«Алдаровщина»: как казахи дали добро на Оренбургский проект, а башкиры подняли новое восстание

Батыр Алдар Исекеев и его борьба. Часть 5

«Алдаровщина»: как казахи дали добро на Оренбургский проект, а башкиры подняли новое восстание Фото: репродукция картины А.Р. Мухтаруллина

Уфимский историк, колумнист «Реального времени» Салават Хамидуллин продолжает свой рассказ о предводителе башкирского восстания Алдаре Исекееве. В сегодняшней колонке наш постоянный автор вновь обращается к эпизодам жизни батыра, повлиявшего на ход истории России и Казахстана (см. ч. 1, 2, 3, 4).

Рождение Оренбургского проекта

По прибытии на место Тевкелев сделал неприятное открытие, что Абулхаир-хан принял русское подданство без согласия других ханов, султанов и старшин, бросившись в отчаянную авантюру. 7 октября в присутствии казахской знати была зачитана царская грамота, после чего возбужденная толпа хотела убить русского посла. Казахи устроили на него настоящую охоту, но башкиры, находившиеся в конвое, отчаянно защищали Тевкелева во время всего периода пребывания в казахских улусах. В самый отчаянный для дипломатической миссии момент башкирский отряд «барантовщиков» совершил нападение на Средний казахский жуз. Было убито 40 и захвачено в плен 100 человек, отогнано 2 000 лошадей. Этот набег был наглядным свидетельством того, что далеко не все башкиры были согласны примиряться с казахами и отдавать им свои земли. Столь крупный набег был организован с определенным умыслом. Скорее всего, он ставил целью вызвать возмущение казахов, чтобы те убили А.И. Тевкелева и всех башкирских старшин, ему помогавших. Гибель миссии неизбежно перечеркнула бы все усилия Абулхаир-хана по присоединению Казахстана к России. В сердцах хан изрек: «…киргис-кайсаки есть многие добрые люди, а года два или три придут и все в постоянство; а башкирцы-де, сколько лет в подданстве российском, и тут-де пакости делают».

17 декабря 1731 года состоялась историческая беседа между Тевкелевым и Абулхаир-ханом, которая, собственно, и положила начало Оренбургской экспедиции и, как следствие, дала толчок башкирскому восстанию 1735—1740 годов. Во время разговора о выгодах транзитной торговли между Россией и ханствами Средней Азии мурза как бы невзначай предложил построить в устье р. Орь крепость, «в которой бы ему, хану, зимовать со всем ево домом» и от которой «киргис-кайсаки будут находиться в немалом страху». Хану чрезвычайно понравилась эта идея, и в Коллегию иностранных дел немедленно полетела депеша о согласии хана на строительство крепости, которая впоследствии получит название Оренбург. Так родился Оренбургский проект, целью которого было проникновение в страны Средней Азии и в Индию.

В 1732 году, когда Тевкелев по-прежнему находился в «Киргис-кайсацкой орде», в Коллегии иностранных дел уже рассматривалось его донесение, в котором дело представлялось так, что Абулхаир-хан сам «просил е. и. в., чтоб милостиво указать соизволила на устье р. Орь, где впала в р. Яик, зделать крепость…» Самое главное, что идея, озвученная А.И. Тевкелевым, окончательно и бесповоротно закрепилась в мыслях столичной бюрократии. Теперь казахское подданство и основание крепости на р. Орь рассматривались как взаимосвязанные вопросы, которые якобы нельзя было осуществить один без другого. Интересно, что ни у Тевкелева, ни у Абулхаир-хана не возникло даже тени сомнения относительно законности строительства крепости в башкирских вотчинах. И, самое главное, они почему-то не задумались о возможных негативных последствиях подобного решения. Вероятно, они решили, что одного согласия башкирской знати достаточно для реализации подобного мероприятия. Однако у башкирского народа на сей счет было иное мнение.

Орская крепость. Фото orskmuseum.ru

Если интерес Абулхаир-хана в принятии русского подданства понятен, то какова была в этом деле выгода для Алдар-батыра? Как объясняли в Москве сотрудникам Коллегии иностранных дел Алдар Исекеев и его спутники, «им, башкирцам, польза в том та, что ежели оные казацкие народы всемилостивейшим указом е. и. в. в подданство приняты будут, то они, башкирцы, могут жить в покое, и от них, [казахов], башкирцам разорения и нападку не будет, и от них, башкирцев, взятые казаками ясыри возвращены будут». Однако искренность слов башкирских посланцев вызывает сомнения. Исходя из логики и контекста политической обстановки, сложившейся в Башкирии, они по крайней мере должны были потребовать от правительства возвращения занятых казахами башкирских земель, а потом уже обсуждать условия подданства последних. Тем более что подчинение разных народов одной короне никогда не было панацеей от взаимной вражды. Бесконечные башкирско-калмыцкие войны XVII – XVIII веков были тому ярким примером, а последующие кровавые столкновения между башкирами и казахами в 1755 – 1756 годах, спровоцированные самими же властями, станут еще более убедительным тому подтверждением.

