Расколотая «Груша» открывается новым скандалом

Организаторы открестились от второй концертной площадки фестиваля, открытой бывшим лидером Борисом Кейльманом

Расколотая «Груша» открывается новым скандалом Фото: tvsamara.ru

Сегодня в очередной раз должен открыться Грушинский фестиваль авторской песни, который проводится в Самарской области с начала 70-х годов. Ежегодно в начале июля сюда съезжаются десятки тысяч человек (в «золотые» неконфликтные годы — собиралось более 200 тысяч), фестиваль был одной из «визитных карточек» области. Помимо бардовской песни концертная площадка, в просторечии именуемая «Грушей», увы, больше 15 лет славится и своими скандалами в организаторской среде. За 10 лет посещаемость упала в 10 раз. В этом же году фестиваль был «обезглавлен» в мае, прежний президент и многолетний организатор «Груши» Борис Кейльман был смещен, а организацию доверили сторонней, челябинской, компании Олега Митяева, что тоже возмутило многих самарцев. Корреспондент «Реального времени» поговорил с представителями нового руководства о развитии фестиваля, а с бардами-участниками концерта — об их отношении к конфликту организаторов.

Как Кейльман отбил право на Грушинскую «поляну» благодаря Кириенко

Первый большой скандал на «Груше» в новейшей истории произошел еще в 2003 году, когда фестиваль должен был пройти в 30-й раз. Связан он был, как и множество скандалов впоследствии, с контролем над «грушинской поляной» и организацией мероприятия. Тогда власти Самарской области передали контроль за площадкой на Мастрюковских озерах ГУП «Самара-Гео», выигравшей конкурс на владение «поляной» в течение 25 лет. Традиционным же организаторам фестиваля — Грушинскому клубу и Борису Кейльману, бессменному руководителю «Груши» с 1990-х годов (в этом году ему исполнилось уже 77 лет) — осталась только творческая часть мероприятия.

Председатель клуба Кейльман в ответ заявил, что если ему и его соратникам не вернут права на контроль за «грушинской поляной», они будут судиться с «Самара-Гео» и администрацией области. Причина спора была очевидной: контролирующий «поляну» получает средства из бюджета фестиваля и право находить собственных спонсоров. ГУП автоматически получил право и на организацию торговых точек по продаже пищевых продуктов, туристического снаряжения и сувениров Грушинского фестиваля, а это очень прибыльный бизнес: цена на продукты и напитки на фестивале выше среднесамарских в два-три раза. Кейльман отбил тогда свое право, по-видимому, после аудиенции у полпреда в ПФО Сергея Кириенко.

Председатель клуба Кейльман в ответ заявил, что если ему и его соратникам не вернут права на контроль за «грушинской поляной», они будут судиться с «Самара-Гео» и администрацией области.Фото Дмитрия Рузова/wikipedia.org

«Раздвоение «Груши»: почему случился «раскол» и при чем тут рок-музыка и москвичи

Примерно тогда же, в начале 2000-х земля оказалась в центре многолетнего спора: арендатор «грушинской поляны», Московский фонд «Фестиваль авторской песни имени Валерия Грушина» ОО НПФ «МЕТА», никак, по словам все того же Кейльмана, не находил общего языка с Клубом им. Валерия Грушина, более 30 лет проводившим фестиваль. На этом фоне случился и кризис творческий: в 2006 году при 200 тыс. посетителей половина заявленных перед фестивалем почетных гостей так и не приехали, а акцент заметно сместился от авторской песни в сторону рок-музыки.

Год спустя внутренние раздоры и конфликты привели к расколу: участники мероприятия в июле 2007 года делили землю и даже традиционную сцену в форме гитары — под Самарой появилось две концертные площадки, старательно не замечающие друг друга. Музыканты, которые приезжали к тому моменту 3 года на Мастрюковские озера, и «Самарские барды» (28 человек) обвинили Петра Старцева (ему принадлежал бренд «Самарские барды») в том, что это был его личный фестиваль и он вводил их в заблуждение. В итоге Старцев проводил один фестиваль на озерах, а второй, под названием Всероссийский фестиваль авторской песни имени Валерия Грушина, возглавляемый Борисом Кейльманом, открылся в районе Федоровских лугов, в селе Федоровка, где с 1976 по 1979 год уже проходили Грушинские фестивали. Раздвоение «Груши» длилось 3 года: десятки тысяч человек собирались на Федоровских лугах (и там были отдельные лауреаты), другие десятки тысячи зрителей собирались на Мастрюковских озерах (где тоже награждали лучших музыкантов).

