Властелины Саратова: смогут ли друг Володина, Сечин и Мордашов поднять регион?

Топ-100 крупнейших компаний Саратовской области

Властелины Саратова: смогут ли друг Володина, Сечин и Мордашов поднять регион?
Фото: saratovnews.ru (на фото Владислав Буров)

Аналитическая служба «Реального времени», на этот раз присмотревшись к бизнес-переделу и экономике Саратовской области, отметила, что регион, до сих пор плетущийся «на дне» среди беднейших субъектов ПФО, в 2016 году показал, что рано или поздно способен составить конкуренцию сильнейшим экономикам Поволжья. Это может быть, во-первых, благодаря влиянию Вячеслава Володина, спикера Госдумы. Считается, что он помог построить крупнейшую маргарино-майонезную империю РФ саратовскому «олигарху» Владиславу Бурову, которому принадлежит пятая-шестая часть экономики всего региона. Из нашего материала вы также узнаете, почему Саратов получает большие налоги от одной энергокомпании за счет ее филиалов в соседних регионах, насколько успешно районные власти области применяют против «Газпрома» режим чрезвычайной ситуации и как вездесущий и влиятельный Игорь Сечин который год безуспешно пытается продать часть доставшейся ему от ТНК-BP в наследство сети АЗС.

У Саратовской области появилась надежда, что она сможет стать конкурентом сильнейшим регионам ПФО

Саратовская экономика до сих пор относилась к числу самых бедных экономик ПФО. Средняя совокупная прибыль всех организаций области с 2007 по 2016 год составила 22,3 млрд рублей (хуже всего пришлось в кризис 2008—2009 гг., когда показатель рухнул до 7 млрд рублей). Впрочем, по итогам 2016 года саратовские компании смогли сгенерировать прибыль в размере 48 млрд рублей, в 2 раза превышающие показатель 2015 года. Тем не менее, область все эти годы «ползла по дну» вместе с Кировской, Пензенской, Ульяновской областями, Чувашией, Мордовией и Марий Эл (немного превышая их по прибыльности). Совокупный оборот 100 крупнейших саратовских компаний по итогам 2016 года составил 570 млрд рублей (с ростом к 2015 году на 9%). Это лучший показатель среди беднейших регионов ПФО, о которых «Реальное время» уже писало.

Так, оборот 100 крупнейших ульяновских компаний составил 240 млрд рублей, Марий Эл — 190 млрд рублей, Чувашии — 180 млрд рублей, Кировской области — 157,5 млрд рублей, Удмуртии — 444,4 млрд рублей (отметим, что, несмотря на это, Удмуртия в 2015—2016 году опередила Саратов — совокупная прибыль удмуртских компаний в 2016 году достигла отметки почти в 100 млрд рублей), Мордовии — 250 млрд рублей. С показателем в 570 млрд рублей Саратов продолжает уступать крупнейшим поволжским регионам: Оренбургу (676 млрд рублей), Нижегородской области (1,8 трлн рублей) и Самарской области (1,4 трлн рублей), Пермскому краю (1,27 трлн рублей), и, разумеется, Татарстану (более 2 трлн рублей).

Саратовская экономика до сих пор относилась к числу самых бедных экономик ПФО. Фото delovoysaratov.ru

«МРСК Волги»: как Саратовская область получает налоги от энергокомпании за счет ее филиалов в соседних регионах

О бедности региона говорит тот факт, что крупнейшим предприятием Саратовской области по итогам 2016 года стала «МРСК Волги» (ее филиал, в том числе, «Саратовские распределительные сети»), оборот которой составил 53,2 млрд рублей (с ростом к 2015 году на 11%). Напомним, что в большинстве уже исследованных нами регионов ПФО энергетические компании сильно уступают машиностроительным и нефтегазовым компаниям. В Саратовской области конкурировать с филиалом «Россети» (чьей «дочкой» является «МРСК Волги» — сама «Россети» принадлежит государству), по сути, некому. «Межрегиональная распределительная сетевая компания Волги» (помимо нее было создано еще семь «дочек» «Россети») была зарегистрирована в 2007 году именно в Саратове, сегодня в нее входят такие филиалы, как «Самарские распределительные сети», «Саратовские распределительные сети», «Ульяновские распределительные сети», «Мордовэнерго», «Оренбургэнерго», «Пензаэнерго», «Чувашэнерго». Ни один из этих филиалов в тех регионах, о которых аналитическая служба «Реального времени» уже писала, не занимает 1-ю строчку в топ-100. Очевидно, и потому, что «мать», зарегистрированная в Саратове, аккумулирует немалую часть финансовых средств «дочек» у себя.

Тем не менее, саратовская «мать» несравнима, скажем, с нижегородской «дочкой» «Россетей» — «МРСК Центра и Приволжья» с офисом в Нижнем Новгороде (стопроцентная дочка «Россети», 88% принадлежит «Росимуществу»), чей оборот в 2016 году составил 78,5 млрд рублей — компания эта лишь замыкает пятерку крупнейших предприятий Нижегородской области (хотя оборот ее на 25 млрд рублей больше, чем у саратовской МРСК). «МРСК Волги», объединив предприятия 10 регионов ПФО (из них нижегородский и марийский филиалы входят в «МРСК Центра и Приволжья», «Пермэнерго» — в «МРСК Урала»), появилась в результате реформы РАО ЕЭС Анатолия Чубайса. Филиал «Саратовские распределительные сети» работает на территории области площадью 101 234,6 кв. км, где проживает 2,6 млн человек.

В последние годы «МРСК Волги» конфликтует с «Саратовским предприятием городских электрических сетей» (СПГЭС), занимающим 26-е место в рейтинге топ-100 Саратовской области с оборотом в 6,3 млрд рублей. СПГЭС, как считали местные наблюдатели, через аффилированных лиц была подконтрольна главе города Саратов Олегу Грищенко (умер летом прошлого года). Сам мэр уверял, что ни он, ни его родственники не имеют отношения к СПГЭС, который упрекали в больших долгах перед компаниями (перед МРСК — на сотни миллионов рублей) и разнообразных нечистоплотных схемах. К 2015 году ЗАО «СПГЭС» было должно филиалу «Россетей» больше 215 млн рублей, в самой «МРСК» заявляли, что «руководство ЗАО «СПГЭС» не проявляет стремлений исправить ситуацию, в то время, как она близка к критической — в условиях возросших процентных ставок по банковским займам эта организация фактически пользуется беспроцентным кредитом» у ПАО «МРСК Волги». К марту 2017 года долг «СПГЭС» перед «МРСК Волги» составлял 140 млн рублей, к осени 2017 года вырос до 300 млн рублей.

