Как киргизы посадили «Робина Гуда»-популиста в президентское кресло

Почему произошел новый переворот в Киргизии и к чему пришла страна за 15 лет беспрерывных антиправительственных мятежей

Как киргизы посадили «Робина Гуда»-популиста в президентское кресло
Фото: Александр Натрускин / sputnik.kg

О том, как кланы в Киргизии боролись между собой за власть, что привело в президентское кресло бывшего заключенного, за что там до сих пор любят Ленина и почему это самая свободная страна на постсоветском пространстве, в интервью «Реальному времени» рассуждает эксперт по Центральной Азии Института стран СНГ Андрей Грозин.

«На один успешный мятеж в среднем приходилось около трех неуспешных»

— Андрей Валентинович, за 15 лет власть в Киргизии вот уже в третий раз сменилась через акции протеста. Нынешние события — это политический протест, связанный с неудовлетворенностью оппозицией результатами выборов в парламент страны или же этот мятеж больше был вызван накопившимся раздражением масс в связи с коррупцией, безработицей и низким уровнем жизни в Киргизии?

— Как в любом сложном явлении, в этих событиях есть и то, и другое, и много чего еще. В Киргизии периодически свергается власть. Но в этот раз удивило то, насколько быстро посыпалась вся политическая система — от небольшого толчка. Все эти дни я разговаривал с массой коллег из Киргизии, и все они безо всякого кокетства говорили, что никто такой скорости развала не ожидал.

Да, были в стране удачные пертурбации 2005-го и 2010 года. Но были и неудачные — на один успешный мятеж, по моим расчетам, в среднем приходилось около трех неуспешных. И тот же бывший президент страны Алмазбек Атамбаев за один срок своего правления в 2011—2017 годах (больше одного срока главе Киргизии править нельзя) провел три процесса над группами людей, которых обвиняли в подготовке мятежа. Кстати, нового главу Киргизии Садыра Жапарова тоже сажали за попытку мятежа против Атамбаева. Но власть Атамбаева, хотя была и не крепка, но не настолько расшатана, как это было в начале октября 2020 года.

И вот эти киргизские удачные и неудачные мятежи, попытки переворотов, столкновения, митинги, угрозы населения применительно к власти (мол, не пойдете на наши требования — мы вас скинем) и приводили систему в расшатанное состояние.

И как бы сейчас новый лидер Киргизии ни хорохорился, на то, чтобы выстроить систему в более или менее дееспособное состояние, нужны годы и большие ресурсы.

— И все-таки, что послужило спусковым крючком?

— На этот раз считаю, в первую очередь был мятеж. Дело в том, что элиты киргизского юга, чьим представителем был еще недавний президент Сооронбай Жээнбеков, извините, обнаглели и решили закрепить на выборах в Жогорку Кенеш (парламент страны) свое доминирование. Жээнбеков провел выборы так, что из 120 мест в парламенте Киргизии две южные партии получали 91 голос. Получалось так, что остальным партиям в парламенте ничего не оставалось. Те люди, «вожди революции», которые повели своих людей с протестами на главную площадь Бишкека, поняли, что им ничего не светит, если они признают эти итоги выборов — в таком случае элиты Юга оттеснят их и от власти и собственности (в киргизских условиях одного без другого невозможно) и подняли мятеж.

Фото: ca-irnews.com
Жээнбеков провел выборы так, что из 120 мест в парламенте Киргизии две южные партии получали 91 голос. Получалось так, что остальным партиям в парламенте ничего не оставалось

— Стало быть, Жээнбеков забыл о том, что в его стране необходимо соблюдать интересы и промышленного севера и аграрного юга, что считается в Киргизии очень важным принципом?

— Это слишком упрощенная схема. На том же юге Киргизии полно людей, которые свергли бы Жээнбекова, если бы им представилась такая возможность. Сильные позиции у него были только в южной столице Киргизии — городе Оше, но вот во втором по величине городе юга — Джалалабаде — прямо скажем, его позиции были совсем не крепки.