Наш тезис о политической ангажированности московских заявлений Алдара находит подтверждение в оценке результатов дипломатической миссии со стороны основной массы башкир, которые откровенно говорили, что посланцы обманули царицу, отдав казахам заяицкие территории: «…оные каштаны (баш. предатели, мироеды, — прим. авт.) ездили в Санкт-Питербурх и оболгали государыню, якобы киргиские народы будут подданные, от которых уже, как всегда, разорение есть, а издревле пожалованные нам земли и угодьи ныне отнимаются для оного непостоянного народу». Таким образом, истинная подоплека участия в этих событиях Алдара Исекеева и его единомышленников заключалась не в официальной версии о стремлении примирить два народа, а в ином.

Алдар-батыр, воплощая свою идею о политической самостоятельности Башкирии в виде башкирского ханства с династией Кучумовичей во главе, встал на путь вооруженной борьбы и добился фактической независимости Башкирии. Однако в силу особенностей устройства башкирского общества создать властную вертикаль ему так и не удалось. Тогда он решил объединить башкир и казахов под главенством династии Тука-Тимуридов. Именно с этой целью в 1712—1714 годах Абулхаир-султан был провозглашен ханом Башкирии. Когда же он стал еще ханом Младшего казахского жуза, политический проект Алдара, казалось, как никогда был близок к осуществлению. Однако резкое изменение политической ситуации в Центральной Азии, вызванное нашествием джунгаров и, как следствие, внезапно возникшим желанием русского подданства со стороны Абулхаир-хана, перечеркнуло все его многолетние усилия. Ему пришлось быстро корректировать свой замысел, придавая ему форму русского протектората над предполагаемым башкирско-казахским ханством. С.У. Таймасов пишет, что Алдар-батыр решил поддержать Абулхаир-хана, чтобы «использовать его устремления для создания на краю Российской империи коалиции из родственных народов. Известно, что тархан пытался установить дружественные связи со среднеазиатскими народами и волжскими калмыками». Как сообщают источники, в 1731 году «Алдар и Хазя (башкир Юрматынской волости Хаджи Аккускаров, — прим. авт.) посылали от себя х калмыкам (…) для договору, чтоб они были в мире и перестали в Башкирь ездить, нападение чинить и людей побивать…» Калмыки прислали к Алдару ответное посольство.

Ради своей цели он и его сторонники были согласны даже отказаться от башкирских территорий южнее Яика в пользу казахов с тем, чтобы последние кочевали в непосредственной близости от башкир и тем самым составляли башкирско-казахский этнополитический континуум от Перми до Сырдарьи. Алдар-батыр, вероятно, считал, что союзу башкир, казахов и каракалпаков, возглавляемому одним ханом или одной династией с разными ханами, будет легче противостоять русской колонизации. Однако большинство башкир Ногайской и Сибирской дорог не понимало действий Алдара и его сторонников. Они просто видели, что их земли занимают соседи, и не хотели мириться с этим. Факт захвата башкирских земель казахами был общеизвестен, и о нем писал в своем «Представлении о киргиз-кайсацкой и каракалпацкой ордах» сам И.К. Кирилов: «А третья Меньшая орда, о которой выше упомянуто, что оная в подданство принята (…) к башкирцам же и к калмыкам, кои по Эмбе и Яику рекам кочуют, самые близкие соседи и не мало башкирской земли захватили (…). Вторая Средняя орда, в которой Шемяка хан, в ней тысяч двадцать [воинов], оные еще в противности стоят и подданства не приняли (…), потому что кочуют между теми обоими ордами по реке Торгай и по другой, которые реки башкирцы называют своими».

Абулхаир-хан. Фото orskmuseum.ru

В 1730—1734 годах взаимная вражда между башкирами и казахами достигла большой остроты. При этом зачинщиками степной войны были рядовые башкиры, которые, не обращая ни малейшего внимания на призывы своей знати к миру, продолжали совершать набеги. Уфимский воевода П.Д. Кошелев 8 июля 1734 года докладывал И.К. Кирилову: «…башкирцы живут несмирно: и кипчацкие, и усергенские, и тингаурские, и бурзейские волостей, а все вышеписанные волости сели на коней рубить кайсаков (т.е. казахов, — прим. авт.)». При этом башкир Бурзянской волости Деветей Минкин признавался: «…в кайсачьи юрты намерение имеется доброе, а худого ничего нет, и все имеющиеся кайсачьи воинские люди Ея Императорскому Величеству желают быть в холопстве, что ни есть худоба имеется от наших башкирцев…»

Желая пресечь «башкирской воровской розъезд в их Казацкую Орду», правитель еще независимого Среднего казахского жуза Шемеке-хан в 1733 году решил напасть на башкир Сибирской дороги. Однако его поход не только закончился полным фиаско, но ему вслед за Абулхаир-ханом пришлось принять русское подданство, чтобы остановить нападения башкир. И.К. Кирилов писал: «Получены ведомости с Уфы и из Казани, что та Средняя орда захотела напасть на башкирцев в 20 000 человеках, от которых башкирцев разбиты и осажены были, и тем принуждены просить подданства российскаго».

