Как конкурсник контрагента выудил у «Татнефти» один долг дважды

Крупнейшая нефтяная компания Татарстана оспорила незаконное взыскание 6 млн рублей

Как конкурсник контрагента выудил у «Татнефти» один долг дважды
Фото: wikipedia.org

Как стало известно «Реальному времени», убытки в 6,5 млн рублей должен будет компенсировать ПАО «Татнефть» бывший конкурсный управляющий контрагента НК ЗАО «Служба подвижного состава» Алексей Бердников. Как подтвердили суды трех инстанций, он по исполнительному листу взыскал эту сумму с нефтяников повторно. Так как банкротство ЗАО закрыто, выплатить сумму убытков предстоит самому бывшему «конкурснику» или же (при недостаточности его страховки) саморегулируемой организации, в которой он состоит. Конечно, если это решение не удастся оспорить: Бердников намерен дойти аж до Верховного суда РФ. Одним словом, это дело может стать иллюстрацией к работе арбитражных управляющих, которые, помимо неплохих заработков, могут нарваться и на весьма крупные убытки.

Должник исполнил обязательства еще 3 года назад

Арбитражный управляющий Алексей Бердников, член Союза «Саморегулируемая организация арбитражных управляющих Северо-Запада», проиграл в трех судебных инстанциях спор ПАО «Татнефть».

Нефтяники 19 февраля нынешнего года потребовали взыскать с него 6,46 млн рублей убытков. Претензии солидной компании к управляющему, который пока что не может похвастаться широкой известностью, касаются банкротства ее контрагента — казанского ЗАО «Служба подвижного состава». Эта компания оказалась неплатежеспособной еще в 2016 году. Бердников в январе 2018 года стал ее вторым и последним конкурсным управляющим. Впрочем, банкротство уже 13 августа 2019 года было завершено: ЗАО проходило этот путь по упрощенной процедуре.

Какие же проблемы могли возникнуть у «конкурсника» с нефтяниками? Дело в том, что, «вступив в должность», он получил в арбитраже исполнительный лист и взыскал с «Татнефти» 6 с лишним миллионов, так как она якобы добровольно не выполнила условия мирового соглашения. И на основании инкассового поручения с расчетного счета НК в банке списали эту сумму.

Нефтяники заявили о том, что тем самым они проплатили эти деньги повторно. Арбитражный суд РТ еще 29 декабря 2014 года утвердил между «Татнефтью» и «Службой подвижного состава» мировое соглашение. Стороны договорились о том, что НК меньше чем через месяц перечислит истцу вместо требуемых изначально 11,06 млн рублей 6,46 млн и без начисления процентов. Нефтяники слово сдержали. Правда, саму проплату они сделали в адрес ООО «РейлВей Логистик», которому «Служба подвижного состава» уже через месяц после мировой уступила право требования долга с «Татнефти».

«Конкурсник» действовал последовательно. Сначала по его требованию суд признал недействительным тот самый договор уступки требования: «РейлВей Логистик» возвратила «Службе подвижного состава» те самые 6,46 млн рублей. Сама переступка долга первой компанией, где гендиректором был брат руководителя второй, была расценена как недобросовестный вывод дебиторской задолженности: миллионы от «Татнефти» могли пойти на удовлетворение требований кредиторов должника. При этом служители Фемиды отметили, что «Татнефть» полностью исполнила «мирное» определение татарстанского арбитража и восстанавливать право требования 6,46 млн рублей к ней оснований нет.

Более того, сама НК в ответ на запрос арбитражного управляющего известила его, что перечислила деньги в счет исполнения условий мирового соглашения. Тем не менее дальше последовала вся эта история с исполнительным листом и по факту со счета «Татнефти» были повторно списаны 6 млн. Служители Фемиды пришли к выводу, что управляющий сознательно скрыл факт оплаты. Разумных пояснений этому обстоятельству не представлено, говорится в материалах суда. А доводы, которые Бердников приводит, направлены на то, чтобы избежать взыскания убытков.

