Владимирский собор Казани: ошибки в строительстве, пожар и подарок персидского шаха

«Под сенью Святого Владимира» краеведа Алексея Клочкова. Часть 30-я

Владимирский собор Казани: ошибки в строительстве, пожар и подарок персидского шаха
Фото: Владимирский храм с колокольней. Фото В.П. Бебина. 1883 год

Одним из самых любопытных районов Казани является Забулачье — в прошлом Мокрая и Ямская слободы. Когда-то эта часть города славилась обилием культовых сооружений и набожным населением, а рядом размещались заведения с весьма сомнительной репутацией. Этим необычным местам посвящена вышедшая в свет книга краеведа Алексея Клочкова «Казань: логовища мокрых улиц». С разрешения издателя «Реальное время» публикует отрывки из главы «Под сенью Святого Владимира» (см. также части 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 21, 22, 23, 24, 25, 26, 27, 28, 29).

Прошлое Владимирского собора

Владимирская церковь появилась на карте города на закате XVII столетия. Но между тем в течение долгого времени точного ее возраста не знали, более того, время возведения храма относили даже к разным векам. Из записки, приложенной к плану города, выполненному в 1739 году Артамоном Сациперовым, можно понять только то, что изначально церковь была не одна — помимо холодной она имела возле себя еще и церковь теплую:

«…Церковь и собор Владимирской Богородицы близ Булаку. При ней церковь теплая положения ризы Господней, при ней же два придела: первый — мучеников Флора и Лавра, второй — мученицы Парасковеи, нареченной Пятницы, оная церковь теплая освящена в 1687 году, и церковь Пресвятой Богородицы всех скорбящих…»

На плане 1739 года в самой середине забулачной части города хорошо заметен выделенный обратной штриховкой неправильный четырехугольник — он обозначает обширную территорию храмового комплекса Владимирского собора и помечен цифрой 18. Даже мельком глянув на план, нетрудно убедиться, что Владимирский храм стоял на самом оживленном перекрестке и, вероятно, даже на главной площади Забулачья: тут сходились сразу четыре улицы — Журавлев переулок, почти полностью повторявший направление сегодняшнего переулка Рустема Яхина (19) (он вел к Ямским воротам (D)), улица Малая Успенская (8), Полушкин переулок (9) и собственно улица Владимирская (помечена на плане тем же номером 18, что и храмовый комплекс). Последние три направления — улица Малая Успенская, Полушкин переулок и дорегулярная улица Владимирская ничего общего с сегодняшней планировкой не имели.

На плане Артамона Сациперова 1739 года храмовый комплекс Владимирского собора обозначен обратной штриховкой и помечен цифрой 18.

Вплоть до самого закрытия прихода в феврале 1932 года во Владимирском соборе хранилось старинное Евангелие, пожертвованное в церковь Иоанном Колтовским, из надписи на котором следует, что церковь Пресвятой Богородицы «Всех скорбящих радость» существовала еще в 1682 году, но была, скорее всего, деревянной.

Таким образом, из двух приведенных выше источников становится понятным, что при Владимирском соборе были еще две церкви, одна из которых уже существовала в 1682 году, другая — освящена в 1687 году. Возраст же самого собора в течение долгого времени продолжал оставаться загадкой.

В 1860 году на средства купца первой гильдии Сергея Евсеевича Александрова во Владимирском храме начались масштабные ремонтные работы. И вот при перекрытии кровли и замене стропил в верхней главке собора рабочие нашли медную закладную доску, на которой крупными буквами была выведена полууставом надпись, сделанная в XVIII веке, представлявшая собой по сути летопись храма самого раннего периода его существования.