С 2009 году выручка «МРСК Волги» выросла почти в 2 раза: тогда оборот компании составлял 29,3 млрд рублей, прибыль — всего 141,6 млн рублей. Впрочем, в 2013 году динамика снизилась — в 2013 году оборот составлял почти 50 млрд рублей, прибыль, однако, упала до 55 млн рублей. В 2014 году выручка снизилась до 46 млрд рублей, прибыль — до 44,7 млн рублей, в 2015 году компания смогла увеличить оборот до 47,8 млрд рублей, прибыль — до 243 млн рублей. Лишь в 2016 году «МРСК Волги» смогла показать по-настоящему высокую прибыль— — в размере 1,4 млрд рублей. Понятно, что вся прибыль уходит материнской компании «Россети», которая при обороте всего в 26,6 млрд рублей в том же 2016 году показала прибыль в размере 222,4 млрд рублей — благодаря «прочим доходам» (от «дочек»), составляющим 207,7 млрд рублей.

Крупнейшим предприятием Саратовской области по итогам 2016 года стала «МРСК Волги». Фото mrsk-volgi.ru

«Солнечные продукты»: как Слава Володин и Слава Буров построили майонезную империю

Вторая крупнейшая компания области — ООО «Торговый дом «Солнечные продукты» (производство маргариновой продукции), увеличившее свой оборот в 2016 году на 11% — до 31,1 млрд рублей. Третье место занимает «материнская» компания «Солнечные продукты» (производство масел и жиров) с оборотом в 29 млрд рублей (рост к 2015 году на 10%). Компании «Солнечные продукты» в области принадлежит, в первую очередь, «Саратовский жировой комбинат», занимающий в нашем рейтинге 4-е место с оборотом в 22,5 млрд рублей (рост к 2015 году на 12%). Помимо него, под контролем «Солнечных продуктов» находятся Московский и Новосибирский жировые комбинаты, Аткарский маслоэкстракционный завод (14-е место в нашем рейтинге — оборот 12,7 млрд рублей), Армавирский масложировой комбинат и девять элеваторов.

Все эти активы входят в саратовскую ФПГ «Букет», которая считается одним из крупнейших производителей хозяйственного мыла, подсолнечного масла и майонеза (марки «Московский Провансаль», «Саратовский провансаль», «Новосибирский провансаль»). Группа принадлежит самому известному саратовскому бизнесмену — Владиславу Бурову. В группу «Букет», как считается, входит также Саратовское кондитерское объединение «Конфэшн», «Нижневолжский коммерческий банк», Энгельсский троллейбусный завод «Тролза» (75-е место в нашем рейтинге — оборот 1,6 млрд рублей) — крупнейший производитель троллейбусов в РФ и московская косметическая фабрика «Свобода» (49% приобретено в 2012 году за 1,6 млрд рублей у мэрии Москвы). Итого, только в Саратовской области Бурову принадлежат активы с совокупным оборотом на 97 млрд рублей, то есть шестая часть всей экономики региона!

С самого начала бизнес Бурова развивался одновременно с ростом политического влияния его друга Вячеслава Володина, ставшего куратором внутренней политики в аппарате президента в 2011—2016 гг. (ему приписывается разгром оппозиции в 2011—2012 году) и пересевшего затем в кресло спикера Госдумы РФ. Буров с Володиным учились в Саратове в разных вузах и сблизились, когда Буров стал председателем профкома Саратовского института механизации сельского хозяйства, а Володин — предпрофкома Саратовского госуниверситета. В 1990-х Володин ушел в политику, попав в 1996—2005 годах в окружение губернатора области Дмитрия Аяцкова, а Буров начал строить свой бизнес, в 1994 году создав компанию «Букет», поначалу производившую жалюзи и продававшую электроинструменты и… макароны, занимаясь оптовой торговлей питанием (стандартное поведение первых бизнесменов в 1990-х: закидывать удочки сразу во все пруды).

Буров впоследствии уверял, что первоначальные деньги для бизнеса — 10 тыс. рублей — заработал в должности младшего сотрудника НИИ при Саратовском госуниверситете. Под контроль «Букета», занявшегося реструктуризацией саратовских предприятий, полубанкротный Саратовский жировой комбинат (решение о строительстве его было принято еще в сталинские годы, построен был в 1954 году) перешел одним из первых — наряду с макаронной фабрикой. Как вспоминал позднее Буров, в январе 1998 года, когда он стал владельцем и гендиректором СЖК, комбинат произвел 700 тонн продукции, а к 2015 году производство увеличилось почти в 50 раз. Вслед за СЖК в состав холдинга вошло еще одно саратовское предприятие — Аткарский МЭЗ, «где также была проведена масштабная модернизация: в 2015 году, по данным Союзмаргаринпрома, АМЭЗ в пятерке лидеров производства растительного масла в России». «Аткарский МЭЗ» занимает второе место в РФ среди производителей растительного масла, опережая «Казанский МЭЗ». Приобрел Буров и ЗАО «Янтарное», владевшее шестью маслозаводами в Саратовской области (см. ниже). К 2015 году, когда ГК «Букет» завершила формирование своего портфеля, группа реализовывала проекты в аграрном секторе, пищевой промышленности, машиностроении, банковском и девелоперском бизнесе в РФ и за рубежом. Численность работников «Букета» на начало 2015 года составляла более 8,5 тыс. сотрудников. Оборот ГК «Букет» за 2014 год составил около 50 млрд рублей — за 2 года, к 2016-му, он вырос фактически в 2 раза.

Компании «Солнечные продукты» в области принадлежит «Саратовский жировой комбинат.Фото solpro.ru

«Мы уж с тобой и не видимся и не общаемся, а все равно прилетает»

В 2005 году влияние Бурова было таково, что он смог получить 40% Московского жирового комбината, за который боролся такой сильный игрок, как экс-владелец «Альфа групп» Михаил Безелянский. Считается, это произошло и потому, что среди учредителей «Букета» была и мать Володина Лидия Барабанова. Вроде бы ей принадлежало 26% Новосибирского жиркомбината и 30% Армавирского масложиркомбината.

По другой информации, доля самого Володина в компаниях «Букета» оценивалась в 2004 году в 26—30% акций. Сам Буров в 2005 году заявлял, что Володин (тогда зампред Госдумы и один из лидеров «Единой России») стал крупным акционером «Букета», так как у него имелись «свободные средства, официально задекларированные»: «Я ему рассказал стратегию развития группы, и он счел возможным поучаствовать в одном из наших проектов. В ряде предприятий у Володина блокирующие пакеты». Тем не менее Буров уверял, что ему не приходилось вести переговоры, «которые требовали бы участия акционеров», поэтому, мол, о помощи Володина в бизнесе говорить не приходится. В СМИ неоднократно связывали имена Бурова и Володина. В 2007 году в одной из саратовских газет появилась скандальная статья о подводной охоте Бурова и «трагической нелепости, которая едва не оборвала жизнь одной милой девушки», где всплыло и имя Володина. Буров 8 лет спустя заметил, что «это подстава»: «Это произошло не просто так, это было сделано с чьей-то подачи. А вот с чьей — вопрос. Знаю одно: в момент трагедии Вячеслав Викторович был в Москве. То есть он физически не мог в тот же момент находиться в Саратовской области». Сам Володин якобы пенял Бурову: «Слушай, одни проблемы от тебя. Мы уж с тобой и не видимся и не общаемся, а все равно прилетает».

