Яков Цейнштейн: «Вселяюсь в гостиницу, а на следующий день за мной приходят — «вы в розыске»

Следователи МВД Татарстана не нашли в действиях одного из крупнейших алкогольных дилеров состава мошенничества на 247 млн рублей

Яков Цейнштейн: «Вселяюсь в гостиницу, а на следующий день за мной приходят — «вы в розыске»
Фото: Ирина Плотникова

Федеральный розыск в России помешал схлестнувшемуся с банком Николая Колесова владельцу казанской «Галереи вин» получить гражданство и медпомощь в Израиле. «Беглого» предпринимателя задержали в московской гостинице, но не стали водворять за решетку. О том, как это было, сам Яков Цейнштейн и его супруга Ирина Кузьмина рассказали в своем первом и эксклюзивном интервью для «Реального времени». Кроме того, они продемонстрировали документы о полном прекращении уголовного преследования и подвели промежуточные итоги своего банкротства.

«Требовалась операция, стоящая безумных денег»

Завтра исполнится ровно 2 года со дня возбуждения против казанского ресторатора уголовного дела по пяти эпизодам мошенничества, включая аферу с получением кредита в АО «Татсоцбанк» на 228 млн рублей. 12 октября 2018-го в деле Якова Цейнштейна добавился новый эпизод, а общий размер предполагаемого ущерба вырос почти до четверти миллиарда рублей.

Статус потерпевших в Следкоме по РТ тогда получили сам банк и пять фирм-поставщиков алкоголя, включая «Московский комбинат шампанских вин» и ЗАО «Перно Рикар Русь», дочернюю фирму французского производителя и дистрибьютора алкогольных напитков. Претензии к Цейнштейну как директору и совладельцу ООО «Фирма «Галерея вин» выдвигали предправления ТСБ Анастасия Колесова, ее первый зам Сергей Маслаков и директора компаний-поставщиков. Напомним, контролирующим бенефициаров «Татсоцбанка» является семья известного оборонного промышленника, экс-губернатора Амурской области, генерального директора АО «Концерн «Радиоэлектронные технологии» Николая Колесова.

16—17 октября 2018 года подозреваемый покинул Россию и следующие полтора года провел в городке Ашдод Израиля у родственников. Говорит — от преследования силовиков не скрывался, направлял достоверную информацию о своем местонахождении и контактах. Более того, никакой подписки о невыезде с него не брали.

Фото из семейного архива Якова Цейнштейна

— Летом, еще до возбуждения дела, меня приглашали на допрос в Следственный комитет — тогда они проводили доследственную проверку по заявлению Маслакова, — вспоминает Яков Цейнштейн. — Потом лежал в РКБ — никто не приходил и не опрашивал. В Израиль улетел, поскольку требовалась операция на позвоночнике, стоящая безумных денег. В случае получения израильского гражданского можно было рассчитывать на ее проведение в бюджетном варианте.

Перенесенная в детстве травма позвоночника во взрослом возрасте обернулась серьезными болями, говорят близкие бизнесмена. В свой 61 год ходить и сидеть более получаса Яков Фавелович не может. Бандажный пояс и палка стали его обязательными аксессуарами. А в 2018-м болезнь обострилась на фоне наступающего банкротства, поджога Volkswagen Tiguan (организатором которого суд в мае 2019-го признал экс-юриста «Татсоцбанка» Ильдеяркина и прекратил его преследование за примирением с потерпевшим покупателем Ахмадуллиным, исключив Цейнштейна из числа потерпевших.)

Однако получению гражданства на исторической родине и так необходимого лечения помешала справка МВД России о том, что кандидат на иностранный паспорт объявлен во всероссийский розыск.