Алдар-батыр и башкирское восстание 1735—1740 годов

До 1730 года, когда Абулхаир-хан обратился к русскому правительству о желании вступить в подданство, Алдар-батыр считался «изменником». Однако взявшись сопроводить казахских старшин в Москву и обратно, он автоматически приобрел дипломатический иммунитет ханского посла. Именно поэтому, находясь в Уфе, Москве и других российских городах, он не подвергся аресту. 10 февраля 1734 года султан Ирали, доставленный Тевкелевым и Алдаром, в торжественной обстановке был принят императрицей Анной Иоанновной, и условия русского подданства казахов Младшего жуха были окончательно закреплены. 1 мая 1734 года она также подписала проект Оренбургской экспедиции, а 22 декабря 1734 года издала указ, касавшийся лично Алдара: «…ныне он Алдар, служа Ея Императорскому Величеству, привел посланников ис Киргис-Кайсацкой Орды, и с посланцом же от Ея Императорского Величества Государственной Иностранной Коллегии с переводчиком, что ныне полковником, Тевкелевым привел в подданство Российской империи Киргис-Кайсацкого Аболгаир хана (…) написать Алдарбая з детми и со внучеты и с племянники в новую тарханскую книгу…»

В своем указе Анна Иоанновна, перечислив его подвиги во время Азовского похода, обошла молчанием мятежный период биографии батыра. Восстановление в тарханстве означало, что он был окончательно прощен. И вот Алдар, который с 1707 по 1734 годы, то есть 27 лет, отказывался покоряться России, являясь для всех живым символом борьбы и олицетворением старой башкирской вольности, вновь стал «служилым башкирцем». Примирение с правительством, а более всего лелеемый им проект башкирско-казахской унии, связали бесстрашного батыра по рукам и ногам. В начале XVIII века он уступил Абулхаир-хану бурзянские вотчины по рекам Иргиз и Тургай, где правитель Младшего жуза учредил свою ставку, а в 1735 году ему пришлось отдавать уже родовые земли бурзянцев и кыпчаков под строящийся Оренбург (ныне город Орск Оренбургской области).

И.К. Кирилов писал: «Алдарбай тархан (…) к новому городу земли его подошли (…). Токчура мулла — роду кипчацкого, нужен для того, что он в своем кипчацком роде силен, и земли подошли его, где город будет строитца». Кирилов также указывал в проекте Оренбургской экспедиции, что вся «та земля башкирская и владелец здесь, который сам того желает». Не избежал этой западни и Таймас-тархан Шаимов, который «без мирского согласия» по просьбе А.И. Тевкелева в 1735 году продал казне вотчинную землю под Верхояцикую крепость (ныне город Верхнеуральск Челябинской области), которая служила перевалочной базой по доставке продовольствия в Оренбург из сибирских слобод, а в 1736 году отдал А.И. Тевкелеву землю башкир-табынцев под строящуюся крепость Челябинск и Чебаркуль.

В 1735 году И.К. Кирилов наконец прибывает в Башкирию, и Оренбургская экспедиция начинается. Ее начало спровоцировало мощное восстание, во главе которого стоял башкир Юрматынской волости Кильмяк-абыз Нурушев, еще в 1705—1706 годах ездивший по заданию Алдар-батыра в Крым и Турцию. Как писал А. И. Добросмыслов, «…башкиры во главе с Кильмяк-Абызом (…) пришли к заключению, что с постройкой города и крепости на устье Ори Башкирия постепенно будет окружена с восточной стороны и таким образом навсегда войдет в состав России, и, кроме того, не будет никакой возможности возвратить от киргиз те земли (северные части Тургайской области), которые они отняли у них не более четверти века тому назад, а потому и решились оказать русскому правительству противодействие, в осуществлении предположений его об устройстве восточных окраин, с оружием в руках». Сигналом к новому восстанию стало нападение на Вологодский драгунский полк, совершенное 1 июля 1735 года в урочище Зирган повстанцами под предводительством Кильмяка-абыза Нурушева. Полк понес тяжелые потери, но сумел вырваться из окружения.