Но то же самое касается сейчас, кстати, и киргизского севера: формально новый киргизский лидер Садыр Жапаров — северянин из древнего племени бугу. Это самое многочисленное северное племя, представители которого компактно живут как раз в районе озера Иссык-Куль. Но есть на севере страны и другие, более родовитые племена — к примеру, племя сарыбагыш, к которому принадлежал бывший президент Аскар Акаев.

— Клановая борьба сыграла роль?

— В разделе власти участвовали три крупных семьи, три клана — клан Жээнбековых, клан Матраимовых (как считается в Киргизии, это клан крупных коррупционеров и воплощение зла — считается, что они контролировали таможню) и клан бывшего премьера Абылгазиева. Эти три семьи через выборы захотели закрепить свое влияние не только в исполнительной, но и в законодательной власти, но переоценили свои силы.

Все дело в том, что в Киргизии революции всегда происходят по одной и той же схеме: когда какой-то центр силы — персона, семья, племя — слишком рьяно монополизирует в стране все, что можно, и нарушает тем самым баланс, против такого центра моментально складывается коалиция, которая его и свергает. Так было и с Акаевым, и с Бакиевым, так было и с Жээнбековым.

— Но ведь Киргизия ввела для президента один срок правления, и даже набравшая больше всего голосов на выборах в парламент партия не могла занимать больше половины мест, но, как я понимаю, это мало что дало для страны?

— Но видите же как последние выборы прошли — в парламент попадали две провластные партии, и получилось больше половины.

«Государственность киргизы получили только от Владимира Ильича Ленина»

— Извечная центральноазиатская проблема, достигшая в Киргизии своего апогея — это разница между законодательной и правоприменительной практикой.

Написано-то в законе может быть все хорошо и прекрасно, и Конституция Киргизии, принятая в 2010 году, закладывает основы парламентско-президентской республики. Более того — именно парламент назначает в Киргизии правительство (кроме назначений силовиков), распределяет бюджетные деньги, контролирует финансовые потоки страны.

Идеей этой конституции было недопущение монополизации власти, как было при президенте Бакиеве, когда он, его братья и сыновья монополизировали всю страну и начали строить некий вариант Кокандского ханства с возможной передачей власти по наследству. Но Киргизия — это не Туркмения. К 2010 году там уже был опыт свержения Акаева, была многопартийность (сейчас там 250 партий — хотя это в основном клубы по интересам, но реальных партий там все-таки десятка два есть), и Бакиев этого не учел.

Фото: sputnik.kg
Жээнбеков оказался слаб как политик, и полномочия он с себя сложил, чтобы избежать ответственности

— Итак, Конституция была принята, но улица, как видим, играет в Киргизии тоже немалую роль, параллельно с законом.

— Киргизские коллеги часто спорят на этот счет. Некоторые из них говорят: причина в том, что у киргизов единого государства никогда не было — их племена жили обособленно друг от друга, страна на 90% горная, это не позволяло племенам общаться между собой. Племена киргизов чаще попадали под влияние других соседей — чаще кочевых. А государственность киргизы получили только от Владимира Ильича Ленина (и ровно поэтому памятники Ленину до сих пор стоят в Киргизии, в отличие от некоторых стран бывшего СССР).

Кроме того, Киргизия — это самое свободное государство из всех постсоветских и азиатских государств — там можно ругать президента в СМИ, нет подавления инакомыслия, как в соседних государствах. Еще киргизы довольно часто говорят, что они не позволят появиться в стране какой-бы то не было тирании — но вот это, конечно, из области мифологии.

— Были ведь показательные посадки?

Почему Алмазбек Атамбаев посадил три группы людей, о чем я сказал в начале интервью? За разговоры о том, что Атамбаев со своими людьми оттирает всех остальных и надо что-то с этим делать. Он понимал, что от разговоров до реальных действий дистанция в Киргизии короткая — и старался не доводить до того, что случилось в октябре 2020 года.