Вот она, эта надпись: «Начата сия святая церковь каменная постройкою во имя Богородицы Владимирской от Рождества Христова в 1694 году при державе всепресветлейшего императора и самодержца всероссийского Петра Великого… по благословению преосвященного Маркелла, митрополита Казанского и Свияжского, а освящена сия святая церковь… в 1718 году апреля 5 дня преосвященным Тихоном, митрополитом Казанским и Свияжским, и со всем освященным собором, а в 1732 году ноября 5 дня, по благословению преосвященного Иллариона, архиепископа Казанского и Свияжского, у сей святой церкви быть собору, и произвел протопресвитером Иоанна Семенова, ключарем Андрея Петрова, а зиждема сия святая церковь приходскими людьми и других доброхотию подателей».

Эта запись разъяснила все, вернее, почти все. Стало ясно, что каменная церковь во имя Владимирской иконы Божией Матери была начата строительством в 1694 году, освящена в 1718 году и стала собором в 1732 году. Неясным осталось только то, отчего она так долго строилась — целую четверть столетия.

Много чего повидал на своем веку Владимирский храм — и многочисленные стихийные бедствия XVIII века, самым разрушительным из которых был пожар 1749 года, в результате которого со старой еще колокольни попадали колокола (недобрый знак), и полное разграбление во время Пугачева, но всякий раз вновь и вновь возрождался из пепла.

Бывшие Корюкинские номера на снимке Юрия Краснова. 1994 г.

Возможно, все официальные бумаги Владимирского собора сгорели в самом страшном для Казани пожаре 3—4 сентября 1815 года, когда, как писала газета «Казанские известия» за №71 от 5 сентября 1815 года, «более половины оной, лучшая часть города» превратилась «в пепел или груду камней». В этом пожаре сгорели здание Консистории со всем архивом, здание Духовной Академии, опять-таки со всеми бумагами, в ней находившимися; погиб в пламени пожара и архив Казенной и Гражданской палат. Подсчитывая принесенный страшным бедствием ущерб, «Казанские известия» писали, что в пожаре «погибла древнейшая архива здешнего Губернского Правления, содержавшая в себе драгоценные для Казани памятники: грамоты Царей, даже со времен Царя Иоанна Васильевича Грозного, за их подписанием, многие акты, весьма полезные для Казанской истории, со времени покорения Казани под Российскую Державу».

Помимо собственно Владимирского собора, в этом стихийном бедствии были уничтожены огнем Скорбященская и Христорождественская церкви, причем в последней заживо сгорел протоиерей Владимирского собора с женой и дочерью.

В 1836—1847 годах казанский губернский архитектор Фома Иванович Петонди возводит на красной линии Владимирской улицы величественную пятиярусную колокольню с весьма оригинальным островерхим шпилем (с нее мы, собственно говоря, и начинали). Между прочим, эта колокольня — очередное вопиющее противоречие Мокрой слободы: почти столичное сооружение — в сердце самых жутких казанских трущоб и района официально разрешенного разврата.

Средства на возведение колокольни были пожертвованы прихожанином собора, купцом второй гильдии П.Г. Корюкиным и его супругой М.М. Корюкиной, которые впоследствии и упокоятся под этой колокольней — Петр Герасимович в 1843-м, а Марина Матвеевна — в 1854 году. Об этом гласила надпись на жестяной табличке, вделанной в южную стену колокольни: «Под сею колокольней покоятся сооружители: казанский 2-й гильдии купец Петр Герасимович Корюкин, скончавшийся 1843 года июля 31 дня, жития его было 67 лет, и жена его Марина Матвеевна, скончавшаяся 1854 года, 3 февраля, жития ей было 70 лет. Господи! Прими души рабов Твоих, в селении праведных упокой!». Над этой табличкой в специальной каменной нише были установлены соименные усопшим иконы святого апостола Петра и мученицы Марины. И табличка, и иконы исчезли в 1936 году — при уничтожении колокольни.