Супруга подозреваемого и соучредитель «Галереи вин». В 2019-м Ирина Кузьмина оставила на цифровой платформе «За бизнес» свою жалобу на давление со стороны силовиков. Фото Ирины Плотниковой

«Была установка — «закрыть» меня, но закрывать-то не за что»

В ноябре 2019-го — почти через год после отъезда Цейшнтейна — по инициативе первого зампрокурора РТ Сергея Старостина дело о мошенничестве передали из Следкома в ГСУ МВД Татарстана. Примерно в это же время супруга подозреваемого и соучредитель «Галереи вин» Ирина Кузьмина оставила на цифровой платформе «За бизнес» свою жалобу на давление со стороны силовиков. «Нашу жалобу перенаправили из центрального аппарата Следкома в татарстанское следственное управление, чтобы разобрались по существу. Однако потом это дело почему-то долго не могли найти», — говорит автор обращения.

Вернуться в Россию подозреваемый решил после репортажа из Института микрохирургии им. Бурденко. Увидел по телевизору, как врачи и новые методики в короткий срок возвращают травмированных спортсменов к тренировкам, и загорелся пройти обследование. Никаких проблем на родине не ожидал:

— Еще в марте 2019-го моему адвокату сказали — федеральный розыск по мне закрыт, поскольку местонахождение установлено. Поэтому я в апреле 2020 года еду в Москву, вселяюсь в гостиницу «Салют», а на следующий день за мной приходят — «вы в розыске». А я весь в ортопедических перевязках, на ноге — специальный чулок-шнуровка с фиксацией голеностопа. В изолятор с таким нельзя. А мне еще плохо стало — скорую вызвали.

Вместо полицейского изолятора задержанного Цейнштейна отправили в рядовую московскую больницу. «Тараканы ползают, тумбочки разбиты, за сутки мне там только таблетку анальгина дали — но якобы я был под присмотром врача», — продолжает рассказ казанский ресторатор. У его палаты был выставлен конвой — до приезда оперативников из Казани. Те сначала заковали задержанного в наручники, потом посмотрели, что еле ходит, и сняли их.

В Казань ехал, лежа на заднем сидении, прибыли в УВД к 8 утра и сразу — на допрос к замначальника отдела следственной части УВД Казани, капитану Антону Лысову. Допрос длился 6—7 часов. А потом отпустили...

— Мне кажется, следователю была дана установка — «закрыть» меня, но закрывать-то не за что, — рассуждает Яков Цейнштейн. — Две экспертизы показали, что никаких недостоверных отчетов о финансовой деятельности «Галереи вин» мы «Татсоцбанку» ради кредита не предоставляли...

Следователь установил — кидать давних партнеров-производителей и поставщиков качественных коньяка, виски, вин и водки руководство «Галереи вин» не собиралось. Фото из семейного архива Якова Цейнштейна

Претензии банка силовики признали «добросовестным заблуждением»

Уголовное дело в отношении Якова Цейнштейна полиция прекращала дважды. 20 апреля 2020 года за непричастностью бизнесмена к преступлению. Однако такая формулировка не устроила даже защиту. В результате в мае расследование было возобновлено, а 28 июня следователь УВД Казани Лысов вынес повторное постановление о прекращении, но уже «за отсутствием события преступления», причем по каждому из шести эпизодов.

Так следователь установил — кидать давних партнеров-производителей и поставщиков качественных коньяка, виски, вин и водки руководство «Галереи вин» не собиралось, расчет производился вплоть до мая 2017 года, после чего у фирмы возникли «финансовые трудности, связанные с естественными причинами — конкуренцией, появлением других дистрибьюторов на рынке и экономической ситуацией в стране». При этом с «Перно Рикар Русь» казанская компания работала с 1997 года и работала так, что общий товарооборот за учтенный следствием период с 2013-го превысил 620 млн рублей!

Сам подозреваемый в ходе следствия уверял — бизнес стал жертвой криминального банкротства, деятельность фирмы и все расчеты за продукцию были парализованы после действий кредитора, который, с одной стороны, задержал поступление нового транша в рамках ранее заключенного договора, а с другой — перестал исполнять инкассовые поручения и заблокировал доступ к системе «Банк-Клиент». Этим доводам в отказном документе оценка не дана.