5 августа этого года татарстанский арбитраж заявление «Татнефти» удовлетворил, постановив взыскать с Бердникова убытки. В октябре те же выводы подтвердила апелляция.

В своей кассационной жалобе арбитражный управляющий ссылался на то, что в платежном поручении не было ссылки на мировое соглашение. Поэтому он «не мог доподлинно знать» о заключении соглашения уступки права требования именно в рамках заключенного мирового соглашения, а также того, что оплата была проведена по договору цессии. Но, как было отмечено судом, в назначении платежа указан именно этот договор с датой его заключения. Кроме того, сумма платежа совпадала с размером задолженности. Одним словом, 17 декабря окружной суд подтвердил решения нижестоящих инстанций.

Мировое соглашение не соответствовало критериям разумности?

Оказалось, что дело не только в неясности формулировок и запутанности проводок, как могло показаться на первый взгляд. Судя по материалам дела, Бердников, узнав о мировом банкрота с «Татнефтью», попытался оспорить его в арбитраже, одновременно подав ходатайство о восстановлении пропущенного срока.

Бердников пошел на этот шаг (возможно, с подачи кредиторов), хотя стал управляющим по прошествии полугода с момента открытия конкурсного производства. В своей жалобе управляющий приводил доводы о том, что уменьшение взыскиваемой суммы долга с 11,06 млн рублей до 6,46 млн , а также отказ от взыскания процентов не соответствовали «критериям разумности». В частности, экономическим интересам и деловой цели ЗАО, поскольку на момент утверждения мирового соглашения «Служба подвижного транспорта» уже имела признаки неплатежеспособности.

«Татнефть» же сообщила, что в результате переговоров ЗАО тогда представил ей скорректированные акты на общую сумму 6,6 млн рублей. Всего сумма выполненных работ по договору 2013 года составила 20,5 млн рублей. Из нее нефтяниками остались неоплаченными как раз те самые 6,46 млн рублей, на которые и была подписана мировая. Это подтверждает и акт сверки взаимных расчетов.

Суд констатировал, что стороны свободны в согласовании любых условий мирового соглашения, если они не противоречат закону и не нарушают чьих-либо прав. Отказ же от взыскания процентов по мировому соглашению вообще обычная практика: тем самым должника мотивируют быстрее внести деньги. К тому же на момент утверждения мирового соглашения, в декабре 2014 года, ЗАО «Служба подвижного состава» не банкротилось. Решение об этом было принято лишь 22 августа 2016 года. Бердников дошел до Верховного суда РФ, но без толку. В восстановлении срока для подачи кассационной жалобы ему отказали.

Не было обнаружено ни имущества, ни самого должника

Примечательна сама компания-банкрот, вокруг долгов которой и разгорелся весь сыр-бор. Казанское ЗАО «Служба подвижного состава» было учреждено Аделем Гаяловым в 2009 году (ликвидировали в 2019-м). Основной вид деятельности — предоставление услуг по восстановлению и оснащению железнодорожных локомотивов, трамвайных моторных вагонов и прочего подвижного состава.

Сведения о «прописке» ЗАО «СПС» на проспекте Ямашева, 11 в Казани были признаны ФНС недостоверными. Тем не менее клиенты у казанской компании были солидные. Например, близкие РЖД ОАО «Вагонная ремонтная компания 1» (24, 99% вагоноремонтного рынка РФ) и «Вагонная ремонтная компания 3» (менее 20% рынка, в прошлом году была продана компании, по данным СМИ аффилированной с владельцем ОМК Анатолием Седых). Что, впрочем, со временем не помешало казанскому ЗАО кануть в небытие, оставив всех с носом.

Дело в том, что «Служба подвижного состава» банкротилась как отсутствующий должник. Еще 23 июня 2016 года Арбитражный суд РТ подтвердил факт прекращения дела по розыску имущества упомянутого ЗАО. Выяснилось, что у компании нет ни недвижимого, ни движимого имущества. Дебиторской задолженности тоже нет, как и средств на счетах. Хозяйственную деятельность она не ведет. Более того, само ее место нахождение не известно. Между тем в реестр требований кредиторов «Службы подвижного состава» было включено пять кредиторов с требованиями в 24,3 млн рублей (13,8 млн основного долга и 10,5 млн пени и штрафов).