За «Метой» стоял Фестиваль авторской песни имени Валерия Грушина, руководителем фонда был брат Валерия Грушина — Михаил Грушин. В 2010 году суд поставил точку в вопросе, какой из фестивалей называется Грушинским, и фестиваль на Мастрюковских озерах сменил название на Всероссийский фестиваль авторской песни «Платформа». В 2014 году «Груша» окончательно вернулась на Мастрюковские озера, и время «двух «Груш» как будто бы окончательно кануло в лету.

Резкий рост финансирования на фоне 10-кратного падения посещаемости «Груши»

В мае 2014 года был создан (АНО) «Единый Грушинский фестиваль». Ее президентом был избран Борис Кейльман, учредителями АНО стали Министерство культуры РФ, правительство Самарской области (тогда областью руководил Николай Меркушкин), администрация города, Клуб авторской песни имени Валерия Грушина, ООО НПФ «Мета» и проч. В 2014 же году, однако, случился уже другой, финансовый скандал, связанный с нежеланием тогдашних самарских властей выделять средства на проведение фестиваля — в общей сложности в 2014 году на фестиваль планировалось потратить около 30 млн рублей (но, что интересно, прежние фестивали обходились в сумму около 7 млн рублей). Стороны конфликта вновь обвиняли друг друга, а главным виновником назывался Кейльман, который якобы из-за «личных амбиций» саботирует договоренности с самарскими властями. Фестиваль за пару недель до начала все-таки профинансировали, и «Груша» тогда состоялась.

Однако конфликты ли организаторов тому виной и общий кризис фестиваля, который буквально разрывало одно время между бардами и рокерами (так, в какой-то год хедлайнером выступал Юрий Шевчук на одном фестивале, а вторая «Груша» заявляла, что она, при всем уважении к группе «ДДТ», хочет остаться «тихой и бардовской»), но фестиваль ощутимо поредел.

В 2018 году на юбилейную «Грушу» приехало рекордное число участников конкурса — 400 человек. Эксперты заговорили об улучшении качества и количества песен, а число слушателей выросло до 27 тыс. человек.Фото Дмитрия Рузова / vk.com/grufest

За период с 2006 по 2015 год число зрителей и слушателей упало в 10 раз, многие барды, старательно избегая конфликтов и устав от хозяйственных споров, просто-напросто отказывались ехать на «Грушу», соответственно, не ехали туда и их поклонники. Летом 2015 года фестиваль собрал от силы 20—25 тыс. гостей и участников — тогда как годом ранее собралось более 70 тыс. человек. Неприехавшие, к слову, винили новую концепцию фестиваля, назовем ее «консервативной», которую разработала команда президента общественной организации «Самарский областной клуб авторской песни имени Валерия Грушина» Бориса Кейльмана и утвердил председатель художественного совета фестиваля Олег Митяев.

В 2015 году на фестивале предполагалась работа только пяти сцен (мол, предыдущие фестивали были слишком шумными, грязными, неконтролируемыми и вообще небардовскими). И 44-й Грушинский фестиваль, который проходил на Мастрюковских озерах, посетили чуть более 20 тыс. человек. Впрочем, в 2018 году на юбилейную «Грушу» приехало рекордное число участников конкурса — 400 человек, в 2,5 раза больше, чем годом ранее. Эксперты заговорили об улучшении качества и количества песен, а число слушателей выросло до 27 тыс. человек.

Как Клуб авторской песни поссорился со своим главой из-за «авторского права» на логотип

2019 год, однако, вновь расколол «Грушу». 17 мая в «Фейсбуке» Анатолий Макаров, член президиума клуба-организатора Грушинского фестиваля и координатор концертной программы (кстати, давний соратник Кейльмана), рассказал о некой борьбе, развернувшейся между Борисом Кейльманом против Клуба им. В. Грушина (ООО «Самарский областной клуб авторской песни имени Валерия Грушина» — принадлежит Фонду «Фестиваль авторской песни имени Валерия Грушина») за управление фестивалем.

