Эпохе большой нефти предрекают закат через 30 лет

Мировая добыча нефти может упасть до 80% к 2050 году, если все больше стран будет переходить на возобновляемые источники энергии, прогнозируют эксперты ВР

Эпохе большой нефти предрекают закат через 30 лет
Фото: rosneft.ru

Британская компания BP вслед за негативным прогнозом ОПЕК на нефть разработала три основных сценария глобального перехода на возобновляемые источники энергии до 2050 года. Самый жесткий — «Нетто ноль» (Net Zero) грозит сокращением спроса на нефть на 80—85% в ближайшие 30 лет и полный отказ от нефти к 2050 году. Умеренно-реалистичный сценарий — «Быстрый» (Rapid) — предполагает вытеснение нефти из мирового энергетического баланса с 30 до 14%, а консервативный — «Бизнес как обычно» (Business-as-usual) — исходит из того, что будут сохраняться прежние объемы потребления нефти.

ВР подсчитывает, когда наступит жизнь без нефти

В обзоре развития мировой энергетики до 2050 года, опубликованном на этой неделе британским нефтяным гигантом BP, делается предположение о том, что пик мирового спроса на нефть, скорее всего, остался позади. Аналитики считают, что объемы ее потребления с большой вероятностью никогда больше не вернутся к уровню 2019 года.

В обзоре представлены три основных сценария трансформации глобальной энергетической системы. Эксперты исходят из понимания неизбежности «фундаментальной реструктуризации» мировой экономики, чтобы перейти на низкоуглеродные технологии (декарбонизации). Это, вполне ожидаемо, обернется глубокими проблемами для нефтяной индустрии.

По какому пути пойдет отрасль, во многом зависит от того, каким будет углеродный налог.

«И Rapid, и Net Zero предполагают значительный рост цен на углерод (углеродный налог), который к 2050 году достигнет $250 долларов за тонну CO2 (в соответствии с ценами 2018 года) в развитых странах и $175 долларов — в странах с развивающейся экономикой», — пишут эксперты ВР в своем обзоре.

А вот если реализуется третий сценарий (BAU, или «Бизнес как обычно»), то за тонну эмиссии CO2 к 2050 году налог составит 65 и 35 долларов, соответственно. Однако же во всех трех сценариях фигурирует снижение доли углеводородов (угля, нефти и природного газа) в глобальной энергетической системе. Правда, в зависимости от сценария его масштабы существенно разнятся.

Важно понимать: аналитики делают важную оговорку, что «сценарии не являются предсказаниями того, что может произойти, или того, что BP хотела бы, чтобы случилось». Скорее, описанные варианты развития нефтяной отрасли помогают показать диапазон возможностей тех событий, которые разыграются в течение следующих 30 лет.

Три сценария

Сценарий быстрого перехода (Rapid) предполагает, что будет предпринят ряд политических мер, ведущих к значительному росту углеродного налога. Эти меры будут поддержаны целевыми отраслевыми регуляторными актами, которые приведут к сокращению выбросов углерода энергетикой примерно на 70% к 2050 году. Доля нефти в мировом энергетическом балансе сократится с 30 до 14% — соответственно, объем суточной добычи снизится вдвое и составит 55 млн баррелей. При этом доля возобновляемой энергетики в мировом энергобалансе вырастет с 5% в 2018 году до 45% к 2050 году.

Сценарий полного отказа (Net Zero) предполагает, что те же политические мероприятия, которые будут воплощены в Rapid, подкрепятся еще и значительными изменениями в поведении и предпочтениях общества, а это еще сильнее сократит углеродный след человечества. Таким образом, к 2050 году глобальный выброс углерода от энергопотребления сократится более чем на 95%. Этот жесткий вариант предполагает почти полный отказ от нефти, в результате чего потребление «черного золота» рухнет на 80—85%.

И, наконец, сценарий «Бизнес как обычно» (Business As Usual) предполагает, что государственная политика, технологии и социальные предпочтения продолжат развиваться так же, как и в недавнем прошлом. Спрос на нефть останется на относительно стабильном уровне и будет сокращаться очень медленно — всего на 10% за 30 лет.

