Керченская трагедия. Год спустя

Керченская трагедия. Год спустя Фото: crimeapress.info

Ровно год назад, 17 октября, в Керчи произошли события, которые потрясли всю Россию. Студент Владислав Росляков взорвал бомбу и открыл стрельбу в здании местного политехнического колледжа. Преступник убил 21 человека и покончил с собой. Пострадало еще несколько десятков людей. Буквально несколько дней назад скончалась одна из жертв «керченского стрелка» — педагог колледжа Ольга Николаевна Грищенко. Изначально Следком возбудил уголовное дело о теракте, но позднее переквалифицировал его как массовое убийство. Какие изменения последовали за трагедией, помогают ли власти пострадавшим и кто продолжает даже спустя год лежать в больничной палате — в материале «Аргументов недели — Крым».

Еще одна жертва

Жертвами керченской трагедии стал 21 человек — 15 студентов и шесть сотрудников колледжа. Еще более 60 человек пострадали. Из них больше 50 оказались в больницах с травмами разной степени тяжести. Одна из пострадавших, преподавательница Ольга Грищенко, умерла в июле, не выдержав множества операций.

«Она перенесла не одну операцию. Возраст все-таки, ей было уже за шестьдесят. К сожалению, не выкарабкалась», — цитирует «РИА Новости» исполняющего обязанности директора учебного заведения Дениса Колесника.

На сегодняшний день почти все вернулись домой из медицинских учреждений Москвы, Краснодарского края и Крыма.

«Выписаны все пострадавшие, но некоторым еще будет необходимо оказание медицинской помощи», — сказал «АН-Крым» экс-глава администрации Керчи Сергей Бороздин.

По его словам, власти поддерживают связь со всеми, кто нуждается в помощи. Некоторые до сих пор обращаются и к местным, и к республиканским властям. Соответствующие обращения также формирует руководитель учебного заведения, а специалисты администрации выезжают в семьи.

Финансовая помощь была оказана сразу после трагедии. Семьям погибших из крымского и федерального бюджетов было выделено по 1 миллиону рублей. Пострадавшие получили по 500 тысяч от республиканских властей и 200—400 тысяч рублей — от правительства РФ. Пока за дополнительными средствами не обращались, но просят о другом.

«За помощью в перемещении — аэропорт, перелеты, проживание в гостинице — к нам и в Совмин обращаются, и эта помощь оказывается. Сергей Валерьевич (Аксенов, глава Крыма, — прим. ред.) за этим строго следит. Есть курирующий вице-премьер, который постоянно собирает по всем информацию», — отмечает Бороздин.

Денис Колесник: «Ольга Грищенко перенесла не одну операцию. Возраст все-таки, ей было уже за шестьдесят. К сожалению, не выкарабкалась». Фото kazan.kp.ru

У пострадавших впереди продолжительное лечение

Одна из пострадавших, студентка уже второго курса политехнического колледжа, Наталья Калиниченко, после непродолжительного отдыха была вынуждена снова вернуться в медучреждение — НИИ неотложной детской хирургии и травматологии в российской столице. Она — одна из самых тяжелых больных. Из-за взрыва девушка получила множественные переломы и контузию. Наталье также пришлось ампутировать часть ноги.

О девушке и ее семье стало известно из СМИ, которые писали, что отец Натальи Юрий Калиниченко не получил компенсацию, которая была обещана крымскими властями, и живет в Москве на свои деньги. Когда об истории заговорили, в соцсетях организовали сбор средств. Однако позже информацию о невыплате денег опровергли и в администрации города, и глава республики Сергей Аксенов, и даже сам отец, пояснивший, что журналисты неправильно его поняли.

В беседе с «Аргументам недели — Крым» отец Натальи рассказал, что полученные деньги уходят на лечение и проживание в Москве, но пока их хватает.

«Часть лечения государство взяло на себя — через фонды защиты детей. Нужно дорогое оборудование: и для операций, и вообще. Но все равно много таких вещей, которые придется делать за свой счет. Избавляться от шрамов, например», — говорит Юрий.

Летом девушка побывала дома, в Керчи. Ее отпустили отдохнуть, так как впереди — продолжительное лечение. Уже около месяца Наталья снова лежит на больничной койке в ожидании сложной операции на ноге. Если ее не сделать сейчас, могут быть серьезные последствия. Всего керчанка перенесла уже более 10 операций.

«Месяц лежали на подготовке. Может, на этой неделе будет операция. Заказали оборудование, штифты — их только за границей производят. Эти операции в медицинских учебниках не описаны. Их делает специалист, который уже с ними сталкивался — директор института (Валерий Митиш, — прим. ред.)», — поделился отец пострадавшей.

