«Люди спрашивают: почему тарифы на воду разнятся в 4 раза, хотя живут почти на одной улице»

Метаморфозы тарифной кампании — 2020 проанализируют на экспертном круглом столе в феврале, постановил парламентский комитет по жилищной политике

Тарифная кампания в Татарстане подходит к завершению. Предельный индекс роста стоимости услуг ЖКХ на будущий год установлен в 4%, как и в предыдущие годы, однако повышение платы начнется со второй половины 2020 года. Об этом заявил зампредседателя Госкомитета РТ по тарифам Александр Штром, выступивший накануне на заседании комитета по жилищной политике и инфраструктурному развитию Госсовета РТ. Правда, дискуссию о тарифах едва не замкнуло из-за разногласий с застройщиками вокруг смежных сетевых компаний, генераторы подняли «горячий» вопрос о том, почему конечный тариф на тепло для граждан более чем вдвое выше, чем тариф от теплоисточника. Корреспондент «Реального времени» стал свидетелем, как вслед за ними эксперты ЦЭСИ призвали к ответу управляющие компании.

ЖКУ подорожают один раз за год — с 1 июля

В преддверии финального утверждения окончательных тарифов парламентский комитет по жилищной политике и инфраструктурному развитию заслушивал заместителя председателя Госкомитета по тарифам Александра Штрома. При его непосредственном участии тихо и без информационного освещения проходила тарифная кампания 2020 года. Впервые ни на одно заседание согласительной комиссии почему-то не приглашали широкий пул прессы, который до этого не пропускал ни одного значимого заседания. Так или иначе, но свыше 700 тарифных решений для поставщиков энергетических и коммунальных ресурсов в республике утверждены.

— Первые итоги таковы: рост платы граждан за коммунальные услуги не превысит 4%, — сообщил Александр Штром. — Стоимость электроэнергии для населения Татарстана на 1 полугодие 2020 года равна установленному уровню на II полугодие 2019 года, или в размере 3,78 руб./кВтч; а на II полугодие 2020 года — в размере 3,93 руб./кВтч. с ростом на 4%.

Иначе говоря, тарифы на будущий год поднимутся не с 1 января, как случилось в прошлом году, а с 1 июля 2020 года. По этой же схеме он назвал итоговые тарифы на тепло и водоотведение. Так, стоимость 1 Гкал в режиме комбинированной выработки для жителей Казани составит 1 849 рублей (с 1 июля, т. е. после повышения); 1 Гкал, вырабатываемая котельными «Казэнерго», будет стоить 1 855 рублей, рост на 3,1%. Вода подорожает с 20,59 до 21,42 рубля за кубометр, то есть рост будет на 4%, а водоотведение — до 18,6 рубля за 1 кубометр с ростом на 2,7%. Примерно на этом уровне произойдет повышение коммунальных тарифов в остальных городах Татарстана.

«Первые итоги таковы: рост платы граждан за коммунальные услуги не превысит 4%», — сообщил Александр Штром

— Мы гарантируем, что предельная планка в 4% не будет превышена, — заверил Александр Штром.

При этом он подчеркнул, что тарифные решения размещаются в открытом доступе на сайте госкомитета, а сами постановления — на портале информации Министерства юстиции РТ. «Мы считаем, что достаточно полно раскрываем всю свою деятельность», — резюмировал он позицию ведомства в отношении публичности и прозрачности.

— Хотелось бы услышать в докладе примеры, как тарифный комитет [согласовывает тарифы], а не просто так — 3 процента или 4 процента заявляется, утверждается, не превышает, все нормально, идите работайте! — заметил позже ведущий заседания зампред комитета Камиль Садриев. — Где тарифы стабильны — понятно. А вот как тарифы превышают, показать примеры, что делать. И главы администраций присутствуют на сессии, они прислушаются.

Депутаты оказались недовольны тем, что тарифный орган формально выносит тарифные решения и не ищет скрытых ресурсов для сдерживания стоимости услуг. «Нужно какую-то новизну вводить, чтобы снизить себестоимость оказываемых услуг. В таком направлении должен быть доклад», — заключил ведущий заседания.