Императрица Анна Иоанновна. Фото orskmuseum.ru

На Сибирской дороге Башкирии также вспыхнуло восстание, о причинах которого рассказывал «пойманный вор», допрошенный советником Экипажмейстерской конторы А.Ф. Хрущевым: «…начали де башкирцы бунтовать для того что на их вотчинных землях Оренбург и другие крепости стали строить (…) и утвердились в том, что города Оренбурха строить и Илецкой соли брать не давать и по дорогам людей не пропущать и бить и бунтовать, пока все не помрут и в том между собой они присягу учинили…» Главным вождем башкир Зауралья стал башкир Кара-Табынской волости Юсуп-батыр Арыков. Пленный башкир Ибраш Алдаров после пытки показал: «Каратабынской волости башкирец Тоймас Шаимов продал вотчинную землю, на которой построена Верхояцикая крепость, полковнику Тевкелеву, а государыня де о том не ведает. И в том де они, башкирцы, шертовались меж собой, чтоб чинить бунт, русских бить до смерти и города строить не давать».

Начавшееся в Башкирии восстание перечеркивало не только планы тархана Алдара Исекеева, но и И.К. Кирилова, который уже прибыл в устье р. Орь и заложил там крепость. Вскоре он получил указ императрицы, обеспокоенной известиями о начале нового башкирского бунта, что если «башкирцы, действительно в противностях состоят, то в таком случае вам (…) со всем своим корпусом возвратиться на Уфу…», то есть она требовала отзыва экспедиции в случае восстания башкир. Судьба важнейшего геополитического проекта повисла на волоске. Его спасла лишь стремительность действий И.К. Кирилова, действовавшего напролом, и затрудненность сообщений со столицей. Пока до начальника экспедиции дошел указ Анны Иоанновны о прекращении похода, он уже успел заложить Оренбург.

Ю.Н. Смирнов пишет: «Восставшая Башкирия оказалась слишком весомым аргументом в руках противников Оренбургской экспедиции при дворе. Однако решительное продвижение отряда Кирилова к Яику упредило неблагоприятное для его дела развитие событий». И. К. Кирилов действуя с удвоенной энергией, одновременно строил Оренбург и выжигал аулы башкирских повстанцев. В итоге 31 августа 1735 года Кабинет отменил свое прежнее распоряжение об отмене экспедиции. Однако к великому разочарованию И.К. Кирилова ее цели изменились. Ю.Н. Смирнов пишет: «Поставленная на Ори крепость окончательно разрешила сомнения в пользу Кирилова. Отказаться от уже приобретенной «Новой России» империя не могла, но прежние планы требовали изменений». Вместо похода в Индию И.К. Кирилову пришлось заниматься подавлением башкирского восстания вплоть до самой своей смерти от чахотки, последовавшей 14 апреля 1737 года.

Что касается Алдара, то он, как и большинство представителей башкирской знати, оказывавшей помощь Абулхаир-хану в его предприятии, был обескуражен таким исходом дела. Они переоценили степень своего влияния на башкирское общество, которое полностью вышло из-под их контроля и отвергло все их начинания. Восстание возглавили простые общинники, участвовавшие в «Алдаровщине» и с молодости впитавшие в себя ее дух беспредельной непокорности. Поэтому нынешние мятежники откровенно заявляли: «…в прежние годы имелися войны при бытности Кучюк-хана (отца султана Мурата,— прим. авт.), и то государи, пожаловав, давали нам грамоты за красными печатьми (…). После того учинилась Алдаровска война: [башкиры, живущие] с вершины Белой до устья порубили они Тобольской и Казанской уезды и многие церкви жгли. И, приехав Хаванской и то розыскав и пожаловав, рукам нашим дал грамоты за красными печатьми. И тако наш обычай: воевать и порубить». Новое поколение мятежников полагало, что им удастся повторить успех Алдара, дескать, мы «порубим», но все равно «государыня нас будет пожаловать». Заклеймив своего учителя «каштаном», они взялись за оружие, не имея, кроме воинственности и отваги, иных качеств, в первую очередь политического кругозора и стратегического мышления, каковыми обладал Алдар.

Перед началом боевых действий повстанцы провели ряд съездов, на одном из которых они вынесли смертный приговор Алдар-батыру и другим знатным лицам: «И имеетца де у них на зборе приговор, чтоб убивать до смерти Бурзенской волости башкирцов Алдар-бая Исекеева да Шиму-батыря, да Сибирской дороги Кара-Табынской волости башкирца Таймаса-батыря…» Под угрозой физического истребления башкирская знать повела себя по-разному. Некоторые встали на путь открытого сотрудничества с правительством. Именно с этого момента берет свое начало феномен так называемых «верных старшин». Группа новоиспеченных башкирских старшин, в основном Сибирской и Казанской дорог, — Куджаш (Козяш) Рахмангулов, Якуб Чинмурзин, Шиганай Бурчаков, Юнус-тархан Теперишев, Шарип Мряков и другие — сформировали вооруженные отряды и вступили в сражение с повстанцами. Другая часть старшин заняла выжидательную позицию. Некоторые из них откровенно двурушничали, например, Таймас-тархан Шаимов, который временами оказывался в стане повстанцев, но в то же время выполнял тайные поручения властей.

