Династия Сайдашевых: как крестьянин стал купцом 2-й гильдии и «чайным королем» в Казани

Из истории татарского предпринимательства

Династия Сайдашевых: как крестьянин стал купцом 2-й гильдии и «чайным королем» в Казани

Институт истории им. Марджани выпустил книгу о жизни и деятельности казанских предпринимателей пореформенного периода: «Страницы истории татарского предпринимательства: купеческая династия Сайдашевых (вторая половина ХIХ — начало ХХ веков)». Издание составила старший научный сотрудник Центра изучения истории и культуры татар-кряшен и нагайбаков института к.и.н. Лилия Мухамадеева. В своем труде она исследует историю формирования известного купеческого рода Сайдашевых, а также другие аспекты татарского предпринимательства. Сегодня «Реальное время» публикует фрагмент первой главы, в которой рассказывается, как купец Ахметзян Сайдашев учредил в Казани торговый дом по продаже чая и кожевенных изделий.

Точное определение торговца-татарина дает, на наш взгляд, П. Знаменский, который в начале ХХ века указывал, что татары «занимаются всякого рода продажей и перепродажей, от продажи халатов и старого платья до крупной торговли чаем… Крупные торговцы ведут свои дела довольно рационально и честно… Кроме торговли, татары занимаются еще кожевенным промыслом, который тоже унаследовали после булгар…». В 1870 году А.Я. Сайдашев учредил в Казани торговый дом по продаже чая и кожевенных изделий. Дела шли так хорошо, что с течением времени он утвердился в этой области в качестве монополиста: современники стали называть его «чайным королем». Через пять лет, в 1875 году, А.Я. Сайдашев, официально объявив свои капиталы, перечисляется из государственных крестьян в купцы 2-й гильдии.

Впрочем, уроки успешного предпринимательства давались нелегко. В конце 1870-х годов А. Сайдашев по неопытности попал в неприятную историю, связанную с банкротством казанского 1-й гильдии купца, крупного землевладельца Муртазы Мустафича Усманова1* (1823–?), владевшего большой текстильной фабрикой в д. Кшкар Казанского уезда. А. Сайдашева связывали с этим купцом, также не жалевшим денег на общемусульманские дела, дружеские отношения.

Ахметзян Яхьич Сайдашев

Как отмечал А.Я. Сайдашев, у Муртазы бая было много имений, он был очень богат и сведущ в купеческих, коммерческих делах. Сайдашев приводит в пример, когда тот приобрел одно из имений казанского купца Ахметзяна Утямышева около деревни Кенар за 40 тысяч рублей и после малых вложений выгодно перепродал, получив прибыль в 100 тысяч рублей. Жил Кушкар Муртаза в своем доме у здания городского Пассажа. На Сенном базаре он имел торговлю пахтой. Однажды случилось непредвиденное, в 1875 году цены на пахту резко упали, после чего дела у купца пошли из рук вон плохо. Не имея возможности расплатиться с долгами с московскими фирмами, он был вынужден передать свои векселя адвокатам.

Друзья Муртазы Кушкара, в частности казанский купец 2-й гильдии Муса Исхакович Уразов (1842–?), в целях его спасения посоветовали не декларировать имущество и надумали передать знакомым людям бронзовые векселя. Решив поддержать товарища в трудную минуту, А.Я. Сайдашев вместе с имамом Ш. Марджани (1818—1889), купцами М. Уразовым, М-Г. Усмановым, Г-В. Чукиным (1824–1895), Ш. Забировым (1835–?) взяли на хранение бронзовые векселя на значительные суммы. В частности, у Сайдашева оказалось векселей на сумму 9 тысяч рублей. Однако все это стало известно кредиторам, и указанные лица попали под следствие.

Среди казанских купцов разразился скандал, подавляющее большинство которых осуждало тех, кто приобрел векселя. Через некоторое время адвокаты, ставшие враждебными к друзьям Муртазы Кушкара, вводя в заблуждение, уговорили написать заявление прокурору о сокрытии его имущества Уразовыми. Мухаммед-Гали Усманова и Шихабетдина Марджани по причине почтенного возраста и болезни заключили под домашний арест.

