«Мне не хочется бить людей по лицу. Я не кайфую, нет страсти «засадить», чтобы он не встал больше»

Боец Марат Балаев — о «поп-ММА», «низких оскорблениях» и неправоте Минеева в конфликте с Исмаиловым

«Мне не хочется бить людей по лицу. Я не кайфую, нет страсти «засадить», чтобы он не встал больше»
Фото: vk.com

Российский боец смешанных боевых искусств Марат Балаев рассказал каналу «Ушатайка» о том, что его раздражает в ММА. Публикуем стенограмму интервью с сокращениями.

«Мне не нравится, когда человек вырубает человека и радуется, кайфует»

— За всю вашу карьеру в MMA что вас в этом спорте больше всего возмутило?

— Хороший вопрос. Многие моменты бывают… Не знаю, не буду сейчас умничать — я постоянно умничаю, и потом нужно доказывать то, о чем ты умничаешь. Что меня больше всего раздражает? Вот это «поп-ММА», Чоршанбе — не Чоршанбе… Какое-то новое веяние появилось, веяние «Дома-2» — вот это мне не нравится. Не нравится, когда человек вырубает человека и радуется, кайфует. Мне вообще не нравится в индустрии ММА, например, что, чтобы попасть в UFC, у тебя должны быть хорошие знакомства, это такая несправедливая канитель.

— То есть менеджер?

— Да. Даже если назначен по России кто-то главный по UFC — что он делает, какие у него обязанности? Он же должен отслеживать контингент, кто интересен для UFC. Значит, кто-то не работает, и все. Вот такие моменты несправедливы.

Навскидку сразу не скажешь, но о себе могу сказать, что совсем несправедливых моментов не было. Иногда лишали бонусов, чтобы много не базарил, но, по большому счету, вот титульник сейчас — я должен поблагодарить. Я просто сейчас даю понять, мне надо нормально попрощаться с карьерой, бой провести. А так, должен поблагодарить, конечно, от пяти титульников отбился, заслужил — получил. Бывают несправедливые моменты, но организации для меня многое сделали, так что не скажешь, что несправедливо.

Если в Америке какие-то плюсы есть, то здесь, например, чеченская лига — там в руководстве в основном чеченцы, у них есть такое: слово сказал — они сделают. Была бы это осетинская лига, тоже бы осетин старались пропихнуть, была бы лига дагестанская — дагестанцев бы старались тянуть, не без этого.

«Я тоже могу так выйти, желательно голым, накидать то-се, и у меня будет миллион просмотров. А что дальше?»

— Вы сравнили ММА с «Домом-2». А в чем эта схожесть? Искусственные конфликты или что?

— Бессмысленные конфликты. Вот смотришь — постановочные эти движения, оскорбления людей, унижение людей. Так грязно сказать в сторону человека — за такое раньше бы язык отрезали. Да, некоторые моменты там прикольные, нужно же разжигать, нужно же зрителей привлекать.

Мне как-то раз один серьезный человек сказал: как может быть боец неблагородным вообще? Боец должен быть благородным, он должен прежде всего быть защитником слабых, какие-то высокие материи в голове должны быть, ты же преодолеваешь, ты же бьешься. А здесь какие-то низкие движения, оскорбления, за которые человек не ответит никогда в жизни вообще. Я тоже могу так выйти, еще желательно голым перед экраном, накидать то-се, и конечно же, у меня будет миллион просмотров. А что дальше? Вот эти моменты мне не нравятся. Можно, наверное, сделать это как-то красиво, не оскорбляя друг друга.

Я, наверное, азиат по внутренним своим ощущениям, хотя я осетин чистокровный. Я немножко мягкий в этом смысле человек, пока меня вот так не возьмут уже за горло — я не отвечу, стараюсь как-нибудь обойти эту проблему, этого человека.

— Понятно. Ну там просто все на конфликте держится. Естественно, на просмотрах в YouTube, а людям нужны конфликты. Вот и вся связь.

— Вот сейчас с [Фелипе] Фроесом был вариант, мы с ним общались, хотя мы отбились, вышли — честно отбились. И мы друг другу честно пообещали, кто проиграл, чтобы остался мужчиной. Проиграл я. Вот я его поцеловал: «Молодец, что выиграл». А что делать? Проиграл — проиграл. Как [Диего] Брандао мне сказал: «Вы при помощи судей выигрываете». Унесли его еле живого, «судьи помогли выиграть». Проиграл — достойно проигрывай. Потом я его пригласил со всей командой к себе в номер, стол накрыл, всем шампанского. Они на меня так смотрели сначала, смотрели, а я им — так отдыхайте, я же вам обещал. Это же гость, встретил достойно, посидели, пообщались прекрасно.

«ММА — это не спорт, а уличная драка. Просто немножко другая, чтобы не убивать людей»

— Вы, кстати, сказали еще про то, что бойцы радуются после жестких нокаутов. Но, с другой стороны, их ведь можно понять — они проделали такой большой объем работы, они старались, выиграли, понятно, что они рады.

— Да, но вот, например, у меня много нокаутов, у меня был нокаут с [Мурадом] Мачаевым. Ну, технический нокаут. Но ты понимаешь, вот я готовлюсь — и он готовится. Он на тот момент был очень устрашающий, и все говорили, что он будет чемпион, потому что он за бой до этого [Мухамеда] Кокова разобрал и в «ударке», и в борьбе. Это потом, когда я выиграл, говорят, что это у него «ударки» нет, как всегда. И когда я выиграл, я к нему подошел, обнял, поддержал.