Илья Вольфсон: запретить проще всего!

Несмотря на кажущуюся простоту завершения тарифной кампании, неожиданно развернулась дискуссия вокруг будущего смежных электросетевых компаний. Неоднозначную оценку застройщиков вызвало предложение тарифного комитета обязать девелоперов передавать сети в собственность гарантирующего поставщика ресурсов. Член комитета Илья Вольфсон, возглавляющий группу компаний «СМУ-88», поинтересовался, чем вызвана подобная инициатива, которая, по его мнению, может привести к росту себестоимости строительства. По его словам, смежные сетевые компании проходят лицензирование и реагируют на заявки застройщиков даже быстрее, чем госкомпании, а условия подключения к сетям более выгодные.

— Ставки подключения едины для всех электросетевых организаций, неважно, кто к каким сетям подключается, — парировал Александр Штром. — Но вы правы в том, что частные компании заинтересованы в потребителях, а сетевая компания, к сожалению, не всегда с потребителем работает должным образом.

Илья Вольфсон заявил, что выступает против введения запрета на передачу новых сетей «смежникам», но предлагает ужесточить контроль за их работой и состоянием их сетей

Обратной и негативной стороной разрастания сетей у смежных компаний является то, что не все из них направляют средства на поддержание сетей, создавая вероятность ЧП. «К сожалению, есть факты, когда организации просто не эксплуатируют (не поддерживают сети в рабочем состоянии, — прим. ред.), а средства, заложенные в тариф, изымают, — ответил зампред тарифного комитета. — Если есть недобросовестные, то нужно думать над механизмом изъятия».

Позднее Илья Вольфсон пояснил журналистам, что выступает против введения запрета на передачу новых сетей «смежникам», но предлагает ужесточить контроль за их работой и состоянием их сетей:

— Моя позиция такова — дать альтернативу на подключение к сетям, чтобы [у застройщика] была возможность подключиться через сетевую компанию или через «смежника». Если есть рядом смежная сетевая компания, мы к ним обращаемся. Подключение происходит быстрее и дешевле, что сказывается на стоимости квадратного метра для потребителя.

Регулятор: конечный тариф «раздувают» смежники

Регулятор считает, что не все «смежники», которые отъедают часть единого котлового тарифа на передачу энергии и тепла, добросовестно вкладываются в техническое состояние сетей, а в случае ЧП ответственность приходится нести гарантирующему поставщику:

— В практике встречаются ситуации, когда сети строятся самими застройщиками по договорам подряда со сторонними организациями, тем самым плата подключения устанавливается только «за бумагу» от ресурсоснабжающей организации. В дальнейшем появляются организации, обслуживающие сети, которые принимают (покупают, а чаще берут в аренду) сетевые объекты у застройщиков, предприятий и т. д. и получают от котлодержателя, гарантирующей организации, единой теплоснабжающей организации плату за свои услуги, тем самым увеличивая затраты, включаемые в конечный тариф. Такая ситуация способствует распылению средств и снижению контроля.

В итоге ведущий заседания комитета Камиль Садриев предложил закрыть дебаты и вынести их на заседание круглого стола в феврале этого года, чтобы независимые эксперты дали свою оценку эффективности этих мер.

Камиль Садриев предложил закрыть дебаты и вынести их на заседание круглого стола в феврале этого года

Метаморфозы тепловых тарифов

Сети снова оказались предметом дискуссии, но уже в вопросах производителей тепла. Член комитета, депутат Государственного совета РТ, заместитель генерального директора АО «ТАИФ» по энергетике и информационным технологиям Руслан Гиззатуллин, спросил, почему конечные тарифы на тепло для жителей города вдвое больше, чем от теплоисточника.