Самого Сайдашева полиция арестовала и заключила под арест в Пятое отделение. Старые знакомства несколько облегчили его положение. Начальник полиции Мосолов, знакомый Ахметзяна, распорядился содержать его не среди преступников, а в кабинете судебного пристава. Моральное состояние Сайдашева было тяжелым, что, однако, позже улучшилось доброжелательным отношением к нему со стороны охранников. Так, он пробыл в отделении три дня, где его каждый день навещали жена и дети.

После освобождения из-под ареста Ахметзян пригласил к себе знакомого доктора Мандельштама. Через него он передал некую сумму следователю, ведущему дело, и через три неполных месяца тестю Муртазе Зайпину и другу Мухаметзяну Ибниаминовичу Галееву (1832—1908) разрешили взять Сайдашева на поруки.

Особые неприятности этого дела для А. Сайдашева заключались в том, что он из-за неосведомленности и страха перед тюрьмой ответил на вопрос следователя, ведущего дело, что векселя обеспечены реальными деньгами. Те, кто отрицал обеспечение векселей деньгами, отделались лишь легким испугом и, судя по всему, даже не были привлечены к ответственности. Сайдашев, не владея обстановкой, продолжал настаивать на своем. Дело растянулось почти на 13 лет. Несколько раз дело прекращалось и возобновлялось по вновь открывшимся обстоятельствам. Сайдашев нес неимоверные расходы, только при рассмотрении этого дела он, по собственному признанию, истратил около 30 тысяч рублей.

Наконец, после долгих разбирательств дело дошло до рассмотрения судом присяжных в Казанском окружном суде. На скамье подсудимых кроме Сайдашева, оказались Муртаза Усманов, Габдул-Вали Чукин и другие, а также двое русских — Зарастров и Лавика (Муса Уразов к тому времени умер).

Несмотря на то, что следователем дело было прекращено, судебная палата решила Сайдашева привлечь к суду. Рассмотрение дела началось 21 сентября 1888 года и продолжалось 5 дней. Зарастров и Лавика были сосланы в Сибирь, другим повезло больше. Дело в отношении Сайдашева строилось на том, что, когда Муса Уразов был членом конкурса в Эстарле-Тамаке (г. Стерлитамак, — Л.М.), при продаже чая Муртазы Кушкара, он был присвоен Сайдашевым. Однако вышла путаница, этим самым Сайдашевым оказался другой человек — приказчик покойного Мусы Уразова. Муртаза Кушкар и Ахметзян Сайдашев были признаны невиновными. Впоследствии предприниматель подчеркивал, что непреднамеренно, по молодости и неопытности, попал в неприятную ситуацию с векселями и просил всех своих коллег сделать из этого случая необходимые выводы.

Марьям Сайдашева, дочь М.А. Сайдашева — в центре

В 1881 году старший сын А.Я. Сайдашева Мустафа приводит в дом свою первую жену — семнадцатилетнюю Биби-Фатиму Мухаммед-Шариповну (1864—1893). Прожив в браке с Мустафой 12 лет, Биби-Фатима умирает в 1893 году, так и не оставив после себя потомства. Через несколько лет он повторно женится на Биби-Кариме Абдулловне (1869–?), от которой у него появились на свет — сын Мухамед (13.09.1903–?) и три дочери: Зубейда (09.1898–?), Марьям (1901–?) и Марзия (1902–?).

К этому времени, братья и племянники Ахметзяна Яхьича, который часто посещал их в Кабанах и материально старался помочь своим родственникам, один за другим, следуя его примеру, перебираются в Казань.

Начиная с 1883 года, казанский купец 2-й гильдии А.Я. Сайдашев и его брат крестьянин д. Кабан Лаишевского уезда Ахмет-Сафа Яхьич, предоставив под залог ценные бумаги, берут в аренду лавки в Гостином дворе, считавшемся одной из крупнейших торговых точек в Казани. Об этом свидетельствует тот факт, что уже в 1834 году в нем функционировало «около 1000 номеров лавок, включая мелочных, Торжков и площадей, ежедневно наполненных народом, лавок под домами и проч.». Повторные свидетельства были ими также получены в 1889 и 1890 гг.