А вот преемник Атамбаева Жээнбеков оказался слаб как политик, и полномочия он с себя сложил, чтобы избежать ответственности. Конечно, тут было и благородство — он сказал, что не станет отдавать приказа разгонять митинги, чтобы не провоцировать беспорядки и проливать кровь. Но другой вопрос — думал ли Жээнбеков чем все это может кончиться?

«Важный фактор — то, что Киргизия — бедная горная страна»

— А тяжелая ситуация с коронавирусом в Киргизии подлила масла в огонь?

— Да, Жээнбеков проиграл борьбу с пандемией коронавируса — в июне и июле в Киргизии был большой всплеск заболеваемости. И хотя власти говорили о внебольничной пневмонии, свободные киргизские СМИ писали, что речь шла все-таки о коронавирусе. В Киргизии в пандемию погибло больше тысячи человек, и для достаточно маленькой страны (население Киргизии — 6 миллионов человек) это очень большой процент умерших. Но печальнее еще и то, что в Киргизии погибло много врачей.

Неудивительно, что за 2 недели до своей отставки Жээнбеков на встрече с Путиным начал просить о вакцине — коронавирус очень жестко ударил по этой стране, и рост недовольства малого и среднего бизнеса жестким карантином тоже сказался в октябрьских событиях.

— Ваши коллеги считают причиной всех мятежей не только борьбу за свободу, но и коррупцию. Вы согласны? Вообще можно ее побороть в Киргизии?

— С коррупцией обещали бороться все — и Жапаров, и Бакиев, и Кулов, и Отунбаева, а Атамбаев вообще много чего обещал в этой связи. Но со сферы импорта, идущего в Киргизию, кормятся очень многие — вся властная элита, ибо больше кормиться не с чего.

Коррупция — это родовое свойство киргизской элиты, но более важный фактор — это то, что Киргизия — это бедная горная страна. С 70-х годов прошлого века она по всем экономическим и техническим параметрам республик СССР находилась на самых низших точках и была дотационной республикой, чередуя свое самое низкое место с Таджикистаном.

Ни у Киргизской ССР, ни у Таджикской ССР не было возможностей существовать как-то самостоятельно, без трансфертов из центра — они не могли себя обеспечивать ни продовольствием, ни энергией, ни хорошими кадрами.

Да, при коммунистах в Киргизии пытались развить промышленность, строили вузы, но этого было мало и не решало проблему — в итоге сейчас и Киргизия, и Таджикистан самые бедные страны из пяти центральноазиатских республик бывшего СССР, и именно оттуда больше всего трудовых мигрантов едет в Россию и Казахстан.

Дом правительства Киргизской ССР. 1977 г. Фото: sputnik.kg
При коммунистах в Киргизии пытались развить промышленность, строили вузы, но этого было мало и не решало проблему — в итоге сейчас и Киргизия, и Таджикистан самые бедные страны из пяти центральноазиатских республик бывшего СССР

И когда Киргизию сняли с довольствия союзного центра, надо было как-то выживать — Акаев решил идти по пути создания в Киргизии «азиатской Швейцарии». В стране приняли прогрессивное законодательство, касающееся регистрации партий, объединений, неправительственных организаций. Кстати, за счет неправительственных организаций и грантов живет значительная часть населения — это могут быть гранты не только на политику, но и на биологическое разнообразие, на чистую воду, на микрокредиты для фермеров.

Гранты — это важная часть экономики Киргизии — такая же, как средства, заработанные мигрантами в России. Возрос и государственный долг Киргизии — с нескольких миллионов долларов до Атамбаева до нескольких миллиардов после, причем большая часть средств — это долг Банку Китая.

— Почему так вырос долг?

— Атамбаев пытался индустриализировать страну — привлекал китайские кредиты на строительство дорог, на модернизацию инфраструктуры. Конечно, Киргизия вступила в ЕАЭС, ведь никакие гранты не заменят инвестиций в промышленность — гранты и переводы мигрантов идут лишь на личное потребление. Атамбаев набрал и у китайцев приличное число кредитов, и следующий, 2021 год, будет в Киргизии очень невеселым, потому что это будет пик по внешним выплатам: если китайцы не пожалеют киргизов, то господину Жапарову будет плохо.