Далее предстоит долгая реабилитация, а после Нового года Наталью переведут в другую больницу, где планируют провести операцию на ухе. После произошедшего девушка стала плохо слышать. Однако, находясь в больнице, керчанка не теряет времени — находится на индивидуальном обучении в колледже. Она успешно сдала зачеты на первом курсе и перешла на второй.

Наталья Калиниченко, после непродолжительного отдыха была вынуждена снова вернуться в медучреждение. Фото aif.ru

Мать стрелка исчезла

«Керченский стрелок» испортил жизнь не только тем, кому не посчастливилось оказаться в политехническом колледже 17 октября, но и своей матери. Галина Рослякова работала санитаркой в городском онкологическом диспансере. Именно она была одной из тех, кто принимал пострадавших, которых десятками свозили во все, даже узкопрофильные, медучреждения. Оттуда женщину и забрали на допрос, и на работу уже не возвращалась. Узнав, что совершил сын, женщина попала в психиатрическую больницу, а после переехала из квартиры, где жила вдвоем с Владом.

Где Галина находится сейчас, неизвестно. Бабушка «керченского стрелка» рассказала, что женщина сменила фамилию на девичью, а место жительства скрывает. Родители Рослякова давно в разводе. После трагедии следователи пришли и к отцу Игоря. По информации СМИ, мужчина работал на местном заводе «Залив», но получив травму головы, уволился. После произошедшего с сыном состояние мужчины обострилось — он тоже оказался в психлечебнице. Информации о том, где Игорь находится сейчас, тоже нет.

«Трагедия не забыта, она бередит сердца горожан»

При этом страшные события осени 2018 года не отпугнули ни отдыхающих, ни поступающих. В текущем учебном году в Керченский политехнический колледж поступило 350 человек. Средний балл для поступления в учебное заведение подняли с 3 до 4,7, а конкурс составлял два человека на место, при том что раньше был недобор. Более того, не стали забирать документы и учащиеся старших курсов.

«То, что произошло, — большой стресс для всего города, просто страшная трагедия. Она не забыта, она бередит сердца горожан. Но радует то, что совсем юные дети, которые учатся в колледже, стали как одна семья, сплотились, практически никто оттуда не ушел», — сказал экс-мэр Керчи Сергей Бороздин.

Он же сообщил, что трагедия не повлияла на желание туристов ездить в этот город. Наоборот, число отдыхающих увеличилось: если в прошлом году город принял 800 тысяч человек, то в этом власти ожидают закончить на отметке около миллиона.

Сергей Бороздин: «То, что произошло, — большой стресс для всего города, просто страшная трагедия. Она не забыта, она бередит сердца горожан. Но радует то, что совсем юные дети, которые учатся в колледже, стали как одна семья, сплотились, практически никто оттуда не ушел». Фото crimea-news.com

Пострадавший корпус политехнического колледжа отремонтировали: там провели аварийно-восстановительные работы, восстановили запасной выход, поставили новые окна (старые вынесло в момент взрыва), а также установили охранные комплексы.

Бороздин отмечает, что материальная помощь учебному заведению была бы оказана в любом случае, даже если бы трагедии не произошло.

«Оно (финансирование, — прим. ред.) было запланировано, ремонтные работы уже шли до этого и продолжаются, заведение меняется в лучшую сторону. И прилегающая территория меняется, и ведется ремонт самих активов», — добавляет экс-мэр.

На территории перед главным корпусом учебного заведения решено установить памятный знак в память о жертвах массового убийства. Его планируют открыть 17 октября, в годовщину трагедии. В этот же день на всех предприятиях и в учреждениях Керчи пройдет минута молчания, а в храмах и мечети — траурные молебны.

Алина Калиниченко, «Аргументы недели — Крым»
ОбществоПроисшествия
комментарии 8

комментарии

  • Анонимно 17 окт
    Всегда боюсь того, что это со мной или с близкими может произойти
    Ответить
  • Анонимно 17 окт
    Соболезную семьям погибших...
    Ответить
  • Анонимно 17 окт
    Десятки покалеченных судеб. А все из за какого то душевнобольного
    Ответить
  • Анонимно 17 окт
    Откуда он оружие то достал?
    Ответить
  • Анонимно 17 окт
    Мда, и никто не застрахован от такого
    Ответить
  • Анонимно 17 окт
    Не дай бог, такое случится
    Ответить
  • Анонимно 17 окт
    Ходят же по земле такие мрази, и не знаешь кто всадит тебе нож в спину
    Ответить
  • Анонимно 17 окт
    Мои соболезнования всем пострадавшим. Никакое время не восполнит утрату
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии

Новости партнеров