«Дочка» «Газпром нефти» заставила убрать за собой покупателя лома из Шемордана

Подрядчика «Трейд Металл» из Сабинского района обязали рекультивировать земли в ХМАО и выплатить штраф в 2 млн рублей и пени

«Дочка» «Газпром нефти» заставила убрать за собой покупателя лома из Шемордана
Фото: xlom.ru

АО «Газпромнефть-Ноябрьскнефтегаз» в судебном порядке потребовало взыскать с ООО «Трейд Металл» из Сабинского района 5,7 млн рублей пени. Эти санкции связаны с покупкой у газпромовской «дочки» лома черных металлов, а именно — «Трейд Металл» отдал 2 млн рублей за то, чтобы забрать на Пограничном месторождении в ХМАО старые трубопроводы самовывозом. При этом земли под ними обязался рекультивировать, но долгое время этого не делал: бэушные трубы были им демонтированы и увезены еще в 2016 году. Суд с учетом ситуации уменьшил штрафные санкции до 2 млн рублей. Но главное то, что покупателю с «пропиской» в Шемордане в мае — июле придется «убрать за собой» в труднодоступном районе Ханты-Мансийского автономного округа.

Исполнить обязательства по рекультивации земель

В Татарстане завершилась судебная тяжба с экологическим уклоном, которую инициировало АО «Газпромнефть-Ноябрьскнефтегаз». Газпромовская «дочка» требовала взыскать с «прописанного» в селе Шемордан Сабинского района ООО «Трейд Металл» 3,5 млн рублей пени с дальнейшим их начислением до даты исполнения обязательства, а также обязать его рекультивировать земли на Пограничном месторождении. Последнее, к слову, находится в Ханты-Мансийском автономном округе.

В ходе судебного разбирательства истец увеличил размер пени едва ли не вдвое: до 5,7 млн рублей. Такую сумму штрафных санкций он насчитал с 1 сентября 2018 года по 10 сентября 2020-го. И она не была окончательной: пени все продолжали капать. За что компания из сельского района Татарстана нарвалась на такие неприятности? В обосновании иска говорится о том, что она не выполнила свои обязательства по рекультивации земель. Они шли «нагрузкой» к договору купли-продажи металлолома.

«Газпромнефть-Ноябрьскнефтегаз» требовал обязать «Трейд Металл» рекультивировать земли на Пограничном месторождении в Ханты-Мансийском автономном округе. Фото: 86.ru

И трубопроводы демонтировать, и траву посеять

Завязка этой истории произошла еще шесть лет назад. 6 июля 2015 года «Газпромнефть-ННГ» подписала с ООО «Трейд Металл» договор, по которому обязалась продать ему лом черных металлов — старые недействующие нефтепромысловые трубопроводы Пограничного месторождения. Покупатель должен был сам их демонтировать и вывезти. Кроме того, к его обязанности были отнесены и работы по технической и биологической рекультивации земель. Как то: планировка строительной полосы, очистка территории, вывоз мусора. Наконец, нужно было приготовить торфо-песчаную смесь, привезти на место и распределить (была оговорена даже толщина в 15 см), а также посеять траву.

В соответствии с ГОСТ рекультивация нарушенных земель предполагала два этапа — технический и биологический. Результатом таких работ должен был стать «экологически сбалансированный устойчивый ландшафт».

Согласно материалам арбитража, шеморданской компании в 2015—2017 годах было передано под разборку 35 участков трубопроводов. Видимо, из-за большого объема работ договор купли-продажи бэушных труб дважды пролонгировался. Последний раз по 31 декабря 2018 года. Но «Трейд Металл» как будто управился раньше. Стороны расторгли договор уже с 1 февраля. С одним исключением: на рекультивацию земель, по-видимому, с учетом специфики дали чуть больше времени — до 1 сентября 2018 года.

