Сослать на прииски или освободить: уральский суд подарил надежду «ростовщикам» из Казани

Челябинский суд не нашел признаков аферы в деятельности КПК «Рост», но согласится ли с ним суд казанский?

Сослать на прииски или освободить: уральский суд подарил надежду «ростовщикам» из Казани
Фото: Ирина Плотникова

На Урале вступил в силу первый приговор по делу финансовой пирамиды со штаб-квартирой в Казани. Согласно ему, основатель КПК «Рост» Андрей Макаров не обманывал челябинцев и не похищал, а незаконно привлек их средства в размере 23 млн рублей. Этот приговор стал козырем для семерки «ростовщиков» из громкого казанского дела с ущербом 1,5 млрд рублей, по которому привлекают и экс-капитана ФК «Рубин» Сергея Харламова, и гражданина США Вадима Еникеева. Подсудимые желают оправдания, обвиняя силовиков в уничтожении бизнеса. Потерпевшие требуют возмещения материального и «политического» вреда, а прокурор — посадки обвиняемых на 116 лет.

Завтра Вахитовский райсуд Казани предоставит фигурантам дела КПК «Рост» право выступить с последним словом. Приговор по этому делу в 850 томах может быть оглашен не раньше чем через три месяца, полагают источники «Реального времени». И выражают надежду, что итог большой работы председательствующего судьи будет оглашен до Нового года.

Судебное следствие растянулось на 2 года, в том числе ввиду массовой неявки потерпевших. Всего их в деле более 3,6 тысячи человек. Причем их потери разнятся — от 29 тыс. рублей до 16,3 млн рублей, но общий размер ущерба тянет на 1,5 млрд рублей.

Челябинский приговор стал шоком для татарстанских силовиков

В казанском деле «Роста» объединены три эпизода мошенничества в особо крупном размере, связанные с деятельностью семи филиалов КПК в Татарстане и таких же подразделений в Барнауле (Алтайский край) и Миассе (Челябинская область). При этом уже после завершения следствия в Татарстане челябинские сыщики направили в суд дело по обвинению основателя КПК «Рост» Андрея Макарова в хищении 16,6 млн рублей у сотни жителей Челябинска. До приговора оно дошло раньше казанского. Однако это решение Фемиды шокировало татарстанских силовиков.

По мнению Галеева, приговор незаконен, исследованные доказательства подтверждали умысел Макарова именно на хищение средств путем обмана челябинцев

Центральный райсуд Челябинска приговорил Макарова к 3 годам колонии общего режима, но не за аферу с хищением средств в особо крупном размере (ч. 4 ст. 159 УК РФ), а за незаконное привлечение денежных средств граждан, при котором выплата дохода одним осуществляется за счет вложения средств другими «при отсутствии инвестиционной или иной предпринимательской деятельности» (ч. 2 ст. 172.2 УК РФ). Максимальная санкция за это преступление — до 6 лет колонии, тогда как за мошенничество — все 10.

Макаров мягкий уральский приговор не оспаривал, ну а потерпевшие челябинцы возмущались тем, что на скамью подсудимых не попал руководитель челябинского офиса КПК «Рост». Отмены решения и пересмотра дела требовал гособвинитель Рамиль Галеев из прокуратуры Вахитовского района Казани. Участие в параллельном деле «Роста» он принимал по поручению начальства, ведь процесс этот проходил в казанском суде, но под председательством судьи Центрального райсуда Челябинска.

По мнению Галеева, приговор незаконен, исследованные доказательства подтверждали умысел Макарова именно на хищение средств путем обмана челябинцев, а статьи 172.2 в УК просто не существовало в период совершения преступления. Уголовная коллегия Челябинского облсуда парировала — закон имеет обратную силу, если улучшает положение обвиняемого. Доводы прокурора апелляционная инстанция отклонила, а еще сократила наказание Макарова на 1 месяц. 10 июня 2020 года приговор вступил в силу. Кассационную жалобу на него ни казанские, ни челябинские прокуроры пока не подавали.