Алдар-тархан не мог воевать против собственного народа, как не мог сотрудничать с властями, вставшими на путь беспощадного истребления башкир. Он также не мог примкнуть к восставшим, поскольку в данной ситуации путь вооруженной борьбы считал гибельным для башкир. В равной степени он не мог спокойно взирать на происходящее, косвенным виновником которого являлся сам. Поэтому Алдар решил действовать. Летом 1736 года в ставку Абулхаир-хана приехал посланник И.К. Кирилова рисовальщик Джон Кэстль, который был принят на службу в Оренбургскую экспедицию. В предисловии к своему «Дневнику путешествия в году 1736-м из Оренбурга к Абулхаиру, хану Киргиз-Кайсацкой Орды» оставил интересное сообщение: «…я изобразил с большим сходством хана Абул Гейера, находящегося в Оренбурге сына хана — Ерали Султана, знаменитого военачальника башкир Алдара, дочь Алдара, а также татарского мурзу, который является переводчиком». Художник не сообщает, где он нарисовал портрет Алдара, но рассуждая логически, можно предположить, что это могло произойти в ставке Абулхаир-хана, где он, возможно, укрывался с членами своей семьи от угрожавших ему расправой повстанцев.

Деление Уфимской провинции и Башкирии на дороги, «Ландскарты Оренбургской губернии» Красильникова, 1755 год. Фото wikipedia.org

Известия об успешных операциях башкир, сумевших в 1735—1736 годах нанести правительственным войскам ряд поражений и ощутимых ударов, возбуждающе подействовали на соседних казахов. Джон Кэстль писал: «Я узнал, что подстрекаемые Оттоманской Портой (Ottomannische Pforte) стоят наготове 40 000 недовольных киргизов, которые хотят, объединившись с башкирским бутовщиком Килмеком (Kilmeck), выступить против Российской империи статского советника Ивана Кирилова, одолеть его и потом опустошить все земли от Уфы до Казани…»

Поэтому у восставших башкир возникла идея призвать на помощь правителя Среднего казахского жуза Шемеке (Шах-Мухаммед)-хана. Данный выбор был не случаен. В отличие от Абулхаир-хана, правителя Младшего казахского жуза, он довольно прохладно относился к идее русского протектората над казахами. По извету ясачного татарина д. Киги Байчуры Егамбетева, ездившего «для проведывания всяких вестей», у башкир Сибирской дороги был сбор в Мурзаларской волости, на который съехалось более 200 человек, и «при том собрании оной Елдаш-мулла (ага Кыр-Кудейской волости Юлдаш Суярымбетов, — прим. авт.) говорил з зауральскими старшинами: что де нам скрывать? Послали де мы х киргиз-казакам искать себе хана». Башкиры, осаждавшие Богданову крепость, подъезжали к стенам и кричали осажденным: «Смотрите нашего хана, а ежели не станете смотреть, (…) раззорим вас, которые служите рускому государю холопы; всем говорим вам — ежели станете на его хана смотреть, и вы будите таковы, что и мы вольны, и станете видеть дни вольные, а хана нашего называют Шемяки». Как видим, восставшие сами «дозрели» до идеи самостоятельного башкирского ханства, в котором все будут «видеть дни вольные», а это было как раз то, к чему последние 30 лет призывал Алдар-батыр.

Однако Шемеке-хан так и не приехал. Башкирские посланцы, ездившие в Средний казахский жуз за помощью, вернувшись, рассказывали, что казахские Барак-султан и Джанибек-батыр сказали, что «де мы (башкиры, — прим. авт.) им не надобны для тово, что мы в государевой земле воровали и, своровав, хотите к ним ехать, а они (казахи, — прим. авт.) де Е. В. В. верные слуги, и ежели де мы чрез Яик реку переедем, то де они нас всех перерубят, и им де такие воры не надобны». По сообщению красноуфимского коменданта капитана П. Батова, «намерены де все башкирцы за неприездом из киргисцов хана выбрать в ханы оного Тюлкучуру». Этот казус, с одной стороны, показывал, насколько лишенной сакральности к 30-м годам XVIII века стала идея чингизизма, если ханом Башкирии хотели избрать простого башкира Кудейской волости, а с другой — свидетельствовал о стремлении повстанцев создать центр власти.

Окончание следует

Салават Хамидуллин
Справка

Салават Ишмухаметович Хамидуллин — историк, к.и.н., журналист.