Помимо этого, казанский мещанин Ахмет-Сафа Яхьич Сайдашев ежегодно получал документы на мелочный и ремесленный торги. Получая промысловое свидетельство на личные занятия и на торговые предприятия, он в Общественном корпусе на Сенной площади имел две лавки под №№ 1 и 16, где вел хлебно-бакалейную торговлю 3 разряда, с годовым оборотом 30000 рублей. В 1883 году выдвигал свою кандидатуру в гласные Городской думы. Женат Ахмет-Сафа был на Биби-Латыфе Бикмухаметовне (1846–?), у которой имелся собственный дом на ул. Большой Мещанской и участок земли на ул. Тихвинской, проданный ею в 1907 году казанскому мещанину Ш. Шамсутдинову. У них было три сына: Нурутдин (06.10. 1868–?), Габдулла (?–?), Карим (?–?) и дочь Гульсум (?–?). Сын Нурутдин в начале ХХ века вел шапочную торговлю 4 разряда, которая находилась рядом с лавками отца. Годовой торговый оборот его составлял 1000 рублей.

В 1901 году в газете «Казанский телеграф» появилась заметка, в которой говорилось о покупке якобы А-С.Я. Сайдашевым и торговцем Корниловым краденой муки. На что Ахмет-Сафа незамедлительно написал опровержение в тот же печатный орган, где объяснил свою покупку в тот злополучный день тем, что «мука была доставлена лавочником Сиразием Фахрутдиновым в уплату за взятые у него рогожи». В 1912 году имел производственное заведение 8 разряда, очевидно, по производству мучных изделий. Муку А-С.Я. Сайдашев приобретал у Торгового дома «А.А. Стерлядкин с сыновьями в г. Сызрани». В 1913 году был привлечен к ответственности за неуплату за доставку товара данному Торговому дому, за что был оштрафован на сумму более пятидесяти рублей.

Почти все племянники Ахметзяна Яхьича и Ахмет-Сафы Яхьича Сайдашевых пошли по их стопам и стали предпринимателями. Так, казанский купец 2-й гильдии Абдул-Кадыр Мухамед-Вафич Сайдашев женился на вдове казанского купца Мухамет-Шарифа Бикбовича Тойкича (?–?) и проживал со своей семьей по ул. Большой Мещанской в доме своей супруги — Биби-Бадернисы Муртазовны (1863—1910). У них было четверо детей: сыновья Ахмет-Фаин (15.03.1893–?), Мухаммед-Камал (08.08.1895–?) и дочери Биби-Галия (1882–?), Фатыма (?–?). Другая недвижимость, оцененная в 1000 рублей, находилась по ул. Большой Симбирской, где располагались: деревянный одноэтажный завод, караулка и поднавес. Биби-Бадерниса Муртазовна совместно с И.А. Галеевым владела 1/4 частью участка на ул. Большой Мещанской и одноэтажным деревянным домиком с 2 сараями на ней, который сдавала квартирантам. В 1906 году она вместе со своим мужем построила двухэтажный деревянный дом. Имели торговлю сырьем 2-го разряда. С начала 1917 года были исключены со всем семейством из купцов 2-й гильдии за невыборкой сословного свидетельства.

А-К.М-В. Сайдашев баллотировался в гласные Городской думы и на протяжении многих лет являлся заведующим одного из шести Военно-конских участка и Высочайше утвержденным директором Уездного тюремного отделения. Его сын купец Ахмет-Фаин был военнообязанным, грамотным человеком, занимавшимся торговлей. Был женат на Марьям Абдрахмановне и имел дочь Фатиму (1912–?).

После смерти супруги в 1910 году, А-К.М-В. Сайдашев повторно женился на двадцатидвухлетней Биби-Фатыхе Гадыльшевне (1888–?). Она, вероятно, и родила семидесятичетырехлетнему мужу сына Ахмат-Камала (1927–?), который являлся красноармейцем, мобилизовавшимся из г. Казани.