Спецстатья 172.2 для борьбы с финансовыми пирамидами появилась в Уголовном Кодексе РФ 30 марта 2016 года. В Татарстане, согласно открытым источникам, ее пока не применяли. Зато в Челябинске прецедент был создан еще 4 года назад, когда облсуд поправил приговор руководителям «Финансовой группы «Капитал» Валерию Шабаеву и Вячеславу Заятдинову, осужденным за хищение 109 млн рублей у 380 южноуральцев. В 2015-м суд первой инстанции дал им по 6 лет колонии за мошенничество в особо крупном, а вторая инстанция применила «антипирамидную» статью и сократила сроки в полтора раза.

«Прошу уголовное преследование этих лиц прекратить», — обратился к суду создатель пирамиды

Макаров: «Никто не может быть повторно осужден за одно преступление»

В судебных прениях уже на казанском процессе челябинскую карту отыграли по полной. Андрей Макаров отмечал, что вступившим в силу приговором суда не установлены ни создание организованного преступного сообщества (ОПС), ни хищение средств, ни вина его сестры — директора ООО «КПК «Рост» Натальи Макаровой, приглашенного «консультанта» Сергея Харламова и еще четырех фигурантов.

«Прошу уголовное преследование этих лиц прекратить», — обратился к суду создатель пирамиды. По его мнению, уральская Фемида уже дала правильную оценку его действиям по созданию КПК, как организации для привлечения средств граждан, а значит, новое наказание будет противоречить Конституции РФ. «Никто не может быть повторно осужден за одно и то же преступление», — процитировал подсудимый положение ст. 50 Основного закона РФ и попросил привести вступивший в силу приговор в соответствие с уже отбытыми сроками.

Под стражей бизнесмен Макаров уже больше 5 лет. «11 марта 2015 года сотрудники МВД вошли в десяток адресов Казани, во все офисы КПК «Рост». В мою квартиру вошли в 6 утра люди в масках и с автоматами, распилив бензопилой дверь», — вспоминал он в прениях, подчеркивая, что на тот момент компания «выполняла свои обязательства», а он сам и другие лица «не были в розыске и не собирались никуда убегать».

— В результате действий МВД деятельность фирмы была парализована, все разграблено и опечатано. Появилось огромное количество пострадавших, а ведь до 11 марта их не было, — перешел к обвинениям в адрес силовиков подсудимый.

В его полуторачасовой речи из «клетки» успели прозвучать слова про вранье, фальсификацию и договорняки со следствием.

Напомним, по татарстанскому делу ООО «Кредитно-потребительский кооператив «Рост» гособвинитель Галеев запросил для Андрея Макарова 18 лет колонии строгого режима — за организацию преступного сообщества (ч. 3 ст. 210 УК РФ), три эпизода мошенничества в татарстанских филиалах, Миассе и Барнауле (ч. 4 ст. 159 УК), мошенничество с хищением средств 128 вкладчиков ИФК «Земля» (ч. 4 ст. 159 УК) и легализацию преступных доходов (п.п. «а», «б» ч. 4 ст. 174.1 УК).

С учетом челябинского приговора прокурор предложил назначить «главарю» окончательное наказание в 18,5 года, ну а его предполагаемым подельникам — по 16 и 16,5 года.

Общий заявленный срок потянул на 116 лет.

«Стабильная фирма, 7 тысяч клиентов, валютный баланс в 2 млрд рублей»

На заседании суда Макаров объяснил, как вообще появился «Рост»:

«В конце 2007 года я освободился по УДО из СИЗО-1, где отбывал наказание по статье 159 (всего за обвиняемым числятся три погашенные судимости, — прим. ред.). Столкнулся с огромной проблемой — на работу нигде не берут, банки расчетные счета не открывают, даже дебетовые карточки не дают, не говоря уже о кредитных... Решили создавать свой бизнес.

Но без привлеченных средств невозможно жить, тем более развиваться. А чтобы привлекать кредиты — нужна безупречная кредитная история, а это процесс не быстрый... И тут очень сильно помог КПК «Рост».