  • Родился в городе Стерлитамак в 1968 году.
  • Образование: Башкирский государственный университет (исторический факультет).
  • 1990—1991 годы — корреспондент газеты «Истоки».
  • 1991—1995 годы — редактор молодежной редакции Республиканского ТВ, руководитель творческого объединения «Молодость».
  • С 1995 года — корреспондент программы «Башкортостан», редактор ТО «Гилем», ТО общественно-политических программ, начальник отдела познавательных и исторических программ, руководитель редакции познавательных программ студии БСТ.
  • Автор и телеведущий телепроектов «Историческая среда» и «Клио».
  • Автор ряда документальных фильмов, книг и научных публикаций об истории Башкортостана и башкирских родов. Колумнист «Реального времени».
  • Лауреат Государственной премии РБ им. С. Юлаева, Республиканской премии в области журналистики имени Ш. Худайбердина. Победитель международных и республиканских телефестивалей.

ОбществоИстория Башкортостан
комментарии 38

комментарии

  • Анонимно 08 май
    Очень интересно
    Ответить
    Анонимно 08 май
    Ага, оч увлекательное чтиво.

    Этот поехал к тому, а тот перешёл на другую сторону, затем вон тот, тому, набил морду, после этого эти обворовали всех, царица на всё плюнула и забыла, потом все сообща грабили обозы на большаке и жгли церкви, дома и население, земля от туда и до туда была этих, но те же думали что это иха участок под помидоры, опять набили друг другу морды, потом все продались царизму, чтобы защититься от самих себя, все беспрестанно бегали, резали, жгли, воровали и тащили... и конца этому мордовороту чёта так и ни видать.

    Кто эту всю кодлу кормил, снабжал амуницией и людьми, если все боролись за независимость какой-то Башкирии, которую с нуля придумали и от балды нарисовали только почти через 300 годов?