Казанский купец 2 гильдии Мухамет-Гариф Мухамет-Вафич Сайдашев в «Адресной книге» значится зарегистрированным в Общественном ряду по ул. Сенной в доме Юнусова (тел. 247), где и вел свою торговлю. Еще одна лавка с мануфактурными товарами была у него в Обжорном ряду на Сенной площади. Женат он был на Машкамале Тохватулловне (1875–?), после смерти которой в 1908 г. — на девятнадцатилетней Марьям Ахмет-Гареевне Арсив (1890–?). Всего у М-Г.М-В. Сайдашева было пятеро детей: Касим (12.08.1895–?), Зайнап (1899–?), Биби-Фатима (1901–?), Уммугульсум (1909–?) и Махмут (03.01.1915–?). Старший сын Касим был принят на военную службу в 1915 г., в том же году был исключен из нее. С начала 1909 года за невыборкой сословного купеческого свидетельства был исключен со всем семейством из купеческого сословия.

Первоначально Мухаммед-Шакир Мухаммед-Вафич Сайдашев работал приказчиком у купца Юнусова в магазине хлебно-бакалейных товаров на ул. Московской. Непосредственно свою торговлю 3-го разряда теми же изделиями производил в доме наследников Усманова на ул. Сенной. Имел дом на Сенной площади, а также недвижимость на ул. Малой Симбирской, вследствие ветхости данного дома в 1912 году Городская управа уценила его с 750 до 640 рублей. Ежегодно он вместе со своим дядей Ахмет-Сафой Яхьичем Сайдашевым получал документы на мелочный и ремесленный торги. У него было четверо детей: Халида (?–?), Салим (?–?), Сагит (?–?) и Галия (?–?).

Казанский мещанин Миргазиз Мухамет-Вафич Сайдашев со своей женой Биби-Хадычей Мустафовной (1873–?) имел в 5-й части г. Казани на ул. Мыловаренной деревянный двухэтажный дом с деревянными надворными постройками и декоративным садом. Имел торговое заведение 3-го разряда. С 1910 по 1919 гг. арендовал лавки в Алексеевско-Савватеевском корпусе. У них родилось шестеро детей: Исмагил (03.08.1891–?), Ибрагим (20.11.1894–?), Салих (12.04.1900–?), Исхак (03.11.1903–?), Хайруль-Бария (09.08.1905–?) и Рабига (17.06.1907–?). В Призывных списках по г. Казани на 1912, 1913 и 1914 г. сказано, что мещанин Исмагил Миргазизович Сайдашев был военнообязанным, грамотным человеком, имел торговлю 1-го разряда и право на льготу 2-го разряда, принят на службу в 1914 г. Его брат Салих был красноармейцем, мобилизовавшимся Сталинским районным военным комиссариатом г. Казани.

Биби-Махруй Мухамет-Вафовна Сайдашева, согласно Списку домовладельцев, получивших разрешения на производство построек в 1899 году, имела недвижимость на той же улице, что и ее брат Миргазиз.

У казанского мещанина Мухамет-Закира Мухамет-Вафича Сайдашева от жены Биби-Газизы Музафаровны (?–?) было трое детей: Биби-Суфия (25.01.1887–?), Амина (12.07.1895–?) и Фатых (?–?).

По словам потомков Абдрахмана Мухамет-Вафича Сайдашева, их предок проживал в г. Казани, дом которого находился возле Колхозного рынка. Имел кондитерский магазин и занимался сапожным производством. Впоследствии у него родились десять детей: Мунира (?–?), Габдулла (?–?), Нурмухамет (1892–16.01.1938), Рокия (?–?), Зайнап (?–?), Мазит (?–?), Сагит (1902-май 1942), Марьям (?–?), Карима (?–?) и Фуат (?–?). Сагит был красноармейцем, мобилизованным Зеленодольским районным военным комиссариатом, погиб в Московской области.