Володин позднее заявлял, что купил акции двух жировых комбинатов за 6 млн рублей, а в декларации за 2015 год подробно объяснил: «До 2007 года владел пакетом акций холдинга «Солнечные продукты». В 2007 году продал акции, доход от продажи составил 592,4 млн рублей. По условиям договора платежи поступали на счет не единовременно, а двумя траншами — в 2008 и 2009 годах. Согласно декларациям того периода, в общей сложности в 2008 году Володин задекларировал 239 млн рублей, в 2009 году — 360 млн рублей. В 2010 году Володин формально полностью вышел из маргарино-майонезного бизнеса. Володин не забыл родной Саратовской области, о чем свидетельствует факт встречи его 30 января 2017 год с районными депутатами региона и «публичная порка», устроенная спикером главе «Саратовэнерго» (см. ниже).

В 2010 году Володин формально полностью вышел из маргарино-майонезного бизнеса. Фото kremlin.ru

Бурову принадлежит фактически пятая часть экономики Саратовской области

Ранее «буровской» империи принадлежало и ЗАО «Янтарное», владеющее шестью маслозаводами в Саратовской области — ныне в составе холдинга «Солнечные продукты» его нет, а само «Янтарное» формально принадлежит некоему Петру Гасилину (99%). Однако в постановлении Арбитражного суда Саратова от 28 сентября 2015 года отмечается, что «гендиректором АО «ТД Янтарный», созданного 12.04.2015 г., является Гасилин Петр Владимирович, который с 2010 года являлся учредителем и ООО «АгроБизнес» и работал по агентским договорам с ООО «ТД Янтарный» по закупке семян подсолнечника для ОАО «Аткарский МЭЗ». С 2014 года по январь 2015 года Гасилин же являлся исполнительным директором ООО «ТД Янтарный». Руководители вновь созданных организаций подтвердили нахождение своих организаций… в составе холдинга «Солнечные продукты», как и ООО «ТД Янтарный»! Функции ООО «ТД Янтарный», основного поставщика семян подсолнечника на ОАО «Аткарский МЭЗ» и элеваторы холдинга «Солнечные продукты», перешли во вновь созданные организации АО «ТД Янтарный», ООО «Янтарное». Таким образом, хотя официально ФПГ Бурова не признает «Янтарное» за собой, можно смело записывать этот актив в его пользу. «Янтарное» занимает в рейтинге «Топ-100 компаний Саратовской области», составленным аналитической службой «Реального времени», 9-е место с оборотом в 17 млрд рублей (с ростом к 2015 году на 31%). Таким образом, Бурову принадлежат активы в Самарской области с оборотом в 114 млрд рублей — то есть не шестая, а пятая часть всей экономики региона!

Несмотря на высокий оборот «ТД «Солнечные продукты», в 2016 году компания показала прибыль в размере всего 5,6 млн рублей. Сам холдинг «Солнечные продукты» закончил 2016 год с прибылью в 28,6 млн рублей. Для сравнения, в 2011 году при обороте в 7,7 млрд рублей ООО «Солнечные продукты» показал прибыль в 50,5 млн рублей, в 2012 году при обороте в 10,5 млрд рублей компания показала прибыль в 70,5 млн рублей. После чего прибыль рухнула — в 2014 году до 4,3 млн рублей, и лишь в 2015 году выросла до 27 млн рублей. «Саратовский жировой комбинат» закончил 2016 год с прибылью в размере 12,7 млн рублей, лучший показатель комбинат демонстрировал в 2013 году, закончив его с прибылью в 24,5 млн рублей (в 2014 году прибыль упала до 5 млн рублей, в 2015 году начала расти и составила 7 млн рублей). «Янтарное» в последние два года тоже увеличила прибыль: с 8 млн рублей до 15,5 млн рублей.

В 2016 году на экономическом форуме в Сочи группа компаний «Букет» и компания Valmont Irrigation, один из мировых лидеров в отрасли механизированного орошения, и правительство Саратовской области подписали трехстороннее соглашение о сотрудничестве в реализации инвестпроекта создания производства дождевальных установок в Саратовской области. Цель — организация российского производства современных дождевальных установок для развития мелиоративных систем и орошаемого земледелия. Производственный комплекс будет располагаться на территории действующего Частного индустриального парка «Тролза», располагающего развитой транспортной, инженерной и логистической инфраструктурой — там же, напомним, находился и троллейбусный актив Бурова. Проект запустят «в рамках работ по созданию агропромышленного кластера и развитию орошаемого земледелия, которые ведет с 2014 года холдинг «Солнечные продукты»: площадь орошаемых полей холдинга в сезоне 2015/16 составила 6100 га, а в сезоне 2016/17 она должна была вырасти до 30 000 га.

Активы «Газпрома»: как против газовиков районные власти Саратовской области применяют режим чрезвычайной ситуации

Традиционно газпромовские филиалы занимают места в топ-10 крупнейших компаний региона. Саратов — не исключение. На 5-м и 6-м месте в рейтинге крупнейших саратовских компаний располагаются активы Алексея Миллера: ООО «Газпром межрегионгаз Саратов» и ООО «Газпром трансгаз Саратов». С оборотом соответственно 22 млрд и 20 млрд рублей (при этом у компании «Трансгаз Саратов» с 2015 года выручка снизилась на 4%, а у «Межрегионгаз Саратов» выросла на 6%).

«Газпром межрегион Саратов» осуществляет функции поставщика газа в Саратове и Саратовской области через 16 отделений и 26 участка в муниципальных районах области. Уровень газификации природным газом Саратовской области является одним из самых высоких в России и на 1 января 2017 года составляет 99,0%, в том числе город — 99,9%, село — 87,3%. По состоянию на 2017 год общая протяженность газовых сетей составляет 35 345,35 км. Большую часть газа потребляют энергетические предприятия — 35%, доля промышленных предприятий — 25,4%, населения — 28%.

«Газпром межрегион Саратов» осуществляет функции поставщика газа в Саратове и Саратовской области через 16 отделений и 26 участка в муниципальных районах области. Фото wikimapia.org

Любопытный факт: как и у других региональных филиалов, большая часть компании принадлежит «Газпрому» (точнее, «Газпром инвест РГК»), властям — небольшая доля в 5%. Так вот, в прошлом году пятипроцентная доля ООО «Газпром межрегионгаз Саратов» была включена в прогнозный план приватизации госимущества Саратовской области на 2017 год. Ожидалось, что 5% «газовых активов» будут проданы в четвертом квартале прошлого года — с тех пор нет никаких известий. Но считается, что «небольшая 5-процентная доля в капитале может стать весьма привлекательной для инвесторов». Вместе с 5% «Газпром межрегионгаз Саратов» область продает и 100% акций АО «Поволжская газотранспортная компания» (занимается хранением, складированием и транспортированием по трубам газа и продуктов его переработки) — за 496 млн рублей. Наблюдатели отмечают, что еще в 2016 году цифра была выше: 600 млн рублей. Всего на приватизационные торги выставили активов почти на 1 млрд рублей.