Подсудимый вспоминает, что в создании первого КПК участвовали его мать и сестра, и подчеркивает — этот «Рост» принимал деньги одних и выдавал займы другим под процент на протяжении 3 лет, после чего был вынужден закрыться. В новом формате, уже как ООО «КПК «Рост», организация получила право «принимать заемные дешевые кредитные деньги».

Со слов Макарова, деятельность КПК позволила обрасти активами — 300 га сельхозземли, своя страховая компания, ломбард, автомобили напрокат, иные фирмы «с перспективными видами деятельности» — «везде я был учредителем». На земле кооператоры после ее «законного переоформления под ИЖС и земли для промышленных объектов» намеревались «строить жилые поселки, заправки и мотели».

Бизнес-план КПК был прост: 10 га «сельхозки» можно было купить за 5 млн рублей, а после смены целевого назначения они бы стоили 30—100 млн рублей. «Процедура не быстрая, но мы были в процессе», — вспоминал в суде обвиняемый и отмечал, что первый КПК «Рост» «выполнил все свои обязательства перед пайщиками и благополучно закрылся». По данным ЕГРЮЛ, процедура ликвидации началась в 2014-м и завершилась в 2017-м.

Подсудимый признает — выплата процентов по ранее заключенным договорам одним клиентам производилась за счет «вновь поступивших средств других граждан»

Амбициозные проекты «ростовщиков» предусматривали строительство торгово-офисного центра, завода по разработке месторождений и газовой электростанции на бытовых отходах, уверял суд и потерпевших Андрей Макаров. При кредитной поддержке можно было за 3—4 года выйти на «огромную нормальную прибыль», но для этого требовалось «чистое» предприятие с большими оборотами. Им стало зарегистрированное в декабре 2013-го ООО «КПК «Рост», где директором и учредителем выступила Наталья Макарова.

Подсудимый признает — выплата процентов по ранее заключенным договорам одним клиентам производилась за счет «вновь поступивших средств других граждан». Но настаивает, что деньги из кассы КПК «не тратились на инвестпроекты и не похищались» — использовались «только для поддержания деятельности «Роста» и выплаты процентов».

— К концу 2014 года ООО «КПК «Рост» представляло из себя фирму с семью тысячами клиентов по всей стране, уставным капиталом в 500 млн рублей, основными фондами в 110 млн рублей и валютным балансом порядка 2 млрд рублей. Я вел переговоры о приобретении одного из уральских банков для финансирования наших проектов, но случился кризис, — продолжил экскурс в историю строитель крупнейшей казанской «пирамиды», напоминая о скачке доллара с 31 до 100 рублей, закрытии банков и финансовом страхе населения.

Дальше, по словам Макарова, часть вкладчиков стали забирать деньги из КПК, в феврале — марте 2015-го появились задержки с выплатой по договорам, да и от покупки подорожавшего банка пришлось отказаться. Тогда-то и появилась идея создания международной компании «Rost inc» и перевода средств пайщиков в акции, которыми можно будет торговать на бирже. Схему эту подсказал Вадим Еникеев (гражданин РФ и США, управляющий партнер американской компании IPO Consulting, — прим. ред.), на которого в ходе поездки в Штаты вышел казанский спортсмен и бизнесмен Сергей Харламов.

— Новая компания должна была начать торги на бирже и поглотить ООО «КПК «Рост», после чего каждый заимодавец КПК превращался в акционера компании «Rost inc». И не было бы никаких потерпевших — все счастливы и довольны были бы, — делился нереализованными планами подсудимый.

Схему эту подсказал Вадим Еникеев (гражданин РФ и США, управляющий партнер американской компании IPO Consulting, — прим. ред.), на которого в ходе поездки в Штаты вышел казанский спортсмен и бизнесмен Сергей Харламов (на фото)

По его мнению, потерпевшие прекрасно знали, на чем основана схема выплат в КПК, и несли свои деньги осознанно, ведь проценты «Роста» были выше ставки рефинансирования Центробанка: «До 11 марта у всех вкладчиков был выбор — забрать свои деньги и уйти. Им кто-то мешал? Нет. Но таких было меньшинство. Большинство же, несмотря на понимание пирамидальности схемы, хотели получать больше и больше...»