    Ща, автор начнёт картинно возмущаться. негодовать и приводить эксклюзивные секретные царские материалы в ответ на любой вопрос.)))
    Бум ждать. Интересно же.
    Ответить
    Анонимно 16 май
    Ну, ну, аргументированно возразить не получается. Остаётся только криво и коряво язвить.
    Ответить
  • Анонимно 08 май
    Молодец, автор! Очень здорово написано. Пишите ещё.
    Ответить
    Анонимно 08 май
    — Господа, а вы знаете, как в Австралии ловят страусов? Берут лысого аборигена, бреют ему яйца наголо, закапывают в землю, страус думает, что это его яйцо подходит, садится высиживать, тут абориген его и хватает.
    — Но зачем же брить яйца наголо, поручик?
    — Дикари-с.
    Ответить
  • Анонимно 08 май
    Оренбургским жителям про это расскажите. Они оценят ))
    Ответить
  • Анонимно 08 май
    Башкиры(сословие) нападали по имперскому приказу на казахов,принуждая их к покорности и вступления в подданство России .Башкиры были просто угодниками и слугами режима,позорнейшая страница в истории башкирского народа .И Теевкелеева очень уважали и любили раз под его руководством "верные башкирцы"даже жгли Сеян Тус,с 1000жителей.Кого жгли понятно,верные башкирцы своих не жгут.В оправдание себя сочинили баиты как проклятый (любимый Тевкелеев) сжёг Сеян Тус.Уважаемый автор всячески оправдывает имперскую политику разделяй и властвуй и ее прислужников башкир. "Свободолюбивые" башкиры воевали только за свои льготы и за возможность пограбить других.
    Ответить
    Анонимно 08 май
    Во-первых, башкиры - не сословие, а самостоятельный народ. И если уж говорите о сословии, то башкиры-вотчинники были приравнены к казачеству (что по факту было понижением в правах). Во-вторых, действительно было такое явление, как "верные башкиры" - те, кто выступал на стороне царской власти в силу своих интересов и спокойно нападали на своих по приказу, и никому вы глаза не раскрываете. Сеянтус - башкирское селение. И именно в памяти башкирского народа сохранилась эта трагическая страница истории. У татар вообще село никак не присутствует. Более того, этот эпизод прекрасно сохранился в записях самих карателей и тех, кто с ними был (тот же Петр Рычков), а не в баитах. В-третьих, татарский мурза Кутлумухамет Тевекелев, ставший после крещения Алексеем, навсегда останется в народной памяти как палач и душегуб. Оренбург, Орск, Челябинск и другие города и крепости строились на крови башкир. В-четвертых, автор нигде не оправдывает имперскую политику, скорей, наоборот, осуждает царский произвол. В-пятых, нет ничего предосудительного в том, что башкиры отстаивали свои законные права, которые всячески нарушали царские чиновники. А уж с соседними народами (казахи, калмыки и др.) они сами неплохо меж собой разбирались, на то у них были свои древние обычаи и исламские законы. Более того, они благодушно принимали на своей земле мишар, русских крестьян (в т.ч. старообрядцев), татар, спасающихся от насильственного крещения, чувашей, мари, мордву, удмуртов.
    Ответить
    Анонимно 08 май
    Вопрос ,что делали башкиры в селении Сеян Тус с количеством жителей 1000 человек.Каким производством ,ремеслом занимались ,известно что в те давние времена у башкир были лишь кочевья.Крупные или мелкие другой разговор,но именно так.Кочевые поселения разбирали переносили на другое место .Огородничеством ,земледелием серьезно башкиры не занимались,все имущество легко возились с места на место,как и мелкие,,ремонтные ,,мастерские ,кузни и т д.Село не было башкирским,поэтому и точное место не могли указать спустя много лет.Если бы село было башкирским старожилы бы молились на этом месте и почитали его .Этого нет, им башкирам было все равно.Про башкир единый народ сейчас даже как то смешно говорить учитывая метание части татар ,то в башкиры,то опять в татары .А в старые времена с мишарами и тептярами и подавно,реально только сословие из за царских льгот.
    Ответить
    Анонимно 08 май
    Плохо знаете историю башкир, если представляете их только как кочевье.
    Хотя бы сабантуй впервые этнографы заметили у башкир. И в остальном тоже чушь пишите.
    Ответить
    Анонимно 08 май
    Все смешали в кучу. Вы явно плаваете как в истории, так и в этнографии. О башкирском селении Сеянтус и какие события в нем происходили, было много написано-переписано. Не хочется копипастить. На этом сайте уже была статья об этом, почитайте. Остальное - ваши безосновательные домыслы. А про метающихся жителей западных районов Башкирии можете дальше смеяться. Когда им удобно, они башкиры, когда им надо - татары. И разговаривают на каком-то своем диалекте, не совсем татарский, но и не башкирский. То же самое можно сказать, что такое татары (микс из казанских, мишар, сибирский, части ногайлы и др.), русские (это вообще темная история), мордва (мокша и эрзя - один народ или разные) и др.
    Ответить
    Анонимно 08 май
    не обращайте внимания. либо просто глупый человек, либо обычный анонимный хейтер.
    Ответить
    Анонимно 08 май
    какое могло быть селение у кочевников башкир, да с названием Сеянтус?Если такое существовало, что очень сомнительно, то оно бы называлось Хуянтух.
    Ответить
    Анонимно 08 май
    Глупостью и неосведомленностью вы уже отличились. Теперь решили попетросянить. Если вы намекаете на то, что село якобы татарское, исходя из вашей логики (точней, отсутствием таковой), село должно называться Чаянтуч
    Ответить
    Анонимно 08 май
    На татарском не может быт чиянтуч, возможно "Сөян тузы" или "Сөян тоз". Что интересно у типтяр Тәфкил распространенное имя. Может от башкир?
    Ответить
    Анонимно 08 май
    Татар тогда не было в Поволжье это было только сословие "ясачные татары" в которое записывали чувашей, башкир, марийцев, удмуртов. И ещё для русских "татары" было собирательным обозначением для всех тюркоязычных народов, аналогично тому как "немцами" были все западноевропейские народы.
    Ответить
    Анонимно 15 май
    Ещё были служивые татары, чумаданный татары, торговые татары, лашманов (татары-дровосеки), мещеряки, кряшины и т.п. и т.д. винегрет сословий с разными происхождением и языками.
    Ответить
  • Анонимно 08 май
    Казахам екатерина2 подарила земли не только башкир еще и сибирских татар
    Ответить
    Анонимно 08 май
    Башкиры сословие из разных народов которым дали земли ,конторы в Башкирии .Башкирь древнее название местности по ранее жившему здесь народу басгирдам - венрам.Вытеснили венгров обь являют себя коренными,смешно .
    Ответить
    Анонимно 08 май
    надо же сколько глупостей можно поместить в одном коротком комментарии. у вас талант!
    Ответить
  • Анонимно 08 май
    Спорная личность однако
    Ответить
  • Анонимно 08 май
    "Были люди в наше время..."
    Ответить
  • Анонимно 08 май
    А что казаки-это отдельный народ? Вроде бы это как раз и сословие. А насчет Тевлекеева-кем он командовал? Неужто татарами???
    Ответить
    Анонимно 08 май
    Вы читать умеете? Или будете прикыдываться глупым? Сословно башкиры (не все, но большая часть) были приравнены к казачеству. Этнос - не есть сословие, к вашему сведению. Татарин Тевкелев командовал экспедицией царских властей, в которой значительную часть войска составляли русские, также были "верные башкиры", татары, мишари и другие народы.
    Ответить
    Анонимно 08 май
    Сословно башкиры (не все, но большая часть) были приравнены к казачеству.
    ============
    Да сразу их всех лучше в железнодорожники записывайте.
    Ибо в казачество их никто бы просто не принял.
    ++++++++++++
    Они приходили сюда, как будто бы возвращались в свой собственный дом, из которого только за час пред тем вышли.