Тем временем, как и у большинства газпромовских филиалов, существенное влияние на финансовые показатели компании оказывают долги: в мае 2017 года «просрочка» составила уже 1 млрд рублей (годом ранее — 833,8 млн рублей), летом ее удалось снизить до 564,9 млн руб. Долги муниципалитетов стали причиной громкого конфликта: Петровский район Саратовской области задолжал газовикам свыше 61 млн рублей (из них долг местного бюджета составил 25 млн рублей, или 40%). Районным властям об этом думать было некогда — они воевали за присвоение территории статуса ТОСЭР (как в Набережных Челнах), и действительно, первый ТОСЭР в итоге открылся в Петровском районе. Министр экономики Саратовской области Юлия Швакова радостно заявила, что благодаря ТОСЭРу «заявленные инвестпроекты привлекут более 8 млрд рублей». К тому моменту, в июле 2017 года, газовики отключили подачу газа, муниципалитет остался без горячей воды. Власти района пошли ва-банк, и в ответ объявили… о введении режима чрезвычайной ситуации, вследствие чего газовики не имели права отключать газ: наблюдатели тут же отметили, что режим ЧС — инструмент шантажа. Газовики подали на администрацию в суд и недавно, в январе 2018 года, проиграли его. Теперь газовики и эксперты боятся, что по пути Петровского района пойдут остальные. Бывший глава «Газпром межрегионгаз Саратов» Сергей Лисовский, экс-министр промышленности и энергетики Саратовской области, комментируя скандал, заявил, что введение режима ЧС — не лучшее решение проблемы, тем более что «процесс погашения долгов ведется с рассрочкой в среднем на полгода, а газовики никогда не требуют единомоментной оплаты счетов, и всегда есть возможность договориться о более удобных графиках погашения задолженности».

Из-за долгов или нет, но финансовые показатели саратовского филиала «Газпрома», мягко говоря, не очень. Несмотря на то, что оборот компании с 2009 года вырос (тогда он составлял 13,3 млрд рублей), прибыль за 7 лет ежегодно только снижалась: в 2009 году она составила 177 млн рублей, в 2013 году — всего 14,5 млн рублей, в 2016 году — 9,4 млн рублей. Дебиторская задолженность в 2016 году была немаленькой — 3,7 млрд рублей. Руководит «Газпромом межрегионгаз Саратов» сегодня бывший вице-премьер Саратовской области (с 2004 по 2007 год) Андрей Новицкий, он занял 32-е место в рейтинге влиятельности Саратовской области в 2017 году по данным местных СМИ.

Гораздо выше его по влиятельности, занимая 19-е место в рейтинге (на строчку ниже прокурора области) — глава ООО «Газпром трансгаз Саратов» Леонид Чернощеков, который одновременно сидит в кресле депутата Саратовской областной думы. ООО «Газпром трансгаз Саратов» (в 1944 году началось строительство первой отечественной газотранспортной магистрали «Саратов — Москва», именно она фактически и дала рождение газовой индустрии России, гордятся в компании )— 100-процентное дочернее предприятие ПАО «Газпром», обеспечивающее поставки газа потребителям Саратовской, Тамбовской и Пензенской областей, а также транзит газа в западные районы РФ, страны ближнего и дальнего зарубежья. В зонах деятельности компании эксплуатируется более 7 тыс. км магистральных газопроводов. Ежегодный объем транспортируемого газа — около 100 млрд куб. м. Работает в компании 6 тыс. человек. Перспективы компании связывались в том числе и с проектом «Южный поток», о котором мы подробно писали в своем исследовании экономики Мордовии: после начала реализации проекта в 2015 году протяженность саратовского участка должна была составить порядка 100 км.

Руководит «Газпромом межрегионгаз Саратов» сегодня бывший вице-премьер Саратовской области Андрей Новицкий. Фото tsr-media.ru

Возглавлял Чернощеков предприятие давно, еще с 2002 года. До этого, в 1994—1996 годах, он избирался депутатом городской Думы города Югорск Ханты-Мансийского автономного округа Тюменской области, где возглавлял бюджетный комитет. С 1999 года по 2001 был замначальника Департамента по управлению персоналом администрации ОАО «Газпром». С 2007 года постоянно избирается в думу Саратовской области. В 2017 года полномочия Чернощекова в должности главы компании продлены до 2020 года. Возможно, решение это связано с необходимостью решать финансовые проблемы предприятия. В 2014 году компания при рекордной выручке в 24,4 млрд рублей показала прибыль в размере 1,2 млрд рублей, после чего предприятие ушло в «пике». В 2015 году выручка снизилась до 21,6 млрд рублей, прибыль упала до 813 млн рублей. А в 2016 году предприятие стало убыточным — убыток составил 235,7 млн рублей, то есть показатель чистой прибыли рухнул за год сразу на 1 млрд рублей! Компания и по уши в кредитах — долг предприятия в 2016 году составил 3,6 млрд рублей.

«Саратовнефтепродукт»: как команда Дмитрия Аяцкова воевала с «Сиданко» за нефтяные активы области, а потом торговалась из-за них с ТНК-BP

Седьмое место занимает ПАО «Саратовнефтепродукт», оборот которого в 2016 году составил 20,2 млрд рублей (с ростом к 2015 году на 4%). В 2016 году чистая прибыль составила 1,25 млрд рублей (на 4,47% меньше, чем в 2015‑м). В 2017 году компания планировала направить 453,7 млн рублей инвестиций, в том числе на реконструкцию АЗС и производственных мощностей.

Ныне лакомый актив, занимающийся торговлей топливом, принадлежит «дочке» «Роснефти» Игоря Сечина «РН Холдинг» (владеет 92,9% саратовского предприятия). Так было не всегда. Компания — старейшее предприятие нефтяной промышленности Саратовской области, ее Улешовская нефтебаза была построена еще в 1882 году, Увекская нефтебаза — в 1894 году. Официально предприятие основано в 1918 году. В 1992 году оно было внесено в президентский список организаций, которые должны были быть преобразованы в акционерные общества и переданы в тогдашнюю ГК «Роснефть». Но уже в 1994 году «Саратовнефтепродукт» вместе с «Удмуртнефть» перешел от одной «мамки» — к другой: созданной в том же году компании «Сиданко» («Сибирско-Дальневосточная нефтяная компания»). Анализируя бизнес-передел в Удмуртии, мы уже подробно писали о схеме передачи. «Сиданко» была создана путем выделения части активов из состава «Роснефти», сначала контролировалась группой ОНЭКСИМ Михаила Прохорова, в конце 1990-х перешла под контроль «Интерроса» Владимира Потанина. В 1999 году «Сиданко» поглотила Тюменская нефтяная компания (ТНК), и до 2006 года находилась в составе российско-британской ТНК-BP. В 2006 году ТНК-BP продала часть акций китайской корпорации за $3 млрд, но при условии партнерства с «Роснефтью». В те годы Кремль решил консолидировать нефтяные активы и попытался избавиться от иностранных акционеров. В результате ТНК-BP была поглощена «Роснефтью» — в 2013 году, когда «Роснефтью» уже управлял Игорь Сечин.

