«Мне хотя бы пять таблеток до завтра»: из аптек республики исчезли жизненно важные препараты

Депутаты Госдумы от республики хотят изменить законодательство, чтобы решить проблемы льготников

«Мне хотя бы пять таблеток до завтра»: из аптек республики исчезли жизненно важные препараты
Фото: Маргарита Головатенко

Пока Дмитрий Медведев планирует сделать бесплатными для россиян лекарства, выдаваемые по рецепту врача, казанцы мечутся в поисках прописанных докторами препаратов и не могут купить их ни за какие деньги. Из татарстанских аптек исчезли лекарства из перечня ЖВНЛП — жизненно важных и необходимых лекарственных препаратов. Ни по льготному рецепту, ни за деньги, например, невозможно купить препараты «Метипред» (метилпреднизолон) и «Таваник». О причинах дефицита препаратов и мерах, с помощью которых российские законодатели надеются изменить ситуацию, — в материале «Реального времени».

«Это лекарство у кого-то другого отняли!»

Казанский инвалид II группы Рафаэль Шакиров получил копеечный по нынешним временам «Метипред» (200—230 руб за 30 таблеток) только после того, как распространил в интернете видеообращение к министру здравоохранения Татарстана. Подчиненные министра привезли упаковки в Казань из дальнего района республики. Рафаэль недоволен:

— Они же это лекарство у кого-то другого отняли! Так нельзя!

Шакиров говорит, что дешевые таблетки, без ежедневного приема которых он к вечеру начинает задыхаться до такой степени, что приходится вызывать скорую, он купил бы — но в продаже их нет. На сайтах справочных аптек висит предупреждение: «Товар пользуется повышенным спросом в период пандемии!» — и ни одного адреса, по которому таблетки были бы в наличии.

Но с заболеванием Рафаэля (у него ХОБЛ, хроническая обструктивная болезнь легких) требуются и более дорогие препараты, которые он, как инвалид, должен получать бесплатно. Ингаляторы «Фостер», «Пульмикорт», «Беродуал», препарат «Спирива» стоят от 2—2,5 тыс. рублей, поэтому на закупку всего набора необходимых лекарств уходит 10—12 тыс. рублей в месяц. Это как раз две пенсии инвалида II группы.

Казанцы мечутся в поисках прописанных докторами препаратов и не могут купить их ни за какие деньги. Фото: Маргарита Головатенко

— До пандемии меня регулярно укладывали в больницу, в пульмонологические отделения, которые сейчас перепрофилированы на лечение коронавируса, — говорит Шакиров. — И лежавшие со мной пациенты тоже жаловались на отсутствие лекарств. Не поверите — периодически для льготников даже аспирина не было.

Про отсутствие жизненно важного «Метипреда» на днях рассказала в соцсети жительница Казани Анаит Аракелян — женщина расплакалась в камеру: «Мне хотя бы пять таблеток до завтра!» В итоге таблетки она получила — ими поделились коллеги по несчастью.

Кроме «Метипреда», из аптек пропали «Таваник» (активное вещество — левофлоксацин, обладает антибактериальным действием), «Клексан» (применяется для профилактики тромбозов) и ряд других лекарств, которые применяются, в частности, при лечении COVID-19.

Факты отсутствия вышеперечисленных лекарств в аптеках и неудовлетворительного обеспечения ими льготников «Реальное время» попросило прокомментировать Минздрав РТ и Территориальный орган Росздравнадзора по РТ. По получении ответов наше издание их опубликует.

«Совпали кризис, ажиотаж и введение маркировки»

— На самом деле в аптеках сегодня нет многих препаратов, — говорит депутат Государственной думы, врач-психиатр Борис Менделевич. — Не только для лечения легочных заболеваний — нет антибиотиков, противовирусных препаратов, лекарств для диабетиков. И проблем здесь на самом деле две — одна накладывается на другую. Первая — это связанный с пандемией коронавируса, кризис и реакция людей на него. Ажиотажный спрос, стремление создать запасы ведут к дефициту.

По мнению Менделевича, именно с «коронавирусным» ажиотажем связан резкий рост продаж лекарств, зафиксированный в январе—сентябре в российских аптеках — на 10,9%:

— Продажи выросли, а наша фарминдустрия, которая сильно зависит от импорта, не справляется с такой нагрузкой.