Аналитики BP предполагают, что спрос на нефть снизится больше чем вдвое — на 55%, а если как можно больше стран будет соблюдать Парижское соглашение по климату, то упадет на 80% уже к 2050 году.

Отчасти, негативные прогнозы начинают сбываться. На этой неделе глава Минфина РФ Антон Силуанов сообщил, что мировой спрос на нефть восстанавливается медленно, а значит, в трехлетний бюджет (2021—2023) будет заложена цена нефти не выше $43—44 за баррель.

Фото: government.ru

«Уровень наших прогнозных цен будет как раз находиться рядом с нашими оценками базовой цены на нефть. Много это или мало? Базовая цена на нефть — она примерно соответствует нынешним оценкам экспертов прогноза цен на перспективу. Мы здесь не видим каких-либо оснований закладывать более высокие прогнозы цен на нефть, поскольку видим, что мировой спрос на нефть восстанавливается, но не столь высокими темпами, как это могло бы. Поэтому мы заложили, я бы так сказал, умеренно консервативный уровень цены на нефть в прогнозе — это около $43—44 за баррель», — сказал министр финансов РФ.

А что будет с Россией?

«Реальное время» опросило экспертов нефтяного рынка о том, как могут отреагировать российская энергетика и экономика на реализацию того или иного сценария, предложенного экспертами BP. Василий Танурков, директор группы корпоративных рейтингов АКРА, предостерегает от рассмотрения этих сценариев в разрезе только одной страны:

— Вряд ли можно говорить о сценарии для отдельной страны — речь идет о глобальных сценариях, которые повлияют на рынок нефти в глобальном масштабе. На уровне отдельных стран можно рассматривать только темпы внедрения тех или иных технологий (в первую очередь электротранспорта). При этом очевидно, что в большинстве нефтедобывающих стран (за исключением разве что Норвегии) эти темпы не будут высокими в обозримой перспективе. Да и в целом «Быстрый» и тем более «Нулевой» сценарии выглядят как маловероятные и конъюнктурные.

Танурков считает, что на нашей экономике отразится не «углеродный след», а европейское регулирование в этой области, которое может привести к сокращению рентабельности поставок на европейский рынок. Но следует учитывать, что в любом случае не Европа будет являться основным драйвером потребления нефти.

Для всех нефтедобывающих стран, по мнению эксперта, сценарий будет общим, при этом динамика нефтедобычи в странах будет зависеть от уровня цен на нефть и себестоимости добычи. Очевидно, что при долгосрочном сохранении низких цен на нефть (40 долларов и ниже) будет происходить долгосрочное сокращение добычи в целом ряде стран с высокой себестоимостью, при этом страны с низкой себестоимостью (в первую очередь Ближний Восток и Россия) будут наращивать долю рынка.

«Лучше бы в мире перестали жечь уголь»

Профессор Данис Нургалиев, директор Института геологии и нефтегазовых технологий КФУ, считает, что бояться глобального обвала нефтедобывающей отрасли пока рано:

— Согласен, что мир не вернется к прежнему уровню потребления нефти, но все равно спрос восстановится на 90—95% в ближайшие годы. Сегодня нет альтернативы нефти на горизонте до 2050—2060 годов. Нынешние возобновляемые источники энергии не могут так быстро удовлетворить огромный спрос на энергию. Снижение спроса на 5% на глобальном рынке — это уже достаточно большие потери.

Проблему Нургалиев видит в другом: добыча нефти в России должна быть конкурентоспособной на мировом рынке, а тут мы немного отстаем. «На мой взгляд, сегодня надо усиливать внимание в этом направлении. Нефти у России много. Много и дешевой нефти, которую можно добыть легко. Открытые запасы подготовлены на десятки лет вперед. Но нужно не просто тупо развивать добычу, а сделать ее экономичной и экологичной. У России огромные запасы, которые при любых сценарных условиях будут реализованы и добыты. До 2050—2060 годов энергетику нечем заполнить, кроме как нефтью», — говорит профессор.

— Я считаю, что лучше бы в мире перестали жечь уголь. Китай получает 60% необходимой энергии от сжигания угля, а в США на него приходится 20—25%. Эпоха черного угля закончилась 100 лет назад, но самое грязное топливо продолжает использоваться в мире. Было бы лучше, если бы мировые державы перешли на газ. Тогда планета стала бы зеленой!