— Почему же Атамбаев потерпел поражение в борьбе с бедностью в своей стране?

— У Атамбаева не вышло, потому что значительную часть кредитов разворовали — как всегда. Почему посадили некоторых «птенцов» Атамбаева — членов его команды? Им всем «пришили» коррупцию при распределении заемных средств — и китайских, и некитайских.

«Теперь появился президент «от братвы»

— Поговорим о новом главе Киргизии — 52-летнем Садыре Жапарове. Почему именно этот человек, ранее не занимавший никаких высоких постов в государстве, 3 года отбывавший наказание и освобожденный толпой протестующих в начале октября, встал во главе страны? Вот серьезным соперником Жээнбекова на выборах 2017 года был Омурбек Бабанов — бывший премьер, самый богатый человек Киргизии.

— Бабанов оказался трусом — он пробовал выйти на площадь, но прибежали со стороны Жапарова молодые люди спортивного телосложения и разогнали с площади и бабановскую, и атамбаевскую тусовки. Теперь о Жапарове. Был у Киргизии президент от севера — Акаев, потом был президент от юга — Бакиев, потом были «смешанные президенты», а теперь, как считается, появился президент от «братвы». Как ни убеждали парламентариев голосовать за наделение Жапарова полномочиями и. о., все-таки нашлось несколько недоговороспособных парламентариев, которые рассказали СМИ, что с ними обещали сделать, если они не поддержат нового лидера. Правда, потом их быстро «заткнули» — и все сошло на нет. Кто он? В данный момент народный лидер, Робин Гуд.

— То есть, можно говорить вполне, что криминал в Киргизии силен, чтобы провести «своего» человека?

— Получается так, но об этом говорю не я — об этом говорят в киргизских соцсетях. А киргизские коллеги «не под запись» говорят, что действительно криминальный авторитет Кольчиев — кузнец победы Жапарова и его соратника Камчыбека Ташиева, ставшего главой Комитета национальной безопасности. Да и сам Жапаров не чужой для Кольчиева человек — 3 года был за решеткой. Понимаете, такие кадры, как Жапаров, нравятся киргизскому населению — оно в целом не очень образованное.

В эти дни оно просто-напросто разогнало киргизских хипстеров, которые тоже что-то пытались сказать на площади Бишкека: приехали парни из пригородов, из регионов, «настучали по голове» либеральным хипстерам и поставили во главе «народного героя». Да, сейчас эти ребята с криминальной судьбой загнали под кровать тех же хипстеров, но ведь всю страну они под кровать загнать не смогут.

Фото: sputnik.kg
Такие кадры, как Жапаров, нравятся киргизскому населению — оно в целом не очень образованное

Дело даже не в том, что за Жапаровым может стоять криминалитет и родное племя бугу — все-таки Жапаров действительно очень нравится людям — потому что пострадал от власти.

На чем поднялся Жапаров? На митингах, где кричал: «Верните богатство страны ее народу!», — речь на них шла о золотодобывающем и самом крупном предприятии Киргизии «Кумтор», одними из владельцев которого являются канадцы. Этот «Кумтор» власти постоянно доят и требуют перезаключения ранее достигнутых договоренностей — канадцы грозятся уйти из республики, потому что сами киргизы не смогут развивать золотодобычу, но все равно остаются, потому что прибыли там настолько хорошие, что видимо можно иногда потерпеть разгром рудников. История с «Кумтором» идет уже лет 20, и Жапаров «поднялся» на этих протестах.

«Жапаров — популист худшего свойства»

— Что вообще можно ожидать от «народного героя» Садыра Жапарова Киргизии и ее партнерам в ближайшее время?

