Депутаты Казани и Зеленодольска схлестнулись в суде по «ломовому» делу

В Татарстане за «политическое» покушение 2011 года судят экс-сотрудника МВД Марий Эл

Депутаты Казани и Зеленодольска схлестнулись в суде по «ломовому» делу
Фото: Ирина Плотникова

Депутат Казгордумы и адвокат Тимур Беляков подключился к защите бывшего опера Виталия Мельника из Марий Эл. Последний попал в жернова правосудия по делу о покушении на убийство восьмилетней давности, когда его опознал потерпевший депутат горсовета Зеленодольска Алексей Соловьев. На старте процесса в суде пострадавший перечислил тех, кто мог быть причастен к организации нападения. А еще обвинил силовиков в исчезновении из камеры вещдоков лома длиной 62 см — орудия преступления.

Версия обвинения: покушение в составе неустановленной группы

Ни о раскрытии «висяка», ни о направлении в суд дела Виталия Мельника силовики Татарстана не сообщали. В Зеленодольский горсуд материалы пришли еще осенью, однако получившая их судья Аделина Касимова после первого же заседания написала заявление и вскоре ушла в почетную отставку.

Дело принял судья Олег Семенов, и на этой неделе процесс стартовал с нуля. Гособвинитель Людмила Тосакова повторно огласила, что инкриминируют 31-летнему экс-полицейскому, ныне юристу фирмы «Мир детства» из Волжска, покушение на убийство активиста Алексея Соловьева в Зеленодольске 21 октября 2011 года «из личных побуждений», но в «составе организованной группы».

Создание этой группы силовики приписывают «неустановленным лицам», которые после соловьевских публикаций в интернете и жалоб на бизнесменов и чиновников, стали «испытывать личную неприязнь» к автору. Дело «неустановленных» выделено в отдельное производство. Нехорошие люди, полагают в Следкоме и прокуратуре РТ, «вовлекли Мельника», «приискали орудие преступление» и передали его исполнителю вместе с адресом жертвы.

Подсудимый причастность к той истории и знакомство с фигурирующими в материалах дела зеленодольскими бизнесменами, чиновниками и полицейскими отрицает. Никаких доказательств нет, а потерпевший заблуждается, заявлял ранее бывший оперативник и инструктор по боевой подготовке Звениговского райотдела МВД по Марий Эл. За оправдательный приговор намерены биться два его известных адвоката — депутат Казгордумы Тимур Беляков и Александр Клюкин. Ранее защите удалось добиться освобождения Мельника из-под домашнего ареста.

За оправдательный приговор намерены биться два известных адвоката — депутат Казгордумы Тимур Беляков (на фото) и Александр Клюкин. Фото Романа Хасаева

«Добить или превратить в овощ»

Перед началом допроса потерпевшему напомнили об уголовной ответственности за дачу заведомо ложных показаний. Алексею Соловьеву — 46. В горсовете Зеленодольска сейчас возглавляет депутатскую комиссию по социально-экономическому развитию и бюджету, работает замруководителя в муниципальном Инвестиционном центре «Зеленый Дол». 10 лет назад занимал в исполкоме города пост первого зама по экономике и промышленности.

В 2010-м ушел по собственному желанию и основал местное общественное движение «Зеленодольск — Волжская Венеция» — первоначально с целью продвижения проекта по гидронамыву островков вдоль Зеленодольска с пристанью, набережной и пляжем. Свой сайт вывел общественников за рамки этого проекта, им стали присылать интересные материалы, в том числе о злоупотреблениях властей предержащих и коррупционных признаках в освоении муниципальных средств. «Некоторые публикации прямо компрометировали главу и его окружение», — признался суду Соловьев.

Дальше «родной» исполком попытался объявить дом для многодетной семьи общественника самовольной постройкой, но суды двух инстанций признали иск незаконным, как и отказ чиновников в выдаче владельцу участка разрешения на строительство. «Выяснилось, мои документы были сфальсифицированы — архитектор зачеркнул указанный мной отступ от границ участка «3 метра» и поставил «5 метров», — вспоминал потерпевший.