Личная печать А.Я. Сайдашева

Магазины и лавки А.Я. Сайдашева были в самых престижных и бойких местах города. В частности, он арендовал лавки №№ 1 и 7 в Усмановском корпусе, стоявшем в центре Сенного базара — на Сенной площади. Там же его брат Ахмет-Сафа, а позднее и их племянник Мухаммед-Шакир вели бакалейно-хлебную торговлю.

Согласно списку татар-заемщиков Казанского общественного банка, А.Я. Сайдашев брал кредит 20 000 рублей в 1883 году и 30 000 рублей в 1885 году, в Казанском отделении Волжско-Камского банка — 25 000 рублей в 1880 году и 10 000 рублей в 1892 году. Торговый дом «Субаев Б., Бурнаев И. и М.Сайдашев» в 1888 году в том же банке брал 30 000 рублей, а торговый дом «Субаев Б. и М.Сайдашев» в 1893 году — 15 000 рублей. Другие родственники Сайдашевых также пользовались услугами данных банков, например жена Абдул-Кадыра Мухаммед-Вафича Сайдашева Биби-Бадерниса Муртазовна в 1898 году взяла кредит на сумму 20000 рублей.

Во второй половине ХIХ века среди крупнейших казанских чаеторговцев выделялся А.Я. Сайдашев, находившийся в деле более 25 лет. Он имел магазин «Чай» на самой длинной торговой улице Казани — Большой Проломной, в доме Бренинга. В 1886 году помимо главного чайного магазина Сайдашевых на Сенной площади, «по желанию многочисленных покупателей и для их удовольствия», Ахметзян Яхьич открывает новое его отделение на Воскресенской улице в доме Пчелина напротив Пассажа. Конкуренты в лице наследников И.В. Савиных, имеющие аналогичный магазин на той же улице, сразу же обвиняют Сайдашева в плагиате этикеток, хотя последним данный рисунок и цвет этикеток использовался еще до открытия нового магазина.

Свидетельство А.Я. Сайдашева на замену паспорта, 1887 г.

Доверенными А.Я. Сайдашева в тот период являлись его сыновья Мустафа и Мухаметзян, бухгалтером — Р.П. Сидоров, который к тому же в одно время был и управляющим его стекольной фабрики, управляющим — Н.Д. Данилов, конторщиком — И.А. Малецкий, комиссионщиком — Ф.Э. Кару, приказчиками в разные годы: В.Г. Шафеев, И.А. Хамзин и др. Все они состояли действительными членами Вспомогательного общества приказчиков в г. Казани.

Следует заметить, что купцы Сайдашевы отличались крутым нравом. Это видно со страниц «Казанского телеграфа». В №2326 данной газеты говорится о самоуправстве А.Я. Сайдашева в своем магазине с бывшим должником торговцем Галеевым, который, по его мнению, не вернул ему в полном объеме долг. По словам Галеева, купец ударил его 16 раз, после чего тот обратился к мировому судье, присудившему Сайдашеву 6 дней ареста. Последний, в свою очередь, подал апелляционную жалобу в съезд мировых судей, после чего Ахметзяна Яхьича приговорили к штрафу в 15 рублей.

В заметке «Дело купца В. Сайдашева» говорится об уличении кражи и избиении своих подчиненных одним из Сайдашевых. К сожалению, полное имя обидчика не упоминается, однако можно предположить, что это был Абдул-Кадыр Мухамет-Вафич, т.к. он являлся купцом и братом Мухамет-Шакира, имя которого фигурирует в данной статье. В результате суд оправдал Сайдашева за недоказанностью обвинения.

Их брат Мухамет-Гариф Мухамет-Вафич Сайдашев привлек к ответственности своего служащего возчика керосина Мифтахутдинова и лавочника Г. Гизетуллинова за кражу 25 пудов керосина. Рассмотрев дело, мировой судья оправдал обвиняемых. Не успокоившись, Сайдашев перенес дело в съезд мировых судей, где еще больше выяснилась необоснованность обвинения. По мнению защитника обвиняемых, все дело возникло на почве ссоры Сайдашева со своим возчиком, которому он сам задолжал жалованье в сумме 200 рублей. После окончания съезд утвердил оправдательный приговор судьи.

