«В России еще не пришли к осознанию, что нужно искоренять пластиковую посуду»

Башкирский предприниматель Вадим Фаттахов о производстве съедобных ложек и особенностях российских стартапов

Два года назад 23-летний предприниматель из Башкирии Вадим Фаттахов взял за основу индийский проект съедобных ложек и наладил их производство в России. За это время главными потребителями его продукта стали заведения общепита, сувенирные компании и молодые матери. Но, несмотря на усилия по его популяризации, продажи идут тяжело, поскольку одноразовая посуда в представлении россиян — это по-прежнему пластиковые изделия. Получится ли их заменить в нашей стране — об этом Фаттахов рассказал в интервью «Реальному времени».

«Хотелось производство, а не бизнес по принципу «купи-продай»

— Вадим, наверное, самый частый вопрос, который вам задают — почему именно съедобные ложки? Откуда взялась эта идея?

— Мне хотелось открыть собственное производство, а не заниматься бизнесом по принципу «купи-продай». Продукт должен был нести позитив, быть долгоиграющим и ориентированным на B2B. Но самое главное — хотелось создать то, чего действительно нет на рынке.

Стал искать идею. Общался с людьми, читал деловые книги, интернет-ресурсы. И однажды наткнулся на статью про бизнес-идеи с минимальными вложениями, где одним из вариантов предлагались съедобные ложки. Тогда я сильно удивился — что это за продукт? Идея зацепила, начал собирать данные. В России такого производства не нашел. Оказалось, что съедобные ложки делали в Индии. Стал анализировать и понял, что у нас так же производить не получится.

— Почему?

— Уровень осознанности у людей разный. В Индии съедобные ложки вообще не содержат глютен. В России сейчас есть процент потребителей безглютеновых продуктов, но он очень низкий. У нас люди выбирают кондитерские изделия со всеми составляющими. В Индии за основу берется рисовая мука, в России большинство предпочитает пшеничную. В общем, состав, который признают россияне, абсолютно меняется.

У нас такой менталитет — мы любим, чтобы было ярко и завлекательно. Поэтому лучше всего идут ложки с шоколадной глазурью, особенно, если есть яркая посыпка

— Из каких ингредиентов сделаны ваши ложки?

Классика: молоко, соль, сахар, масло и пшеничная мука. Дальше все зависит от того, какие добавки будут использоваться. Сейчас мы подходим к тому, чтобы сделать вегетарианские ложки без молока, масла и яиц. После этого попробуем изготовить ложку из цельнозерновой муки. Если получится, может быть, потом вообще исключим пшеничную. Чуть позже планируем заняться ложками без содержания глютена.

На запуск — 4,5 миллиона рублей

— Сколько потратили на запуск проекта?

— Более 4,5 миллиона рублей. Для меня это немаленькие деньги. Учитывая, что нам не на кого было ориентироваться, каждая ошибка влетала в копеечку. Не было даже понимания, каких размеров должен быть продукт. Если бы я открывал этот бизнес с сегодняшними знаниями, то вложил бы на треть меньше. А все остальное лучше бы инвестировал в развитие и рекламу.

— Самую дорогостоящую свою ошибку можете назвать?

— Их было много. Один из первых тяжелых моментов произошел, когда ошиблись с новой формой. Мы изготовили небольшую форму, она получилась, и решили по аналогии сделать такую же для печки побольше. Думали, сейчас производительность и продажи в два раза вырастут. Но это был ошибочный расчет. В итоге потеряли около 90 тысяч рублей и еще потратили много времени. Было очень неприятно.

— Вы собирали деньги на краудфандинговой площадке. Почему выбрали именно такой способ инвестирования?

— Первые эксперименты делали на мои деньги, но средства быстро закончились из-за многочисленных ошибок. Чтобы получить инвестиции, нужно было показать успешные кейсы первых продаж. А для них тоже нужны были деньги. Поэтому разместились на одной из краудфандинговых площадок. Тогда мы только доделывали продукт и не понимали, где его можно реализовать. За 42 дня собрали с площадки порядка 130 тысяч рублей, на них сумели сделать первые продажи — примерно 4 тысячи ложек. А дальше уже было легче презентовать проект инвестору. Плюс мы получили отзывы и помощь в популяризации продукта.

Инвестиции я посчитал более выгодными, чем банковский кредит. График выплат гибче, его можно сдвигать. К тому же, выплаты производятся раз в год. Весь этот период можно распоряжаться деньгами.

Мы проводили исследования — одной ложки достаточно как раз на тарелку супа. Потом ложка становится мягкой и ее можно съесть

— Кто были основные инвесторы? В чем состоит их интерес?

