в магазинах Назмиева обнаружил нарушения «сухого закона» глава районного комитета по защите прав потребителей Рашид Садыков, предприниматель показал ему разрешение с подписями начальника ОВД района и замглавы исполкома.

«Тогда Садыков был вынужден прекратить проверки, конфликтовать с главой он не стал», — продолжил свидетель. Он рассказал, что обращаться с жалобами во все инстанции Садыков начал позже, когда после реорганизации комитета ЗПП его не взяли в новую структуру: «Когда я ходил на прием к Садретдинову в 2002 году, видел, у него было плохое настроение. Он говорил: «Опять Садыков написал жалобы на него в Госдуму, и депутаты прислали запросы в Татарстан. Эти жалобы и проверки изводили главу».

Перед началом третьего допроса Маскуд Назмиев пожаловался на сильные боли и две бессонные ночи.

Следующий разговор о Садыкове, согласно показаниям Назмиева, был более жестким: «Садретдинов спросил, есть ли у меня знакомые ребята из казанской группировки, и сказал мне попросить их убрать Садыкова, но так, чтобы никто не догадался — например, отравить водкой или сделать, чтобы он пропал без вести, но не в Буинском районе». На допросе свидетель вспоминал свои слова, что «убийство большой грех», но подобные просьбы потом повторялись неоднократно:

«Я стал избегать встречи с Садретдиновым, стараясь не попадаться ему на глаза. Тогда он отказался подписывать наши документы, требуя, чтобы я пришел. Я пришел и услышал: раз я до сих пор не выполнил его просьбу, тогда он будет меня душить — мешать работать».

Назмиев рассказал, то Галиуллин помогать ему не стал, отправил к Галимджанову. Тот согласился попробовать и попросил показать ему дом жертвы. «Несколько дней ничего не происходило. И Садретдинов начал вести себя не по-джентельменски: не подписал документы, не принял меня, стал игнорировать. Тогда я решил — раз он так себя ведет, исполнять его просьбу не надо. Передал Динару, а он сказал — уже ничего сделать не может. Той ночью Садыков был убит... Садретдинов был доволен и после этого всегда оказывал мне поддержку», — свидетельствовал фигурант дела в Следкоме.

С его слов, с исполнителями он расплатился из тех средств, что ранее получил в качестве займа от Галиуллина. При этом Галиуллин одолжил 320 тысяч рублей, а в течение нескольких лет получил назад 500 тысяч. Назмиев очень удивился, что убийство Садыкова вызвало резонанс на федеральном уровне: не знал, что покойный активист был еще и помощником депутата Госдумы Сергея Шашурина.

«Показания подтверждаю в полном объеме», — заявил по окончании оглашения Маскуд Назмиев. Чем удивил почти всех участников процесса.

Также в Следкоме соучастник убийства поделился несостоявшимся проектом строительства гостинично-развлекательного комплекса в Буинске в 2003—2005 годах. В число соучредителей фирмы тогда вошли сам Назмиев, родственник Садретдинова и его доверенный предприниматель из Челнов. Но главу назначили министром экологии РТ, и проект пришлось заморозить.

«Показания подтверждаю в полном объеме», — заявил по окончании оглашения Маскуд Назмиев. Чем удивил почти всех участников процесса — схожие показания на прошлом допросе он не подтвердил.

«Малява пришла: «Показания против Садретдинова не давай»

На вопрос, по какой причине изменилась позиция свидетеля, он ответил так: «Меня попросили, и я хотел помочь. Попросили не давать показания против Садретдинова. Сказали ссылаться на 51 статью [Конституции РФ, гарантирующую право не свидетельствовать против себя]».

Судью интересовало, почему позиция свидетеля изменилась в понедельник, а не в пятницу, когда его по требованию суда перевели в колонию-поселение. «В пятницу меня даже в колонию не заводили, сразу сюда в наручниках привезли», — отвечал Назмиев.

— Вы указывали в показаниях 2003—2009 годов, что Садретдинов вас не просил убивать, лишь наказать Садыкова, так? — напомнил председательствующий.

— Слов про убийство не было. Но вот когда я навещал Садретдинова в больнице, он мне говорил: Садыков сейчас в Москву к сыновьям едет, надо его напоить водкой и с поезда выкинуть... как несчастный случай.

Назмиев поделился, что на прошлой неделе уже в СИЗО-2: «Малява пришла: «Показания против Садретдинова не давай. Бери 51-ю».