Между тем еще июне 2018-го арбитраж РТ признал банкротом семейное предприятие Якова Цейнштейна и его супруги Ирины Кузьминой. И все компании, получившие статус потерпевших в уголовном деле, вошли в реестр требований кредиторов. Доводы руководства «Татсоцбанка» в части того, что их обманули, представив в качестве залога по кредиту те самые бутылки от поставщиков, в УВД Казани отвергли со ссылкой на нормы Гражданского кодекса РФ, которые подтверждали, что у нового собственника товара было право его реализации и представления в качестве залога.

Контролирующим бенефициаров «Татсоцбанка» является семья известного оборонного промышленника, экс-губернатора Амурской области, генерального директора АО «Концерн «Радиоэлектронные технологии» Николая Колесова. Фото Романа Хасаева

Более того, экспертиза по делу подтвердила позицию должников, что компания при должной помощи могла справиться с финансовыми трудностями — на 3 декабря 2019-го сумма дебиторской задолженности составила 96 млн рублей, согласно отчету финансового управляющего. Кроме того, в январе 2019-го экспертом было установлено — что данные бухучета «Галереи вин» на сентябрь 2016-го соответствовали документам представленным в «Татсоцбанк».

Возбуждать дела на экс-потерпевших о ложном доносе силовики не стали, посчитав, что те добросовестно заблуждались относительно уголовно-правовой оценки ситуации.

Тем временем в ГСУ МВД Татарстана дважды отказались возбуждать уголовное дело о преднамеренном банкротстве (ст. 196 УК РФ) компании-должника банка. На чем настаивала конкурсный управляющий «Галереи вин» Айгуль Нотфуллина. Отмены первого отказного от 23 марта 2020 года она добилась через суд.

Однако 3 сентября следователи МВД повторно отказались, так как не нашли оснований для уголовного преследования. Поскольку пришли к выводу:

«Никаких преднамеренных действий с целью банкротства органы управления ООО «Фирма «Галерея вин» не предпринимали. Напротив, с их стороны прилагались все усилия, чтобы сохранить организацию и продолжить работу ООО. До последнего сохранялся трудовой коллектив, выплачивалась заплата. Никакого вывода имущества не было. При этом общая сумма кредиторской задолженности составляет 369 млн рублей, а активы компании на декабрь 2017 года — 356 млн рублей. <...> Кроме того, имеется дебиторская задолженность на 70 млн рублей» (на 2019-й эта сумма достигла уже 96 млн, — прим. ред.).

В рамках конкурсных процедур проданы бутики «Галереи вин» на улицах Жуковского и Чистопольской, склад на Воскресенской и ресторан «Шале» на Жуковского. Фото из семейного архива Якова Цейнштейна

Оправданные выставили счет «Татсоцбанку» на 600 млн рублей

Информацию о прекращении преследования владельца «Галереи вин» журналисту «Реального времени» накануне подтвердили в УВД Казани. В экс-потерпевшем банке на предложение прокомментировать результаты следствия пока не откликнулись. После получения ответа на запрос редакции он будет опубликован.

Тем временем семья бывшего подозреваемого намерена воспользоваться своим правом на реабилитацию, в том числе требовать компенсации за подрыв личной и деловой репутации. «У меня даже сыновья работу в Казани по специальности найти не могли — их не брали из-за моего преследования», — говорит Яков Цейнштейн.

— Для чего все это делалось? Чтобы поделить наш бизнес, — продолжает оправданный следователями ресторатор, полагая, что интерес к активам «Галереи вин» испытывали несколько влиятельных лиц и организаций. — «Татспиртпрому» нужен был как воздух наш французский контракт, он составлял 50 процентов нашего оборота и приносил 40 процентов прибыли. А еще руководитель компании (ныне покойный, — прим. ред.) очень хотел получить наш водочный бренд «Тар-Тар». Аффилированным с банком фирмам покоя не давала наша недвижимость и оставшиеся контракты.