И делать это предстояло отнюдь не для галочки. Результат работ после анализа почв на хлориды и нефтепродукты должна была принять комиссия самой «Газпромнефть-ННГ» (два ведущих инженера, один главный специалист и пять начальников цехов по добыче нефти и газа (ЦДНГ)!). Химический анализ почв был прерогативой аккредитованной лаборатории. Почвы для анализа продавец старых трубопроводов и их покупатель должны были отобрать вместе. Но в действительности, как установил суд, согласованного сторонами графика рекультивационных работ не было. Образцы почвы они тоже не отбирали и на анализ в лабораторию не отдавали.

В доказательство — фотографии и закупки смеси трав

Говорить о том, что в плане рекультивации не было сделано абсолютно ничего, было бы неверным. Техническая рекультивация еще как-то проводилась. Шла ее приемка. Хотя замечания к исполнению тоже возникали. Одним словом, часть таких работ прежним хозяином трубопроводов была принята. Все документы по этому случаю стороны оформили как полагается.

Хотя некие упущения были и с другой стороны. Так, в июле 2017 года «Трейд Металл» письмом уведомил «Газпромнефть-ННГ» о проведении технической рекультивации на 12 земельных участках. Однако приемочную комиссию та не создала и работы не оценила. Причины названы не были. Исходя из этого, суд посчитал упомянутые работы принятыми истцом. Точно так же он поступил в отношении еще четырех земельных участков, по которым шеморданская компания хотела отчитаться в сентябре того же 2017 года.

А вот по 8 другим площадкам газпромовская «дочка» объяснила отказ принять результат: они были замусорены остатками трубопроводов и изоляции, лесопорубочных материалов. Кроме того, поверхность была неровной, с приямками, и имели место нефтяные загрязнения.

В письме, отправленном компании «Трейд Металл» по электронной почте, заказчик работ все детально описал. Ответчик не отрицал, что послание получил, вместе с тем недоделки не устранил.

А по части биологической рекультивации вообще возник пробел, хотя «Трейд Металл» и пытался его завуалировать. Так, в суде в подтверждение того, что эти работы им все-таки были выполнены, компания представила фотографии, а также доказательства приобретения в 2015 году смеси многолетних трав и химреагентов. Но суд эти доводы отклонил. Доказательств того, что эти смеси трав были использованы в 2018—2019 годах на конкретных земельных участках, нет. Да и факт оформления пропусков на прохождение спецтехники на территорию Пограничного месторождения для рекультивации не зафиксирован. Более того, биологическая рекультивация проводится после завершения технической: посеять траву на не восстановленной почве невозможно.

Что касается собственных фотографий, которые «Трейд Металл» представил суду, по ним невозможно понять, когда они были сделаны и где находятся запечатленные на них земельные участки. В том числе невозможно понять, была ли проведена рекультивация, как того требовал договор. Поймал суд «Трейд Металл» и на лукавстве. Так, он заявлял, что на одном из участков трубопровода вообще не было. Но у истца на него нашелся акт демонтажа, согласно которому шеморданская компания вывезла оттуда высоконапорный водовод весом в 51,5 тонны. Компания, которой грозили многомиллионные штрафные санкции, в том числе ссылалась на пропуск срока исковой давности. Но ее «подвела» пролонгация договоренностей по рекультивации земель, благодаря которой в 2019 году для подачи заявления в суд начался новый отсчет.

К обязанностям покупателя были отнесены и работы по технической и биологической рекультивации земель: планировка строительной полосы, очистка территории, вывоз мусора

Биологической рекультивации не было ни на одном участке

В итоге арбитраж констатировал, что биологическая рекультивация не была проведена ни на одном из перечисленных в иске 35 земельных участков. Представленные «Трейд Металлом» акты обследования и приказы о создании рабочей комиссии по приемке объектов после окончания работ суд как доказательства не принял. Во-первых, это внутренние документы самого исполнителя. Во-вторых, создание такой приемочной комиссии относится к полномочиям «Газпромнефть-ННГ»: это прямо следует из договора.

С учетом того, что история с рекультивацией длится уже достаточно долго, площадки, подлежащие «реанимации», могли сильно измениться. Однако арбитраж констатировал, что даже «зарастание участка не исключает необходимость выполнения рекультивационных работ». Договор предусматривал также пени за срыв сроков работ по демонтажу, разгрузке и рекультивации. Предъявленную газпромовской «дочкой» неустойку из расчета 0,3% от стоимости трубопроводов за каждый день просрочки исполнения обязанности арбитраж признал обоснованной.