Достигнув своего девятнадцатилетия, в 1884 году младший сын А.Я. Сайдашева — Мухаметзян, действуя по доверенности отца, становится активным помощником в его торговых делах, а через пять лет начинает самостоятельную торговую деятельность. В этом же году он женится на шестнадцатилетней Биби-Фатиме Мухамет-Галимовне (1868–?), являвшейся на протяжении всей его жизни не только спутницей, но и соратницей и преемницей во всех семейных делах Сайдашевых. К сожалению, первый внук Ахметзяна Яхьича, родившийся в 1887 году, умер в младенчестве, не дожив до своего полуторогодовалого возраста. Всего у них родилось одиннадцать детей: Касымхан (1887–1888), Амина (1888–?), Сеида-Бану (1891–?), Мухамет-Касымхан (02.1896–1897), Мухамет-Рахим (02.1897–1898), Ахмет-Селим (Ахмет-Салим) (1900–1913), Рабига (1901–?), Муртаза (1902–?), Разия (1903–?), Амин (16.04.1906–?) и Фаузия (1907–?). Рабига и Разия в 1910 году поступили в гимназию А. Шумкова (позже Л.П. Шумковой), а Фаузия в 1916 г. — в младший приготовительный класс Казанского городского женского коммерческого училища. После окончания гимназии Разия продолжила свое образование в Казанском Императорском университете. В 1893 году Мухаметзян временно самостоятельно вступает во 2-ю гильдию купечества.

Мухаметзян Ахметзянович Сайдашев

В 1885 году А.Я. Сайдашев выдает свою старшую дочь, шестнадцатилетнюю Хусни-Зиган, замуж за Утямышева Исмагила Мухамет-Гарифовича (02.02.1963–?), тем самым породнившись со знаменитой первогильдейской купеческой династией, выходцами из г. Арска. Исмагил получил домашнее образование, проживал в Казани с 1877 года. Женившись, он отделяется от отца — Утямышева Мухамет-Гарифа Ибрагимовича (05.1830—03.02.1893), но при этом продолжает проживать в его доме №98 на Екатерининской улице. В 1897 году он получает разрешение на постройку нового дома. В 1910 году имел недвижимость на ул. Евангелистовской и совместно с Каримовыми на ул. 2-я Поперечной и Екатерининской. В пожаре, который произошел в Казани 8 и 9 июня 1902 года, пострадал дом И.М-Г. Утямышева, оцененный в 3000 рублей.

Хусни-Зиган родила мужу девятерых детей, дочерей: Маги-Дельбар (28.02.1898–?), Рахиму (20.02.1902–?), Кариму (10.08.1904–?), и сыновей: Исхака (06.11.1894—25.11.1896), Ибрагима (июнь 1896—1897), Мухаммеда (06.08.1899–?), Мустафу (01.06.1907–?), Муртазу (19.09.1909–?) и, предположительно, Абдул-Карима (?–?). Карима, вместе со своей двоюродной сестрой Фаузией Сайдашевой, с 1915 года обучалась в Казанском городском женском коммерческом училище. После смерти отца Мухамет-Гарифа Ибрагимовича Утямышева (?–1893) и преждевременной кончины своего старшего брата ополченца Мухаммед-Шакира (12.08.1855–07.08.1896) Исмагил взял бразды правления в свои руки, так как на его обеспечении остались, помимо матери Махуб-Зямалы Хасановны (10.02.1841–01.08.1903) и своей многодетной семьи, несовершеннолетние братья Абдулла (1880–?), Шарип (?–?) и сестра Рабига (1875–?), а также жена брата — Гарифа Абдрахмановна (06.10.1863–?) и ее малолетний сын Ахмет (2 или 10.09.1891–?).

Мать и семья брата Исмагила были переведены в казанское 1-й гильдии неторговое купечество до достижения 17-летнего возраста Ахмета. Впоследствии в 1901 году Гарифа Абдрахмановна вышла замуж за казанского мещанина Габдул-Зялиля (Габдул-Зямиль) Галиакберовича Биктемирова, усыновившего ее сына. В 1910 г. Ахмет Мухамет-Шакирович имел дом на ул. Владимирской, женился на Зухра-Бану Саидгареевне и имел дочь Раишу (1911–?).