— Посмотрел тарифные дела за 2019 год и за предыдущие годы. Получилась интересная тенденция, которая не характерна для других крупных энергокомпаний. Тарифы от теплоисточников оказываются в два раза ниже, чем тарифы для конечного потребителя. Так, в Нижнекамске тариф от теплоисточника достиг 600 рублей, а для конечного потребителя — 1 400 рублей. Получается, что у нас для транспортировки затрачивается ресурсов почти в 2,5 раза больше, чем на производство, — констатировал Руслан Гиззатуллин, ссылаясь на многочисленные вопросы избирателей. — Посмотрел тарифы Свердловской области, Екатеринбурга. Оказалось, что тарифы ниже, чем у нас, хотя так же работают крупные энергокомпании.

По его словам, такая большая разница вызывает недоумение у производителей, потому что ежегодно утверждаются программы теплосетевых компаний, которые должны быть направлены на модернизацию сетей и привести к сокращению тарифной разницы, а происходит наоборот. «При этом в последний год мы вдруг узнали, что все так плохо с сетями Казани. Вот-вот все порвутся! Чтобы их спасти, попросили 600 млн рублей», — отметил спикер.

Гиззатуллин предложил вынести теплосетевой вопрос на обсуждение круглого стола, чтобы проанализировать и сравнить стоимость ЖКУ в республике и соседних регионах: «Иначе так и будем обосновывать дальнейший рост тарифов».

Юрий Камалтынов согласился с тем, что необходим глубокий анализ тарифных решений, так как они порой разнятся в несколько раз и этому трудно найти разумное объяснение

Затронул он и вопрос эффективности индивидуальных тепловых пунктов, которые были установлены во многих жилых домах Казани. Какой экономический эффект дала установка ИТП? «И если он есть, тогда он должен быть направлен на дальнейшее снижение тарифа либо на ремонт централизованного теплоснабжения. А тут наоборот — еще просят денег», — высказался эксперт. Показательным антипримером является Уруссу, где «похоронили» хорошие сети, переведя жилые дома на индивидуальное отопление.

Вице-спикер Госсовета Юрий Камалтынов согласился с тем, что необходим глубокий анализ тарифных решений, так как они порой разнятся в несколько раз и этому трудно найти разумное объяснение.

— Люди спрашивают: почему тарифы на воду разнятся в четыре раза, хотя живут почти на одной улице. При работе с поставщиками тарифный орган как-то пытается анализировать ситуацию? — спросил он, заметив, что при использовании современных материалов и технологий можно добиться и замораживания тарифов.

Члены комитета активные, а темы — злободневные,

Камиль Садриев заверил вице-спикера, что эти проблемы будут вынесены на обсуждение на круглом столе с независимыми экспертами, который пройдет в феврале будущего года.

Заместитель директора ГБУ «ЦЭСИ» РТ Альберт Гарипов пожаловался, что при сборе заявок в план работы на следующий год не попало предложение обсудить работу управляющих компаний. «К сожалению, наши предложения не нашли своего отражения. Между тем за 10 лет работы по проверке управляющих компаний не было ни одного случая, чтобы не нашлось нарушений. Мы бы просили включить эту тему», — настаивал он.

Альберт Гарипов (слева) пожаловался, что при сборе заявок в план работы на следующий год не попало предложение обсудить работу управляющих компаний

Юрий Камалтынов заверил, что комитет правомочен рассматривать эти вопросы, но в формате круглого стола и парламентских слушаний. «Сама идея правильная, но надо просто взять и посмотреть, в каком формате обсудить. Темы злободневные, и от вашего комитета люди больше всего ждут, чем от какого-то другого», — завершил разговор вице-спикер.

Луиза Игнатьева, фото gossov.tatarstan.ru
ПромышленностьЭнергетика Татарстан
комментарии 5

комментарии

  • Анонимно 17 дек
    В ЖКУ у нас по крайней мере в Солнечном городе вроде все нормально с тарифами...
    Ответить
  • Анонимно 17 дек
    Вот дорожают они, зачем? В связи с чем?
    Ответить
  • Анонимно 17 дек
    Еще бы зп поднималась хотя бы раз в год
    Ответить
  • Анонимно 17 дек
    Да потому что цены берут с воздуха.
    Ответить
  • Анонимно 17 дек
    Да у кого на сколько наглости хватает уж
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии

Новости партнеров