Как уже говорилось ранее, договор уступки требования между ЗАО и ООО «РейлВей Логистик» был признан недействительным, применены последствия в виде взыскания с ООО 6,46 млн рублей. Эти деньги пошли на частичное погашение текущих задолженностей. И требований кредиторов — в результате их закрыли на 22,6 процента (или 5, 5 млн рублей), хотя требования каждого из четверых основных кредиторов удалось погасить на 39,7 процента.

Как уже говорилось ранее, договор уступки требования между ЗАО и ООО «РейлВей Логистик» был признан недействительным, применены последствия в виде взыскания с ООО 6,5 млн рублей. Эти деньги пошли на частичное погашение текущих задолженностей и требований кредиторов — в результате они были удовлетворены в общем на 22,62 процента, а конкретно каждый — на 39,7 процента.

Самый большой долг у «Службы подвижного состава» был перед казанским же ООО «Эсель» (11,3 млн), принадлежавшем Антону Залевскому, еще 1,2 млн. она была должна ВРК1 («дочка» РЖД), менее миллиона (862,5 тыс. рублей) ПАО «Банк «ФК Открытие» (ключевой акционер Банк России). С учетом этого понятно рвение конкурсного управляющего по оспариванию сделок. Однако собранию кредиторов в мае прошлого года не оставалось ничего, кроме как ходатайствовать перед судом о завершении конкурсного производства.

В любом случае считаю себя правым

Алексей Бердников не горел желанием общаться с «Реальным временем» на эту тему. «На мне и так сейчас пятно, с которым не знаю, что делать», — назвал он причину. Однако арбитражный управляющий все же дал нашему изданию некоторые пояснения.

По словам Бердникова, когда он стал конкурсным управляющим ЗАО «Служба подвижного состава», то изначально информацией о том, выплатила «Татнефть» эти деньги или нет, не располагал. Как сейчас рассказывает управляющий, он получил исполнительный лист на взыскание долга с НК, «можно сказать, по требованию кредиторов», кого конкретно — он не назвал. По его словам, они больше знали, так как были погружены в эту ситуацию еще до его утверждения управляющим. А получив исполнительный лист, Бердников должен был его предъявить.

Почему же не учел, что нефтяники уже погасили долг? Собеседник нашего издания утверждает, что «было неоднозначно, что «Татнефть» внесла средства именно по этому делу»: ему якобы передавали, что это деньги по другим обязательствам. «Поэтому кредиторы и сказали: «Есть долг, подтвержденный решением суда. Чего сидишь?» А впоследствии оказалось, что права «Татнефть». Конечно, все это произошло не за один день. У нас с ними был срок в 2 года», — рассказывает он, имея в виду, что они долго друг с другом судились.

Управляющий отмечает, что 6 миллионов — очень крупная сумма. Есть ли риск, что эти средства могут взыскать с него лично? «Все возможно. Я первый раз с таким столкнулся, — признается Бердников. — Конечно, есть страховая компания (где застрахована его ответственность как арбитражного управляющего, — прим. ред.), но [ситуация] пока непонятна».

По его словам, «Татнефть» должна будет обратиться как раз-таки в страховую компанию. «Если страховщик начнет вставлять палки в колеса, то, как я понимаю, нефтяники должны будут переговорить со мной, либо с ними должна будет пообщаться саморегулируемая организация (арбитражных управляющих, в которой Бердников состоит, — прим. ред.)», — расписал он предполагаемый ход событий.

