АСВ добавило миллиард к счету за недостроенный завод группы «Нэфис»

АСВ как «конкурсник» ТФБ претендует на статус залогового кредитора

АСВ добавило миллиард к счету за недостроенный завод группы «Нэфис» Фото: Максим Платонов

«Татфондбанк» одержал победу в схватке за контроль над банкротством одного из активов ГК «Нэфис» — недостроенного «Завода по производству синтетических моющих средств». Накануне татарстанский арбитраж утвердил сумму требований ТФБ для включения в реестр кредиторов ЗСМС — это свыше 4,2 млрд рублей вместо ранее заявленных 3,6 млрд. К исходному долгу приплюсовали рекордную неустойку почти в 1 млрд рублей. В «Нэфис Косметикс» возмущены бешеной накруткой, заявляя, что выплата неустойки должна быть минимальной, так как ЗСМС не был запущен как раз по вине ТФБ, прервавшего финансирование по причине своего краха. О том, как команда юристов «Нэфиса» отбивалась и смогла срезать «хотелки» ТФБ лишь на треть, — в материале «Реального времени».

ТФБ открыл реестр долгов ГК «Нэфис» за недостроенный завод

Арбитражный суд республики накануне проверил обоснованность требований ТФБ для включения в реестр кредиторов остановленного ООО «Завод по производству синтетических моющих средств». Новые производственные мощности строились за счет открытой в 2016 году кредитной линии ТФБ на 3,9 млрд рублей. Интересно, что заемщиком выступил не сам ликвидный «Нэфис Косметикс», а «пустой» ЗСМС. Правда, под поручительство АО «Казанский МЭЗ» и самого «Нэфис Косметикс». Из-за банкротства крупного татарстанского банка заемщик не смог достроить завод вовремя и ввести в эксплуатацию в феврале 2017 года, как планировал. На финальной стадии строительство заморозили. В мае этого года недостроенный актив подвергся банкротству — конкурсное производство введено до ноября 2019 года.

Однако до сих пор реестр кредиторов ЗСМС остается «нулевым», хотя требования к нему поданы на 6,5 млрд рублей, следует из материалов арбитража. Мораторий на его формирование был введен по требованию ТФБ, по ходатайству которого арбитраж наложил арест на проведение первого собрания кредиторов — до судебного определения суммы задолженности ЗСМС перед АСВ.

На защиту своих претензий вчера приехал представитель конкурсного управляющего ТФБ Валерий Медведев. Он поддержал ранее заявленные им требования по взысканию с ЗСМС основного долга в 3,4 млрд рублей. Это базовая сумма задолженности по кредитному договору «Лимит выдачи» №С28/16, которым была открыта кредитная линия на 3,9 млрд рублей. Согласно ему, процентная ставка составила 15% годовых. У ЗСМС оставалась также задолженность по оплате процентов в 92,2 млн рублей. В общем, с этими долговыми требованиями на 3,5 млрд рублей никто не спорил: ни представитель «Нэфис Косметикс», представлявший интересы ЗСМС, ни конкурсный управляющий ЗСМС. Эта сумма не вызывала сомнения, поскольку подтверждена выписками из кредитных договоров ТФБ.

Ходатайство об уточнении реестровых требований ТФБ направил в арбитраж 17 июля этого года. Фото Олега Тихонова

Выкатили неустойку в 1,2 млрд рублей

Неожиданным для должников оказалось предъявление ТФБ рекордной неустойки в 1,067 млрд рублей. Ее насчитали за просрочку оплаты основного долга в 3,4 млрд рублей, накопленного к апрелю 2019 года. И прибавили к ней почти 30 млн неустойки за просрочку оплаты процентов, а также 92,2 млн рублей задолженности по оплате процентов за пользование кредитом — сверх основного долга навесили ярмо почти на 1,2 млрд рублей. Ходатайство об уточнении реестровых требований ТФБ направил в арбитраж 17 июля этого года. «Это могильная плита, весом в треть долга», — так назвал ходатайство ТФБ один из участников процесса.

Представитель конкурсного управляющего ТФБ доказывал, что предъявленная неустойка справедлива и не нарушает интересы заемщика. Обосновывая отсутствие чрезмерности, он напомнил, что должник после банкротства ТФБ сумел получить длительную паузу для отсрочки выплаты долга, из-за чего конкурсный управляющий смог предъявить права на актив только сейчас. По словам Медведева, два года назад «Нэфис Косметикс» сумел в арбитраже переписать условия кредитного договора с ТФБ в свою пользу, отвоевав право на отсрочку выплаты основного долга на 2 года. При этом был установлен новый график возврата основного долга в 3,4 млрд рублей, который был растянут до 2025 года. Именно по этой причине ТФБ не мог предъявлять долговых требований.

— По сути, была проведена судебная реструктуризация, — заявил Медведев. — Суды тогда установили, что действия ТФБ были не обоснованы, из-за чего должнику была предоставлена отсрочка на 2 года для начала возврата основного долга.