Владимирский собор и крытая теплая галерея, связывающая храм с колокольней. Фото В.Л. Лаптева. 1927 г. Архив НМРТ, Госкаталог РФ

Одновременно с колокольней на противоположной стороне Владимирской улицы Ф.И. Петонди возводит для П.Г. Корюкина огромный трехэтажный каменный дом, оконченный строительством в 1840 году. Доходный дом, записанный на Марину Матвеевну Корюкину и вошедший в историю Казани как «Корюкинские номера», благодаря своему местоположению (при въезде в город) первоначально задумывался хозяевами как дешевая гостиница, но согласно недоброй «мокринской» традиции со временем превратился в заурядную ночлежку.

Это растянувшееся в свое время на полквартала по современной Московской улице трехэтажное обшарпанное строение с двумя арочными проездами по обеим сторонам фасада казанские старожилы, вероятно, еще помнят — до 2008 года оно стояло напротив устья Кировского (бывшего Владимирского) переулка и имело адрес: улица Кирова, дом 18.

А пока возвращаемся к нашей колокольне. Вот какие сведения о ней (вернее, не о ней самой, а о ее колоколах) приводит протоиерей Евфимий Малов в своем «Историческом описании церквей города Казани», увидевшем свет в 1884 году: «Всех колоколов на колокольне девять: колокол, в коем весу 109 пуд. и 37 ½ фунт., лит мастером Иваном Ефимовичем Астраханцевым в 1804 году, 11 марта при протопопе Василии Семенове. На колоколе вылита икона Владимирской Божией Матери, за этот колокол, с прибавлением в него старого 64 пудового, отдано было казанскому купцу Ивану Ефимовичу Астраханцеву 450 руб., собранных от доброхотных дателей, за подъем его в 1807 г. уплачено было 6 руб.; колокол в 62 пуд. 12 ¼ фунт. лит Разумовым в 1810 г. 15 февраля, на нем вылиты две иконы: Спасителя и св. Николая чудотворца; колокол в 42 пуд. 13 фунт., на нем икона Божией Матери, лит в 1812 г. 20 марта; колокол в 14 пуд. 8 фунт., разбит; колокол в 7 пуд. 18 ½ фунт.; колокол в 6 пуд. 12 фунт.; колокол 38 фунт.; колокол около 4 пуд., он без языка».

Как уже знает читатель, год постройки Владимирского собора был определен по медной закладной доске, найденной при его ремонте в 1860 году. Теперь стоит сказать несколько слов и об этом самом ремонте. Его необходимость была вызвана ошибками проектировщиков, допущенными в ходе предыдущих ремонтно-строительных работ, связанных со строительством колокольни и крытой галереи, соединявшей колокольню с собственно храмом. Так вот, перестраивая храм в 1836—1847 годах, Фома Петонди, вероятно, в целях пожарной безопасности использовал железные кровельные стропила, которые, к слову, примерно в то же самое время были применены и на другом «знаковом» объекте — здании библиотеки Казанского Императорского университета.

Дом благотворителя Владимирского собора Павла Федоровича Трефилова (слева). Архитектор П.Е. Аникин (1880). Ул. Чернышевского, 35. Фото Геогрия Фролова. 1998 г.

При этом, скорее всего, не было учтено состояние стен и фундамента, поскольку спустя всего пять лет после ремонта на соборе начали замечаться трещины, причем как на купольном основании, так и на стенах. И вот в 1860 году (спустя всего 13 лет после реставрации Петонди) пришлось снова разбирать купола и крышу. Чтобы уменьшить нагрузку на стены, железные стропила решено было заменить старыми добрыми дубовыми брусьями. Тогда же под углы храма подвели контрфорсы, а для разгрузки стен внутри убрали хоры.

К 1873 году собор был заново перекрыт белым английским железом, что называется, «подведен под крышу», и местные «золотых дел мастера» и художники приступили к отделке интерьеров, позолоте иконостаса, реставрации икон, стенописи и пр. За реставрацию икон взялся было иконописец Петр Абрамович Пыпин, но эта работа оказалась ему не по плечу, и единственное, что он смог сделать, так это заново переписать все иконы на прежних досках и по прежним рисункам. Он же вместе со своим помощником художником П.Н. Шепетовым воспроизвел и стенопись. 22 июня 1875 года холодный собор был освящен владыкой Антонием, архиепископом Казанским и Свияжским.

