Осторожно, 3 миллиона за день: гонорар экс-партнера Дмитрия Нагиева попал в приговор казанского суда

Ущерб по делу Харламова и Ко сократился с 1,5 до 1 млрд рублей

Осторожно, 3 миллиона за день: гонорар экс-партнера Дмитрия Нагиева попал в приговор казанского суда
Фото: Ирина Плотникова

В Казани была подана первая жалоба на приговор по делу КПК «Рост». «Реальному времени» удалось изучить итоговый документ и выяснить — сколько миллионов заработал на рекламе этого кооператива его тезка-актер, почему Вахитовский суд не согласился с МВД Татарстана в размере ущерба от финансовой пирамиды, но признал мошенниками и членами ОПС семерых, включая ВИП-футболиста Сергея Харламова.

Сколько весит приговор по делу «Роста»

858 прошитых белыми нитками страниц с красными печатями Вахитовского райсуда Казани и подписью судьи Лилии Галимовой на последней. Таков результат рассмотрения уголовного дела кредитного потребкооператива «Рост». По весу этот приговор тянет на два с лишним килограмма, по существу — на 79 лет лишения свободы для семерых фигурантов.

На оглашение вводной и резолютивной частей этого решения у суда 13 ноября ушло больше девяти часов, вместе с перерывами. Однако ключевые выводы суда при этом остались за кадром. Один из них касается ущерба по делу.

По версии следствия, семерка подсудимых виновна в четырех мошеннических хищениях в особо крупном размере (ч. 4 ст. 159 УК РФ) с общим ущербом 1 млрд 514 млн рублей у 3 534 пайщиков Татарстана, 10 пайщиков из Миасса Челябинской области и еще 13 из Барнаула Алтайского края, а также 158 покупателей векселей ООО «ИФК «Земля».

По версии следствия, семерка подсудимых виновна в четырех мошеннических хищениях в особо крупном размере (ч. 4 ст. 159 УК РФ) с общим ущербом 1 млрд 514 млн рублей у 3 534 пайщиков Татарстана. Фото Романа Хасаева

Суд посчитал нужным объединить эпизоды по филиалам КПК трех регионов в один эпизод особо крупного мошенничества и посчитал установленным ущерб на сумму не менее 974 млн 204 тысяч рублей. А эпизод по ИФК «Земля» уценил с 66,7 до 42,55 млн рублей. Таким образом, общий размер похищенного сократился до 1 млрд 17 млн рублей, то есть почти в полтора раза. За счет чего это произошло?

— Во время предварительного следствия потерпевшие считали ущерб — сколько они внесли денег, а во время суда устанавливалось — сколько они получили в качестве процентов. Ведь были и такие вкладчики, которые заработали даже больше, чем внесли, — объясняет Гульнара Нафикова, адвокат экс-директора и учредителя КПК «Рост» Натальи Макаровой.

Кстати, именно адвокат Нафикова первой из коллег обжаловала итоговое решение Вахитовского суда по данному делу. Ее жалобу суд зарегистрировал накануне. Сама Макарова также написала апелляционную жалобу — еще в пятницу, во время оглашения приговора. Правда, согласно установленному порядку, жалоба эта должна сначала пройти через спецчасть УФСИН по РТ.

— Считаю, приговор излишне суров, не справедлив и подлежит отмене. Мы просили об оправдании, — комментирует результат суда адвокат Гульнара Нафикова. — Моя клиентка выполняла работу по должностной инструкции и ни во что не вникала. Она была таким же наемным работником, как остальные руководители филиалов, а ведь ни один из таких руководителей к уголовной ответственности не привлечен.

Сама Макарова также написала апелляционную жалобу — еще в пятницу, во время оглашения приговора. Фото Ирины Плотниковой

Мать-одиночка Наталья Макарова приговорена к 12,5 года колонии общего режима, ее 12-летний сын сейчас с тетей, бабушек-дедушек нет. На полгода меньше Макаровой получил ВИП-футболист Сергей Харламов, и на год больше, причем в колонии особого режима, ее ранее судимый брат и основатель КПК. «Выводов из своего прошлого Андрей Макаров не сделал, на путь исправления не стал», — констатировал суд и признал рецидив отягчающим обстоятельством. Обоих Макаровых признали виновными еще и в отмывании преступных доходов — вложении 43,7 млн рублей пайщиков в закупку автомобилей.

Еще четверо фигурантов за участие в ОПС и аферах приговорены к реальным срокам от 9,5 до 12 лет колонии общего режима.

Печати КПК сжечь, процентов потерпевшим не начислять

Вчера же в Вахитовский суд наведались несколько потерпевших, почему-то решившие, что вслед за оглашением последует раздача денег. Были разочарованы, узнав, что сначала нужно дождаться вступления приговора в силу, а затем получить исполнительный лист.