Что до заявленного ущерба в 1,5 млрд, то Макарову «непонятно, на основании чего следствие пришло к выводу, что он вообще причинен и именно на такую сумму». Ведь экспертизы не было. Не согласен подсудимый и с обвинением в отмывании преступных доходов: «Как можно легализовать то, чего нет, если не определена сумма похищенных средств и сумма, на которую я обогатился?»

«Фирмы уничтожены, мы ограблены, огромное количество активов исчезло»

Почти половину своей речи главный фигурант дела посвятил оценкам работы силовиков. Приведем лишь несколько цитат:

«Наши дети повзрослели, а жены постарели, больше 3 тысяч несчастных людей потеряли возможность распоряжаться своими деньгами, более 200 человек потеряли работу. Фирмы уничтожены, мы ограблены, огромное количество наших активов исчезло...»

«3,5 года мы провели в надежде, что следствие разберется и весь этот кошмар закончится. Ан нет — дело передали в суд... И вот уже почти два года оно в суде, а мы уже 5 лет под арестом».

«Апофеозом всего этого абсурда стала речь прокурора на прениях. Мы-то думали — гособвинение откажется хотя бы от части обвинений, но прокурор настырно поддержал версию следствия в полном объеме и запросил такие сроки, что невольно возникает вопрос — а как же гуманность и справедливость?»

Статья 210 УК РФ о действиях в составе ОПС, по версии всех без исключения подсудимых и адвокатов, понадобилась следствию лишь для обоснования продления ареста на срок свыше года

«В прениях прокуратура не представила ни одного доказательства нашей вины, кроме заведомого вранья, простите, оговорка по Фрейду — не вранья, а заведомого сознательного введения суд в заблуждение».

Версию о мошенничестве опровергает даже лингвистическая экспертиза выступлений Харламова и Еникеева, заявил суду Андрей Макаров. А затем углубился в историю расследования этого уголовного дела. Незаконным он считает уже само возбуждение, подчеркивая, что в постановлении указано 11 заявлений предполагаемых потерпевших, в суде установлено — их было только четыре, а сумма претензий была не 6 млн, а 700 тыс. рублей. Причем доследственная проверка с допросами представителей КПК не проводилась: «Мы были лишены возможности защищаться», — комментирует подсудимый.

Еще одним серьезным нарушением он считает отказ полицейских МВД Татарстана и их коллег, проверявших деятельность «Роста» в 20 регионах страны, соединять все возбужденные по этой «пирамиде» дела. Макаров подчеркивает, что вещдоками в татарстанском деле стали денежные средства из офисов КПК в Симферополе, Ростове-на-Дону и Санкт-Петербурге. То бишь вкладчики из этих городов претендовать на свои же деньги теперь не смогут. Впрочем, и с поэпизодным выделением работы отдельных филиалов главный «ростовщик» не согласен: «Чем отличается деятельность обособленных подразделений в Миассе и Барнауле от деятельности таких же подразделений в Альметьевске или Челнах?»

Статья 210 УК РФ о действиях в составе ОПС, по версии всех без исключения подсудимых и адвокатов, понадобилась следствию лишь для обоснования продления ареста на срок свыше года. Причем, как уверял на суде Макаров, обвинение в ОПС полицейские предъявили 3 февраля 2016-го, а постановление о возбуждении дела по этой статье появилось лишь через девять дней.