Когда меня спрашивают — где появилась твоя страсть к ММА... Не появилась она, мне неохота бить людей по лицу, я не кайфую, нет страсти «засадить», чтобы он не встал больше. Из-за этого, когда я выиграл, я понимаю его, осознаю, что человек тоже пашет, тренируется через не могу, через зубы пашет. У меня лично душа слабая, чтобы кайфовать. Всплеск может быть, без проблем. Но этот момент, чтобы попинать еще его, у меня немножко по-другому. Всплеск может быть, конечно, столько трудов, наша взяла, но ты же уже вырубил его.

Я понимаю, что [сейчас] вставляю палки в колеса ММА, вообще для развития ММА, но честно скажу — это не спорт, это просто конкретная драка. Уличная драка, просто немножко другая, чтобы не убивали людей — по позвоночнику не надо, в глаза не пихать пальцы. Пользуясь моментом, всем молодым спортсменам говорю, по-моему, Макгрегору приписывали эти слова, что если ты пришел сюда, то только серьезно к этому делу относиться, а так, тяп-ляп, не пойдет. Также, если чувствуете, что у вас уже пропала мотивация — не выходите, пострадаете физически. Если чувствуешь внутри, что не горит — не выходи. Я эти слова тоже помню.

«Минеев изначально перебил. Он у пацана микрофон отобрал, сказать не дал»

— С какими, кстати, мыслями вы смотрели на драку во время турнира в Москве, когда был конфликт между Минеевым и Исмаиловым?

— Ну пытаются люди…. Я к чему — Фроес мог такое замутить. Здесь вся Россия орала бы: «Бей этого бразильца наглого». Но он такой добряк, и я как бы такой же, и в этом есть красота, что люди друг к другу по-братски.

— Бойцы да, они все же могут подраться, но я скорее про то, что [посторонние] люди залетели, атаковали Минеева. Конечно, не все, многие растаскивали.

— В этом виноваты те, кто прыгал. А так... Исма чем берет? Исма, несмотря на то, что дагестанец, очень хорошо говорит на русском языке. Он может выразить свои мысли правильно, он может подвести куда-то правильно, может юморить на русском хорошо так. А вот почему такие ситуации? Потому, что Минеев изначально там перебил, отобрал микрофон. Со стороны смотришь, он не пластичный сам по себе. Пока выходил Исме делать вызов, он у пацана микрофон забрал, сказать не дал. Менее чувствительно он это делает, как мне кажется. Пусть что хотят, то и делают, мне по барабану. А Исма прямо вышел, смотрит на это, видит, микрофон отобрали — пусть, говорит, скажет человек. Он более-менее чувствителен в этих моментах. Получается, Минеев, может, хуже, чем Мага, из-за этого такая ситуация получилась. Он как хам, микрофон отобрал и полез, те-то не понимают, что происходит. Человек должен сам по себе быть чувствительным — где можно, где нельзя, даже если с Исмой мутят, сделать как-то это красиво, а здесь получилась какая-то канитель.

А те, кто прыгал... Конечно, прыгать толпой на одного — здесь сказать нечего, некрасиво.

— Мне кажется, что на футболе, может быть, не в последние годы, но если взять более обширный промежуток, лет в 10 допустим, какие-либо конфликты на трибунах происходят все же чаще, чем в ММА. Там, знаете, фанаты могут подраться друг с другом.

— Там клетка, сама клетка — это картинка в телевизоре. У UFC смотришь — картинка профессиональная, она выработанная. Я же профессионал, давно работаю, уже опыт какой-то есть. Там даже если волнения какие-то бывают иногда — телевизоры туда направлены, внутри куча народу, они друг другу на голову прыгают. Октагон вообще такое место, куда должны заходить спортсмены драться. Судья должен присутствовать, но туда доступа вообще не должно быть. Если там они друг друга поймали, начали бить, это уже не проблема, залез — остановил, а в октагон не должно быть доступа. Боец зашел — он должен быть уверен, что на него не запрыгнут и по голове не настучат битой, и за это отвечают организаторы.

— Я думаю, что многие обратили внимание на то, что Хамзат Чимаев поздравил вас с прошедшим днем рождения, он у вас и комментарии оставлял. Как вы с ним познакомились? Какая-то, наверное, личная переписка была?

— В Абу-Даби смотрю, сидит рядом с Дейна Уайтом Чимаев, я ему, откровенно говоря, написал — поговори с этим лысым, что там по поводу UFC. Он, на удивление, сразу ответил. У нас же звезды все, не отвечают, а он сразу ответил, сказал, что кайфует, нравится ему, наблюдает за мной, уважает. Он же за Асебильо наблюдает, за моими боями наблюдает, мотивируется. Борцы, в основном вольники, они прежде всего за вольниками начинают смотреть — как двигаются, как «ударку» с борьбой соединяют, как выходят из положения. Вот так пару раз написал, понял, что он знает обо мне, уважительно относится.

Спорт
комментарии 5

комментарии

  • Анонимно 11 янв
    Грубо говоря ему не нравится жестокость, но тем не менее сам боец. Как так?
    Ответить
    Анонимно 11 янв
    Это просто спорт, работа. Он же не добивает их. Военным тоже не нравится убивать
    Ответить
  • Анонимно 11 янв
    Интересный человек. Не видел такого еще ни у кого, чтобы быть бойцом, но не хочет навредить и без страсти засадить
    Ответить
    Анонимно 11 янв
    Емельяненко Федор
    Ответить
  • Анонимно 11 янв
    /У меня лично душа слабая, чтобы кайфовать./
    У человека большая душа, если это правда.
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии

Новости партнеров