Возвращаюсь к описанию Владимирского собора от 1884 года, составленному Евфимием Маловым: «Престол в холодном Владимирском соборе один, во имя Владимирской Божией Матери. За правым клиросом в киоте икона святого Николая с серебряным венцом. Киот и сама икона устроены старанием и средствами казанского купца Александра Михайловича Студенцова. За левым клиросом киот с иконою ветхозаветной Троицы — жертва казанского купца Павла Федоровича Трефилова...

…По середине Владимирского собора подвешено большое бронзовое литое и вызолоченное паникадило в три яруса, на 36 свечей, заплачено 2050 руб. Перед местными иконами 6 подсвечников больших, с позолотой и подвесками, каждый по 125 руб., 4 подсвечника преданалойных и спускное паникадило малое в 50 руб. — все это жертва прихожанина казанского купца Сергея Евсеевича Александрова...

Дом благотворителя Владимирского собора Сергея Евсеевича Александрова. Архитектор Фома Петонди (1842). Улица Московская, 26. Из архива А. Титова. 1998 г

Пол во Владимирском соборе чугунный, а на амвоне, солее и в святом алтаре каменный. Столбов внутри собора нет, поэтому вид при входе в церковь, особенно в настоящий храм после его обновления, открывается великолепный: вызолоченный иконостас весь открыт, отдаленность купола напоминает свод небесный, поновленные иконы издали можно ясно различать, стенное писание бросается в глаза яркостью красок, новые хоругви, бронзовое вызолоченное паникадило, чистота и новость всего собора производят в душе молящихся самое высокое религиозное чувство.

В собор ведут три входные двери: западная, северная и южная. Западный вход проходит через колокольню и длинную галерею. Северные и южные крыльца были прежде открыты, но в недавнее время отчасти и для поддержки стен самого собора и удобства над этими крыльцами сделаны каменные крытые железом паперти с прочными дверями. В северной боковой паперти помещается ризница… На аналое полагается икона Владимирской Божией Матери местная, из теплой Рождественской церкви. На лето она переносится в холодный Владимирский собор. Письмо иконы живописное, хорошее греческое. Оклад иконы и венец Божией Матери серебряные вызолоченные, а риза жемчужная с разными дорогими камнями. Все украшения на иконе Владимирской Богоматери оцениваются в 3048 руб. 60 коп. Особую заботу об устройстве драгоценной ризы проявил церковный староста Михаил Никифорович Жеребков…»

С северной стороны к холодному храму примыкала теплая каменная церковь в честь Положения Ризы Господней — ее единственная качественная фотография была сделана В.Л. Лаптевым в 1927 году и явилась на свет, когда уже версталась эта книга. Вот краткая история храма: в 1625 году персидский шах Аббас (1571—1629) прислал царю Михаилу Федоровичу в подарок одну из главных христианских святынь — Ризу Господню. Путь святыни в Москву был только один — через Каспий, Астрахань и далее — вверх по Волге через Казань и другие волжские города. Согласно неоспоримым документальным свидетельствам, одну ночь риза находилась в деревянном храме, некогда стоявшем на месте более позднего, который, как мы знаем, был освящен в 1687 году.

Дом благотворителя Владимирского собора и церковного старосты Михаила Никифоровича Жеребкова. Архитектор П.Т. Жуковский (1859). Старый адрес — Кирова, 24. Архив Валерия Глазова. 1998 год. Строение утрачено в 2008 году

О дальнейшей судьбе Ризоположенского храма нам расскажет Евфимий Малов: «…В 1793 году благочинный протоиерей Владимирского собора Гавриил Михайлов в прошении на имя преосвященного Амвросия заявлял, что в теплой церкви, при Владимирском соборе, во имя положения ризы Господней и состоящем при ней приделе святой великомученицы Параскевы на иконах писание местами попортилось, в приделе пол опустился, а при поднятии оного нужно будет и престол разобрать, и окна в величину надобно для светлости храма прибавить, каковую поврежденность некоторые из прихожан, желая исправить, просят также на место старого иконостаса новый соорудить и проч. Преосвященный Амвросий дал резолюцию: «14 апреля 1793 г. Бог благословит, а о разборке окон поступить по совету архитектора».