Что интересно, еще один саратовский нефтяной актив, «Саратовнефтегаз» (32-е место в нашем рейтинге с оборотом в 4,4 млрд рублей, ныне принадлежит «Русснефти» Михаила Гуцериева) оказался разменной монетой в этой схеме: его «Роснефть» «подарила» «Сиданко» в обмен на то, что вернула под свой контроль «Пурнефтегаз». На сам «Саратовнефтепродукт» в 1997 году рулить пришел чеченский бизнесмен Зия Бажаев (будучи президентом «Сиданко»). Но скоро Бажаев ушел из «Сиданко», создал собственную «Группу Альянс», разрабатывал антикризисную программу для «Роснефти» и проект национальной нефтяной компании. Погиб в авиакатастрофе в 2000 году вместе с известным журналистом, создателем газеты «Совершенно Секретно» Артемом Боровиком (что стало причиной долго не утихающих конспирологических версий устранения Бажаева и Боровика).

Ныне лакомый актив, занимающийся торговлей топливом, принадлежит «дочке» «Роснефти» Игоря Сечина «РН Холдинг». Фото compromatsaratov.ru

Все эти годы местные власти и бизнесмены не сидели на месте. В 1996 году «Сиданко» оказалось не готово к противостоянию местных акционеров «Саратовнефтепродукты», сорвавших собрания акционеров из-за нежелания досрочно прекращать полномочия совета директоров. «Крошкой в постели» стало и предприятие «Крекинг» — бывший «Саратовский НПЗ». Ныне он вновь существует как «Саратовский НПЗ» и также принадлежит компании «Роснефть», занимая в рейтинге крупнейших саратовских предприятий 16-е место с оборотом в 11,25 млрд рублей (выручка резко упала с 2015 года на 22%, инвестиции в 2017 году составили более 2 млрд рублей).

В 1996 году четыре местных члена совета директоров «Крекинга» Рашид и Камиль Аблязовы (представлявшие АО «Нарат», владевшее 13% акций «Крекинга»), Владимир Родионов (глава концерна «Волга-Нефть», которому принадлежало 13%) и директор НПЗ Александр Литвиненко, посовещавшись, перенесли собрание акционеров, сославшись на то, что срок полномочий действующего состава совета директоров истекал только в 1997 году, и по уставу совет не мог быть распущен и переизбран до истечения этого срока. Владевший холдингом «Интеррос» создавал жесткую систему подчинения, чему местные рады не были. В войну вступил — на стороне местных владельцев — и тогдашний губернатор области, только-только избранный Дмитрий Аяцков, заявивший, что «необходимо разобраться с теми московскими акционерами, которые неэффективно управляют доставшимися им в собственность предприятиями», и в качестве одного из примеров назвал «Крекинг». Открыто позицию команда Аяцкова старалась не афишировать, но об их желании влиять на производственную политику «Крекинга» известно было всем. Прежний губернатор Юрий Белых вообще в буквальном смысле «давил» на руководство «Крекинга», фактически, по мнению экспертов, став причиной глубокой долговой ямы, в которой оказался НПЗ — он был недозагружен, кредитную линию банки поэтому не открывали, а завод не мог закупать сырье: все потому, что команда Белых заставила в 1993 году завод «отгрузить нефтепродукты сельскому хозяйству области без предоплаты (они так и не были оплачены)».

На собрании акционеров «Саратовнефтепродукта» произошло то же самое. Что не помешало «Сиданко» все-таки «отобрать» актив у региональных владельцев (и перевести контроль от региональных властей под себя). Аяцков этого не забыл. И когда «Сиданко» поглотила Тюменская нефтяная компания (ТНК), а вскоре вошла в состав российско-британской ТНК-BP, власть Саратовской области начала активно бороться за финансовые потоки когда-то своих нефтяных активов. Так, в 2003 году владельцы ТНК-ВР встретились с губернатором Саратовской области Дмитрием Аяцковым, чтобы подписать соглашение о перспективах развития компании, доле ее отчислений в местные бюджеты и социальные программы. Область собиралась добиться от компании «обязательств по финансированию соцсферы в районах и участия в финансировании футбольного клуба «Сокол». К тому моменту от ОАО «Сиданко» к компании ТНК-ВР перешли добывающая компания ОАО «Саратовнефтегаз» (доля в нефтедобычи области составляла 94%), Саратовский НПЗ и ОАО «Саратовнефтепродукт».

Хуже всего обстояло дело с «Саратовнефтепродуктом»: после аудита более 100 заправок, принадлежащих компании, руководство ТНК-ВР обнаружило, что «ЛУКОЙЛ» и автозаправочные станции небольших местных компаний представлены в области «гораздо лучше». «Варягов» районные власти грубо упрекали в том, что те — «не гости, а хозяева, и должны нас поддержать экономически, чтобы мы могли с людьми спокойно разговаривать». В ответ руководители ТНК-ВР обратили внимание на то, что «нефтяная отрасль уже сейчас платит максимально возможное количество налогов — 45% от валовой прибыли, а если брать больше, то у нефтяников не будет хватать средств на инвестиции и развитие».

В январе 2004 года Аяцков-таки добился своего: стороны подписали соглашение о сотрудничестве, по которому нефтяная компания обязалась инвестировать не менее $50 млн в свои предприятия на территории региона и дополнительно в социальную сферу. Фото vstu.ru

Дмитрий Аяцков, пытаясь примирить стороны, заявил, что «налоги внутри области будут распределяться пропорционально по территориям, где есть нефтегазовая добыча». Спустя всего несколько месяцев, в январе 2004 года, Аяцков-таки добился своего: стороны подписали соглашение о сотрудничестве, по которому нефтяная компания обязалась инвестировать не менее $50 млн в свои предприятия на территории региона и дополнительно в социальную сферу. Взамен ТНК-BP получало «облегченный режим получения лицензий на геологоразведочные работы и разрешений на строительство новых автозаправок». В отсутствии Аяцкова («из-за непредвиденных обстоятельств») подписание соглашения прошло в напряженной атмосфере, один из глав районов области заявил, что «прежде чем подписывать, хотелось бы знать, что именно мы подписываем — у глав районов, где работают предприятия компании, есть к ней вопросы: хотелось бы знать, что вошло в соглашение, а что нет». Представители ТНК-BP заявили, что каждому району компания выделит 18 млн рублей на одни только благотворительные программы.