Впрочем, как выяснило «Реальное время», 11 исков к подсудимым в части компенсации морального вреда и расходов на представителя суд оставил для рассмотрения в гражданском порядке. Еще семь пайщиков получили отказ в части взыскания невыплаченных процентов по своим договорам с КПК с формулировкой: «в рамках уголовного дела возмещению подлежит только реально причиненный действиями подсудимого ущерб».

В остальной части претензии 3,5 тысячи потерпевших суд удовлетворил, постановив обратить взыскание на арестованное по делу имущество и часть вещественных доказательств. Так кроме земельных участков, домов и иномарок подсудимых распродаже с торгов подлежат 7 «Айфонов» и 8 «Айпадов», изъятых пять лет назад в ходе обыска у Сергея Харламова — экс-капитана ФК «Рубин», финансового консультанта КПК «Рост» и топ-менеджера ИФК «Земля». У основателя КПК «Рост» Андрея Макарова, которого суд признал организатором преступного сообщества (ч. 1 ст. 210 УК РФ), были изъяты восемь мобильников и два планшета, у главного юриста КПК Роберта Гарипова — 4 сотовых телефона.

В остальной части претензии 3,5 тысячи потерпевших суд удовлетворил, постановив обратить взыскание на арестованное по делу имущество и часть вещественных доказательств. Фото Ирины Плотниковой

Две трубки и «Айпад» забрали у гражданина США и России Вадима Еникеева, который занимался регистрацией международной компании Rost ink., готовя компанию к выходу на фондовый рынок. Впрочем, по мнению суда, и фондовая схема была лишь частью «продуманной тактики обмана потерпевших».

Если приговор вступит в силу, на торги отправятся изъятые в офисах КПК портреты российских царей и императриц. В то же время суд приговорил к уничтожению 15 печатей КПК «Рост» и столько же автомобильных ароматизаторов с символикой КПК, хранящихся в камере вещдоков ГСУ МВД Татарстана.

С пайщиками Альметьевска рассчитывались деньгами пензенцев

Самое тяжкое из обвинений — в части действий семерки в составе преступного сообщества — суд счел полностью доказанным, исключив лишь признак «с использованием служебного положения».

Пайщикам обещали — их деньги будут вложены в высокодоходные инвестиционные проекты от страхования и строительства коттеджей под Казанью до добычи и поставки в Китай марганцевой руды. По мнению суда, слова о бурной предпринимательской деятельности оставались словами — никакой реальной инвестиционной деятельности ни КПК «Рост», ни ИФК «Земля» не вели. Полученные от пайщиков средства уходили на развитие КПК с арендой новых офисов, выплату сотрудникам зарплат в конвертах и процентов по вкладам других пайщиков.

Так, сотрудники альметьевского филиала КПК свидетельствовали: в феврале 2015-го денег на проценты в кассе не было, поэтому деньги для расчета с пайщиками нефтяной столицы РТ присылали... из Нижнекамска, Саранска, Пензы и Нижневартовска...

Пайщикам обещали — их деньги будут вложены в высокодоходные инвестиционные проекты от страхования и строительства коттеджей под Казанью до добычи и поставки в Китай марганцевой руды. Фото Романа Хасаева

«Преступная деятельность подсудимых носила масштабный характер и была направлена на обман большого круга лиц и хищение в особо крупном размере. Потерпевших стимулировали, обещая выплату больших процентов, что изначально было невыполнимо. Подсудимые перекидывали денежные средства для выплаты процентов из одного филиала в другой, которых в России было не менее 40, при этом за каждым подсудимым был закреплен конкретный город», — говорится в приговоре.

А вот в докризисные годы проблем с процентами еще не было, и у КПК имелась реальная возможность инвестировать. Правда, изученные в ходе процесса сделки суд оценил как неэффективные. Так, в начале 2014-го Макаров вложил аж 95 млн рублей в покупку здания в Казани на улице Чернышевского, 7, но в конце года продал эту недвижимость почти в три раза дороже некоему Гольдману. Сам подсудимый объяснял необходимость продажи отсутствием средств на выплату процентов пайщикам. По той же причине в руки Гольдмана за 12 млн рублей перешел офис на Чернышевского, 57б, купленный ранее почти на 3 млн дороже.

Также в приговоре отражена сумма гонорара актера и сценариста Сергея Роста (урожденного Титивина). За день съемки в телерекламе казанского КПК ему заплатили 3 млн рублей, рассказывал на следствии главный фигурант дела. К слову, помощница Макарова по рекламе на следствии настаивала: КПК вкладывался в реальный бизнес — полученные в лизинг авто сдавались на прокат, в офисе красовался макет коттеджной застройки в Державино Лаишевского района, а на столе шефа — банка с образцами той самой марганцевой руды. Еще один свидетель слышал от Макарова о покупке завода по переработке мусора.