По мнению Цейнштейна, решение «попилить» его дело было принято еще в 2015-м, а в 2016-м начались проблемы:

«Пошли задержки 2—3 месяца в перекредитовании, особенно в период оплаты контракта «Перно Рикар» — французы начали нервничать. «Татспиртпром» получил у них одну точку в Казани. В Татарстане было два официальных дистрибьютера «Перно Рикар». Второго сейчас тоже банкротя».

«У меня даже сыновья работу в Казани по специальности найти не могли — их не брали из-за моего преследования», — говорит Яков Цейнштейн. Фото Ирины Плотниковой

— Технология рейдерского захвата давно отработана, — рассуждает совладелец «Галереи вин» Ирина Кузьмина. — Сначала находят проблемы в бухгалтерии — за что зацепиться, потом обвиняют в уголовке и по-тихому все отбирают. Но не в нашем случае. Сдаваться мы не намерены.

В отношении Кузьминой и Цейнштейна также инициировано личное банкротство. В рамках конкурсных процедур проданы бутики «Галереи вин» на улицах Жуковского и Чистопольской, склад на Воскресенской и ресторан «Шале» на Жуковского. Последний сейчас использует бренд «Галереи вин». Без согласия собственников, как говорит Кузьмина. С ее слов, уступать без боя свои активы и заработанную годами труда репутацию семья не намерена. Поэтому судится с «Татсоцбанком», требуя 601 млн рублей в качестве компенсации имущественного ущерба и еще 5 млн рублей морального вреда за распространение недостоверных и порочащих сведений.

Первый раунд в арбитраже РТ в сентябре этого года истцы проиграли. Но сдаваться не намерены.

Ирина Плотникова
ПроисшествияБизнесАвтоОбществоРозничная торговляЭкономикаФинансыБанкиНедвижимость Татарстан
комментарии 34