Адвокат подсудимого Руслан Шигапов отметил, что объективных доказательств обмана пайщиков в деле нет, а само привлечение средств «было основано разве что на их азарте»

Адвокат: «Прошу освободить Макарова из-под стражи»

Еще одним серьезным нарушением Макаров считает активные следственные действия уже на стадии ознакомления обвиняемых с материалами дела, которая формально началась 16 марта 2016-го. «В этот же день 16 потерпевших подписали протоколы, что ознакомились со всеми 720 томами уголовного дела — хотя тогда было только 650 томов, в том числе с дисками прослушки, которых мы с вами в суде не нашли», — вспоминает подсудимый. И продолжает, что именно 16 марта 2016-го из основного дела КПК в отдельное производство выделили дело некой неустановленной группы лиц, которые в составе ОПС под руководством Макарова совершили мошенничество в отношении неустановленных вкладчиков «Роста».

Последний маневр, полагает Макаров, позволил следствию «аккумулировать заявления всех не допрошенных в качестве потерпевших граждан в отдельное дело», а затем приобщать их в основное дело под видом дополнительных материалов и по ходатайству самих вкладчиков. Так в марте 2017-го в деле появились еще 157 потерпевших, но допросы новых пострадавших продолжались и через год — вновь по ходатайствам самых активных пайщиков. Только новых обвиняемых так и не нашли, дополнив претензии к уже арестованной семерке, продолжил Макаров. При этом официально процедура предварительного следствия по основному делу завершилась еще в 2016-м.

«Ни один договор с КПК не проверен стороной обвинения на подлинность. Не установлена достоверность подписанта... Оригиналы договоров имеют место лишь у 1% потерпевших. <...> Прошу исключить из перечня доказательств все материалы, связанные с потерпевшими, как полученные с нарушением закона», — резюмировал Макаров.

Адвокат подсудимого Руслан Шигапов отметил, что объективных доказательств обмана пайщиков в деле нет, а само привлечение средств «было основано разве что на их азарте». Защитник предположил: «Если бы деятельность фирмы не была парализована — она могла бы выполнить свои обязательства». А также заметил, что на интересующий потерпевших вопрос о возврате средств его клиент за решеткой повлиять не в силах. Свою речь Шигапов завершил словами, что за инкриминируемые ему деяния Макаров уже осужден, попросил прекратить его преследование за отсутствием состава преступления, учесть челябинский приговор и отбытый срок и освободить из-под стражи.

Речи потерпевших в прениях были менее развернуты, но более эмоциональны

Потерпевшая: «Эти сытые люди нас обворовали!»

Речи потерпевших в прениях были менее развернуты, но более эмоциональны. Елена Маркелова на заседании возмущалась, как ошиблась, доверив свои деньги таким «молодым и энергичным». За легкими деньгами нужно идти в казино, а не к старикам, считает пенсионерка.

— Эти сытые люди нас обворовали! — заявила Елена Александровна. — Мы думали, что они будут развивать государство наше, наши прииски разрабатывать. А получилось что?.. А не стоит ли их на эти прииски, про которые они нам сказки рассказывали, отправить? Чтобы до последней копейки отработали и вернули деньги пострадавшим...

По мнению потерпевшей, вклад в «Рост» для нее обернулся материальным, моральным и «даже политическим» ущербом — потерей веры в государство. На той же волне в суде выступила 80-летняя Маргарита Балашова, подчеркивая, что вернуть вложенные деньги не помогла даже их страховка. «Страдает простой народ, не чиновники, которые миллиардами ворочают. Народ зачеркнули. Позор России!» — на весь судебный зал заявила бывшая сотрудница Госстраха.

В выступлении потерпевшей Татьяны Февралевой прозвучало — две ее подруги-пайщицы «Роста» умерли, не дождавшись справедливости и возврата денег. «Ваша честь, когда вы будете составлять приговор, пожалуйста, учтите в первую очередь самых стареньких, у кого вклады 50, 80, 100—200 тысяч — кто-то на лекарства положил, кто-то на похороны», — попросила Татьяна Григорьевна.