В качестве доказательств в приговоре фигурируют два письма Центробанка РФ за февраль 2015 года, согласно которым, характер финансовых операций может свидетельствовать о «признаках финансовой пирамиды» в деятельности КПК «Рост» на фоне активной рекламной кампании-2014 и привлечения средств от населения «под видом процентных займов». Регулятор отмечал: отсутствие в расчетной сети ЦБ данных о приходе средств на счета данного КПК и расходах на инвестиционную и производственную деятельность дает основания полагать, что привлеченные средства граждан «не направлялись на заявленные в рекламных материалах цели».

Непризнание вины всеми подсудимыми Вахитовский райсуд назвал их «желанием избежать ответственности за содеянное»

Суд: «Деятельность КПК изначально строилась на обмане»

Непризнание вины всеми подсудимыми Вахитовский райсуд назвал их «желанием избежать ответственности за содеянное», а еще счел несостоятельными доводы защиты в пользу оправдания и недоказанности вины, а также прекращения преследования ввиду существенных нарушений норм УПК.

Цитата из приговора: «По мнению суда, деятельность КПК «Рост» изначально строилась на обмане потерпевших, и все подсудимые об этом знали».

Суд напомнил позицию главного фигуранта дела с фактическим признанием строительства пирамиды и предложением квалифицировать его действия по более мягкой (в сравнении с созданием ОПС и мошенничеством в особо крупном размере) статье 172.2 УК РФ — незаконное привлечение денежных средств граждан, при котором выплата дохода одним осуществляется за счет вложения средств другими «при отсутствии инвестиционной или иной предпринимательской деятельности». Напомним, именно так действия Макарова в части увода 16,6 млн у сотни челябинских пайщиков «Роста» оценили уральские судьи и в сентябре 2019-го и наказали его 3 годами колонии общего режима (апелляция скинула месяц, — прим. ред.).

Со ссылкой на вступивший в силу приговор Центрального райсуда Челябинска Макаров предлагал квалифицировать его действия схожим образом, а то и вовсе освободить от наказания, поскольку никто не может быть наказан за одно и то же преступление дважды.

По мнению казанского суда, челябинский приговор «не является безусловным основанием для переквалификации действий подсудимого» и не может предрешать судьбу шести других менеджеров КПК и ИФК, которых за Челябинск не привлекали. Более того, собранные по основному делу КПК «Рост» доказательства уральскими судами не исследовались. К тому же, согласно казанскому приговору, способом совершения преступления была не столько выстроенная пирамида, сколько обман о реальных аспектах деятельности КПК.

Со ссылкой на вступивший в силу приговор Центрального райсуда Челябинска Макаров предлагал квалифицировать его действия схожим образом, а то и вовсе освободить от наказания. Фото Ирины Плотниковой

В числе доказательств — видеоролики презентаций, проведенных в 2015 году Вадимом Еникеевым и Сергеем Харламовым в Казани и Тольятти. По оценке экспертов, видео содержит «лингвистические и психологические признаки побуждения к вложению средств в Rost ink.». Эти записи, а также данные прослушки телефонных переговоров Макарова, Харламова и экс-директора ИФК «Земля» Александра Бурнаева суд постановил хранить в камере вещдоков ГСУ МВД Татарстана до рассмотрения всех уголовных дел, касающихся деятельности КПК «Рост» в разных регионах России.

Со ссылкой на данные вышеуказанной экспертизы суд отверг заявления Еникеева и Харламова, что они «лишь информировали» клиентов компании, к которой не имели никакого отношения. В приговоре приведены слова свидетелей, что Харламова нередко видели в офисе КПК, а в определенный период он возглавлял одну из структур холдинга — ИФК «Земля», занимавшуюся реализацией векселей.

Осужденные с позицией обвинения и выводами суда категорически не согласны. По их версии, финансовый кризис 2014-го усугубили силовики в 2015-м, когда помешали предпринимательской деятельности и реализации больших инвестиционных планов КПК.

Приговор не вступил в силу и вступит не раньше, чем Верховный суд Татарстана рассмотрит апелляционные жалобы. С учетом объема материалов процесс может затянуться от нескольких месяцев до года.

Ирина Плотникова
ПроисшествияБизнесОбществоВластьЭкономикаФинансыБанкиИнвестицииНедвижимость Татарстан Кредитный потребительский кооператив РОСТ
комментарии 6

комментарии

  • Анонимно 17 ноя
    От тюрьмы и сумы не зарекайся. Алла сакласын
    Ответить
  • Анонимно 17 ноя
    Ничего себе, вот это схемы...
    Ответить
  • Анонимно 17 ноя
    Макарова интересно сама виновата или подстава
    Ответить
  • Анонимно 17 ноя
    Уйдет "полусухим"
    Ответить
  • Анонимно 17 ноя
    однако потерпевшие молодцы - проценты насчитали
    Ответить
  • Анонимно 17 ноя
    я не поняла, при чем тут Нагиев?
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии

Новости партнеров