В суде была пересчитана общая стоимость трубопроводов из расчета цены договора в 2,3 тыс. рублей за тонну. Согласно актам демонтажа, их общий вес превысил тысячу тонн (1124,26 т). При стоимости трубопроводов в 2,58 млн рублей сумма начисленной неустойки только с 1 сентября 2019 года по 30 сентября 2020-го составила 5,9 млн. Вместе с тем служители Фемиды не проигнорировали и просьбы «Трейд Металла» о снижении штрафных санкций с учетом их несоразмерности последствиям неисполненного обязательства и отсутствия убытков у истца.

Удовлетворить частично

Иск «Газпромнефть-ННГ» арбитраж удовлетворил частично. Он обязал ООО «Трейд Металл» провести биологическую рекультивацию 35 земельных участков Пограничного месторождения, еще 16 ждут технической рекультивации. Он также оговорил срок для выполнения «работы над ошибками». С учетом того, что в Ханты-Мансийском автономном округе долгая холодная зима и короткое теплое лето, рекультивация возможна только с мая по июль.

Штрафные санкции были снижены до 2 млн рублей. По мнению суда, эта сумма «позволяет сохранить баланс интересов сторон». Кроме того, с покупателя лома в пользу газпромовской «дочки» будет взыскана неустойка на сумму 2,58 млн рублей, начисленная по ставке 0,3% от размера фактического долга за каждый день просрочки исполнения обязательства, начиная с 1 октября 2020 года по день фактической рекультивации земель.

На данный момент такой «вердикт» подтвердили арбитражные суды трех инстанций. Арбитражный суд Поволжского округа лишь несколько смягчил его, скорректировав отсчет неустойки с 1 августа 2021 года.

Связаться с компанией «Трейд Металл» по телефонам, указанным в ее карточке в базе данных «СПАРК Интерфакс», не удалось. Там указан как номер в Татарстане, так и в ХМАО, где она также имеет офис. Ответ на запрос на имя гендиректора АО «Газпромнефть-Ноябрьскнефтегаз» Алексея Огородова в редакцию на момент публикации материала не поступил.

Согласно картотеке Арбитражного суда, это не единственный аналогичный спор между сторонами. В данный момент Арбитражный суд Ямало-Ненецкого автономного округа в городе Салехард рассматривает иск АО «Газпромнефть-Ноябрьскнефтегаз» к ООО «Трейд Металл» о понуждении выполнить работы по рекультивации нарушенных земель на Пограничном месторождении в мае — июле 2020 года и взыскании 10,5 млн рублей неустойки за нарушение сроков выполнения работ по договору.

«Газпромнефть-Ноябрьскнефтегаз» ведет добычу нефти и газа в Ямало-Ненецком и Ханты-Мансийском автономным округах. Фото: nng.gazprom-neft.ru

В 35 километрах от Ноябрьска

«Газпромнефть-Ноябрьскнефтегаз» считается одним из основных добывающих активов компании «Газпром нефть». Он ведет добычу нефти и газа в Ямало-Ненецком и Ханты-Мансийском автономных округах. К слову, в ЯНАО это еще и самое крупное нефтедобывающее предприятие: там находится основная часть его месторождений. Общая площадь территории, на которой «Газпромнефть-Ноябрьскнефтегаз» ведет добычу, превышает 40 тыс. квадратных километров.

В целом разрабатывает более 30 месторождений. Часть из них расположена поблизости города Муравленко, остальные относятся к Ноябрьскому региону. В том числе Пограничное. Ближайший от него населенный пункт — расположенный в 35 километрах г. Ноябрьск. В ноябре 2017 года «Газпром нефть» впервые использовала беспилотник вертолетного типа для доставки груза именно на Пограничное месторождение. Открыли месторождение в 1982 году, но разрабатывать начали только три года спустя. По величине запасов, согласно данным самой «Газпром нефти», оно относится к крупным, а по геологическому строению — к сложным. Лицензия на него выдана до 31 декабря 2082 года.