ЗСМС претендовал на включение в Перечень комплексных инвестиционных проектов по приоритетным направлениям гражданской промышленности, реализуемых под эгидой Минпромторга РФ. Фото vyatka-grad.ru

ЗСМС мог получать субсидии Минпромторга РФ

Заметим, что проект ЗСМС претендовал на включение в Перечень комплексных инвестиционных проектов по приоритетным направлениям гражданской промышленности, реализуемых под эгидой Минпромторга РФ. Это предоставляет ему право на получение субсидий на возмещение части затрат истца на уплату процентов по кредитному договору в соответствии с постановлением правительства РФ от 03.01.2014 №3.

Получив двухлетнюю отсрочку, ЗСМС все равно сорвал щадящий график. «Но тогда должник не справился с новым графиком платежей», — подчеркнул Медведев. Тут он обратил внимание судьи на особые привилегированные условия кредитования. «ТФБ в своем кредитном договоре с ЗСМС закрепил странный пункт о том, что после наступления просрочки проценты по кредиту не начисляются, но зато действует повышенная ставка неустойки в 30%. Да, у нас повышенная неустойка, но зато проценты по кредиту отсутствуют».

— Несмотря на срыв графика реструктуризации, с апреля 2019 года проценты по кредиту не начисляются, — подчеркнул Медведев. — Без учета этого положения кредитного договора нельзя рассматривать вопрос о снижении неустойки, — настаивал он.

Юрист АСВ дал понять, что неустойка в 1,2 млрд рублей призвана компенсировать потери по кредитному договору в течение двух лет отсрочки. «Нельзя вечно ездить на одних и тех же обстоятельствах и постоянно их выдавать за какие-то новые основания для тех или иных юридических последствий», — попенял он.

Представитель ГК «Нэфис» заявила, что у завода отняли возможность реализовать проект до конца, хотя и дали отсрочку, которая не спасла положения. Фото Михаила Козловского

«Нэфис Косметикс»: это вы во всем виноваты!

— Завод перестал обслуживать кредит, потому что не был введен с эксплуатацию! Это же очевидно, — воскликнула представитель «Нэфис Косметикс».

По ее словам, изменения в кредитный договор были внесены в связи «с банкротством банка, который перестал функционировать». «Завод не мог быть введен в эксплуатацию по вине банка, и это установлено судом!» — бросила она в ответ на обвинение представителю конкурсного управляющего ТФБ. Речь идет о том, что якобы для достройки завода не хватило последнего транша в 500 млн рублей, в выдаче которого отказал ТФБ. Кроме того, ЗСМС обращался в различные татарстанские банки с просьбой профинансировать завершение строительства, но ему отказали.

— Завод СМС не оспаривал в принципе заключение кредитного договора, а пытался найти выход из этой сложившейся ситуации, — рассказала в суде представитель «Нэфис Косметикс». — Когда ему предоставляли отсрочку по основному долгу, он же заявлял просьбу об отсрочке по процентам. Потому что при заключении сделки было ясно, что должник сможет обслуживать кредит после запуска завода! Он должен был запуститься в феврале 2017 года.

Представитель «Нэфиса» заявила, что у завода отняли возможность реализовать проект до конца, хотя и дали отсрочку, которая не спасла положения.

Оспаривая размеры неустойки, представитель «Нэфис Косметикс» указала, что процентная ставка в 4 раза выше ключевой ставки ЦБ и ее нельзя считать разумной и соразмерной. «По кредитному договору процентная ставка 15%.А штрафная неустойка в размере 30%. Мы уже обосновывали ее несоразмерность», — заявили ответчики.

В итоге судья принял этот довод и сократил величину неустойки на треть — около 900 млн рублей. Тем не менее ТФБ может считаться крупным кредитором ЗСМС, что может сделать его полновластным распорядителем замороженного актива.

Поскольку ходатайство ТФБ было заявлено на днях и еще не прошло регистрацию, в нем было отказано. Фото Максима Платонова

ТФБ хочет большего

Одновременно с этим представитель ТФБ выдвинул новое требование о придании ему статуса залогового кредитора, которое дает ему право распоряжаться имуществом завода в приоритетном порядке. Ответчики возражали.

— Опять происходит затягивание процесса, — выступил представитель конкурсного управляющего ЗСМС. — Инвентаризация прошла еще в июне. Обеспечительные меры наложили, поскольку не могут включиться с требованиями ТФБ. При этом двери открыты, а ТФБ продолжает стоять возле дверей и не заходить в них.

Поскольку ходатайство ТФБ было заявлено на днях и еще не прошло регистрацию, в нем было отказано.

Луиза Игнатьева
ПромышленностьЭкономикаФинансыИнвестицииБанкиБизнес Татарстан
комментарии 6

комментарии

  • Анонимно 23 авг
    Не дают спокойно работать Нэфису
    Ответить
    Анонимно 23 авг
    Нэфис сам ведет игру нечистую
    Ответить
  • Анонимно 23 авг
    Все так сложно. Это игра на высоком уровне
    Ответить
  • Анонимно 23 авг
    Надеюсь, найдут правильное решение
    Ответить
  • Анонимно 23 авг
    Миллиарды просто замерли
    Ответить
  • Анонимно 23 авг
    юристы нэфиса классные профи
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии

Новости партнеров