Как Игорь Сечин из-за требований ФАС безуспешно пытался продать 40 АЗС, но в итоге занялся их ребрендингом

Во второй половине «нулевых» «Саратовнефтепродукт» занимал около 50% оптового и розничного рынков нефтепродуктов в регионе, реализуя автобензин и дизельное топливо на 104 АЗС. Общая емкость резервуарного парка на нефтескладах составляла около 500 тыс. куб. метров. Планировался проект ребрендинга розничной сети АЗС, который предусматривал переход с бренда «Сиданко» на бренд «ТНК», модернизацию и реконструкцию, а также покупку новых АЗС. Кроме того, из-за обязательств региональным властям компания пошла на обеспечение топливом сельских товаропроизводителей во время проведения весенне-посевных и уборочных работ по льготным ценам (скидки — до 10% к коммерческой цене).

Когда ТНК-BP была поглощена «Роснефтью» в 2013 году, к компании возникли вопросы со стороны ФАС: доля сетей АЗС, принадлежащих «Роснефти» в шести регионах, в том числе в Саратовской области, превышала 50% рынка. «Роснефть» попыталась сначала продать 40 заправок одним лотом за 1,07 млрд рублей. Лот этот оказался никому не нужен. Во второй раз «Роснефть» предложила несколько лотов — от заправки стоимостью в 281 тыс. рублей в отдаленных районах до заправки ценой в 52 млн рублей. Тогдашний министр промышленности и энергетики области Сергей Лисовский заявлял, что регион заинтересован не в отдельных мелких игроках, а в крупных — таких как «Газпром нефть» или «Башнефть», «чтобы сохранить сложившуюся структуру заправок в сельской местности».

В 2015 и 2016 годах из 39 заправок удалось продать только две, а все потому, что цена, говорили наблюдатели, была завышена. В итоге число АЗС, принадлежащих «Роснефти» в Саратовской области, сократилось с 90 до 80, и компания Сечина по-прежнему занимает в регионе доминирующее положение. На втором месте «ЛУКОЙЛ», которому принадлежат в регионе 40 АЗС. «Саратовнефтепродукту» также принадлежат четыре нефтебазы — Балашовская, Ртищевская, Энгельсская и Увекская. Но в декабре прошлого года стало известно о сделке по приобретению Увекской нефтебазы Саратовским НПЗ у «Роснефти» более чем за 2 млрд рублей. Тем временем в «Роснефти» задумались о ребрендинге сети АЗС, в марте 2017 года было принято решение о переоформлении саратовских АЗС в корпоративном стиле «Роснефти». Ребрендинг коснется всех принадлежащих компании Сечина заправок, обойдется он от 2,5 до 6 млн рублей за одну АЗС, а переоборудование всех АЗС ТНК тянет минимум на 1,5 млрд рублей. В 2018 году стало известно и о… смене акционеров «Саратовнефтепродукта». Владельцем 93,56% акций предприятия стало ООО «РН-Региональные продажи», что наблюдатели связали с решением «Роснефти» «выделить розничный бизнес в отдельный холдинг». Одновременно с саратовским предприятием под контроль «РН-Региональные продажи» перешли еще три сбытовые компании: эффект от централизации управления в рознице может составить для «Роснефти» не менее 1,5 млрд рублей в год. В настоящий момент ПАО «Саратовнефтепродукт» занимается продажей топлива (АИ-95, АИ-92, дизельного топлива) мелкооптовым потребителям с нефтебаз и в розницу через сеть АЗС и занимает 44—42% регионального рынка (но все же не 50%, которые так возмутили ФАС).

В декабре прошлого года стало известно о сделке по приобретению Увекской нефтебазы Саратовским НПЗ у «Роснефти» более чем за 2 млрд рублей. Фото oilcareer.ru

«Саратовэнерго»: как компания в предбанкротном состоянии написала челобитную вице-премьеру области, после чего его «ушли», и при чем здесь Володин

На восьмом месте компания «Саратовэнерго» с оборотом в 18,4 млрд рублей (рост к 2015 году — 9%). Компания, основанная в 1933 году как «Саратовский энергокомбинат», с 1990-х годов принадлежит «Интер РАО», образованной в 1997 году «дочке» «РАО ЕЭС». С 2002 года «Интер РАО», созданная как компания для международной торговли электроэнергией, начала экспорт из РФ и производство собственной электроэнергии. В 2003 году владельцем пакета в 40% акций «Интер РАО» стал концерн «Росэнергоатом». В 2008 году «Интер РАО» провела публичное размещение акций на ММВБ и РТС, и стала управляющей компанией ряда государственных энергетических активов, которые не удалось приватизировать в ходе реформы электроэнергетики. К 2014 году «Интер РАО» (а значит, и «Саратовэнерго») принадлежало «Роснефтегазу» (основной владелец «Роснефти»), госкомпании «Россети» (через долю в ФСК ЕЭС), «Норникелю» Владимира Потанина, госкомпаниям «Русгидро» и «Росатому». Сама компания «Саратовэнерго» на 12% принадлежит еще «Самараэнерго» (владелец — близкий сначала Чубайсу, затем Чемезову Владимир Аветисян, подробно мы о нем писали в исследовании Самарской области), на 12% — Виктору Вексельбергу, которому принадлежит известная «Т Плюс», владеющая «Сбытовым холдингом», акционером «Саратовэнерго».

Последним успешным годом «Саратовэнерго» был 2010-й — когда при выручке в 13,8 млрд рублей компания получила прибыль в размере 150 млн рублей. В следующем году прибыль упала до 6 млн рублей (при большей выручке в 14,6 млрд), в 2012 году компания получила убыток в размере полумиллиарда. В 2013 году, когда выручка продолжала расти (15,3 млрд рублей), прибыль составила всего 1 млн, в 2014 — 3 млн, в 2015 — 18,3 млн рублей. Наконец, в 2016 году при рекордной выручке компания получила прибыль всего в 3,6 млн рублей. У «Саратовэнерго» сегодня большие финансовые проблемы, во многом потому, что у предприятий области перед ней долг в размере 3 млрд рублей. У самой компании кредиторская задолженность в размере 2,3 млрд рублей. Один из кредитов, возможно, — заем у «материнской компании» «Интер РАО»: в 2015 году саратовская компания заняла у «матери» 1 млрд рублей. В октябре того же года «Саратовэнерго» буквально взмолилось о помощи, подав «челобитную» властям Саратовской области: коллектив компании направил официальное письмо вице-премьеру области Валерию Сараеву. Сотрудники были «крайне обеспокоены неплатежами потребителей за электроэнергию и перспективой банкротства». Гендиректор компании заявил, что в ближайшей перспективе «Саратовэнерго» ждет «разрушение, потому как впереди реально замаячила угроза банкротства»: «Нельзя миллиардами не платить, а потом убеждать, что все будет хорошо, а хорошо уже не будет». На тот момент компании были должны 3,6 млрд рублей. «Саратовводоканал» задолжал 600 млн рублей, больше 100 млн — «Облводоресурс», 15 млн — «Саратовгорэлектротранс», 80 млн — «Энгельсский водоканал», 20 млн — «Балаковский водоканал». Сараев в ответ обвинил руководство компании в некомпетентности, обратив внимание на то, что само предприятие, аккумулируя средства добросовестных плательщиков, имеет задолженность перед ПАО «МРСК Волги» (о компании см. выше) в полмиллиарда рублей. При этом «МРСК Волги» настолько надоели долги, что компания внесла в правительство области «предложение о присвоении статуса гарантирующего поставщика иной сбытовой компании»