Став крупным торговцем и промышленником, казанский 1-й гильдии купеческий сын Исмагил Мухамет-Гарифович Утямышев с женой в 1894 году самостоятельно вступает во 2-ю гильдию, а в 1897 году со всем семейством и в сословие казанского первогильдейского купечества. Торговлю чаем и сахаром непосредственно от своего имени он начинает с 1896 года. Чайный магазин его находился в доме Юнусова на ул. Сенной, другой магазин, специализировавшийся на шерсти и шкурах, находился собственном доме на ул. Симбирской. Бакалейно-хлебную торговлю 1-го и 2-го разрядов он вел на Сенной площади в собственном доме, доме Усманова и в доме Галеева и Утымышева. Склады его, где хранились чай, сахар и бакалейные товары, находились: в собственном доме по ул. Екатерининской, в доме Галеева и Утямышева, на ул. Сенной, в доме наследников Петрова на ул. Вознесенской, в доме Бегинова на ул. Рыбнорядской и в доме А.И. Кабачевой на Булаке. Сумма оборота только одного торгового заведения составляла примерно 130 000 рублей в год.

Вместе со своими родственниками А.Я. и М.Я. Сайдашевыми, с 1893 года вплоть до революции И.М-Г. Утямышев был гласным Городской думы. В разные годы являлся также членом: учетного комитета Коммерческого банка, совета Казанского общества взаимного кредита, финансовой, противопожарной, училищной и школьно-строительной комиссий, Губернского и Городского по квартирному налогу присутствия, а также казначеем Общества пособия бедным мусульманам г. Казани.

Через год после императорского указа «Об устройстве городских телефонных сообщений» в 1882 году в Казани появляются первые телефоны. Его установку мог себе позволить не каждый, т.к. плата за него составляла до 250 рублей в год, что составляло примерно годовое жалованье чиновника или преподавателя, к тому же предоплата за первый год пользования составляла 50%. Поэтому неудивительно, что за первые пять лет в городе было установлено всего 16 телефонов. Среди первых казанских абонентов значился купец 2-й гильдии А.Я. Сайдашев. Его заявление на установку телефонного сообщения легло на стол начальника Казанского почтово-телеграфного округа 23 апреля 1886 года. Вместе с ним Сайдашев предоставил план части г. Казани с обозначением его телефонной линии, номер которой был 285.

В то время казанским купцам, которые достигали определенного положения, прежний паспорт заменялся на новый, который давал право, на основании 4-й статьи параграфов 3 и 4 Высочайше утвержденного 4 января 1863 года мнения Государственного Совета о пошлинах за право торговли и статьи 6 пункта 10 Устава о гербовом сборе, свободного проживания во всех городах и селениях Российской империи. Так, согласно свидетельству, выданному 17 декабря 1887 года Казанской городской управой, А.Я. Сайдашев с женой и дочерью Бадри-Зиганой получает новый паспорт сроком на один год с правом дальнейшей пролонгации. Также в последующем, а именно в 1911 году, согласно Списку мусульман, которым были выданы заграничные паспорта, Мухаметзян Ахметзянович Сайдашев получает новый документ.

Стремительно разбогатев к этому времени, в мае 1888 года А.Я. Сайдашев вместе со своим семейством вступает в 1-ю гильдию казанского купечества.

Лилия Мухамадеева
ОбществоИстория Татарстан
комментарии 5

комментарии

  • Анонимно 16 апр
    И что стало с Сайдашевыми после вооруженного марксистского переворота в октябре 1917 года?
    Ответить
  • Анонимно 16 апр
    Интересная история одной семьи
    Ответить
  • Анонимно 16 апр
    Мне было интересно, спасибо
    Ответить
  • Анонимно 16 апр
    Какие они крутые были в своё время, мне бы так в моё
    Ответить
  • Анонимно 19 апр
    Они были настоящие купцы, занимались благотворительностью. А сейчас: лишь бы обогатиться за счет других, обманщики, а не предприниматели
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии

Новости партнеров