комментарии

  • Анонимно 16 сен
    неприятно, наверное, банкирам проигрывать?)))...а не то банкиры всегда правы!!!(((
    Ответить
  • Анонимно 16 сен
    Вот почему из-за преследования родителей должны страдать их дети? Что за отношение у нас? Неужели нельзя рассматривать человека (кандидата) с точки зрения профессионализма, а не личностных сторон
    Ответить
    Анонимно 16 сен
    не обязательно идти работать в ФСБ или банк, можно устроиться в организацию и без службы безопасности
    Ответить
    Анонимно 21 сен
    Никто кроме учредителей не верит в эти сказки про детей
    Ответить
  • Анонимно 16 сен
    Богатые тоже плачут
    Ответить
  • Анонимно 16 сен
    Не виновен? Уверены?
    Ответить
    Анонимно 16 сен
    Похоже силовики уверены, раз пишут что события преступления не было.
    Ответить
  • Анонимно 16 сен
    Разрушили человеку жизнь
    Ответить
  • Анонимно 16 сен
    Расплатился и живи спокойно , не придумывайте сказочные истории
    Ответить
    Анонимно 16 сен
    Да, банкирам не стоит придумывать сказочные истории
    Ответить
  • Анонимно 16 сен
    Вот уж точно все болезни от нервов
    Ответить
  • Анонимно 16 сен
    Это куда ж его сыновья-то собирались устроиться?
    Ответить
  • Анонимно 16 сен
    А Галерея вин вообще еще существует?
    Ответить
  • Анонимно 16 сен
    Теперь по логике доджно быть дело на банкиров
    Ответить
  • Анонимно 16 сен
    Где он нашел в Москве больницу с тараканами и ломанной мебелью нашел? Надо Собянину написать :))
    Ответить
    Анонимно 16 сен
    Видимо не он , а мвд нашли такую больницу.
    Ответить
  • Анонимно 16 сен
    такой дар пропадает! за это время уже можно было столько сценариев или остросюжетных детективов написать и рассчитаться по всем долгам!
    Ответить
  • Анонимно 16 сен
    Все статьи плотникова пишет из чувства гражданского долга или по другим мотивам?
    Ответить
    Анонимно 17 сен
    Потому что работа такая. А мотивы другие Вы предполагаете исходя из собственных моральных качеств?
    Ответить
  • Анонимно 16 сен
    А Банк так комментарием и не разродился? неужто не осталось там маслаковых-ильдеяркиных?
    Ответить
    Анонимно 18 сен
    Если банк будет комментировать всякую ерунду, не останется времени на действительно важные дела. Кому интересно, может посмотреть арбитражный процесс по делу, а также по личному банкротству учредителей - там все понятно становится.
    Ответить
    Анонимно 18 сен
    то есть прекращение уголовного дела по личному заявлению Колесовой - это теперь ерунда?
    Ответить
    Анонимно 19 сен
    Может банк прокомментирует представление юристом банка в арбитражном суде фальсифицированных протоколов одобрения сделки ?
    Ответить
    Анонимно 21 сен
    По поводу фальсификации документов - это фантазии учредителей, что и подтвердил суд
    Ответить
    Анонимно 21 сен
    Ваша фантазия не имеет границ - давно дела прекращают по личному распоряжению Колесовой? Теория Всемирного заговора против Галереи вин...
    Ответить
  • Анонимно 17 сен
    Технология проедания успешного бизнеса давно отработана - вбухать десятки миллионов в открытие пафосных ресторанов, изначально убыточных, поставить управленцем родственника, который ни разу не управленец от слова совсем и вуа ля, берем кредитов больше, чем генерируем денег на их погашение. Кредиторская задолженность уже в 2017 году была больше, чем активы компании, при том, что в случае реализации активов они будут проданы с дисконтом. Дебиторка 70 млн.? Только не говорите, что все это живая дебиторка)))) а сколько задолженность по зарплате осталась перед коллективом? когда сотрудников, работающих почти со дня основания компании увольняли без выплаты зарплаты. Зато некоторым, особо видимо усидчивым в работе, поднимали зарплату. В деле о банкротстве Галереи вин все эти "повышения зарплаты" оспорены в судебном порядке и признаны недействительными. Вообщем надо кушать по возможностям, а не брать кредиты, чтобы кушать красную икру и лобстеров на берегу моря-океана
    Ответить
    Анонимно 17 сен
    Видимо большой спец писал, которого обидели с заработной платой
    Ответить
    Анонимно 21 сен
    Согласитесь, учредители, что управляющий ресторанами и вправду был никакой
    Ответить
    Анонимно 19 сен
    Может конкурсная управляющая или юристы банка прокомментируют ложь в арбитражном суде о истинном размере заработной платы работников? Или расскажут об этом следователям ?
    Ответить
  • Анонимно 18 сен
    Не обидели, а украли и разделили между своими родственниками
    Ответить
    Анонимно 18 сен
    это случаем не организатор поджога в интересах корпорации продолжает за нее радеть?
    Ответить
    Анонимно 21 сен
    Галерея вин никогда не была корпорацией.
    Ответить
  • Анонимно 22 сен
    А можно поинтересоваться, откуда у г-на Колесова Н. такие накопления образовались, что он скупал заводы (7-й, КОМЗ), строил здания КанАвто, открыл банк? Что-то мне подсказывает, что фраза одного американского алигарха " о первом миллионе" в данном случае тоже уместна)).
    Ответить
    Анонимно 22 сен
    Так и поинтересуйтесь у господина Колесова, задайте ему этот вопрос. Где связь между его накоплениями и банкротством Галереи вин?
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии

Новости партнеров