Что касается углеродного налога, то Нургалиев считает, что он — это прихоть тех стран, у которых нет крупных запасов нефти:

— Это еще не принято, но обсуждается, как производители нефти должны будут его платить. Если углеродный налог заработает, то возрастет и цена нефти. Это приведет к тому, что энергетика, основанная на возобновляемых источниках, получит прекрасные условия для быстрого развития. По сути, с введением углеродного налога цена на нефть автоматически поднимется у всех стран-производителей нефти, и «зеленые» технологии получат возможность роста. Так мир движется к «зеленой» энергетике, Конечно, для России это невыгодно. Просто надо принять более эффективные технологии добычи, чтобы сделать ее рентабельной и экологичной. Сланцевый газ — это колоссально неэффективное сырье, но добывается. А у нас нефть экологичнее и экономичнее.

«Добывать нефть в Арктике — это коммерческое безумие»

Михаил Крутихин, партнер консалтингового агентства RusEnergy, аналитик нефтегазового сектора, смотрит на перспективы российской нефти критически, поскольку качество нашей нефти сейчас оставляет желать лучшего:

— На мой взгляд, в России важнее всего посмотреть на самый пессимистический вариант. Согласно ему, спрос на нефть и ее добыча к 2050 году упадут на 80—85% от нынешних уровней. Но еще задолго до этого срока Россия потеряет экспортные возможности и превратится в страну, с которой не будут считаться на мировом нефтяном рынке. Причина тому — ухудшение качества остаточных запасов нефти. Сейчас интенсивно идет опустошение запасов нефти с низкой себестоимостью, а оставшаяся труднодоступная нефть не сможет конкурировать с нефтью других стран.

Крутихин утверждает, что наилучшие перспективы на нефтяном рынке остаются у Саудовской Аравии и ее партнеров по Персидскому заливу, потому что в их распоряжении — большие запасы дешевой нефти. Но есть они и не только там — например, глубоководные проекты на бразильском шельфе показывают интересную коммерческую привлекательность, по сравнению с трудноизвлекаемыми запасами в России.

— Добыча на арктическом шельфе не спасет положение, — предостерегает эксперт. — На него приходится примерно 3% от остающихся нефтяных запасов. Но здесь в основном сосредоточены запасы природного газа, а добывать нефть — дорого. Бурение одной скважины в Карском море обошлось НК «Роснефть» и ExxonMobil в $650 млн. Добывать нефть в Арктике — это коммерческое безумие. Категорически не согласен с тем, за что ратует президент Союза нефтегазопромышленников Геннадий Шмаль. Его выступления на татарстанском нефтегазохимическом форуме сводились к одному — дайте нам денег, и мы откроем еще больше трудноизвлекаемой нефти. Если отбросить все «бантики», то они просят денег на открытие новых запасов, которые разрабатывать не будут. Это невыгодно. Это никому не пригодится. Отчет Счетной палаты показал, что госкомиссия ставит на баланс такие запасы, которые вообще невозможно ставить.

Но Михаил Крутихин напоминает: у России много запасов газа с низкой себестоимостью добычи, много открытых и подготовленных к разработке месторождений. Их даже больше, чем можно реализовать в обозримом будущем. Как экспортер газа Россия сохранит лидирующие позиции на мировом рынке еще надолго, считает эксперт, так как Европа не обойдется без российского газа. Это мнение разделяют, кстати, и аналитики ВР. По их данным, спрос на газ достигнет пика в середине 2030-х годов.

Луиза Игнатьева, Людмила Губаева
ПромышленностьНефтьНефтехимияМашиностроение Татарстан
комментарии 3

комментарии

  • Анонимно 20 сен
    Закат предрекали уже в конце 80-х, уже тогда били тревогу. Прошло 40 лет - а бензин все еще основное топливо
    Ответить
  • Анонимно 20 сен
    Надо развивать биотопливо
    Ответить
  • Анонимно 20 сен
    Нефть в Арктике)))) ой насмешили
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии

Новости партнеров