Всего «Газпром нефти» и ее «дочкам» принадлежит 61 лицензия на разведку и разработку месторождений. Доказанные запасы нефти на принадлежащих компании месторождениях превышают 4,5 млрд баррелей. Крупнейший акционер — группа «Газпром».

Что известно о ее оппоненте ООО «Трейд-Металл»? Эта компания, зарегистрированная в селе Шемордан Сабинского района, уже 16 лет на рынке. Основные виды деятельности: обработка отходов и лома черных металлов, строительство жилых и нежилых зданий. Имеет 8 лицензий. Входит в АСРО «Содружество строителей РТ». Относится к малым предприятиям. Средняя численность работников по состоянию на 31 декабря 2019 года составляла 50 человек.

Уставный капитал составляет 20 млн рублей. Учредители: Мустафин Олег Наузифович (51% уставного капитала) и Галиев Илсур Ибрагимович (49%). Последний также в ранге президента возглавляет федерацию греко-римской борьбы Нижневартовского района. В 2019 году ООО «Трейд Металл» получило выручку от продажи в размере 494,78 млн рублей. Чистая прибыль составила 4,8 млн.

Общая площадь территории, на которой «Газпромнефть-Ноябрьскнефтегаз» ведет добычу, превышает 40 тыс. квадратных километров. Фото: nng.gazprom-neft.ru

Нефтяники демонтируют 1,3–1,4 млн тонн труб в год

В стране каждый год демонтируется огромное количество трубопроводов. В частности, по данным Фонда развития трубной промышленности (ФРТП), объем демонтажа стальных труб нефтяников составляет 1,3–1,4 млн тонн в год. Средняя стоимость их продажи на тендерах еще внутри траншеи (с обязательством покупателю самому выкопать и транспортировать трубу) — 0,5–1,5 тыс. рублей за тонну.

Для собственных нужд компании топливно-энергетического комплекса оставляют незначительные объемы. Такие трубы преимущественно попадают на рынок для реконструкции, а затем продаются или для нужд ЖКХ, или самим нефтяникам. Эксперты полагают, что на переплавку уходит только их треть. В итоге на рынке остается около 1 млн тонн бэушных труб.

В фонде развития трубной промышленности характеризуют рынок оборота старых труб как «закрытый и непрозрачный». Если его вывести из тени, говорят в ФРТП, нефтяники смогут продавать трубный лом по гораздо более привлекательной цене: 18-20 тыс. рублей за тонну. Вместе с тем им придется самостоятельно получать паспорта и лицензии на обращение с отходами, а также обезвреживать их.

Объем поставок трубного фальсификата в фонде оценивают в 40 млрд рублей в год. Глава фонда Игорь Малышев говорил СМИ, что с учетом ущерба в результате аварий от незаконного применения таких труб в ЖКХ, на теплотрассах и в строительстве общие потери экономики могут составить до 100 млрд рублей. В то же время, по некоторым данным, дополнительные расходы на закупку новых труб в случае запрета оборота бывших в употреблении могут достигнуть 200 млрд рублей в год. Такие предварительные цифры называл директор по разведке и добыче нефти и газа Vygon Consulting Сергей Клубков.

Любовь Шебалова
ПромышленностьНефтьБизнес Татарстан Арбитражный суд Республики Татарстан
комментарии 6

комментарии

  • Анонимно 30 апр
    Всю нашу пданету загрязнили
    Ответить
  • Анонимно 30 апр
    Многие мастики, взять
    Деньги и не выполнить обязательства
    Ответить
    Анонимно 30 апр
    мастера вместо мастики? Т9?
    Ответить
  • Анонимно 30 апр
    заголовок мудреный какой-то. то ли компания Газпром заставила убираться за ней, то ли убрали покупателя
    Ответить
    Анонимно 30 апр
    Ахаха, рассмешил. Можно же статью почитать
    Ответить
    Анонимно 30 апр
    А это, кстати, еще вопрос кому за кем в этом случае приходится убирать
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии

Новости партнеров