Пока шли суды, Соловьев провел несколько пикетов, прошелся по чиновникам на страницах газеты, а в октябре 2011-го опубликовал в Сети материал-бумеранг — о возведении коттеджа ВИП-чиновника в водоохранной зоне реки Волга.

Статья вышла 20 октября, а 21-го вечером на Соловьева напали. Сам он видит здесь прямую связь, полагая, что зеленодольские недоброжелатели решили его убить, связались с местными «оборотнями в погонах», и те, задействовав связи в Марий Эл, нашли идеального кандидата в киллеры.

— Тогда я этого человека не знал, теперь знаю — Виталий Мельник — он с ломом в руке подбегает ко мне и без каких-либо слов начинает бить в область головы. Я стал закрывать голову руками и уворачиваться, — продолжил излагать свою версию событий потерпевший. — За несколько дней до этого электрик нашего ТСЖ разместил над воротами моего гаража мощный галогеновый фонарь, так что я хорошо рассмотрел и запомнил нападавшего.

Выскочив со двора Соловьев с криками «Убивают! Вызывайте милицию!» побежал по улице Гастелло, но человек с ломом догнал и стукнул по затылку. «Если бы он хотел меня избить или покалечить, ему проще было забить меня ногами, когда я упал. А он склонился, чтобы добить или превратить в овощ. Все удары целил только в голову», — отмечал потерпевший, считая, что выжил чудом — смог перехватить лом и, используя его как рычаг, со всей силы пнуть преступника ногой по лицу. Тот отшатнулся, выпустил лом из рук, а когда Соловьев встал, предпочел скрыться.

Версия потерпевшего: отпечатки уничтожили в полиции

Дальше на допросе побитый вспоминал: как со свидетелем долго ждали полицию и скорую, а прибывшие полицейские «особого интереса к происходящему не проявили», как его увозили в больницу — в крови, с сотрясением мозга и онемевшей от блокировки ударов левой рукой. Рассказывал, как его удивило, что на изъятом ломе эксперты не нашли пригодных для экспертизы отпечатков пальцев. Причем, его дактилоскопию даже проводить не стали, хотя «нападавший и я держались за лом голыми руками».

— Убежден, что сотрудники полиции умышленно уничтожили отпечатки пальцев с лома, и похищение лома из камеры вещественных доказательств в 2014 году это косвенно подтверждает. А ведь на ломе могли быть и отпечатки лица, которое передавало его Мельнику, — рассуждал в суде Соловьев, называя в качестве предположения фамилии бизнесмена с судимостью и силовика в ранге начальника полиции района, который год назад согласился было пройти «детектор лжи», а потом предпочел не делать этого и подал в отставку.

Напомним, в 2011-м нападение на активиста зеленодольская полиция квалифицировала как хулиганство и разбираться в этом было поручено дознанию. А 2014-м прокуратура изъяла материал у полицейских и передала его в следственный отдел СКР по Зеленодольску. В 2017-м этой историей занялся 1-й отдел по особо важным делам Следкома по РТ. В августе 2019-го обвинение в покушении на убийство предъявили Виталию Мельнику.

Соловьев на заседании Зеленодольского горсовета. Фото instagram.com

За 8лет суд и прокуратуры трижды признавали незаконным бездействие тех, кто занимался расследованием. Все эти годы пострадавший, по его словам, продолжал опасаться за свою жизнь, в 2012-м даже официально заявлял о слежке с целью повторного покушения. Нападение на следователя СКР Александра через три недели после того обращения к силовикам Соловьев расценил, как подтверждение своих подозрений: «Предполагаю, что мое заявление изменило планы преступников, и они выбрали объектом нападения моего товарища Алексея Туганова, но перепутали его с братом-следователем...»

После этого ЧП нераскрытое нападение в том же городе привлекло внимание москвичей. В Татарстан из центрального аппарата Следкома прислали специалистов узкого профиля — психолога, что помог Соловьеву вспомнить детали произошедшего, и художника, который со слов пострадавшего еще в 2012-м году составил портрет «киллера». Со слов депутата, лишь в 2017 году следователи прогнали этот портрет через базы оперативных служб, получили пять совпадений и предъявили ему на опознание 15 фото.