По его словам, Кейльман вместе с родственниками и друзьями учредил организацию, которая имеет название, очень похожее на название Клуба, и «самолично, без согласования с Клубом, передал знаменитые товарные знаки Фестиваля московской коммерческой фирме, которой руководит его друг». В результате Мария и Борис Кейльманы были исключены из Клуба за нарушение устава. Официально об этом было объявлено 25 мая, фактически за месяц до начала нового фестиваля. Президиум Самарского областного клуба авторской песни им. Валерия Грушина лишил членства в клубе своего бессменного президента — 77-летнего Бориса Кейльмана — из-за «отчуждения принадлежавших клубу прав на товарные знаки Грушинского фестиваля в пользу компании «МПНУ Энерготехмонтаж». Интересно, что компания эта формально вообще никакого отношения к «Груше» не имеет и занимается производством котельных. 2017 год компания под руководством Руслана Ширяева (тот самый, якобы «друг Кейльмана») закрыла с выручкой в 790 млн рублей и чистой прибылью в 20 млн рублей.

По словам Макарова, безвозмездно москвичам были переданы права на три ключевых товарных знака фестиваля: надпись «Грушинский фестиваль», логотип фестиваля — гитару в форме скрипичного ключа, а также логотип вместе с надписью, и лишь потому, что «Энерготехмонтаж» является кредитором Клуба (последний должен ему несколько сот тысяч рублей).

Бюджет Грушинского фестиваля в среднем составляет в последние годы 15—20 млн рублей, из которых 9,5 млн — бюджетные средства. Фото Петра Швецова /vk.com/grufest

За что самарцы обиделись на Олега Митяева и кто теперь новый глава «Груши»?

Несмотря на потерю членства в Клубе имени Грушина, Кейльман оставался его президентом до выборов нового президента клуба. Любопытно, однако, что сам Клуб тем самым временно утратил возможность распоряжаться средствами на своих счетах, в том числе оплачивать подготовку к очередному Грушинскому фестивалю, организатором которого клуб традиционно является. Бюджет Грушинского фестиваля в среднем составляет в последние годы 15—20 млн рублей, из которых 9,5 млн — бюджетные средства. 24 мая Кейльман заявил, что остается главой клуба Грушинского фестиваля и призвал «не верить слухам», но через 4 дня все же был избран новый президент Клуба, им стал поэт из Тольятти Виталий Шабанов — но Шабанов заявил, что согласен возглавлять клуб в июне — июле, а далее быть президентом не собирается. Подноготную скандала ряд членов клуба углядели в решении Кейльмана передать Грушинский фестиваль по наследству — детям Марии и Павлу.

В середине июня наконец разобрались с финансами — Минкультуры Самарской области передало право проведения мероприятия «Благотворительному фонду культурных инициатив Олега Митяева» (несмотря на отсутствие решения правительства области о субсидировании), на что уже обиделись в Клубе им. Грушина, обвинив Митяева в желании наживы, публично открестившись от бывшего своего руководителя и заявив, что через фонд Митяева ключевые позиции остались у той же Марии Кейльман. «Мы знаем и повторяем, что Борис Кейльман — не Фестиваль, и Фестиваль — это не Кейльман», — обратились с открытым письмом к губернатору Самарской области Дмитрию Азарову члены Клуба авторской песни имени Валерия Грушина.

«Площадки Бориса Кейльмана официально не имеют отношения к фестивалю»

Пока суд да дело, музыканты и потенциальные гости пребывают в растерянности, на форуме бард.ру, например, висит целый трэд под названием «Кто же главный на «Груше?». Мол, «к великому сожалению до сих мне неизвестны основополагающие документы по фестивалю: список оргкомитета фестиваля с указанием фамилий и направлений, за которые данные люди отвечают, и худсовета». Мы обратились за разъяснениями к Анатолию Макарову, одному из главных инициаторов смены власти на «Груше». Улеглись ли весенние скандалы? И кто же все-таки сегодня главный на «Груше»?

— Официально следующая ситуация. Финансово «Грушу» проводит фонд Олега Митяева из Челябинска. Самарский регион платит туда, деньги через фонд Митяева доходят до подрядчиков, — объяснил корреспонденту «Реального времени» член президиума клуба-организатора Грушинского фестиваля и координатор концертной программы Анатолий Макаров.