    Пришедший являлся только к кошевому, который обыкновенно говорил:
    -- «Здравствуй! Что, во Христа веруешь?»
    — «Верую!»— отвечал приходивший.
    — «И в Троицу Святую веруешь?»
    — «Верую!»
    — «И в церковь ходишь?»
    — «Хожу!»
    — «А ну, перекрестись!» Пришедший крестился.
    -- «Ну, хорошо, — отвечал кошевой, — ступай же, в который сам знаешь, курень».
    Этим оканчивалась вся церемония.
    И вся Сечь молилась в одной церкви и готова была защищать ее до последней капли крови, хотя и слышать не хотела о посте и воздержании.

    Только побуждаемые сильною корыстию жиды, армяне и татары осмеливались жить и торговать в предместьи, потому что запорожцы никогда не любили торговаться, а сколько рука вынула из кармана денег, столько и платили.

    Впрочем, участь этих корыстолюбивых торгашей была очень жалка. Они были похожи на тех, которые селились у подошвы Везувия, потому что, как только у запорожцев не ставало денег, то удалые разбивали их лавочки и брали всегда даром.
    Н. В. ГОГОЛЬ. ТАРАС БУЛЬБА.
    Ответить
    Анонимно 08 май
    Твой отрывок из Гоголя вообще не к месту. А с казачеством башкир приравняла царская власть. Фактически - это понижение в правах.
    Ответить
    Анонимно 09 май
    Ну, кАнешнА, и у вас есть очередной секретный указ по этому поводу, типа, дикари-кочевники, это тоже самое, что и казаки создавшие Россию.

    То что романовы уничтожали казаков, это факт, правда сами казаки сильно постарались для этого, когда предали русскую царскую династию засланным иноземцами романовым.
    Ответить
    Анонимно 09 май
    Мдя, пропущенные вами уроки русской литературы умишка вам не добавили.

    В казаки принимали ХРИСТИАН верующих в православие.
    Об этом и написано в отрывке Н, В, Гоголя.
    Это было и есть основное условие приёма.
    Теперь то хоть пАнЯли что к чему.
    Ответить
    Анонимно 13 май
    это ты пропускал уроки истории. и мыслишь стереотипами. в казачьих рядах были и мусульманские полки (башкиро-мещерякское войско, кавказские отряды), и калмыки и другие "иноверцы"
    Ответить
  • Анонимно 08 май
    Увлекательно написал историк.
    Ответить
  • Анонимно 08 май
    Отличная статья!Жду продолжения!!
    Ответить
  • Анонимно 08 май
    Хана Среднего (Центрального) жуза звали Самеке.
    Ответить
  • Анонимно 09 май
    И.Кириллов получил инструкцию от правительства: «Надзирать над башкирами, иметь такое же наблюдение и за киргизами. Если те или другие будут волноваться, то употреблять один народ против другого, оберегая русское войско».
    Ответить
  • Анонимно 09 май
    Анонимно 01:17
    И.Кириллов получил инструкцию от правительства: «Надзирать над башкирами, иметь такое же наблюдение и за киргизами. Если те или другие будут волноваться, то употреблять один народ против другого, оберегая русское войско».
    .......................................................................................................................................................................Разборки, типа 90-х , только масштабы и персонажи отличаются, а так , всё то же самое!
    Ответить
  • Марат Шарипов 09 май
    Какие бы ни были повороты в башкирских восстаниях. Фактически они отстаивали своё право на исконно башкирские земли восточнее и южнее Оренбурга, т.е. на современную часть северного Казахстана. Но этого не оценила правящая в то время русское правительство.
    Ответить
    Анонимно 10 май
    Талынбая с Раздолбаем послали в командировку.
    По возвращении у них, естественно, требуют отчет.
    — Пили мы, — говорит Талынбай.
    — Нет, так дело не пойдет, — говорят ему, — в отчете вы должны написать что-нибудь серьезное, например, участие в восстании за независимость..

    Талынбай пишет: "Стали с утра мы с Раздолбаем участвовать в восстании после вчерашнего, но без независимости встать на ноги никак не можем.
    Хорошо Раздлобай нашёл под кроватью не законченную независимость. Стали с нею бороться, но потом и она вся закончилась, хотя восстание наше так и не началось.
    Поэтому пришлось ползти, чтобы не привлекать внимание царской охранки.
    Глядим лежит Насрулло с уже независимым остекленевшим взглядом, от этого мы тут же восстали и быстро побежали за новой независимостью..."
    Ответить
    Анонимно 14 май
    глупость какую написали
    Ответить
  • Анонимно 16 май
    В целом статьи - замечательны,
    нет библиографии.......
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии

Новости партнеров