Как бы то ни было, управляющий придерживается своей линии. «Я в любом случае считаю себя правым. Не считаю, что это моя оплошность. Я работал в рамках закона, но, бывает, что и он поворачивается другой стороной», — говорит он, отмечая, что убытками обернулось обычное взыскание дебиторской задолженности. «Финансовые взаимоотношения были у должника и контрагента, а крайним стал я, хотя работаю вроде бы в рамках закона», — сетует бывший «конкурсник». Он не исключает, что сыграл свою роль статус организации, которая выступает в роли оппонента: он перевесил статус обычного арбитражного управляющего.

Фото: supcourt.ru

Бердников сообщил «Реальному времени», что будет обращаться с жалобой в Верховный суд РФ. Арбитражный управляющий рассказал, что эта ситуация грозит ему как минимум повышением страховых премий. Иначе говоря, он должен будет платить гораздо большие, чем раньше, суммы, чтобы заключить договор страхования. «Предположим, чтобы сейчас застраховаться на год, мне надо заплатить 1,5 миллиона рублей страховой компании, тогда как средняя страховка составляет 100 тысяч», — поясняет он.

У страховщиков такие правила: «Это как ОСАГО. Когда страхуешь машину, есть свой коэффициент. Если ты бывал в авариях, он повышается. Здесь то же самое». Сам Бердников размер своего страхового обеспечения не назвал. На сайтах СРО и ЕФРСБ эту информацию обнаружить не удалось. Что же касается компенсационного фонда самого «Союза СРО АУ СЗ», в который входит 223 арбитражных управляющих, он, согласно данным ЕФРСБ составляет 52,3 млн рублей.

Бердников получил статус арбитражного управляющего в 2016 году. Однако, по его собственным словам, в качестве помощника арбитражного управляющего он стал работать намного раньше — с 2003 года. Сейчас он ведет процедуры банкротства у более чем 25 юрлиц и «физиков», в основном в Татарстане, а также Москве и Пензенской области.

Повторное списание стало убытком для «Татнефти»

В ПАО «Татнефть» на запрос нашего издания сообщили следующее: «Дело А65-3880/2020, по сути, для ПАО «Татнефть» не является резонансным. Речь идет о взыскании с арбитражного управляющего Бердникова А.Г. суммы убытков в размере 6,5 млн. руб. При этом, как правильно установил суд, ПАО «Татнефть» им. В.Д. Шашина полностью исполнило определение Арбитражного суда Республики Татарстан от 17.12.2014 года по другому делу №А65-25852/2014, в связи с чем, суд указал о неправомерности требования конкурсного управляющего о применении последствий признания сделки недействительной, а именно, восстановлении права требования в размере 6,5 млн. руб. к ОАО «Татнефть».

При этом ответом на запрос арбитражного управляющего за исх. от 10.07.2018 ПАО «Татнефть» известило его о том, что произвело перечисление денежных средств в счет исполнения условий мирового соглашения платежом, совершенным 02.02.2015. Данные сведения получены арбитражным управляющим 17.07.2018, что подтверждается почтовым уведомлением.

В то же время арбитражный управляющий, зная об указанном выше определении Арбитражного суда РТ по делу №А65-25852/2014, получил исполнительный лист на указанную сумму и предъявил его к исполнению в банк, в котором был открыт расчетный счет ПАО «Татнефть». Банк списал денежные средства, что повлекло осуществление повторного платежа.

Таким образом, сумма повторного списания денежных средств являлась для ПАО «Татнефть» убытками, которые компания потребовала возместить в судебном порядке с арбитражного управляющего Бердникова А.Г. Требования ПАО «Татнефть» были удовлетворены в полном объеме, что является полностью обоснованным и законным. Компания удовлетворена принятыми в ее пользу по делу А65-3880/2020 судебными актами».

Арбитражный управляющий как мальчик для битья

«Если в суде будет доказано, что арбитражный управляющий взыскал сумму долга два раза, деньги нужно возвратить. Их можно было бы взыскать с предприятия, просто забрав из конкурсной массы: от перестановки слагаемых сумма не меняется. Но если банкротство закрыто, значит, управляющий роздал все кредиторам. Соответственно, возникает вопрос о взыскании убытков. Теперь он должен возместить все это сам, — прокомментировал ситуацию «Реальному времени» заместитель председателя общероссийского профсоюза арбитражных управляющих Сергей Сергеев. — Возникла проблема: это же огромная сумма».