Далее свидетель-осужденный сообщил, что передал информацию группировщикам, что Садретдинов хочет жалобщика наказать — убрать его.

Адвокат Туктаров уточнил у свидетеля, что означают его слова «попросили помочь Садретдинову» и кто попросил. «Я не хочу говорить, я опасаюсь», — отвечал Назмиев. С его слов, в конце 2020-го — начале 2021 года, когда он находился в казанской колонии №2, на «дежурный» телефон его отряда (запрещенное за решеткой средство связи) дважды звонил неизвестный ему человек: «Не представился. Голос был не русский, сказал — Садретдинов весь больной, надо его поддержать. Он и так уже сидит, а тебе ничего не будет».

Далее Назмиев поделился: на прошлой недели, за пару дней до старта судебного процесса, произошел еще один инцидент — уже в СИЗО-2. «Малява пришла: «Показания против Садретдинова не давай. Бери 51-ю». Записка, со слов свидетеля, пришла по системе межкамерной связи, в руки ее не дали — разрешили прочесть и тут же сожгли.

Именно об этих фактах Назмиев и написал председательствующему. А тот в свою очередь направил обращение начальнику СИЗО и прокурору, чтобы разобрались. «Ждем ответа в течение 10 дней», — сообщил вчера судья Тимур Зарипов. А еще признался свидетелю — все его показания отличаются друг от друга, а потому вызывают очень много вопросов.

Третий судебный допрос Назмиева вчера завершить не удалось. Но в процессе выяснилось: кроме бандитов из Казани, «свидетель» пытался найти исполнителей в Ульяновске.

Ирина Плотникова, фото автора
ПроисшествияБизнесОбществоВластьЭкономикаФинансыБюджет Татарстан
комментарии 12

комментарии

  • Анонимно 27 июл
    Дурдом. Ну свидетеля нашли. Он же с головой не дружит. Психиатрическую экспертизу и полиграф.
    Ответить
    Анонимно 31 июл
    Это б/у министр всё пытается его дураком представить, чтобы дело развалить. Не прокатит.
    Ответить
    Анонимно 31 июл
    Сегодня, 30.07.21г. Приволжский суд г.Казани продлил срок содержания под стражей бывшему министру Садретдинову ещё на несколько месяцев, до 16 ноября 2021г., указав при этом, что "имеются объективные сведения, подтверждающие обоснованность предъявленных обвинений".
    Родственничкам надо о другом подумать, а не о сказках про невиновность. Срок-то "светит" ого какой.
    Ответить
  • Анонимно 27 июл
    Свидетель странный, что хочет,то и говорит. Реально псих
    Ответить
  • Анонимно 27 июл
    "Назмиев рассказал, то Галиуллин помогать ему не стал, отправил к Галимджанову". - то есть Галиуллина на 25 лет посадили ошибочно?
    Ответить
    Анонимно 27 июл
    галиуллина посадили за квартала. там хватало других преступлений
    Ответить
  • Анонимно 27 июл
    Сколько можно мучить Садретдинова,из-за этих лжесвидетелей уже год сидит.
    Ответить
  • Анонимно 27 июл
    Интересно, а следователь в этот раз со свидетелем работал, допрашивал его или тупо взял показания 20 летней давности.
    Ответить
  • Анонимно 27 июл
    Назмиев и тех опасается, и других. Надо было жить честно, а он спустя 20 лет продолжает врать и выворачиваться. Все выгоду свою ищет. Хотя вполне возможно и оговорил от главу, иначе как получил всего 4 года колонии. За кражу батона колбасы больше дают.
    Ответить
  • Анонимно 27 июл
    Слова -одни слова! Сегодня так -завтра по другому, вина не доказана - а человек в тюрьме сидит просто так год!!
    Ответить
  • Анонимно 27 июл
    Суду этот цирк не надоел ещё. Понятно, что СК и прокуратура будут изо всех сил протаскиваться это дело. Старик год в изоляторе просидел, кто- то за это должен ответить. Хоть условно, но осудить будут стараться. Судье не легко, с одной стороны прокуроры и свои же из Верховного, с другой закон. Что он выберет?
    Ответить
  • Анонимно 27 июл
    Цирк!
    Сюжет для сериала....
    Ждём продолжения- надеемся на хеппи энд
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии

Новости партнеров