Письмо написали в октябре 2015 года, а уже в ноябре Валерий Сараев подал в отставку! На этом скандалы не закончились и продолжали преследовать чиновника. В 2016 году он стал главой администрации Саратова, сразу поссорился с мэром Саратова Олегом Грищенко: депутаты отказались выделять деньги на программу по сносу аварийных домов, «якобы потому что им заблаговременно не представили список этих строений», в результате чиновники администрации во главе с Сараевым массово покинули заседание. В 2016 году Сараев стал-таки мэром Саратова. Однако в 2017 году руководство ЦИК заявило о вмешательстве Валерия Сараева в ход выборов губернатора и депутатов регионального парламента. Сама глава ЦИК Элла Памфилова назвала ситуацию с саратовскими выборами «гнойным нарывом». В итоге губернатор области «уволил» Сараева с поста мэра города — чиновник подал в отставку «в связи с нарушениями, допущенными на выборах». Должность мэра Валерий Сараев оставил 11 сентября 2017 года, на следующий день после выборов. Сараев приземлился в итоге на «почетной пенсионной должности», став главой ЦСМ Росстандарта.

Должность мэра Валерий Сараев оставил 11 сентября 2017 года, на следующий день после выборов. Фото nversia.ru

Тем временем ситуация с долгами перед «Саратовэнерго» так и не решилась и остается болезненной. К концу 2017 года долг перед компанией составил более 3,1 млрд рублей. «Саратовэнерго» также возмутился поведением властей Петровского района (которые ввели режим ЧС, противостоя отключениям газовиков, см. выше), поддержав «Газпром». Компании остается уповать только на помощь «мамки»: в конце 2017 года стало известно о том, что «Интер РАО» планирует привлечь для своих «дочек» кредитные линии почти на 7 млрд рублей, из них более 1 млрд рублей пойдет «Саратовэнерго».

С 2013 года компанию возглавляет Алексей Щербаков, с 2005 по 2011 год занимавший должность заместителя председателя правительства Саратовской области, курировавшего вопросы финансово-экономического блока. Любопытно, что 30 января этого года прибывший на встречу с районными депутатами области Вячеслав Володин (о его связях с регионом см. выше) раскритиковал деятельность Щербакова на посту экс-вице-премьера, обвинив его в том, что тот набрал банковских кредитов на 34 млрд рублей, которые пришлось гасить ему, Володину (?!) и губернатору области Валерию Радаеву. Щербаков заявил, что при нем кредитов было не 34, а 30 млрд, но Володина этот ответ только, кажется, разозлил, так как спикер Госдумы ответил: «Работой загрузили на 5 лет и губернатора, и депутатов!» Узнав, где сейчас работает Щербаков, Володин язвительно процедил: «Кто раньше жил — тот и сейчас живет». После чего в области заговорили о предстоящей отставке «Саратовэнерго». Очевидно лишь, что в затяжной войне между областью и энергокомпанией самый влиятельный в Саратове человек (влияющий на положение дел из Москвы) занял позицию региональных властей.

«Северсталь — Сортовой завод Балаково»: как программа реновации Собянина может помочь саратовскому активу Мордашова заработать

Десятку крупнейших предприятий закрывает «Северсталь — Сортовой завод Балаково» с оборотом в 2016 году в размере 16,5 млрд рублей — с 2015 года он вырос на рекордные 33%. Это единственный завод из топ-100, который открылся совсем недавно — в 2013—2014 годах. Предприятие принадлежит вертикально интегрированной сталелитейной и горнодобывающей компании Алексея Мордашова. Мини-завод нового поколения, выпускающий продукцию для строительной индустрии, в компании Мордашова называют «современным производством, сочетающим выплавку высококачественной стали в шахтной печи из металлического лома и производство сортового проката на высокоскоростном прокатном стане».

Это один из крупнейших инвестпроектов компании «Северсталь» (бюджет проекта составил 25 млрд рублей). Сортовой завод обозначен в качестве «точки роста» и в «Стратегии социально-экономического развития ПФО до 2020 года». Строительство завода было в планах с 2007 года, когда правительство Саратовской области и ОАО «Северсталь» подписали соглашение о реализации инвестпроекта. В ноябре 2007 года ОАО «Северсталь» и администрация Балаковского района подписали договор аренды земельного участка для строительства завода площадью 347 га. Разрешение на подготовительные работы получено в апреле 2008 года, в феврале 2008 года ОАО «Северсталь» зарегистрировало на территории Саратовской области дочернее предприятие ЗАО «Северсталь — Сортовой завод Балаково». С 2009 года предприятие уже начало отчитываться ежегодно.

Завод — один из крупнейших инвестпроектов компании «Северсталь». Фото investinsaratov.ru

Интересно, что в 2014 году, в рамках программы избавления от убыточных активов, Мордашов за $2,3 млрд продал два металлопрокатных завода в США. И в июле того же года запустил мини-завод по производству сортового проката «Северсталь — Сортовой завод Балаково» годовой мощностью около 1 млн тонн. Местные наблюдатели скептически заметили, что к открытию завода «примазался» и губернатор Валерий Радаев, возглавивший область лишь в 2012 году — понятно, что заслуга договоренностей о проекте принадлежит скорее предыдущему губернатору Саратовской области Павлу Ипатову (2005—2012). В 2014 году открылись предприятия «металлургического кластера», «который лелеял экс-министр инвестиционной политики Александр Жандаров и выхаживали его преемники на посту Кирилл Семенов и Ирина Блохина, а снимать сливки, открывая заводы «Северсталь — Сортовой завод Балаково», «Балаково-Центролит» (4 млрд рублей) и «Эр Ликид» (1,6 млрд рублей), пришла уже команда губернатора Радаева».