Получив благословение, прихожане начали производить обновление своей теплой церкви; в том же 1793 году по окончании работ произошло переименование храма:

«…Главный престол устроен был в честь Рождества Господа нашего Иисуса Христа, а придел по правую сторону — в честь Положения Ризы Господней. Придел мученицы Параскевы был уничтожен… В пожар 1815 г. сия церковь сгорела и не скоро была исправлена. После этого пожара теплая церковь во имя Рождества Христова сделалась однопрестольною, придел во имя Положения Ризы Господней был уничтожен. В 1817 г. за поправку, побелку теплой церкви и колокольни, за окрашение крыши было уплачено 200 рублей».

На снимке В.Л. Лаптева — храм Ризоположения. В 1793 году он был освящен во имя Рождества Христова с приделом в честь Положения Ризы Господней, а после пожара 1815 года вновь стал Ризоположенским. 1927 г. Архив НМРТ, Госкаталог РФ

Чтобы у читателя от столь длинной цитаты не случилось помутнения разума, скажу простым языком: в 1793 году храм Ризоположения был переосвящен во имя Рождества Христова с приделом в честь Положения Ризы Господней, а после пожара 1815 года вновь стал Ризоположенским и оставался таковым вплоть до своего сноса в тридцатые годы прошлого столетия. Пару слов о другой теплой церкви при Владимирском храме — в честь иконы Божией Матери «Всех скорбящих радость». Как знает читатель, она существовала уже в 1739 году и находилась к западу от Ризоположенской церкви. После известного ремонта 1860 года храм был превращен в жилое помещение — в нем самом, а также в небольшом деревянном флигеле, выходившем фасадом во Владимирский переулок, поместились квартиры священника, диакона и псаломщика.

Продолжение следует

Алексей Клочков, иллюстрации из книги «Казань: логовища мокрых улиц»
ОбществоИсторияИнфраструктураКультура Татарстан
комментарии 8

комментарии

  • Анонимно 14 июл
    Какой храм красивый, какие улицы широкие
    Ответить
  • Анонимно 14 июл
    Очень интересный материал! А фото прям загледение
    Ответить
  • Анонимно 14 июл
    А данный собор до сих пор стоит? Открыт ли он для посещений?
    Ответить
    Анонимно 14 июл
    Шутите?
    Или издеваетесь?

    Международные марксисты-террористы во главе с Лениным и Троцким после вооруженного захвата власти в октябре 1917 года в свободной демократической Российской Республике (каковой стала Российская империя после февраля 1917 года), сразу стали убивать всех своих конкурентов - от демократов и националистов до интеллигентов и верующих в Единого Б-га.

    А их лучший ученик марксист Сталин массово разрушил мечети, церкви и синагоги.

    Ответить
    Анонимно 15 июл
    Ой, опять ты, международный марксист-террорист. Мир без тебя был бы скучен
    Ответить
  • Анонимно 14 июл
    1800е годы. Неужели те времена еще можно знать, что тогда происходило
    Ответить
    Анонимно 14 июл
    Можно конечно! Записи то есть
    Ответить
  • Анонимно 14 июл
    "На плане Артамона Сациперова 1739 года храмовый комплекс Владимирского собора обозначен обратной штриховкой и помечен цифрой 18".
    Источник : https://realnoevremya.ru/articles/180627-vladimirskiy-sobor-kazani-kolonka-kraeveda-ai-klochkova

    Интересно, а кто "заштриховал" храмовый комплекс "обратной" штриховкой?
    И с какой целью?
    Сациперов?
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии

Новости партнеров