Сергеев отмечает, что каждый арбитражный управляющий сейчас лично застрахован на 10 млн рублей, поэтому, по его мнению, «компенсационный фонд здесь даже нет необходимости поднимать»: личная страховка управляющего должна покрыть эти убытки. Компенсационный фонд СРО носит характер «сверху»: если не хватает этих средств.

Сергеев признает, что случившееся «большое ЧП». Он напоминает, что арбитражный управляющий в качестве вознаграждения на предприятии, где ведет ту или иную банкротную процедуру, получает ежемесячно 30 тыс. рублей. По его словам, размер этого вознаграждения не менялся года с 1998-го. «Вот и подсчитайте: даже если он 2 года «закрывал» предприятие, получил вознаграждение всего лишь 600 тысяч рублей, а ему надо предъявить 6 миллионов», — говорит он.

Сергеев оценивает эту ситуацию еще более серьезно, говоря о том, что рассматриваемый случай может стать для Бердникова препятствием к профессиональной деятельности. «Арбитражный управляющий, причинивший убытки в ходе своей деятельности, не может им дальше оставаться. Он вправе продолжить деятельность только после того, как возместит сумму ущерба. Так прописано в законе», — говорит он.

Сергеев признает, что порой так случается: от ошибок не застрахован никто. В том числе по причине сложности работы. Допустим, арбитражному управляющему нужно взыскать дебиторскую задолженность банкрота. Если он не подаст такое заявление, ему представят эту «дебиторку» как убытки. Если же подаст и суд откажет в ее взыскании, возникает куча всяких судебных расходов, привел он пример.

Сейчас арбитражный управляющий как мальчик для битья, на которого могут напасть со всех сторон, констатирует зампредседателя профсоюза. «Как соотнести размер вознаграждения арбитражного управляющего и те проблемы, которые он решает? Сейчас уборщица в «Метроэлектротрансе» получает такую зарплату, а здесь управляющий, на которого возложена полная материальная ответственность», — задается он вопросом.

Любовь Шебалова, фото Максима Платонова
Экономика Татарстан ТАТНЕФТЬ ИМ. В.Д. ШАШИНААрбитражный суд Республики ТатарстанБанк «Открытие»
комментарии 7

комментарии

  • Анонимно 24 дек
    Не всё так легко и просто... По сути тогда вопрос к бухгалтерам Татнефти, как они позволили себе и на каких основаниях провести оплату повторно? Ведь для любой оплаты необходимы документы - счет, акт сверки, акты выполненных работ и тд. Без этих документов оплата просто не возможна, даже в банк клиенте необходимо указывать основание на котором осуществляется оплата
    Ответить
    Анонимно 24 дек
    Да, действительно пусть начнут сначала с проверки своих бухгалтеров и финансистов.... просто так не бывает таких оплат
    Ответить
    Анонимно 24 дек
    Бухгалтерия здесь ни при чем. Сказано же, что исполнительный лист занесли напрямую в банк, где открыт счёт Татнефти. Банк без вопросов и списал сумму долга, указанную в листе. Ни у кого он (банк) спрашивать и не будет.
    Ответить
  • Анонимно 24 дек
    Эх, если бы не знали про 6млн, не заметили бы, кому то повезло б
    Ответить
  • Анонимно 24 дек
    Банк обязан был исполнить исполнительный лист, в противном случае-попал бы на штраф. Здесь однозначно вина управляющего.
    Ответить
  • Анонимно 24 дек
    Татнефть, к вашему сведению ужет лет 6 как не перечисляет на третьи лица долги! Тут однозначно сговор был, причем не на уровне бухгалтерии. Оттуда копайте.
    Ответить
  • Анонимно 24 дек
    Ха, уметь надо)
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии

Новости партнеров