«Интернет — вещь хорошая, но там же и «Колумбайны», и чего только нет!»

ЧОП, директора школ, воспитание, интернет или закон об оружии — кто виноват в регулярных школьных расстрелах?

Сегодня в Госдуме прокомментировали трагедию в Благовещенске, где студент из охотничьего ружья открыл стрельбу, убил одного человека и покончил с собой. И хотя это не первый инцидент «школьного расстрела», депутаты отказываются повышать возраст на право покупки оружия. В прошлом году после схожей трагедии в Керчи с подобной инициативой выступил Госсовет Татарстана. Как рассказал депутат Госдумы РФ Ильдар Гильмутдинов газете «Реальное время», проблему можно решить, возложив ответственность за обеспечение безопасности образовательных учреждений на учредителей — у директоров школ сегодня на нормальную охрану денег нет. В вопросе плохой охраны с ним согласен и экс-депутат Госсовета РТ Рафил Нугуманов, генерал-майор полиции. Но, по его мнению, проблема еще и в том, что Росгвардия, в отличие от МВД, не способна контролировать оборот оружия, и в отсутствии нормальной системы воспитания, в результате чего школьники часами пропадают в интернете.

Госдума РФ: виноваты ЧОП и законы о госзакупках

Сегодня в Благовещенске 19-летний студент Амурского колледжа строительства и жилищно-коммунального хозяйства устроил стрельбу из зарегистрированного на него охотничьего оружия. Погиб один учащийся. Сам убийца покончил с собой. В Госдуме РФ, комментируя трагедию, заявили, что вопрос повышения возраста продажи оружия на повестке не стоит, депутаты лишь намерены обсудить с представителями Росгвардии вопрос повышения качества работы частных охранных предприятий (ЧОП) в рамках рабочей группы по совершенствованию законодательства в сфере оборота оружия и частной охранной деятельности. При этом депутаты уже подготовили законопроект о повышении качества работы ЧОПов (он проходит согласование). Ряд народных избранников, в частности Александр Хинштейн, обращают внимание на то, что гладкоствольным оружием студент владел на законных основаниях, напротив, у частного охранника колледжа необходимого удостоверения на работу не было. Причина этого, в частности, в законодательстве о госзакупках: «Принцип заключения договоров исходит не из профессиональных возможностей и качества охранных услуг, а из цены — кто дал меньше, тот и победил». Общее мнение депутатов выразил Эрнест Валеев, имея в виду убийство историком Олегом Соколовым аспирантки:

— Вот кандидат исторических наук, местная знаменитость, тоже из огнестрельного оружия убил любовницу. Что мы сейчас, запретим приобретать оружие кандидатам наук, запретим [владение им] до 20 лет, запретим пенсионерам? Кому еще запретить?

С 2015 года в России произошло уже 14 похожих случаев, самый трагичный — в Крыму

Перед тем как устроить стрельбу и покончить с собой благовещенский студент Даниил Засорин оставил послание. В нем он утверждает, что никто не смог бы его остановить — ни друзья, ни родители:

«Именно эти люди должны были остановить всё это. Именно с них спрос. И так было всегда. При «Колумбайне» эти люди не смогли понять, когда Эрики Харрисы с Диланами Клиболдами говорили, что у них мысли об убийствах, им просто выписали таблетки. У которых очевидные побочные действия. Это они их отпустили на улицу после приёмов. А что могли бы сделать?"

В связи со стрельбой в колледже мэрия Благовещенска провела экстренное совещание, на котором управлению образования поручили провести ревизию систем безопасности в учебных заведениях. Проверки пройдут и в учреждениях дополнительного образования, библиотеках, спортивных школах и других объектах. К сожалению, это далеко не первый случай российского «Колумбайна», после каждого из них проводили экстренные совещания и проверки, объявляли выговоры, снимали с должности, но воз и ныне там, как, впрочем, и в США, где подобные школьные расстрелы случаются регулярно. Напомним, в мае в Казани едва не произошло подобное, когда ученик гимназии №7 прошел в учреждение, как впоследствии выяснилось — через дешевый и плохо работавший металлодетектор, с пистолетом и взял в заложники целый класс — тогда, к счастью, никто не пострадал.

Только с 2015 года, по данным ТАСС, в России произошло 14 инцидентов, когда в средних учебных заведениях в результате стрельбы из различного вида оружия погибли или пострадали люди. Отметим, впрочем, что зачастую ученики в таких случаях стреляли из пневматического оружия. Так, 5 сентября 2017 года ученик девятого класса школы №1 Ивантеевки принес в учебное заведение самодельные взрывпакеты, топор и пневматическое оружие: он выстрелил из оружия в учительницу, ударил ее топором, а пиротехнические средства взорвал. Испугавшись, трое учеников выпрыгнули из окна, получив в результате различные травмы. Самый резонансный случай произошел год назад, когда 17 октября 2018 года в Керченском политехническом колледже произошла стрельба, сопровождавшаяся подрывом самодельного взрывного устройства, в результате чего погибли 20 человек, 65 человек получили ранения. В Татарстане же в последние годы можно вспомнить происшествие в Нижнекамске, где в феврале 2017 года в одной из школ 14-летний ученик выстрелил из пневматического пистолета в глаз соседа по парте, ребенок скончался в одной из больниц Казани.

«Обеспечение безопасности образовательных учреждений должно быть возложено на их учредителей!»

По мнению депутата Госдумы РФ Ильдара Гильмутдинова, решение проблемы лежит в усилении ответственности и безопасности самих образовательных учреждений. В частности, в законодательстве, которое возлагает эту ответственность на администрацию школ, директоров, которые пытаются решать эти вопросы «исходя из своих возможностей.