Одного человека на снимках потерпевший узнал, а позднее, на очной ставке познакомился с ним уже как с подозреваемым Виталием Мельником. Тот уверял, что это ошибка, интересовался — были ли у того, кто напал на Соловьева, проблемы с носом. После очной ставки депутат нашел страничку подозреваемого в сетях, а на ней снимки Мельника за неделю до нападения на отдыхе в Доминикане.

«Я специально посмотрел — на тех фото никаких проблем с носом у Мельника не было. А если приглядеться сейчас — видно изменение. Я считаю, это я приложил ногу», — с гордостью заявил потерпевший и сослался на материалы дела, согласно которым, через 1,5 месяца после нападения ныне обвиняемый обращался в казанскую клинику и ему делали операцию по исправлению носовой перегородки. «После выхода с больничного, он сразу подал рапорт на увольнение. Я так понимаю — «провалил задание» и стал обузой для старших товарищей.

Далее Соловьев подчеркнул — вскоре после его просмотра Мельник удалил именно эти фотографии, однако в базе Сети они остались.

Беляков попросил Соловьева оценить — есть ли сходство в чертах лица между его клиентом и следователем Максимом Хлобыстовым (на фото). Фото Ирины Плотниковой

Похож ли следователь Хлобыстов на подсудимого?

Подключившийся к допросу адвокат обвиняемого Тимур Беляков хотел было выяснить причину увольнения потерпевшего из администрации Зеленодольского района. Тот признался — власть в районе сменилась, поэтому уволился «по собственному». Дальше Беляков поинтересовался, считает ли Соловьев себя правозащитником и знает ли казанских активистов Дмитрия Бердникова и Игоря Веселова. «Лично не общался», — отвечал тот.

«Вам известно, совершались ли на них покушения?» — продолжил адвокат. «Вопрос снимается», — вмешался судья Олег Семенов. Беляков задал другой: «Чем господин Туганов, по вашим показаниям, перешел дорогу главе?» Судья снял и его: «Дело рассматривается в отношении другого лица».

Еще один блок вопросов был связан с прозвучавшим в суде заявлением о возможной причастности обвиняемого к деятельности марийского ОПГ «Гасановские». Со слов побитого, эту информацию он почерпнул из материалов дела, которые включают допрос некоего засекреченного свидетеля. Далее защитник Беляков попросил Соловьева оценить — есть ли сходство в чертах лица между его клиентом и следователем Максимом Хлобыстовым? «Ну что-то есть. Только на момент нападения Мельник выглядел иначе, и с тем, как выглядит Хлобыстов, сейчас схожего мало», — стоял на своем потерпевший.

Адвокат Александр Клюкин требовал подробности по количеству ударов, их силе и времени между двумя точками нападения. Прокурор Людмила Тосакова интересовалась — все ли телесные повреждения были получены от воздействия лома. Судья же попросил уточнить — как выглядел этот лом, а затем уточнил: «Вам известно что-либо о знакомстве Мельника с [Сергеем] Батиным (экс-главой Зеленодольского района, что в 2012-м году стал сенатором от Татарстана, — прим. ред.)?»

«Я думаю, они не могут быть знакомы. Это люди из совершенно разных регионов», — отвечал депутат Зеленодольска с оговоркой о неких данных полиграфа.

Ввиду неявки свидетелей судья отложил процесс до середины января. Фото Максима Платонова

Ввиду неявки свидетелей судья отложил процесс до середины января. А уже после заседания Соловьеву предложили озвучить ходатайство о вызове свидетелей — в числе которых был ряд действующих и бывших сотрудников полиции, а также тот самый хозяин дома у Волги. Адвокаты заметили — это свидетели защиты.

P.S.: Нападение на сотрудника Следкома в Зеленодольске остается не раскрытым.

Ирина Плотникова
ПроисшествияБизнесОбществоВласть Татарстан
комментарии 2

комментарии

  • Анонимно 28 дек
    Беляков и Клюкин недешевые адвокаты я бы сказал.
    Бывшие полицейские хорошо зарабатывают в Мари Эл.
    Ответить
  • Анонимно 28 дек
    есть кому оплачивать музыку
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии

Новости партнеров