По словам Макаровой, схема позволяла брать у одних и давать другим под проценты, а также претендовать на бизнес-кредиты

Наталья Макарова: «Мы не врали»

Не вступая в полемику с потерпевшими, экс-директор КПК «Рост» Наталья Макарова в свою защиту заявила:

— Мы и я в частности никого не обманывали. Банком себя не называли. Не врали, что на суперзащищенных депозитах деньги держим. Говорили честно: они будут в обороте, хотите — страхуйте. Челябинские суды этот вопрос изучили и установили, что не было мошеннических действий.

По словам Макаровой, схема позволяла брать у одних и давать другим под проценты, а также претендовать на бизнес-кредиты. «Обороты у «Роста» были реально большие. И налоги, и отчеты — все сдавалось с учетом этих цифр. Иначе налоговые преступления нам бы инкриминировали, наверное, раньше 159-й [статьи УК РФ]», — рассуждает она.

Обвинение в причастности к ОПС называет «совсем диким», уверяя, что до появления статьи 172.2 в УК за организацию финансовых пирамид деятельность по привлечению средств граждан с выплатой процентов вообще не считалась преступной.

— Виновной ни по одному из пунктов обвинения себя не признаю. Хотя согласна, что, согласно действующему ныне законодательству, моя деятельность носила противоправный характер, — сообщила подсудимая.

Согласна Макарова со следствием в одном — директором КПК она была номинальным и пост этот получила «исключительно по причине близкого родства с Макаровым», но старалась работать на совесть. Так что ни один договор и справка в компании утрачены не были. Кстати, до «Роста» Макарова работала бухгалтером в хоккейном клубе «Ракета» и методистом на кафедре стоматологии медицинского вуза.

Адвокат экс-директора КПК Гульнара Нафикова в прениях отметила, что часть заимодавцев в суде отказывались от своих требований

Со слов обвиняемой, в момент задержания у ее брата изъяли 5 млн рублей наличными — «это были деньги на выплату по договорам, он их в офис собирался нести». Арестованные у нее 10 млн рублей к кассе КПК отношения не имели, настаивает Макарова. С ее слов, там были накоплениями матери, деньги от продажи ее земли и сбережения на поездку с ребенком.

Адвокат экс-директора КПК Гульнара Нафикова в прениях отметила, что часть заимодавцев в суде отказывались от своих требований: «Они считали, что в КПК заработали больше, чем вложили». Но были и другие.

— Некоторые заимодавцы, по моему субъективному мнению, обладающие большим чувством халявы, заключали кредитные договора в банках и вкладывали кредитные деньги в КПК. Данные действия они производили, руководствуясь исключительно своим внутренним убеждением, а никак не под воздействием обмана и злоупотребления доверием со стороны подсудимых, — заявила суду Гульнара Нафикова без ссылки на материалы дела.

Также она выразила уверенность, что защите удастся добиться справедливого приговора по этому делу.

Ирина Плотникова, фото и видео автора
ПроисшествияБизнесОбществоВластьЭкономикаФинансыИнвестиции Татарстан Кредитный потребительский кооператив РОСТ
комментарии 7

комментарии

  • Анонимно 20 авг
    Пусть отрабатывают до копейки
    Ответить
  • Анонимно 20 авг
    Как бы не было обидно потерпевшим и обвинителю, но суд правильно применил статью. Умеют же суды других регионов работать и думать, а не штамповать шаблонные решения. Молодцы !
    Ответить
  • Анонимно 20 авг
    И что теперь?
    Ответить
  • Анонимно 20 авг
    Судя по обращению к стороне "потерпевшие и обвинитель", Вы работаете адвокатом или, того хуже, один из обвиняемых. Для вас лучший приговор оправдательный, это ясно. Только один вопрос - ГДЕ НАШИ ДЕНЬГИ (а это 1,5 МИЛЛИАРДА РУБЛЕЙ)?! Может просто вернете???

    Нет ответа - тогда в тюрьму!!!
    Ответить
    Анонимно 20 авг
    Были ли деньги
    Ответить
  • Анонимно 20 авг
    А что туда деньги то несли?
    Ответить
  • Анонимно 20 авг
    интересно, что по-разному применяют законы именем Российской Федерации
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии

Новости партнеров