Вторая причина дефицита, говорит парламентарий, — введение обязательной маркировки лекарственных препаратов. Идея очень полезная — маркировка позволяет проследить весь путь каждой таблетки от производителя до прилавка, контролировать ценообразование, планировать закупки и бороться с фальсификатами. Однако маркировка — процесс, требующий времени и затрат, и несмотря на то, что многим препаратам в связи с коронавирусом предоставили «отсрочку», хороший по сути закон, заработавший в условиях экономического кризиса и пандемийного спроса, усугубил дефицит лекарств. Аптеки под угрозой штрафа не рискнули выложить на прилавки немаркированную продукцию.

— По этому поводу ко мне и другим депутатам было очень много обращений от пациентов, и я рад, что нас услышали в правительстве и на днях ввели уведомительный характер маркировки, — сказал Борис Менделевич. — Думаю, в ближайшую неделю ситуация начнет выправляться. И надеюсь, что на период пандемии этот порядок будет пролонгирован.

Аптеки под угрозой штрафа не рискнули выложить на прилавки немаркированную продукцию. Фото: Маргарита Головатенко

«Пора отходить от 44-го закона»

Что же касается проблем льготников, то, по мнению Бориса Менделевича, в системе их лекарственного обеспечения надо срочно многое менять:

— Перебои тут тоже связаны с «коронакризисом», но не только с ним.

По мнению собеседника «Реального времени», в связи с пандемией основные средства брошены на борьбу с коронавирусом:

— Я предполагаю, что часть финансирования в таких условиях может уйти на эти цели — с тем, чтобы потом их возместить. Сделать это чиновники, возможно, не успели. Но есть еще системная проблема — лекарства для льготников приобретаются на конкурсной основе в рамках ФЗ-44. Федеральный закон обязывает покупать у того, у кого дешевле. А чиновник выставляет уже минимальную цену, чтобы не обвинили в завышении. На эту цену никто не заявляется. Конкурс не состоялся, и надо объявлять новый — так уходят месяцы, а запасов лекарств немного...

Куда перспективнее и быстрее вопрос обеспечения льготников решался бы, по мнению депутата, если бы закупки осуществлялись без конкурса — на основании простых переговоров о цене, и закупались бы лекарства не у посредников, а прямо у производителей:

— Договариваться надо с «большой фармой», уходя от промежуточных накруток. Пора отходить от 44-го закона!

«Надо менять принципы»

Инициатором изменений в законодательной «базе» льготного обеспечения лекарствами является другой «наш человек» в Госдуме — экс-министр здравоохранения РТ Айрат Фаррахов. Он напомнил «Реальному времени» и о других слабых сторонах организации работы с льготниками:

— Надо менять сами принципы, положенные в основу программы льготного обеспечения лекарствами. Сейчас здоровый платит за больного, и людям предоставлено право выбирать — деньги или лекарства. Огромное количество людей, которым лекарства не нужны или не подходят те лекарства, которые есть в программе, вышли из нее. В итоге для тех, кто в программе остался, стоимость лекарств оказалась значительно больше, чем имеющиеся в ней деньги. И несмотря на то, что органы здравоохранения активно проводят разъяснительную работу, разъясняют, что не стоит забирать льготу деньгами, люди выбирают более рациональный подход... И сегодня уже очевидно, что надо искать новые пути: в программе осталось менее четверти граждан [имеющих право на льготы], а препараты дорожают.

Айрат Фаррахов осознает, что изменить принципы организации льготного лекарственного обеспечения — непростая задача. В первую очередь потому, что необходимые, по его мнению, изменения в законодательстве неминуемо «ужмут» льготников в правах — лишат возможности выбрать деньги:

— А действующее законодательство этого не позволяет. Создается коллизия, разрешение которой потребует большой политической воли и значительных финансовых ресурсов. Однако разрешать ее необходимо: пандемия коронавируса когда-то закончится, а решать вопрос увеличения продолжительности и качества жизни людей, страдающих хроническими заболеваниями, необходимо, и его не решишь строительством больниц. В России пожилой человек в среднем получает вчетверо меньше препаратов, чем его сверстник на Западе. И чувствует себя, соответственно, хуже.