— Обычные люди, можно назвать их частными инвесторами. Они хорошо зарабатывают и для них более выгодно вложить в стартап, чем положить деньги в банк под маленький процент. Инвесторы получают вложения назад, плюс дополнительные проценты. И неважно, пошли у меня продажи или нет. Многие, кстати, думали, что это были мои знакомые. Ошибочное мнение.

Оставшиеся 1,5 миллиона рублей я получил от профессионального инвестора из бизнес-среды.

— Приходится доинвестировать?

— Да, мы до сих пор в процессе. Много идей еще не реализовано. Та же самая ложка для веганов. Это только кажется легко — убрал яйца, молоко, и все. А это новые пробы, новые ошибки. Плюс продукт требует продвижения. Не все так легко, как хотелось бы.

«Не можем купить линию производства, потому что ее нет»

— Образование повара-кондитера помогало при разработке ложек?

— Если говорить именно о технологии — нет. К сожалению, нас этому не обучали. Разработкой занимаются технологи. Но в бытовых вещах образование пригодилось. В начале, когда тестировали продукцию, сам что-то выпекал.

— Какие ложки больше всего пользуются спросом: стандартные или с определенными добавками?

— У нас такой менталитет — мы любим, чтобы было ярко и завлекательно. Поэтому лучше всего идут ложки с шоколадной глазурью, особенно, если есть яркая посыпка.

— У всех ложек стандартный вид или они как-то отличаются дизайном?

— На данный момент ложки все стандартные, так как у нас стоит классическое оборудование. Но, при желании, ложки могут меняться по дизайну. Пока больше делаем акцент на вкус, чем на дизайн.

— В одном из интервью читала, что этими ложками можно есть даже суп. Это удобно?

— Процентов 80 покупателей говорят, что да.

— Но как? Они не растворяются в воде?

— Потихоньку растворяются, конечно. Мы проводили исследования — одной ложки достаточно как раз на тарелку супа. Потом ложка становится мягкой и ее можно съесть.

Мне хотелось открыть собственное производство, а не заниматься бизнесом по принципу «купи-продай». Продукт должен был нести позитив, быть долгоиграющим и ориентированным на B2B. Но, самое главное, хотелось создать то, чего действительно нет на рынке

— Каков ежемесячный объем вашей продукции?

— Сейчас для продажи мы изготавливаем по 15 тысяч ложек в месяц. Но если будет крупный заказ, в месяц может дойти и до 100 тысяч единиц. В деньгах цех производит продукции на сумму от 1 до 2 миллионов рублей.

— А сколько человек занято на производстве?

— Сейчас четыре.

— Я правильно понимаю, что это практически ручная работа?

— Да, ручной работы очень много. И мы очень хотим от этого отойти. Но, опять-таки, требуются серьезные инвестиции. Сейчас мы не можем приобрести даже одну линию производства, потому что ее нужно дорабатывать под нас. Есть линии для производства кексов, а для съедобных ложек пока ничего нет.

— Кто основные потребители вашей продукции?

— Если говорить про опт, у нас заказывают кафе и рестораны, которые подают такие ложки вместе с блюдами. Говорят, клиенты в восторге. И еще наши ложки продаются в виде сувенирной продукции. Недавно подписали контракт с одной татарстанской организацией, которая занимается съедобными сувенирами. И есть еще торговые представители, которые закупают у нас оптом, а затем в своих регионах реализуют в розницу.

В розницу у нас часто покупают молодые мамы. Мы получаем от них положительные отзывы, съедобные ложки помогают завлечь ребенка поесть. И люди покупают в качестве оригинального подарка.

— Где реализуете товар?

— В основном по интернету: социальные сети, сайт. Хорошо работает сарафанное радио.

— Сколько стоит одна ложка?

— Мы разделили ложки на два типа: индивидуальная упаковка и групповая. Индивидуальные отправляем в магазины, групповые — в рестораны. Если в упаковке около 2 тысяч ложек, то оптовая цена составит 9,8 рубля за штуку. В индивидуальной упаковке — 14,8 рубля за ложку. В розницу цена одной ложки составит примерно от 28 до 38 рублей, все зависит от количества в упаковке.

«Хочу выйти туда, где продукцию легко было бы продавать»

— В каких городах работаете? И на какие рынки планируете выйти?

— Работаем по всем российским городам. Мы открыты для любого региона, вплоть до зарубежных рынков.

Я хочу выйти туда, где нашу продукцию было бы легко продавать. Сейчас ситуация такая: звонишь клиенту, нам говорят: «Все нравится, цена устраивает, идея крутая, но мы же жили без этого как-то и сейчас проживем». А хочется продавать там, где понимают, что съедобные ложки — неизбежный тренд.

Ложки все стандартные, так как у нас стоит классическое оборудование. Но, при желании, ложки могут меняться по дизайну. Пока больше делаем акцент на вкус, чем на дизайн

— Как раз недавно в соцсетях вы поделились, что продукт тяжело идет в России. С чем связываете низкий спрос?