— На мой взгляд, Жапаров — это популист худшего свойства, да еще и ярый националист, но все это опять же нравится простым людям, и они ему отвечают взаимностью. Это не только братва и соплеменники, но и его искренние фанаты — люди, считающие, что Жапаров за народ, придет и порядок наведет, выгонит коррупционеров и будет всей стране счастье. Вера в Жапарова в Киргизии действительно распространена, и у него самое большое в Киргизии число подписчиков в соцсетях — их 200 тысяч, чего у других политиков и близко нет.

Да, Жапаров пользуется современными технологиями и современным пиаром, но на какую внешнюю силу ориентируется Жапаров, понять невозможно — он скрывался в бегах в России и работал у нас с трудовыми мигрантами, жил в Турции, в Европе — и только в Америке не был. Поэтому однозначно сказать, кто есть Жапаров, очень трудно, но его фигура во главе государства для Киргизии — скорее плохо, чем хорошо.

По его людям, которых он назначил в правительство (оно обновилось почти на 70 процентов), видно, что они из глубинки и с довольно сомнительными биографиями. И что самое плохое — все они популисты и обещают простым людям решить все их вопросы.

Таким образом, у Жапарова сейчас уже непростое положение — одно дело, когда ты ни за что не отвечаешь, и другое — руководить, к примеру, тогда, когда страна не готова к зиме, а на пороге стоит еще и вторая волна коронавируса. Непросто будет Жапарову, потому что и Россия отказалась продолжать помогать Киргизии деньгами, и китайцы не хотят помогать, Европа и США тоже в шоке от такого лидера. Все крупные державы и игроки недовольны этой непонятной фигурой, считают, что Жапаров будет продуцировать проблемы.

Он может быть эффективен только при форс-мажоре. А вот наладить повседневную работу — чтобы и правительственный аппарат работал, и чтобы в домах было тепло, и чтобы народ зубы зимой не положил на полку — это для таких, как Жапаров работа сложная. Почему сложная? Дело в том, что он не имеет никакого опыта госуправления!

— На этой неделе мы узнали, что в декабре в Киргизии пройдут новые выборы в парламент, а в январе страна выберет президента. Может так быть, что киргизы быстро разочаруются в Жапарове и не выберут его?

— Сейчас «акции» Жапарова смотрятся лучше, чем у всех остальных. Но возвращаясь к началу нашего с вами разговора, напоминаю — когда случается, что кто-то слишком много власти перетягивает в свою сторону, против него довольно быстро формируется оппозиция из всех остальных, и она такого человека сваливает. Октябрьские события произошли в Киргизии спонтанно — Жапаров сумел подобрать власть, был первым, кто сориентировался в ситуации вместе с криминальным сообществом.

Впрочем, я не исключаю, что он окажется необыкновенно талантливым государственным деятелем — научится управлению страной, подберет толковых людей, но пока этот вариант смотрится скорее как фантастика.

— Через какое время можно будет обсуждать реальные управленческие способности Жапарова? Через год, два?

— Жапаров не удержится год. Хотя… Вспомним Бакиева — всем он казался пряничным дедушкой, а потом при нем начались политические убийства его оппонентов. Тут может быть все наоборот.

Фото: sputnik.kg
Жапаров сумел подобрать власть, был первым, кто сориентировался в ситуации вместе с криминальным сообществом

— У нового лидера могут возникнуть серьезные соперники на выборах, которых не запугать?

— Элиты и общество Киргизии — очень дробные образования с партиями, кланами, племенами, региональными группировками, поэтому такие соперники у Жапарова могут быть. И даже преступность в Киргизии тоже вся дробная — да, некое лицо из криминала, возможно, помогло ему занять пост главы страны, но ведь нельзя однозначно говорить, что Жапаров — это ставленник преступности: официально таких данных нет...

Беседовал Сергей Кочнев
Общество
комментарии 1

комментарии

  • Анонимно 29 окт
    Кыргыз переводитса как неистребимый, какбы не старались внешние силы нас рассорить мы все равно будем едины.
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии

Новости партнеров