— В результате где-то охраняет ЧОП, где-то охраняют бабушки и дедушки. Кто во что горазд! Я считаю, этот подход надо менять. Обеспечение безопасности образовательных учреждений должно быть возложено на их учредителей! Учредителями являются обычно либо муниципалитеты, либо региональные и федеральные власти. И необходимые финансовые ресурсы в обеспечение определенных стандартов и требований должны браться у учредителей. Не администрация школы должна искать, как обеспечить безопасность, — отметил он в разговоре с «Реальным временем».

Депутат считает, что на это, безусловно, понадобятся дополнительные бюджетные средства, чтобы у властей всех уровней были финансы на обеспечение комплекса мер безопасности в рамках утвержденных типовых положений и стандартов.

Сам Ильдар Гильмутдинов, по его словам, как раз разработал подобный законопроект, менявший в целом систему безопасности в школах, и в рабочем порядке пытался получить положительное заключение от министерств и ведомств, но, к сожалению, поддержки не получил.

Гильмутдинов: необходимо провести аудит «оружейного законодательства»

— Если мы подход не поменяем, у нас всегда будут возникать проблемы недоработок каких-то ЧОПов или бабушек и дедушек. Опять будем говорить, кто-то за чем-то там не уследил!

Повышать возраст, по достижении которого граждане имеют право приобрести оружие, напомнил депутат, еще год назад предложил Татарстан. Тогда спикер Госсовета РТ как раз после крымской трагедии заявил: «События в городе Керчи не оставили равнодушным никого. Поэтому мы выступили с предложением ввести ограничительные меры на продажу, хранение, использование оружия». Главное изменение, которое татарстанские парламентарии предлагали внести в федеральное законодательство, — повысить возраст, по достижении которого граждане имеют право на приобретение оружия, с 18 до 21 года. Этого не произошло. По мнению Гильмутдинова, сегодня необходимо как минимум провести аудит законодательства, регулирующего доступ к оружию. И для этого в Госдуме создать рабочую группу депутатов.

Рафил Нугуманов: Росгвардия не способна контролировать оборот оружия

Рафил Нугуманов, генерал-майор полиции, член правительственной комиссии РТ по профилактике правонарушений и член коллегии Министерства по делам молодежи РТ, в беседе с корреспондентом «Реального времени» заметил с сожалением, что единого однозначного рецепта решения этой проблемы нет, хотя контроль оружия, считает он, надо в любом случае ужесточать:

— Когда я еще работал в МВД, разрешительная система [касающаяся владения оружием] была как раз в Министерстве внутренних дел. Сейчас она у Росгвардии… Там их, извините, под сотню человек, и они никогда в жизни не смогут контролировать оружие! Раньше в МВД вели письменную документацию и так далее, оружие проверяли участковые уполномоченные милиции. Участковый по крайней мере ходит всегда рядом, и оружие у него на учете. Он всегда может зайти, проверить, он знает, что об этом человеке [имеющем оружие] соседи говорят. Сегодня, когда система перестала работать, участковому, может, и надо бы проверять, но кому оно нужно? Мы тут чуть-чуть упустили, к сожалению, и сложившаяся система неправильная.

По его мнению, возраст, по достижении которого граждане имеют право на приобретение оружия, все-таки стоило бы повысить — до 20 лет. Армия здесь, считает он, не аргумент. Да, там 18-летним доверяют оружие, но, по словам генерал-майора полиции Нугуманова, есть все-таки контроль со стороны командиров. Отметим, впрочем, что и командиры в армии далеко не всегда способны контролировать поведение молодых солдат, носящих оружие: напомним, всего пару недель назад в военной части Забакайлья из-за, предположительно, дедовщины татарстанец Рамиль Шамсутдинов расстрелял из автомата восемь человек. Рафил Нугуманов, комментируя трагедию в Благовещенске, отметил, что сегодняшняя система образования выстроена таким образом, что большинство педагогов прежде всего заняты обучением детей, и советский опыт с классными руководительницами, способными про каждого ученика рассказать, «какие у него родители, что и как, нормальные или нет», забыт.

«Вопросов нет, интернет — вещь хорошая. Но там же и «Колумбайны», и чего только нет!»

— Не надо забывать и про охрану. Если в Благовещенске или той же Керчи были нормальные охранники, как убийцы могли пройти через них с оружием?! Значит, охрана была ненормальная. Начнешь смотреть, почему охрана ненормальная, скорее всего, окажется, что на охрану просто денег не было! В лучшем случае собирают на охрану деньги с родителей — и на входе стоит какая-нибудь бабка. В Израиле же охранники с автоматами стоят… Нам надо выделять нормальные средства на охрану образовательных учреждений, чтобы их руководство могло бы нанять нормальный ЧОП. У нас же есть сегодня неплохие охранные предприятия, с оружием и специалистами, — рассуждает экс-депутат Госсовета РТ.

Рафил Нугуманов отмечает и недостатки в сегодняшней системе воспитания. Если в советское время школьников занимали и развлекали, были октябрята, пионеры, комсомол. То сейчас многие молодые люди зачастую сидят в интернете. В самом интернете он собственно ничего плохого не видит («мы тоже сидим в интернете»), однако Сеть фактически заменяет школьникам реальность.

— Вопросов нет, интернет — вещь хорошая. Но там же и «Колумбайны», и чего только нет! Начитавшись, ребята в итоге показать себя хотят… Чтобы молодой мальчишка в 15—16 лет сидел в интернете по шесть-восемь часов? Это, по-моему, ненормально.

Сергей Афанасьев
ПроисшествияОбщество Управление Федеральной службы национальной гвардии России по РТ (Росгвардия)Государственный Совет ТатарстанаГильмутдинов Ильдар ИрековичНугуманов Рафил Габтрафикович

Новости партнеров