АО «Северсталь — Сортовой завод Балаково» произвело в 2016 году более 722 тыс. тонн стали, что на 20% больше, чем в 2015 году. Кроме того, было выпущено более 660 тыс. тонн сортового проката (рост на 17%), потребителям в 2016 году отгружено 702 тыс. тонн этой продукции: 94% продукции завода, где работало 900 человек, приобрели российские потребители, остальное пошло на экспорт — в Республику Беларусь, Латвию, Казахстан, Узбекистан и Азербайджан. В 2017 году завод планирует сохранить загрузку на том же уровне, несмотря на снижение объемов строительства в отрасли. Как отмечают наблюдатели, не последнюю роль в решении сохранить загрузку может сыграть московская программа реновации (вызвавшая, напомним, неоднозначную реакцию среди столичных жителей). Так, «Северсталь» сможет заработать миллиарды на сносе московских хрущевок, если Алексей Мордашов получит контракты на поставку необходимой для возведения нового жилья стали. Для строительства 1 кв. м нового жилья, куда должны переселить собственников квартир в «хрущевках», попавших под программу «Реновация», потребуется 85 кг стали; в Москве за 15 лет планируют построить до 20 млн кв. м жилья, для стройки которого понадобится порядка 2 млн тонн стали; а сортовой прокат в Московской области стоит в среднем 45 тыс. рублей за тонну. Итого получается, по примерным подсчетам, стали понадобится на 76,5 млрд рублей. Эксперты полагают, что в случае запуска московской программы реновации (и если Мордашову достанется большая часть контрактов на поставку стали) «Северсталь — Сортовой завод Балаково» «имеет шансы улучшить производственные показатели».

1 февраля 2018 года предприятию формально исполнилось 10 лет. Построенное с нуля в чистом поле (проект категории greenfield — как китайский проект Haier в Набережных Челнах по строительству индустриального парка), ныне оно совмещает три прокатных стана в одном и выпускает более 80 видов продукции строительного назначения. С момента запуска завода произведено почти 3 млн тонн металлургического сортового проката (то есть действительно по 1 млн тонн в год). В 2014 году оборот компании за полгода с начала старта составил уже 8 млрд рублей при прибыли в 2,7 млрд рублей (лучший показатель среди саратовских компаний, входящих в топ-10). В кризисный 2015 год выручка увеличилась до 12,4 млрд рублей, прибыль чуть упала, составив 1,5 млрд. 2016 год завод закрыл с прибылью в 1,6 млрд рублей.

Топ-100 предприятий Саратовской области

Наименование компании Совладельцы Вид деятельности Выручка за 2016 год, руб. Выручка за 2015 год, руб.
1 МРСК ВОЛГИ, ПАО РОССЕТИ, ПАО 68.08%
ENERGYO SOLUTIONS RUSSIA CYPRUS LIMITED 11.36%
РОСИМУЩЕСТВО 0.50%
Головцов Александр Викторович 0.010%
Зарецкий Дмитрий Львович 0.00050%
Реброва Наталия Леонидовна 0.00003%
Передача электроэнергии и технологическое присоединение к распределительным электросетям 53.211.472.000 47.860.392.000
2 ТОРГОВЫЙ ДОМ СОЛНЕЧНЫЕ ПРОДУКТЫ, ООО Ж.К., ООО 89.05%
Буров Владислав Юрьевич 10.85%
РСХБ-ФИНАНС, ООО 0.10%
Производство маргариновой продукции 31.132.143.000 27.935.882.000
3 СОЛНЕЧНЫЕ ПРОДУКТЫ, ООО М.Э.З., ООО 99.90%
РСХБ-ФИНАНС, ООО 0.10%
Производство масел и жиров 28.920.305.000 26.372.143.000
4 ЖИРОВОЙ КОМБИНАТ, АО Производство маргариновой продукции 22.516.923.000 20.111.880.000
5 ГАЗПРОМ МЕЖРЕГИОНГАЗ САРАТОВ, ООО ГАЗПРОМ ИНВЕСТ РГК, ООО 95%
Комитет по управлению имуществом Саратовской области 5%
Распределение газообразного топлива по газораспределительным сетям 22.034.217.000 20.803.500.000
6 ГАЗПРОМ ТРАНСГАЗ САРАТОВ, ООО ГАЗПРОМ, ПАО 100% Транспортирование по трубопроводам газа 20.679.230.000 21.647.045.000
7 САРАТОВНЕФТЕПРОДУКТ, ПАО РН ХОЛДИНГ, АО 92,93% Торговля оптовая твердым, жидким и газообразным топливом и подобными продуктами 20.201.100.000 19.335.876.000
8 САРАТОВЭНЕРГО, ПАО ИНТЕР РАО, ПАО 56,23% Торговля электроэнергией 18.390.270.000 16.812.177.000
9 ЯНТАРНОЕ, ООО Гасилин Петр Владимирович 99.90%
РСХБ-ФИНАНС, ООО 0.10%
Торговля оптовая масличными семенами и маслосодержащими плодами 17.064.626.000 13.070.555.000

Сергей Афанасьев
ПромышленностьНефтехимияМашиностроениеЭнергетикаАгропромОбществоВластьБизнесАналитика
комментарии 12

комментарии

  • Анонимно 21 фев
    металлургия в Саратов впечатлила - а в Татарстане так и не появился завод
    Ответить
    Анонимно 21 фев
    А зачем нам завод? Когда у соседнего региона есть
    Ответить
    Анонимно 21 фев
    Зато в Татарстане иные заводы имеются
    Ответить
    Анонимно 22 фев
    Не в Саратове, а в Балаково
    Ответить
  • Анонимно 21 фев
    Вообще то этот регион силен не прикормленными бюджетом "монстрами", а огромным количеством небольших частных производств. Когда довелось работать в ВЦ на Красной Пресне заметил, что из Саратова всегда много малоизвестных компаний, особенно по оборудованию, разной биохимии, сельхозке и т.д
    Ответить
  • Анонимно 21 фев
    Регион перспективен. В будущем увидим мы его в лидерах
    Ответить
    Анонимно 22 фев
    Все перспективны. В ближайшем будущем точно не в лидерах. Главный куратор - спикер ГД настолько боится потерять свой авторитет в области, что создал целую систему из зависимых бездарей, но сам по менталитету вообще не тянет. Даже свой авторитет на верху использовать не может, какие то объедки с федерального стола растрачивают на бестолковую показуху.
    Ответить
  • Анонимно 21 фев
    Такие деньги крутятся.
    Ответить
  • Анонимно 21 фев
    Ах Саратов городок, беспокойный ты. Вроде городок маленький, его не слышно,как Казань, но работает хорошо
    Ответить
  • Анонимно 22 фев
    «МРСК Волги» не объединяет предприятия 10 регионов ПФО. имеет 7 филиалов (как указанно в статье). и все. МРСК Урала, Центра и приволжья - самостоятельные дочки Россетей
    Ответить
  • Анонимно 22 фев
    Бурова... никогда близкие знакомые не называли Славой... только Владик...
    Ответить
  • Анонимно 23 фев
    Вот это размах!!! А город и область нищает!!!
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии

Новости партнеров