— Художественная программа фестиваля состоит из нескольких составляющих. Почетные гости, которые приглашаются за деньги, — они приглашаются дирекцией фестиваля, куда входит Борис Кейльман. Кейльман являлся президентом фестиваля. Но история следующая: есть, кроме президента, еще директор фестиваля и его заместитель, человек, который занимается приглашениями почетных гостей. И пул почетных гостей был сформирован, они приедут. Кроме этого, есть еще огромное количество людей, бардов, которые приезжают на независимые площадки. И если почетных гостей, которых приглашает дирекция фестиваля, будет примерно 30—40 (38, кажется, в этом году) — то остальных бардов приезжает где-то порядка 50. Они приезжают бесплатно, кому-то оплачивается дорога, — рассказал он.

«Все очень уважаемые мною люди. У каждой стороны конфликта, полагаю, есть своя какая-то правда»

Всего на фестивале работает 15 площадок, включая главную, в том числе и площадки Клуба им. Валерия Грушина, которые в данный момент, заявил Макаров, «официально не имеют никакого отношения к организации фестиваля — Кейльман был отстранен решением правительства Самарской области».

— Работают просто несколько площадок Клуба, которые можно считать, в общем, независимыми, как и остальные, «Междуречье» и прочие. Мы сами не проводим фестиваль. У нас тоже несколько площадок, мы всячески участвуем в фестивале, и наши люди участвуют в качестве подрядчиков по организации некоторых принципиальных вещей, которые, кроме нас, никто и не делал, — объяснил он, заверив, что фестиваль состоится.

Бардовское сообщество же, наблюдающее всю эту «санта-барбару» и знакомое с обеими сторонами конфликта, старается в конфликт не ввязываться и соблюдает холодный нейтралитет. Так, казанский бард Дмитрий Бикчентаев, регулярно участвующий в Грушинском фестивале, заявил «Реальному времени», что на данный момент «не участвует во всех этих ссорах»:

— Я отношусь с уважением и к той, и к другой стороне. Поскольку я знаю абсолютно всех участников конфликта, но пока я не поговорю с каждым из них лично — а это состоится на самом фестивале — я свое мнение формулировать не имею права. У меня нет точной информации, что там произошло. Я знаю этих людей, знаю организаторов, знаю Кейльмана лично и всю его семью очень давно. И знаю новых директоров. Все очень уважаемые мною люди. У каждой стороны конфликта, полагаю, есть своя какая-то правда.
Сергей Афанасьев
Справка

Идея Грушинского фестиваля возникла в 1967 году после того, как на реке Уде трагически погиб, спасая детей с перевернувшейся лодки, студент Куйбышевского авиационного института, исполнитель туристических песен Валерий Грушин. Его друзья решили почтить память барда песнями. Первый фестиваль прошел в 1968 году.

ОбществоКультураБизнес
комментарии 9

комментарии

  • Анонимно 04 июл
    Я боюсь таких скоплений людей. 200тысяч это вообще как население одного города
    Ответить
  • Анонимно 04 июл
    AFP - пришла на замену этого фестиваля
    Ответить
  • Анонимно 04 июл
    Для кого то это фестиваль, для кого то это большие деньги
    Ответить
  • Анонимно 04 июл
    Ну вот нельзя спокойно разрешить конфликт? Тут невозможно выбрать только одну сторону
    Ответить
  • Анонимно 04 июл
    Я вот первый раз слышу про этот фестиваль, спасибо за историю, интересно. Наши родители там наверное хорошо отдыхали
    Ответить
  • Анонимно 04 июл
    Где большой бюджет, много денег, то тогда и сор, все хотят получить своё
    Ответить
  • Анонимно 04 июл
    Как можно так ругаться? Если бы силы объединили, было бы намного лучше
    Ответить
  • Анонимно 04 июл
    Так и не понял, в этом году будет или нет фестиваль то?
    Ответить
  • Анонимно 05 июл
    " Не люблю самодеятельность..."(с)
    Солидаризируюсь с киногероем. Скучно, примитивно. Насчёт поэзии не знаю, но Музыки там точно нет на мой вкус.
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии

Новости партнеров