Что же касается отхода от требований ФЗ-44 с конкурсными закупками, то сейчас, говорит он, «экономия носит формальный характер, поэтому нужны новые методы регулирования». И речь идет не только о прямых договоренностях с «большой фармой» о поставках лекарств, но и о долгосрочных контрактах с производителями инновационных препаратов, как это делается в ряде стран. Сейчас законодательство позволяет их заключать не более, чем на 3 года, а надо лет на 5—10. Только в этом случае, считает Фаррахов, контракты с производителями-держателями регистрационных удостоверений препаратов позволят обеспечить экономию и стабильность поставок лекарств.

Фото: Илья Репин
Нам приходится ежемесячно ходить на прием к врачу, стоять в очередях за рецептами, рискуя заразиться коронавирусом, потом ехать в определенную аптеку общественным транспортом, если нет лекарства — ехать туда за ним еще раз... Зачем?

«Зачем нам ежемесячно стоять в очередях, рискуя заразиться коронавирусом?»

Безальтернативное обеспечение лекарствами льготников — когда нельзя было выбирать между «натурой» и деньгами — мы уже проходили тридцать лет назад. И у этого подхода также было слабое место: в 90-х «натуры» вечно не хватало, и рецепты своевременно не «отоваривались». Сработает ли этот механизм более эффективно в новых условиях — увидим.

Что же касается сегодняшних льготников, то им хотелось бы изменений в организации снабжения препаратами не только в перспективе, но и прямо сейчас. И тут речь — о чисто технических и при современном уровне развития IT-технологий легко реализуемых вещах.

— Когда в период самоизоляции потребовалось с помощью СМС-сообщений отслеживать передвижение граждан, у нас в республике в считанные дни разработали и запустили соответствующий портал и средства на это нашли, — рассуждает Рафаэль Шакиров. — А с льготниками, вся информация о которых уже имеется в компьютерах медучреждениий, аптек, Пенсионного фонда и так далее, почему-то никак не решат вопрос. Нам приходится ежемесячно ходить на прием к врачу, стоять в очередях за рецептами, рискуя заразиться коронавирусом, потом ехать в определенную аптеку общественным транспортом, если нет лекарства — ехать туда за ним еще раз... Зачем? Почему нельзя сделать так, чтобы из поликлиники раз в месяц в электронном виде передавали мой рецепт прямо в аптеку, а оттуда уже, когда поступит лекарство, мне звонили: «Приезжайте, заберите»?

Инна Серова
ОбществоМедицинаИнфраструктураВластьРозничная торговляБизнес Татарстан Министерство здравоохранения Республика ТатарстанУправление Росздравнадзора по Республике ТатарстанФаррахов Айрат ЗакиевичМенделевич Борис Давыдович
комментарии 10

комментарии

  • Анонимно 02 ноя
    Зато во всеуслышание говорят, что все нормально, всё под контролем и никакого дефицита нет
    Ответить
  • Анонимно 02 ноя
    У нас всегда так уж. Всё на словах красиво, а на деле ничего хорошего
    Ответить
  • Анонимно 02 ноя
    Ужас. Как так может быть???
    Ответить
  • Анонимно 02 ноя
    Жизненно важные таблетки всегда должны быть в доступе. А не так, что стоять в очереди с десятками таких же нуждающихся людей
    Ответить
    Анонимно 02 ноя
    полный бардак с этим коронавирусом, "благими намерениями" руководителей страны и гражданским психозом
    Ответить
  • Анонимно 02 ноя
    оооо, вот это уже страшно
    Ответить
  • Анонимно 02 ноя
    Путина не надо менять.
    Ответить
  • Анонимно 02 ноя
    Ситуация действительно такая. На мой вопрос в аптеке по поводу отсутствия антибиотиков, новокаина, физраствора: "И давно так?" фармацевт расстроенная ответила: "Да, как только ввели маркировку, многие лекарства пропали". По льготникам все написано верно: люди оббивают пороги кабинетов, сначала ждут рецептов на жизненно-важные лекарства, а потом пытаются найти аптеку, в которой их можно получить. Вопрос: почему повсеместно такая ситуация, и когда найдется время на ее решение?
    Ответить
  • Анонимно 29 ноя
    То лекарство, которое я должен был принять в октябре нет в аптеке до сих пор. А сейчас 30 ноября. Естественно за ноябрь тоже нет. В тоже время по первому каналу T.V. твердят об успехах в здравоохранении.
    Ответить
  • Анонимно 03 дек
    Сегодня 03.12.2020г а лекарств как не было так и нет. Куда мы катимся....
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии

Новости партнеров