— В России у людей пока нет осознания, что нужно искоренять пластиковую посуду. Раз спрос не такой большой, то и производительность не такая высокая. Сейчас покупают больше на подарок или чтобы удивить клиентов, но не как аналог одноразовой посуде. Мы изначально это понимали. Некоторые говорят, зачем мне ложка за 30 рублей, когда я могу купить из пластика за 1,5 рубля? Но почему ложка, которую вы еще и съедите, должна стоить дешевле? Такого в принципе быть не может.

— Как вы считаете, если одноразовую посуду из пластика запретят, спрос на съедобные ложки вырастет?

— Однозначно. Конечно, это произойдет не сразу, лет через 5—10. Но мы понимаем, что наш проект на перспективу.

«Пытались сделать заказ конкурентам, а они все поняли и поругали нас»

— Вы говорите, что у вас нет конкурентов в России. За 2 года они не появились?

— Вроде бы появился один. Но у них вся информация закрытая, поэтому какие там успехи, цена и вкус, я не знаю. Мы однажды пытались им отправить заявку, а они поняли, что это не клиенты, и поругали нас.

Даже если дела у них идут лучше, я буду только рад. Проект необычный, трудоемкий, сложный в плане продаж — всем работы хватит на несколько лет. Страна огромная, слава богу.

— А в мире, кроме Индии, съедобные ложки делает еще кто-то?

— Не могу ручаться, что нет, но за 2 года ни разу такого предложения не встретил. Все говорят: «В Китае-то уж точно есть». Может быть и есть, но я не видел. Перешерстил весь интернет, но, кроме индусов, никого.

В России у людей пока нет осознания, что нужно искоренять пластиковую посуду

— Какие-то фишки при продвижении используете? Все-таки продукт специфичный.

— Честно говоря, никаких не используем. Главное, дать людям попробовать продукт и тогда они четко принимают решение. Везет, что идея для рынка новая, люди ей интересуются.

У нас лучше получается производить, чем продавать. Поэтому сейчас мы берем в партнеры организацию, которая будет заниматься продажами и продвижением.

— Есть ли планы выпускать не только ложки, а в принципе съедобную посуду?

— Допускаю, что это может быть, но сейчас пока таких задач не ставлю. Продажи могут быть только, когда мы действительно станем масс-маркетом, а не как сейчас — премиальным продуктом. Съедобные ложки сами по себе — огромный фронт работы. Я за то, чтобы создавать монопродукт и делать его качественным.

«С ранних лет понимал: маме деньги достаются нелегко»

— Вадим, вы достаточно молодой предприниматель — в 25 лет у вас за плечами не один бизнес-проект, вплоть до собственного кинотеатра. Откуда брали деньги на них?

— Я не из богатой семьи. С ранних лет понимал, что лишний раз просить деньги у мамы неудобно, потому что ей они достаются нелегко. Это и стало основным мотивом для занятия предпринимательством.

В 16 лет начал рисовать граффити за деньги. Вложения здесь были минимальными, только на расходники. Затем занялся организацией молодежных мероприятий, организовывал выставки, ярмарки. Эта работа принесла более крупные деньги, которые я откладывал. Так накопил часть суммы, чтобы открыть кинотеатр под открытым небом, вторую часть банально занял.

Съедобные ложки сами по себе — огромный фронт работы. Я за то, чтобы создавать монопродукт и делать его качественным

— Почему не стали развивать кинотеатр дальше?

— Амбиции переросли. Ишимбай — маленький город, населения здесь не очень много. Хотя наш кинотеатр в таком формате был единственным, но в какой-то момент выручка перестала расти. Никакие акции, промо и прочее не спасали. Образовался стеклянный потолок. И я подумал, что нужен такой продукт, который не будет ограничиваться только нашим городом. И если уж окунаться в новый проект, то никак не параллельно с другим. Поэтому кинотеатр пришлось закрыть.

— Какие уроки вы вынесли из предыдущих проектов?

— Прежде всего получил управленческий опыт — как набирать команду, как работать с людьми. Но зарабатывать деньги, например, на показе кинофильмов и на продаже съедобных ложек — совершенно разные вещи.

«Все предприниматели любят чувство свободы»

— Как бы вы оценили положение стартапов в России? Ощущается ли поддержка со стороны государства, или, наоборот, есть давление?

— Давления не ощущаю, но и про поддержку сказать сложно. Не было случаев, чтобы кто-то позвонил со стороны государства, куда-то направил или еще что-то. Может быть, я просто такой человек. С другой стороны, у меня есть знакомые стартаперы, которые вечно участвуют в акселераторах, в каких-то фондах, грантах и получают от этого преимущества. В общем, не скажу, что тепло, не скажу, что холодно — средняя температура.

— В принципе в России стоит рисковать, уходя в собственный бизнес?

— Пробовать стоит, но с минимальными вложениями. Условно, вложил 5—10 тысяч рублей и заработал на них 25—30 тысяч. Тогда уже можно говорить, что получается, и нужно пытаться действовать дальше. Но открывать дело без опыта, вложив в него 500 тысяч, 1 миллион рублей и выше — большой риск. В результате можно не только в себе, но и в жизни разочароваться.

— Есть точка зрения, что предпринимателю, который отказывается уходить в наемные сотрудники, просто еще не предложили хорошей должности. Что вы об этом думаете?

— Если бы мне предложили хорошую должность, но с не очень высокой зарплатой, скорее всего, сказал бы «нет». Но если оплата труда такая же крутая, как и должность, мог бы рассмотреть вариант. С другой стороны, мне было бы грустно, что надо мной будет руководитель. Все предприниматели любят чувство свободы. Бизнес — это постоянный выброс адреналина, это возможность формировать мир вокруг себя. Не могу пока представить, как я без этого буду, сложный вопрос.

Цель проекта не про то, как быстро достичь, а про то, как взять на себя больше, чем обычно

— Помимо бизнеса вы ведете блог, где учите людей быстро и правильно достигать целей. На чем основываются ваши знания? И если коротко — как быстро достичь того, что хочется?

— Не могу сказать, что учу — просто делюсь опытом. У меня нет ни семинаров, ни школ, ни марафонов. Все абсолютно бесплатно. Люди мне пишут, звонят, просят совета.

Каждый год я ставлю себе 122 цели, которых должен достичь за 12 месяцев. В один момент я стал писать про ошибки, которые совершал при постановке целей, как выбирал не те пути для достижения. Люди читали и понимали, что так делать не надо. Потом все это переросло в то, как нужно делать. Опять-таки на моем примере, на моих результатах. Сейчас для меня это стало привычкой.

Цель проекта не про то, как быстро достичь, а про то, как взять на себя больше, чем обычно. Если человек реализует хотя бы треть от 122 целей, в любом случае это будет намного больше, чем три или пять задач в год.

Алина Губайдуллина, фото vk.com/vadim.fattakhov
Справка

Вадим Фаттахов родился в Стерлитамаке. В 2010 году окончил средне-специальную школу, в 2013-м — лицей по специальности «повар-кондитер». С 16 лет занимается предпринимательской деятельностью. Владелец компании «Съедобные ложки».

БизнесОбществоТехнологии Башкортостан
комментарии 10

комментарии

  • Анонимно 12 июня
    Вот это я понимаю, одноразовая посуда. Здорово!
    Ответить
  • Анонимно 12 июня
    С какой кстати он башкирский предприниматель? Правильнее башкортостанский предприниматель. У вас яркий пример Татарстан. Мы очень аккуратно подходим к использованию терминов татарский и татарстанский.
    Давайте быть последовательными. Если уточнять нацию господина Фаттахова, то он татарин по нации и происхождению.
    Ответить
    Анонимно 12 июня
    Меня лично корежит когда заявляют что русский солдат выиграл войну -войну выиграл многонациональный советский народ . Здесь несколько причин первое комплекс неполноценности второе мания величия . Вот такой микс что у башкир что у русских все хорошее приписывают своему народу . ps интересно почему не пишут башкирская собака ,башкирский убийца или башкирская проститутка ?
    Ответить
    Анонимно 18 июня
    Вас корежит слово башкир?
    Вы за окончательное решение башкирского вопроса?
    Ответить
  • Анонимно 12 июня
    забавно будет, когда такая ложка развалится во время обеда, когда вы едите суп.
    Чем пластик не угодил?
    Во время утилизации он сгорает без остатка.
    Ответить
    Анонимно 12 июня
    Но при сгорании пластика выделяется целый ряд канцерогенных соединений. Потом спрашиваем откуда столько онкологии? Жечь нельзя.
    Ответить
    Анонимно 12 июня
    Формула пплипропилена, из которого делается пластиковая посуда nCH2=CH(CH3) → [-CH2-CH(CH3)-]n , углерод и водород.
    Гороение - это окисление.
    Из школьного курса химии знаем, что при окислении водорода выделяется вода, при окислении углерода - углекислый газ.
    Где здесь "канцероген"?
    Ответить
  • Анонимно 12 июня
    Ложка по цене бомжпакета это тупик а не бизнес идея.Обычная многоразовая алюминиевая солдатская ложка дешевле стоит.
    Ответить
  • Анонимно 12 июня
    просто пластиковая посуда дешевле. а не потому что какой-то там уровень осознанности плохой у потребителей. в условиях дефицита денег в домохозяйствах цена товара имеет решающее значение.
    Ответить
  • Анонимно 12 июня
    это очень странный бизнес
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии

Новости партнеров